Прекрасное рядом!

Николай Гумилёв

Добавлено: 15 апреля 2018; Автор произведения:Юрий Иванов 346 просмотров
article261444.jpg

Литературное кафе 
 
Ведущий рубрики: Юрий Иванов

НИКОЛАЙ  ГУМИЛЁВ 
«Встречи с замечательными русскими и советскими поэтами, 
а также с поэтами - классиками серебряного века».

Юрий Иванов: Здравствуйте, уважаемые друзья, коллеги и читатели нашего замечательного ЛитСайта!

Сегодня, 15 апреля 2018, я продолжаю новый проект "Литературное кафе" –

новую рубрику: "Прекрасное – всегда рядом!".

Всё мудрое, жизнеутверждающее, одухотворённое, красивое, возвышенное и даже трагичное – не может, ни оставить равнодушным никого из читателей и авторов нашего ЛитСайта.

Прекрасное – всегда рядом. Надо только пристально с открытым сердцем и самозабвенно заглянуть в далёкое прекрасное прошлое. Нам очень дороги традиции и истоки русской словесности, русской литературы и поэзии, в частности. В добрый путь, уважаемые друзья, коллеги и читатели нашего всеобщего дома – ЛитСайта!

Надеюсь, что эта встреча, послужит хорошим примером и уроком для созидания прекрасного, нравственного, духовного и величественного русского поэтического слова.


Вперёд – с Богом!

«Весь предоставленный материал взят из интернета» 
 

 Николай Степанович Гумилев (1886-1921) родился в Кронштадте( 15 апреля). Отец — морской врач. Детство провел в Царском Селе, в гимназии учился в Петербурге и Тифлисе. Стихи писал с 12 лет, первое печатное выступление в 16 лет — стихотворение в газете «Тифлисский листок».

Осенью 1903 семья возвращается в Царское Село, и Гумилев заканчивает там гимназию, директором которой был Ин. Анненский (учился плохо, выпускные экзамены сдал в 20 лет). Переломный момент — знакомство с философией Ф. Ницше и стихами символистов.

В 1903 познакомился с гимназисткой А. Горенко (будущей Анной Ахматовой). В 1905 в издании автора выходит первый сборник стихов — «Путь конквистадоров», наивная книга ранних опытов, которой, тем не менее, уже найдена собственная энергичная интонация и появился образ лирического героя, мужественного, одинокого завоевателя.

В 1906, после окончания гимназии, Гумилев уезжает в Париж, где слушает лекции в Сорбонне и заводит знакомства в литературно-художественной среде. Предпринимает попытку издания журнала «Сириус», в трех вышедших номерах которого печатается под собственной фамилией и под псевдонимом Анатолий Грант. Посылает корреспонденции в журнал «Весы», газеты «Русь» и «Раннее утро». В Париже, и тоже в издании автора, вышел второй сборник стихов Гумилева — «Романтические стихи» (1908), посвященный А. А. Горенко.

С этой книги начинается период зрелого творчества Н. Гумилева. В. Брюсов, похваливший — авансом — первую его книгу, с удовлетворением констатирует, что не ошибся в своих прогнозах: теперь стихи «красивы, изящны и, большею частью, интересны по форме». Весной 1908 года Гумилев возвращается в Россию, сводит знакомство с петербургским литературным светом (Вячеслав Иванов), выступает постоянным критиком в газете «Речь» (позже начинает печатать в этом издании также стихи и рассказы).

Осенью совершает свою первую поездку на Восток — в Египет. Поступает на юридический факультет столичного университета, вскоре переводится на историко-филологический. В 1909 принимает деятельное участие в организации нового издания — журнала «Аполлон», в котором в дальнейшем, до 1917 года, печатал стихи и переводы и вел постоянную рубрику «Письма о русской поэзии». 

Собранные в отдельную книгу (Пг., 1923) рецензии Гумилева дают яркое представление о литературном процессе 1910-х годов. В конце 1909 года Гумилев на несколько месяцев уезжает в Абиссинию, а вернувшись, издает новую книгу — «Жемчуга».

25 апреля 1910 Николай Гумилев венчается с Анной Горенко (разрыв их отношений произошел в 1914 году). Осенью 1911 создается «Цех поэтов», манифестировавший свою автономию от символизма и создание собственной эстетической программы (статья Гумилева «Наследие символизма и акмеизм», напечатанная в 1913 в «Аполлоне»). Первым акмеистическим произведением считали в Цехе поэтов поэму Гумилева «Блудный сын» (1911), вошедшую в его сборник «Чужое небо» (1912). В это время за Гумилевым прочно укрепилась репутация «мастера», «синдика» (руководителя) Цеха поэтов, одного из самых значительных современных поэтов.

Весной 1913 в качестве начальника экспедиции от Академии Наук Гумилев уезжает на полгода в Африку (для пополнения коллекции этнографического музея), ведет путевой дневник (отрывки из «Африканского дневника» публиковались в 1916, более полный текст увидел свет в недавнее время). 

В начале Первой мировой войны Н. Гумилев, человек действия, поступает добровольцем в уланский полк и заслуживает за храбрость два Георгиевских креста. В «Биржевых ведомостях» в 1915 публикуются его «Записки кавалериста».

В конце 1915 выходит сборник «Колчан», в журналах печатаются его драматургические произведения — «Дитя Аллаха» (в «Аполлоне») и «Гондла» (в «Русской мысли»). Патриотический порыв и упоенность опасностью скоро проходят, и он пишет в частном письме: «Искусство для меня дороже и войны, и Африки».

Гумилев переходит в гусарский полк и добивается отправки в русский экспедиционный корпус на Салоникский фронт, но по пути задерживается в Париже и Лондоне до весны 1918. К этому периоду относится цикл его любовных стихов, составивший вышедшую посмертно книжку «Кенией звезде» (Берлин, 1923).

В 1918 по возвращении в Россию Гумилев интенсивно работает как переводчик, готовя для издательства «Всемирная литература» эпос о Гильгамеше, стихи французских и английских поэтов. Пишет несколько пьес, издает книги стихов «Костер» (1918), «Фарфоровый павильон» (1918) и другие. В 1921 выходит последняя книга Гумилева, по мнению многих исследователей, — лучшая из всех, им созданных, — «Огненный столп».

3 августа 1921 года Гумилев арестован ЧК по делу о т.н. «таганцевском заговоре» и 24 августа приговорен к расстрелу.

Имя его было одним из самых одиозных в истории официальной русской литературы на протяжении всего советского периода.

 
x x x
В моих садах — цветы, в твоих — печаль.
Приди ко мне, прекрасною печалью
Заворожи, как дымчатой вуалью,
Моих садов мучительную даль.

Ты — лепесток иранских белых роз.
Войди сюда, в сады моих томлений,
Чтоб не было порывистых движений,
Чтоб музыка была пластичных поз,

Чтоб пронеслось с уступа на уступ
Задумчивое имя Беатриче
И чтоб не хор менад, а хор девичий
Пел красоту твоих печальных губ.
 
х x x
Много есть людей, что, полюбив,
Мудрые, дома себе возводят,
Возле их благословенных нив
Дети разные за стадом бродят.

А другим — жестокая любовь,
Горькие ответы и вопросы,
С желчью смешана, кричит их кровь,
Слух их жалят злобным звоном осы.

А иные любят, как поют,
Как поют, и дивно торжествуют,
В сказочный скрываются приют;
А  иные любят, как танцуют.

Как ты любишь, девушка, ответь,
По каким тоскуешь ты истомам?
Неужель ты можешь не гореть
Тайным пламенем, тебе знакомым?

Если ты могла явиться мне
Молнией слепительной Господней
И отныне я горю в огне,
Вставшем до небес из преисподней?
 
x x x
Музы, рыдать перестаньте,
Грусть вашу в песнях излейте,
Спойте мне песню о Данте
Или сыграйте на флейте.

Дальше, докучные фавны,
Музыки нет в вашем кличе!
Знаете ль вы, что недавно
Бросила рай Беатриче,

Странная белая роза
В тихой вечерней прохладе...
Что это? Снова угроза
Или мольба о пощаде?

Жил беспокойный художник.
В мире лукавых обличий —
Грешник, развратник, безбожник,
Но он любил Беатриче.

Тайные думы поэта
В сердце его прихотливом
Стали потоками света,
Стали шумящим приливом.

Музы, в сонете-брильянте
Странную тайну отметьте,
Спойте мне песню о Данте
И Габриеле Россетти.
 
Завещание
Очарован соблазнами жизни,
Не хочу я растаять во мгле,
Не хочу я вернуться к отчизне,
К усыпляющей, мертвой земле.

Пусть высоко на розовой влаге
Вечереющих горных озер
Молодые и строгие маги
Кипарисовый сложат костер

И покорно, склоняясь, положат
На него мой закутанный труп,
Чтоб смотрел я с последнего ложа
С затаенной усмешкою губ.

И когда заревое чуть тронет
Темным золотом мраморный мол,
Пусть задумчивый факел уронит
Благовонье пылающих смол.

И свирель тишину опечалит,
И серебряный гонг заревет
В час, когда задрожит и отчалит
Огневеющий траурный плот.

Словно демон в лесу волхвований,
Снова вспыхнет мое бытие,
От мучительных красных лобзаний
Зашевелится тело мое.

И пока к пустоте или раю
Необорный не бросит меня,
Я еще один раз отпылаю
Упоительной жизнью огня.
 
 x x х
Я вырван был из жизни тесной,
Из жизни скудной и простой
Твоей мучительной, чудесной,
Неотвратимой красотой.

И умер я... и видел пламя,
Не виденное никогда:
Пред ослепленными глазами
Светилась синяя звезда.

Преображая дух и тело,
Напев вставал и падал вновь.
То говорила и звенела
Твоя поющей лютней кровь.

И запах огненней и слаще
Всего, что в жизни я найду,
И даже лилии, стоящей
В высоком ангельском саду.

И вдруг из глуби осиянной
Возник обратно мир земной.
Ты птицей раненой нежданно
Затрепетала предо мной.

Ты повторяла: «Я страдаю»,
Но что же делать мне, когда
Я наконец так сладко знаю,
Что ты — лишь синяя звезда.
1917
 
Сады Души
Сады моей души всегда узорны,
В них ветры так свежи и тиховейны,
В них золотой песок и мрамор черный,
Глубокие, прозрачные бассейны.

Растенья в них, как сны, необычайны,
Как воды утром, розовеют птицы,
И — кто поймет намек старинной тайны?
В них девушка в венке великой жрицы.

Глаза, как отблеск чистой серой стали,
Изящный лоб, белей восточных лилий,
Уста, что никого не целовали
И никогда ни с кем не говорили.

И щеки — розоватый жемчуг юга,
Сокровище немыслимых фантазий,
И руки, что ласкали лишь друг друга,
Переплетясь в молитвенном экстазе.

У ног ее — две черные пантеры
С отливом металлическим на шкуре.
Взлетев от роз таинственной пещеры,
Ее фламинго плавает в лазури


Я не смотрю на мир бегущих линий,
Мои мечты лишь вечному покорны.
Пускай сирокко бесится в пустыне,
Сады моей души всегда узорны.
 
Интересные факты из жизни Гумилева Николая Степановича

Коллеги и друзья любили подшучивать над этим высоким нескладным юношей-поэтом, неисправимым романтиком даже после участия в войне, так, интересные факты из жизни Гумилева Николая Степановича помогут каждому составить о нем свое представление.

С детства Гумилев предпочитал шумному обществу сверстников уединение. Дело в том, что мальчик родился слабеньким и впоследствии часто болел, поэтому шумные детские игры не прельщали его. Ребенок любил возиться с домашними животными.
 

Свое первое стихотворение Николай сочинил еще в детстве, будучи мальчиком 6 лет. Как раз в таком возрасте с ним произошел нервный припадок из-за того, что во время соревнования по бегу его перегнал другой мальчик. Будущий поэт хотел выглядеть непобедимым в глазах окружающих.
 
В декабре 1903 года на катке юноша познакомился с будущей великой поэтессой Ахматовой. Тогда она была еще девочкой – Аней Горенко. Николай потом не раз делал ей предложение замужества. Девушка долго не отвечала ему взаимностью, однако, впоследствии стала женой Гумилева.

 
 

Поэт предпочитал «не болеть», если это мешало его жизненным планам. Накануне отъезда в свою последнюю африканскую экспедицию Гумилев находился в крайне тяжелом состоянии. Врачи подозревали, что у него тиф. На следующий день дома Николая не обнаружили. Встав рано утром, поэт собрался и уехал в Африку.
 

В Первую мировую войну Гумилев добровольцем ушел на фронт, хотя его признали негодным для несения службы из-за косоглазия. Поэт вынужден был подкупить писаря, сидевшего в медкомиссии. Таким образом ему удалось прорваться на место боевых действий, где поэт воевал до 1917 года.

Весной 1916 года Николая зачислили в особый Пятый гусарский Александрийский полк, который еще называли «бессмертным» или «черным» (из-за одежды). Солдаты оттуда принимали участие в самых ожесточенных боях в районе Двинска и чуть южнее города.
 

Гумилев отличался доблестью и храбростью в сражениях, за что его наградили Георгиевскими крестами 4-й и 3-й степени. К тому же Николаю присвоили звание ефрейтора. Он очень любил свою страну, поэтому сражаться за нее для поэта было в радость.
 

Современники отмечали сугубую цивильность и книжность поэта. Он вел себя даже во время войны предельно корректно по отношению к сослуживцам. Принимая участие во множестве кровавых боев, поэт не очерствел, а сохранил в душе детскую непосредственность.
 

Николай Гумилев стал одним из организаторов литературного направления «акмеизм». Оно возникло в начале XX века и противостояло символизму. Акмеизм отличался склонностью к анализу человеческих чувств и различных переживаний.
 

Однажды Гумилев принимал участие в нелепой дуэли с Волошиным. Поводом к этому стало заочное оскорбление Елизаветы Дмитриевой, которое Максимилиан усмотрел в словах Николая, за что и вызвал того на дуэль. Оба поэта стреляться не хотели, но пришлось. Курок Волошина дал осечку, а Гумилев пальнул один раз в воздух. На этом все закончилось.
 

Иногда Николай Степанович в порыве гнева или досады сжигал плоды своего творчества. Подобное происходило, когда Гумилев посвящал стихи Ахматовой, а она всегда критиковала его поэзию. После очередной ссоры сгорела в огне пьеса «Шут короля Бативоля».
 

Николая Гумилева расстреляли, когда ему было всего 35 лет. Перед этим поэта обвинили в том, что он состоял в Петроградской организации Таганцева, деятельность которой была направлена на свержение советского строя. Исследователи до сих пор не уверены, принимал он участие в заговоре или нет.
 
Поэт всегда имел завидное самообладание. Говорят, что перед смертью он попросил у чекистов выкурить папиросу. Благодаря своей выдержке, он спокойно стоял и дымил, при этом на его лице не дрогнул ни один мускул, чего нельзя было сказать о других арестантах.

 

Во время перестройки обвинения с поэта сняли, поскольку никаких материалов, способных обличить антисоветскую деятельность Гумилева, а также его участие в заговорах, найдено не было. Его стихи стали активно издавать и публиковать.
 

В поэзии Николая Гумилева всегда присутствовали любовь к приключениям и мужественный романтизм. Если сначала его стихи были насыщены пышными яркими образами, то потом их содержание приняло более четкие и строгие формы.


Юрий Иванов: Уважаемые друзья, коллеги и читатели нашего ЛитСайта!

Хочется верить, что моя очередная публикация нового проекта - не оказалась пустопорожней, бесполезной равнодушной и проходящей.

Если Вас, увлекла и заинтересовала новая рубрика – не стесняйтесь оставлять свои отзывы и комментарии, а также советы и пожелания. И я продолжу своё начатое дело.

Ваш: Юрий Иванов

 


© Copyright: Юрий Иванов, 15 апреля 2018

Регистрационный номер № 000261444

Поделиться с друзьями:

Анна Ахматова - великая поэтесса серебряного века
Предыдущее произведение в разделе:
Марина Цветаева
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: +12 Голосов: 12
Комментарии (17)
Добавить комментарий
Sall Славик/оf # 15 апреля 2018 в 20:41 +1
http://litsait.ru/clubs/98_n-gumelyov-o-samom-sokrovennom-o-lyubvi.html Замечательный поэт.Не менее талантливый, что и Ахматова, которая была его единственной женой, а он был не единственным её мужем.
Юрий Иванов # 15 апреля 2018 в 23:06 +3
Большое спасибо,Славик, за интересный материал 02-65ace96196811c664645a9128e14a867 !
Sall Славик/оf # 15 апреля 2018 в 23:33 +1
А Вы знаете, что при жизни он больше был известен под псевдонимом.
Ведослава # 17 апреля 2018 в 01:42 +3
Юрий, спасибо за интересную тему!

Жизнь и смерть Николая Гумилёва напоминают героическую сказку. Он был одним из ярчайших поэтов своего времени. Причём, в отличие от большинства современников, не исповедовал идеологию упадничества и пессимизма. Напротив, видя угасание символизма, создал в поэзии принципиально новое течение – акмеизм, провозглашающее ясность образов и мыслей. Увлекался тайнами Востока, но более всего его манила неизведанная Африка. Поэт дважды совершал долгие и опасные путешествия на африканский континент.
Меня тронул тот факт из жизни Гумилёва, что он, будучи слабого здоровья и явным интровертом - предпочитал уединение и любил возиться с домашними животными - был храбрым и мужественным человеком, русским патриотом, воевал на фронтах Первой Мировой войны, был
дважды награждён Георгиевским крестом.
После Октябрьской революции Гумилев занимался тем, чем в его представлении и должен заниматься профессиональный литератор. Выступал с лекциями, читал стихи, руководил литературной секцией в хорошо известном сейчас петербуржцам Доме Мурузи. В 1919 году Горький основал издательство «Всемирная литература», которая занималась переводом произведений знаменитых зарубежных писателей. Николай Гумилев – здесь фактически второй после Горького человек. И все это происходило в голодном, холодном, можно сказать, вымирающем Петрограде.
Возможно, на основании этих фактов некоторые исследователи делают вывод, что Николай Гумилев лояльно относился к Советской власти, и в заговоре не участвовал. Хотя и мог знать о его существовании.
- Это маловероятно, - считает член Союза писателей России Ирина Измайлова. – Поэт не скрывал своего отрицательного отношения к новой власти, называл себя монархистом, прилюдно крестился перед храмами.
Говорят, что когда приговоренных к смерти выстроили перед расстрелом, руководитель казни прокричал:
- Кто здесь поэт Гумилев? Выходите из строя.
На что Николай Степанович ответил так:
- Здесь нет поэта Гумилева. Здесь есть офицер Гумилев.
И остался в строю.
Впрочем, это не более, чем легенда. Хотя многие люди боролись за то, чтобы поэт остался в живых. Знаменитый писатель Максим Горький дважды безрезультатно обращался к самому Владимиру Ленину.
(по материалам статьи https://www.spb.kp.ru/daily/26518.7/3534098/)

Казнь Н.Гумилёва - одна из самых трагических страниц российской истории. В те годы шло планомерное уничтожение русской национальной элиты, её заменяли на совсем другую элиту, которая правит и поныне... (это уже моё мнение)

А это моё любимое из Гумилёва, хотя, признаться, читала не так много:
Акростих
Ангел лег у края небосклона,
Наклоняясь, удивлялся безднам.
Новый мир был темным и беззвездным.
Ад молчал. Не слышалось ни стона.

Алой крови робкое биенье,
Хрупких рук испуг и содроганье,
Миру снов досталось в обладанье
Ангела святое отраженье.

Тесно в мире! Пусть живет, мечтая
О любви, о грусти и о тени,
В сумраке предвечном открывая
Азбуку своих же откровений.

Детство
Я ребенком любил большие,
Медом пахнущие луга,
Перелески, травы сухие
И меж трав бычачьи рога.

Каждый пыльный куст придорожный
Мне кричал: «Я шучу с тобой,
Обойди меня осторожно
И узнаешь, кто я такой!»

Только дикий ветер осенний,
Прошумев, прекращал игру.
Сердце билось еще блаженней,
И я верил, что я умру

Не один — с моими друзьями,
С мать-и-мачехой, лопухом,
И за дальними небесами
Догадаюсь вдруг обо всем.

Я за то и люблю затеи
Грозовых военных забав,
Что людская кровь не святее
Изумрудного сока трав.

Хочу поправить Вячеслава: Анна Ахматова была не единственной женой Николая Степановича. Его второй женой была Анна Николаевна Энгельгардт, у них была дочь Елена. И Анна Энгельгардт и Елена Гумилёва погибли от голода в блокадном Ленинграде.

А здесь можно посмотреть и послушать очень красивый видеоклип с романсом на стихи Н.Гумилёва:
https://www.youtube.com/watch?v=hbaX3z9PMWE&index=6&list=PLyr_TZ8iHjw7waDiOHwRbrj33EGs8WHuJ романс
Юрий Иванов # 17 апреля 2018 в 16:49 +3
Дорогая Ведослава! Очень тронут таким великолепным, полновесным и познавательным комментарием.Спасибо, теплоту,сердечность и за неравнодушие к данной статье!
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
Лина Яковлева # 17 апреля 2018 в 20:57 +3
Спасибо, уважаемый Юрий, за Вашу новую содержательную статью и за саму возможность вновь вспомнить в Вашей рубрике «Прекрасное – всегда рядом!» ещё одного замечательного поэта…
Уже более столетия разделяют нас с Серебряным веком русской поэзии, но, как бы много ни было уже написано и рассказано о поэте и человеке Николае Степановиче Гумилёве, до сих пор заслуживает самого пристального внимания не только сама его неповторимая цельная личность, личность путешественника, поэта и рыцаря, не только содержательная сторона поэзии этого великолепного мастера, но и гумилёвская поэтика – поэтика художника, прошедшего через символизм и избравшего в противовес его абстракциям реальный мир чувств и мыслей человека, познающего жизнь (что, как известно, дало начало акмеистической школе), поэтика, основанная на метафорических образах, поэтика, в которой соединились традиции классики и новаторство. Поэзия Гумилёва сама по себе не может не быть интересной и полезной школой для того, кто постигает жизнь, историю, литературные каноны – и просто приёмы творческого труда талантливого художника…
Личность и судьба Гумилёва не могут оставить равнодушным никого из тех, кто умеет ценить такие человеческие качества, как духовный стоицизм и сила духа, цельность личности, духовное богатство её внутреннего мира… Поэзия Гумилёва дорога тому, кому дорога русская культура, тому, кто любит поэтическое Слово, кто стремится к высотам поэтического мастерства…
Стихи Николая Гумилёва романтичны – и вместе с тем (особенно поздние) проникнуты пониманием реальной жизни, её основ, ощущением прочной взаимосвязи прошлого, настоящего и будущего. Кто не знает гумилёвского «Заблудившегося трамвая»? Кто не знает его лирики? А если не знает – у него впереди замечательные открытия… Она сама – эта поэзия – расскажет о себе и о личности её автора… Главное – читать, читать все эти сборники с показательно-символичными названиями: «Романтические цветы», «Чужое небо», «Колчан», «К Синей звезде», «Костёр», «Огненный столп», «Шатёр»…
Не надо быть провидцем, чтобы утверждать, что поэзии Гумилёва с её лиричностью, философичностью и великолепным поэтическим мастерством суждена долгая жизнь в нашей культуре и в нашей духовной сфере…
Юрий Иванов # 18 апреля 2018 в 04:29 +2
Сердечное спасибо, за интересный и содержательный комментарий,Лина!Всегда рад Вашим отзывам и комментариям. С теплом души и уважением,Юрий. 5b5018f5a8a065a9047b9f4fa3d7b152 punish2
Рената Юрьева # 17 апреля 2018 в 21:34 +3
и опять, приходя в Литературное кафе, радуюсь тому, что оно есть! Юрий! Спасибо еще раз за эту идею и ее воплощение!
признаться, не много знаю о жизни поэта, а ведь творчество во многом можно объяснить именно фактами биографии ,личной жизнью, степенью участия в истории страны... хорошо, что в кафе состоялись первые встречи именно с поэтами ,состоявшими не только в поэтическом союзе... вообще, подозреваю, и,Кажется, биографии тому примером, что два поэта в семье - это ...большие трудности(( ибо всегда существует скрытое "соперничество"... я помню только одну пару поэтов, которые были счастливы до конца - это Новелла Матвеева с мужем...
и еще читаю биографию Гумилева и понимаю ,что жизнь поэта априори не может быть спокойной и скучной... может, именно в этом - секреты их талантливого творчества.
Рада видеть в кафе друзей и единомышленников)
Спасибо, Юрий!
""
Юрий Иванов # 18 апреля 2018 в 04:34 +3
Дорогая,Рената! Очень полезный и познавательный комментарий! И я, очень рад видеть а кафе своих друзей,коллег и единомышленников.Да поможет нам Бог!
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
Лариса Киселева # 22 апреля 2018 в 10:07 +3
Штрихи к портрету (из личных воспоминаний Сергея Маковского):

Наследственность, бытовая среда, эпоха — вот слагаемые, создающие писателя. Но и от многого побочного, более или менее случайного, зависит итог — творческий подвиг писателя; эти биографические «случайности» мы называем обобщенно писательской судьбой. Тут на первом месте — любовь и любви писателя, в особенности — поэта.
Гумилёв-поэт — явление многогранное, его поэзия сложна, как вся создавшая ее эпоха, когда многое начиналось в России и многое навсегда кончилось. В Гумилёве было много противоречивости, лучше сказать — двойственности: легкомысленным озорством просвечивает его трагичная неудовлетворенность, рисовкой, подчас цинизмом, окрашены нежнейшая лирика и драматические поэмы, и даже воинская его доблесть. И всегда грусть, часто несознательная, подспудная, сквозь иронию, насмешку и бравурную похвальбу, в мажорном ключе — затаенное предчувствие гибели.
По наследству от предков Гумилёв не получил ни красоты, ни физической силы, ни цветущего здоровья. Казался почти хилым. Может быть, это отчасти и вызвало ставшую его «второй натурой» позу мужественной неколебимости. Держался он навытяжку, поворачивая голову медленно и ступал твердо, всей ступней, хоть и косолапил слегка; говорил картавя, не выговаривая ни «л», ни «р», с остановками, словно задерживая слова, чтобы они звучали внушительнее.
Был ростом высок и строен, но лицом некрасив, хотя и не настолько, как рассказала недавно в «На берегах Невы», вспоминая о последних его годах в Петербурге, И. В. Одоевцева, бывшая его ученица. Я-то подружился с ним десятью годами раньше, когда он не стриг волос по-солдатски под гребенку, а тщательно приглаживал густые светло-каштановые пряди. Бровей и тогда почти не было, но чуть прищуренные и косившие серые глаза с длинными светлыми ресницами, видимо, обвораживала женщин, успех у начинающих поэтесс, его учениц, он имел несомненно. Принимал их раза два в неделю в «Аполлоне», в секретарской, рядом с моим редакционным кабинетом, когда отсутствовал М. Л. Лозинский (секретарь редакции); подчас я оказывался невольной преградой для его дон-жуанской предприимчивости…
Николай Степанович Гумилёв — уроженец Кронштадта. Отец его, Степан Алексеевич, был военным врачом, служил в Балтийском флоте. Женат два раза. От первого брака осталась дочь Александра, по мужу Сверчкова. У нее была дочь Маруся, а сына ее, Николая, все называли «Колей маленьким»; был он юношей мечтательным и сумасбродным и отличным наездником (с ним в 1907 году путешествовал Николай Степанович в Африку).
Н. Гумилёв — младший сын от второго брака Степана Алексеевича с Анной Ивановной Львовой, происходившей из семьи мелкопоместных дворян Тверской губернии Бежецского уезда. Старшего брата звали Дмитрием, он женился на Анне Андреевне Фрейганг.
Родовое именьице называлось «Слепнево» (в пятнадцати верстах от города Бежецка), полученное Анной Ивановной и старшей ее сестрой Варварой (в замужестве Лампе) по наследству от отца их, «адмирала торгового флота» в отставке.
По рождении младшего сына, Николая, 16 апреля 1886 г., отец приобрел особнячок в Царском Селе и перебрался в него с семьей в чине «статского советника». Раннее детство поэта прошло в Царском. Девяти лет он был переведен в петербургскую гимназию Гуревича (1895 г.), а еще через три года, когда семья перебралась на Кавказ, в Тифлис, двенадцатилетнего поэта определили в тифлисскую гимназию: пробыл он в ней шесть лет, учился плохо, в семнадцать лет едва добрел до шестого класса. Зато в 1902 году вышло в «Тифлисском Листке» его стихотворение — «Я в лес бежал из городов». Помещал он и раньше стихи (правда, слабые) в разных гимназических журнальчиках.
Возвратясь великовозрастным гимназистом в Царское село (1903 г.), Николай Степанович не без труда окончил царскосельскую Николаевскую гимназию (1906 г.), где еще директорствовал тогда Иннокентий Анненский, сыгравший такую роль в дальнейшей жизни поэта. Получив аттестат зрелости, Гумилёв поехал в Париж.
Во время своей первой поездки в Париж Гумилёв начал было выпускать русский журнальчик «Сириус», где напечатал несколько своих стихотворений (под псевдонимом), затем он ненадолго съездил в Африку, о которой с детства грезил, в Египет и Судан и, возвратясь в Париж, издал вторую книжку стихов «Романтические цветы» (1907 г.).7 Лишь два-три стихотворения заслуживают внимания в этой пейзажной по преимуществу лирике, хотя в ней и живет уже будущий поэт «дальних странствий» и любовных приключений — задор его парадоксальных метафор и звон романтических перебоев, влюбленность в парнасскую словесную живопись и зачарованность Левантом… Иностранных языков Гумилёв не знал, но вслед за Валерием Брюсовым, Анненским, Коневским, гр. Василием Комаровским с помощью словаря и подстрочников приобщался к красочной пышности Леконта де Лилля, Эредиа, Бодлера, Теофиля Готье, прославлял их, переводил ревностно, особенно — последнего (позже выпустил отдельной книжкой «Эмали и камеи», — 1914 г.).
Тогда же сочинил он первые рассказы прозой — «Тень от пальмы»; написаны они в 1907 году, первые три — посвящены Анне Андреевне Горенко, его будущей жене (Ахматовой). Ею он увлекался давно, еще гимназистом…
Гумилёв вернулся перед тем из Парижа; проживая вместе с матерью и младшим братом Дмитрием в Царском, он поступил в Петербургский университет (на романо-германское отделение филологического факультета).9
Он был в форме: в длинном студенческом сюртуке «в талию», с высоким темносиним воротником (по моде того времени). Подтянутый, тщательно причесанный (с пробором), совсем не отвечал он обычному еще тогда типу длинноволосого «студиозуса», но не проявлял и пошловатости «белоподкладочника». Он был нарядно независим в движениях, в манере подавать руку.
Из всех моих спутников, в эти первые годы «Аполлона», Гумилёв был наиболее энергичным и организующим помощником, ничуть не завистливым, благодушно-доброжелательным к «малым сим», хоть и неукоснительно строгим, когда от поблажек автору мог произойти ущерб поэзии. Он был принципиален, настойчиво негибок в восприятии чужого творчества и в воспитании собственной воли, в «победах» над встречавшимися на его пути женщинами и в любви к чему-то несказанному, что для него воплощалось в образе недосягаемо-прекрасной девушки, благословенной молодой колдуньи… И тут, в страстях Гумилёва и в его женолюбивом романтизме, начинался другой Гумилёв, тот, который оставил глубокий след в своей лирике и лирических драмах и в насыщенной волшебством Востока прозе…
С отрочества, видимо, развил он свою волю к самоутверждению, к, игре в поэта властного, все по-своему познающего, в повелительного поэта-чародея. У поэта-чародея не должно было быть ни оседлости, ни удовлетворенной самоограниченности супружеской любви, он «пленяет и покоряет», на все смеет дерзнуть, уходит от жалкой действительности и скитается в странах неведомых, в неоткрытых «Америках», по землям и морям еще не загрязненным цивилизацией, в мирах первородного Адама, что сродни «нездешней отчизне»; в своем одиноком к ней восхождении он преображает явь чудом своего творчества, покоряя красивых девушек в предчувствии небесных гурий…
Этого Гумилёва я почти не знал, когда мы приступили к общей редакционной работе. Лишь после нашумевшей в Петербурге дуэли его с Волошиным, с которым он дружил вначале, открылся мне этот второй его лик. Он еще не был тогда женат на A. A. Горенко; в «Романтических цветах» только намечался его задорно-фантастический эротизм.
Но пафос всепобедной мужественности, доводящей поэта до демонического неистовства, выступал уже в рассказах, написанных после первой «Африки», лирической прозой. Недаром третий сборник его стихов «Жемчуга» (1907–1910) начинается с посвященного Валерию Брюсову стихотворения «Волшебная скрипка»:

Тот, кто взял ее однажды в повелительные руки,
У того исчез навеки безмятежный свет очей.
Духи ада любят слушать эти царственные звуки,
Бродят бешеные волки по дороге скрипачей…

А вот последние строки этого, написанного уже в предвидении смерти, восьмистопного хорея (с женской цезурой после четвертой стопы):

На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ,
И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача!

Так не только писалось ему смолоду, так хотел он жить! Но в жизни, на самом деле, мечтал он не разрушать, а творить, совершенствовать свое искусство и учить, покорять, вызывать к себе поклонение.
Всем нам, однако, самоуверенное тщеславие Гумилёва только помогало в общем сотрудничестве. Себя в большинства случаев он «плохо слышал», но других умел ценить и наставлять с удивительно тонким беспристрастием. Я понял это и меня не смущало ироническое отношение к нему аполлоновцев. Не удалось и Вячеславу Иванову (только позже оценившему автора «Огненного столпа») убедить меня не поручать ему в «Аполлоне» «Писем о русской поэзии». Будущее доказало мою правоту. Вряд ли кто-нибудь сейчас, полувеком позже, станет оспаривать критическое «шестое чувство» Гумилёва. Его промахи были редки. С формальной точки зрения, во всяком случае, прогнозы его оказались верны. Умнейший и самый пронзительный из русских ценителей поэзии, Владислав Ходасевич в своем «Некрополе» так отзывается об его критике: «Он обладал отличным литературным вкусом, несколько поверхностным, но в известном смысле непогрешимым. К стихам подходил формально, но в этой области был и зорок, и тонок. В механику стиха он проникал, как мало кто».
Юрий Иванов # 22 апреля 2018 в 17:59 +3
Большое спасибо,Лариса! Признаться, не ожидал такого проникновенного, содержательного и интересного комментария. Много и для себя открыл нового и любопытного материала - может быть не самых значимых фактов из жизни Николая Гумилёва.Но всегда, что-то большое и значимое состоит из мелочей. Благодарю тебя, Лариса! Низкий поклон тебе.С уважением,Юрий.
Лариса Киселева # 22 апреля 2018 в 19:10 +2
Спасибо, Юра! Факты - фактами, люблю детально представлять внешность и характерные черты известных людей. От них легче отталкиваться к своеобразию творчества)))
Irina Grefenstein # 22 апреля 2018 в 22:14 +2
"Еще не раз вы вспомните меня
И весь мой мир волнующий и странный,
Нелепый мир из песен и огня,
Но меж других единый необманный..."
(Николай Гумилёв)


Вот и тут вспомнили и это - замечательно!
Спасибо вам, Юрий, и всем, кто написал о жизни и творчестве Николая Гумилёва!
Меня с его творчеством познакомил очень близкий и дорогой мне человек и первое стихотворение было "Жираф",
потом прочла ещё много других его произведений и познакомилась с его бурной и непростой жизнью,
но самым любимым так и остался "Жираф".

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про черную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав..
Ты плачешь? Послушай... далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.


""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
Юрий Иванов # 24 апреля 2018 в 18:44 +2
Большое 29-4763030c16b495506fea1c851df62397 спасибо,Ирина! 5b5018f5a8a065a9047b9f4fa3d7b152
Masterklass Ivanova # 15 июня 2018 в 20:07 0
Юрий,спасибо за очень интересную историю о Николае Гумилёве.
Стихи очень понравились,но думаю я ещё раз зайду и почитаю стихи.В добавок поискать надо ещё материял о Николае Гумилёве,и конечно почитать его стихи.Жаль, что сгорели его работы.Но ,-и такое бывает.
Masterklass Ivanova # 16 июня 2018 в 21:08 0
Потрясающее стихотворение"завещание"
Особенно эти строчки:
Словно демон в лесу волхвований,
Снова вспыхнет мое бытие,
От мучительных красных лобзаний
Зашевелится тело мое.

Одно не понятно,почему он просит помощи?
Сгореть это помощь ухода на тот свет душе без препятствий.
Masterklass Ivanova # 17 июня 2018 в 14:19 0
Здравствуйте,Юрий.Сегодня прочитала стихотворение"Сад души".Какой изумительно-красивой душой обладал поэт.Это удивительно!
Когда нибудь и я попробую о своей душе рассказать,интересно какой сад моей души распустится?
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев