Детективы

«ЛЕО» Курс жизни

Добавлено: 23 июля 2015; Автор произведения:Владимир Невский 733 просмотра
article157325.jpg

  Фаина готовила кофе и прислушивалась к громкому разговору, который был хорошо слышан через неплотно закрытую дверь. Разговаривал в основном гость – майор Ковальчук, ему иногда вяло отвечал Лужин. Савелий вообще не принимал участие в дискуссии.
— Какой к черту может быть отпуск, если в городе орудует банда отморозков?
— Лето! Кипр! Остров любви! 
— Какая еще любовь? В твоем-то возрасте?! Любовь только для сопливых юнцов.
— Да ты что? — натурально так изумился Лужин.
— А в нашем возрасте пора таблетки глотать и о душе думать.
Фая обиделась за шефа, но Лужин, видимо, не принимал слова друга близко к сердцу.
— Надеюсь, что ты хотя бы в курсе, что банда отморозков грабит и убивает мирных граждан?
— Что-то слышал, да и газеты пишут.
— Газеты! — Фая даже представила, как скривился Ковальчук. — Охотники до грязного белья. Писаки, мать их. Видите ли: милиция – это слепые котята бракованного помета, которые не знают куда тыкаться.
— А что, есть что-нибудь?
— А! — взмахнул рукой майор, едва не задел Фаю, которая принесла поднос с чашками ароматного кофе. — Ничего. Пять эпизодов, а почерк один: левша наносит тупым тяжелым предметом удар по виску, и чистит карманы и сумки.
— Почему тогда банда? — спросил Женя, поясняя. — Сам сказал, что банда отморозков.
— Имеются показания свидетелей о подозрительных личностях в районе мест преступлений. В одном случае – это рыжий, в другом – очкарик. То длинноволосый мужик, то вообще с бородкой.
— Ты что? — уже совсем не наиграно удивился Женя. — Это же простая маскировка! Чтобы случайные свидетели только это и заметили. Только это и врезается в память. Например, цвет глаз. Даю слово. Что и рост у всех разный, так?
— Так, — Ковальчук  беспрекословно прослушал старую истину. — От ста шестидесяти до ста восьмидесяти. 
— Вот видишь, а ведь никто из них не обратил внимания на высоту каблуков.
Ковальчук замолчал, переваривая услышанное и наслаждаясь кофе.
— А удар всегда наносил левша?
— Да.
— Тогда это не банда. Скорее всего, волк – одиночка.
— Может быть, — охотно согласился майор, — но не в это соль. Главное то, что на нас давят. И начальство, и родственники, и общественность. Город в панике. А ты сидишь тут спокойно, попиваешь «Арабику», куришь «Гавану», да еще и на Кипр лыжи навострил.
— Зачем на Кипре лыжи? — изумился Женя.
— Да ну тебя! — отмахнулся майор. — Зато как звучит: Лужа на лыже! Короче, прошу тебя как друга: помоги.
Женя перевел взгляд на Фаю.
— Как у нас дела с визами?
— В производстве. Билеты заказаны на 20 июня.
— Вот. — Лужин глянул на расстроенного майора. — Билеты.
— До двадцатого еще целая декада. Подключайся. — Он шумно поднялся, бросил на стол тощую папку. — Здесь все о потерпевших. Спасибо за кофе.
 После его ухода в кабинете повисла нерабочая тишина. Детективы не горели желанием впутываться в новое дело, когда настроение было романтическо-чемоданное. Но спустя некоторое время профессионализм взял свое. Детективы пролистали скудную информацию. Первым высказался Сава, который молчал все утро:
— Дохлое дело. Стопроцентный висяк. Жертвы абсолютно разные, случайные, как говорится, выбраны методом «тыка».  Скорее всего, действовал наркоман в процессе ломки. Тюкнет по черепу – и есть доза.
— Мы знаем, что он еще и левша. — Напомнила Фая, на что Сава лишь кисло усмехнулся:
— И что? Я тоже левша.
— Ты?
— Я! Нет, пишу я правой, ложку держу правой. А вот наношу удары, или там хлеб порезать – так это левой. И таких много. А есть еще и чистые левши. Набегает – пруд пруди.
— Вот ты и будешь первым подозреваемым.
— Не смешно.
Их словесную перепалку остановил Лужин:
— Нет, он не наркоман.
— Обоснуй.
— Маскируется очень хорошо. Я бы даже сказал профессионально.
— Профессионально? — опять усмехнулся Сава, с большой долей сарказма. —  Профессионал ни стал бы выбирать случайные жертвы.
— Тоже правильно, — согласился Женя. — А что из этого следует?
— Что? — нетерпеливо спросила Фая.
— А это значит, девочка моя, что жертвы – не случайны.
Фая, словно школьница, покраснела и выключилась из разговора. Евгений не замечая этого, продолжил развивать свою мысль:
— И следует искать, что может объединять этих жертв.
— Мы что, беремся за это дело? — разочарованно протянул Сава.
— Да.
— Но, шеф! Нам бы до отпуска отыскать одного алименщика.
— И старому ловеласу представить подробный отчет о похождениях молодой супруги. —   Поддержала коллегу Фая.
— Вот и занимайтесь. — Буркнул Евгений. Он подошел к стене, на которой висела подробная карта города, взял флажки и отметил на ней точки, где произошли все пять эпизодов грабежа.  Мысленно он уже непроизвольно стал работать над этим делом.
— Что получается?
— Роза ветров, — Сава понял, что отвертеться уже не получится и надо срочно впрягаться в работу, что бы до отпуска, если и не раскрыть, то хотя бы далеко продвинуться вперед.
— А на пересечение?
— Мост через речку, площадь Советов и прилегающие к ней улицы и переулки.
— А это?
— Деловой центр нашего городка. Сити.
— Все дороги ведут в Сити.
— Значит, жертв он поджидал. И выбирал именно в центре. Много народа, много вариантов.
Их рассуждения прервала посетительница. Женщина, лет тридцати, скромно одетая, но со вкусом. Направилась прямо к столу Лужина и без приглашения присела на стул.
— Я к вам.
— Извините, — тактично начал Евгений, — наше агентство временно не принимает заказы. Отпуск, понимаете ли.
— Я прошу вас. — Она без отрыва смотрела в его глаза. Столько боли было в ее взгляде, что и сказать проблематично. И пока они смотрели друг на друга красноречивыми взорами, Сава с Фаей тихонько выскользнули из кабинета. Сбежали, одним словом. Но можно было их понять и простить.
— Меня ограбили.
— А милиция? — Женя все еще делал попытки избавиться от потенциального клиента.
— Да милиция, — тут женщина прочитала небольшую лекцию о российской милиции. О коррупции, об оборотнях в погонах, все это щедро приправляя фольклором великого остроумного народа. Горячо и пафосно.  «Э, нет, — подумал Женя, не вникая в суть монолога. — Ты, красавица, сама не хочешь туда обращаться. И все по одной веской причине: у самой рыльце в пуху».
— Что украли?
— Деньги.
— Много?
— Двадцать пять тысяч евро.
— Ого! — громко присвистнул Женя.
— Понимаете, — женщина замялась, — это не мои деньги.
— Хорошо, я вас слушаю. Только предупреждаю, что до отпуска, который я ни в коем случае откладывать не собираюсь, я могу и не успеть помочь вам.
Посетительница немного помолчала, и все же начала свой рассказ:
— Зовут меня Ирина Потехина. Мне тридцать лет. Не замужем.  Проживаю по улице Октябрьской, дом 5, квартира 83. Одна. Родителей и родственников нет. Подруг и друзей тоже.
— То есть? — немного ошеломленно спросил Женя.
— Есть, конечно, знакомые, сослуживцы, но это не важно. Я все к тому, что в квартире у меня никого не бывает. Совсем никого.
— Соседи?
— Я их не пускаю дальше порога, — с вызовом и надрывом ответила Ирина. — Это мой мир, моя крепость.
— Значит, деньги находились в квартире?
— Да.
— Чужие?
Потехина в очередной раз помялась, спросив разрешение, закурила дорогую ароматизированную сигарету.
— Работаю я в обменном пункте, что на площади Советов.
— Ага, — то ли обрадовался, то ли просто от неожиданности сказал Лужин.
— Это пункт от коммерческого банка «Нео». Там у нас храниться резервный фонд, в двадцать пять тысяч евро. На выходные я взяла их домой. Спрятала в сейф.
— Дома? Сейф?
— Да. Все выходные я была дома. Лишь вчера вечером ходила в кинотеатр. И за это время меня и обокрали.
— Понятно. Кто из сослуживцев знал об этих деньгах?
— Никто. Это конфиденциальная информация. О них знала только я. Понимаете, тут имеется нюанс. Я взяла их, но начальство в известность не поставила.
— Зачем?
— Вам это не понять. Взяла, ну, что бы хоть на время почувствовать себя богатой.
— Но сейчас, я надеюсь, вы уведомили начальство?
— Что вы?! — испугалась Ирина. — Нет, конечно. Поэтому я и обратилась к частнику, то есть к вам.
— Понятно, — кривил душой Женя, непонятно было абсолютно все. — Двери? Окна?
— Нет, — она покачала головой. — Дверь не взломана, а что касается окон?  Я живу на пятом этаже семиэтажного дома. Уходя, я все окна закрыла. Они у меня покрыты защитной противоударной пленкой. Так что, — она театрально развела руками.
«Да, девочка, попала ты, — подумал Женя. — И все же, ты чего-то скрываешь, не договариваешь. Кто-то знал о наличие такого капитала. Но этого человека ты тщательно скрываешь».
— Что, кроме этих денег, взяли еще? — спросил он вслух.
— Ничего. Абсолютно ничего. Даже мои украшения. Хотя они и не очень дорогие, но золото все же.
— Бардак в квартире был? Я имею в виду следы поиска.
— Нет.
— Мне надо взглянуть на вашу квартиру. Если, конечно, вы пустите меня в свой мир. — Он все же не удержался от сарказма. Не доверял он ей, и все. Ирина от души улыбнулась.
— Вас? В свой мир? С удовольствием!
 
  Дорога до Октябрьской улицы заняла не больше десяти минут. Прежде, чем зайти в квартиру, Женя осмотрел дверные замки. Никаких следов внешнего вмешательства. Квартира была однокомнатной, но шикарно обставленной: ковры, хрусталь, позолота, аудио и видео аппаратура.  Все это новенькое, «с иголочки». Даже воздух, очищенный кондиционером, был насыщен роскошью. А хозяйка одевалась достаточно скромно и неброско, скрывая истинное положение дела. О заработной плате и спрашивать не стоит, не надо пугать. Что-то тут не чисто, и следовало быть крайне осмотрительным и осторожным. Так думал Евгений, рассматривая и окна, и балкон. Проникнуть через них в квартиру было проблематично и рискованно для жизни. Если только грабитель, либо «безбашенный», либо отчаявшийся. Но Женя таких не брал в расчет. Остается только дверь. А ее открыли родным ключом.
Ключи от квартиры в последнее время не теряли?
— Нет.
— Уверенны?
— Абсолютно.
— Где сейф?
Ирина подошла к стенке, где красовался ряд книг с одинаковыми корешками, нажала на какую-то кнопку, и панель с книгами распахнулась.  Женя увидел вмонтированный в стену сейф. Маскировка была отличной.
— А ключи от сейфа?
— Они всегда со мной. На одном брелоке.
— Понятно. — Женя снова вернулся к окну и задумчиво посмотрел на улицу.
— Могу я предложить чаю?
— Нет, спасибо. Мне пора идти.
— Что вы мне скажите?
— Сделаю все, что в моих силах.
На улице он остановился, оглянулся, прикурил сигару. Хотя всегда предпочитал курить в спокойной обстановке, не спеша, смакуя каждую затяжку. Бросил взгляд на окна Ирининой квартиры, перевел взгляд на противоположную сторону. И тут догадка осенила его. Не откладывая дело под зеленое сукно, он прошел в дом, и поднялся на последний этаж. На люк, что вел на крышу дома, висел огромный замок. Почесал в раздумьях голову. Но тут, как обычно бывает, к нему на помощь пришел его величество случай. В лице подростка, вышедшего на лестничную площадку.
— Вам чего, дядя? — фривольно поинтересовался он.
— Мне бы туда, — лаконично пояснил Лужин.
— Имеется ключ. — Важно продолжил пацан. — Но это стоит пять баксов.
— Да? — удивился детектив, но бумажник достал. — И много таких охотников?
— Бывает.
— А последний.
— Звездочет тут был на днях.
— Почему звездочет?
— Труба у него. Подзорная. Говорит, панорама хорошая. Хотя и вечером был, звезд еще не было.
— Описать сможешь? — он протянул парню деньги.
— Могу. Высокий, лысый, родинка на губе. Большая и черная.
— А ты левша, — отметил вслух Женя, видя, как парнишка забирает деньги.
— Он тоже.
— Кто? Звездочет? — Лужин даже подпрыгнул от такого известия.
— Ага, — солидно ответил мальчуган. — Сейчас ключ вынесу.
— А оптики случайно нет?
— Хм.
— Добавлю еще пятерку. — Торопливо добавил Женя.
Догадки детектива полностью подтвердились. Грабитель залег на крыше, откуда вел визуальное наблюдение за Потехиной. И если она опрометчиво открывала сейф при не задернутых шторах, то просматривалась как на ладошке. Лужин и сейчас видел в бинокль всю комнату до мельчайших подробностях. Да, панорама и впрямь отличная. Отсюда напрашивается выводы: 1) лысый левша знаком с Ириной. Он-то знает, что у нее хранится огромная сумма денег. 2) В квартиру он проник с помощью ключей, значит, или имеет свой комплект, либо когда-то сделал дубликат. Но почему-то Ирина не хочет раскрывать все карты. План дальнейших действий сложился в симпатичную цепочку, и он поспешил в агентство.
 А встретили его с большими упреками. От имени коллектива выступал с ними Сава:
— Шеф, это что получается? Ты говоришь, что серийным грабителем будешь заниматься лично, оставляя нам алименщика и старого ловеласа, а сам при этом берешь в производство еще и дело этой импозантной дамочки?
Лучшая защита – это нападение, и Лужин всегда пользовался этой тактической уловкой.
— А вы, почему сбежали из кабинета? Втроем отбиваться от настырной дамочки было бы намного легче.
В свое оправдание коллеги поспешили поделиться результатами работы. На этот раз Фая:
— Все жертвы ограбления – случайны и ничего общего между собой не имеют. Но одно совпадение все-таки существует.
— Ну?
— Старичок поехал в банк обменять пенсию на волюту. А женщина – как раз наоборот: собиралась покупать мебель и меняла доллары на наши, деревянные.
И снова догадка пронзила его:
— Ну-ка, Фаечка, посмотри у какого банка в городе самый выгодный курс обмена.
Фая через минуту выдала: коммерческий банк «Нео».
— Слишком много совпадений, — то ли облегченно, то ли огорченно произнес Лужин.
— В чем дело, шеф?
Лужин обрисовал ситуацию с Потехиной, резюмировал в конце:
— Значит так, в обоих делах всплывает банк «Нео» и левша. Таких случайностей быть не может. Дела объединяем в одно производство. Фая, на тебе банк. Узнай как можно тактичнее, не вызывая нездорового интереса: оставляют ли они в обменных пунктах резервные фонды, и в каком размере. Ты, Савушка, проследи за нашей дамочкой. Сдается мне, что тут все не чисто. Скорее всего, деньги ее личные, но что-то мешает ей подать заявление в родную милицию. Деньги, наверняка, грязные. Все, ребята. За работу. Но при этом не забывайте о старых делах.
 
 Утро вечера мудренее. Фая принесла ранним утром новости, которые полностью подтверждали версию шефа:
— Как мне призналась подруга, которая, оказывается, работает в банковской системе, что в обменных пунктах никаких резервных фондов нет и быть не может. В них вообще деньги не хранятся. Утром курьеры завозят наличку, вечером забирают. Ежедневно производится финансовый отчет.
— С эти ясно. А у тебя? — он повернулся к Саве.
— Ничего. Сыч сычом. Сидит дома и никуда не выходит. Занавески, кстати, никогда не задергивает.
 
   И только спустя два дня они напали на след. Потехина встречалась с лысым в летнем кафетерии. Подслушать разговор не удалось, но фотографий сделали предостаточно, словно собирались открыть персональную выставку. Предприимчивый мальчик узнал в нем «звездочета», да и на фоторобот, хоть и с большой натяжкой, он смахивал.
— А схема, ребята, у них выработанная довольно простая. — Подводя итоги, говорил Женя. — Ирина, работая в обменнике,  поджидала денежного клиента. И как только он объявлялся, и менял крупную сумму, она подавала знак подельщику. То ли с помощью мобильника, то ли на пейджер. Это их и погубит, когда милиция получит детализацию звонков. Лысый в это время сидел в кафе, что на площади Советов, и не сводил глаз с пункта обмена. Получив наводку, он шел за жертвой и, дождавшись удобного момента, нападал на них. Но жадность, как известно, и фраера сгубила. Решил он ограбить Ирину. В квартиру ход был заказан, но и не надо было ему это. Он сделал все так, что она его даже не заподозрила. Как он умудрился сделать дубликаты ключей? Бог знает. Дождался, когда деньги в сейфе достигнут приличной сумму, когда хозяйка отправится на премьерный сеанс и. Пришел, увидел, победил. А если перефразировать, то «увидел, пришел и взял».
— А если она к нам не обратилась?
— Черта с два бы его нашли. По крайней мере, так быстро и оперативно.
— Ай, да мы! Ай, молодца!
— Да! Мы сделали это.
— Может, шампанское?
Тост вызвался произнести Лужин:
— За Его Величество Случай! — три хрустальных фужера нежно соприкоснулись боками, выдавая чудную мелодию. 


© Copyright: Владимир Невский, 23 июля 2015

Регистрационный номер № 000157325

Поделиться с друзьями:

Азарт
Предыдущее произведение в разделе:
Обречён убивать
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий