Детективы

«ЛЕО» Усмешка Гименея.

Добавлено: 12 августа 2015; Автор произведения:Владимир Невский 767 просмотров
article160201.jpg

  Сава оторвался от монитора компьютера, где разыгрывал очередную шахматную партию, и посмотрел на шефа. Тот просматривал свежую прессу.
— Жень.
— Да?
— А когда вы с Фаей собираетесь узаконить свои отношения?
— Чего? — не отрываясь от статьи и не осознавая до конца суть вопроса, ответил Женя.
— Когда распишитесь?
Лужин удивленно посмотрел на сотрудника:
— А в чем собственно дело?
— Боюсь я.
— Чего? — наконец-то, газета была отброшена в сторону. — Ты? Боишься? Чего?
— Покорив такую классную девчонку, надо быстрее бежать в ЗАГС. Есть опасность потерять ее.
— Думаешь, что штамп в паспорте снижает риск?
— Нет, конечно. Но вот ребеночек – это уже что-то.
Евгений ограничился лишь добродушно-широкой улыбкой. Но в тоже время и задумался. Где-то Савелий был прав. Фаечка в последнее время просто расцвела. Красота так и выплескивалась наружу. Всякий здравомыслящий мужчина обращал на нее внимание, рассыпаясь в комплиментах. А ведь среди этой братии были и очень шикарные экземпляры.
— И вообще, мне хочется погулять на свадьбе. Только не думай, что такой халявщик. Просто уверен, что  свадьба таких замечательных людей, это что-то! Давай, встряхнем наш городок! Дадим ему пищу для разговоров на несколько лет. А?
Лужин ничего не успел ответить на это заманчивое предложение, в кабинет вошла она. Предмет их разговора. Лужин уже так привык, что рядом с ним шикарная девушка, что порой в минуты повседневности не оценивал по достоинству сокровище, которым обладал. Теперь он словно впервые увидел ее вновь. И в груди даже заломило от гордости и восхищения.
 
Впрочем, разрастись этим чувствам, не дал никакого шанса новый посетитель. В лице мужчины в расцвете лет и в меру упитанный. Поздоровавшись, он представился:
— Большаков Константин Иванович. Капитан второго ранга, с недавних пор в отставке.
Детективы прияли более удобные позы в своих креслах, приготовившись внимательным образом выслушать моряка. Рассказ клиента пока только в перспективе вырисовывался быть интересным и загадочным.
— Закончились мои командировки и долгосрочные плавания по морям и океанам. И вот теперь я решил жениться. Откладывал все на потом, понимаете? — он покосился на Фаю. — Не очень-то я доверял женщинам. Не верилось в их преданность и верность. — Откашлялся и продолжил: — Наконец-то, я встретил ее. Женщина с большой буквы! Головина Вере Сергеевна. Библиотекарь центральной читальни. Умная, красивая и добрая. О такой можно только мечтать, чтобы встретить спокойную старость. Да и я ей приглянулся. Вообще, отношения складывались хорошие, доверительные, с прицелом на будущее. Но все изменилось.
— Что? — прервал Лужин затянувшуюся паузу.
— Она не желает со мной связывать свою судьбу. Дальше дружеских отношений дело не идет.
— Но, — начал было нетерпеливо Сава.
Но и Большаков, предвидя такую реакцию, поспешил продолжить повествование, акцентируя внимание на ключевых словах:
— Мне кажется, в этом есть криминальный подтекст. Поэтому я и обратился к вам.
— Хорошо, — улыбнулся одними глазами Евгений. – Продолжайте.
— Как утверждает Вера, что над ней висит родовое проклятие безбрачия. Она не может выйти замуж. Своим желанием зарегистрировать отношения она убивает потенциальных мужей. Хотя я со стопроцентной уверенности могу сказать, что она не ходила ни к гадалкам, ни к экстрасенсам, ни к шарлатанам. К такому выводу она пришла самостоятельно, так сказать, убедившись на личном горьком опыте.
— То есть? — изумилась Фая.
— Вот, — Константин Иванович достал из кармана потрепанную записную книжку, — я тут все записал.
Фая достала бумагу, собираясь стенографировать.
— Шавло Петр, это Верочкина первая любовь. Ей было тогда 18, и все вокруг казалось в розовом цвете. Дело у них сладилось и катилось к своему апогею – к свадьбе. Но Шавло погиб.
— Как?
— Точно не знаю. Верочка сама не рассказывала, а теребить ее душу расспросами мне не хочется.
— Хорошо. Дальше.
— Депрессия у нее длилась довольно долго, семь лет. Пока она не встретила Задорина Павла. И опять он погибает за неделю до намеченной свадьбы. Потом был Тарусин Николай. И та же история. Гибель до бракосочетания.
— Мистика какая-то, — буркнул Сава.
— Вот, вот, — в знак согласия кивнул головой Большаков, — и Верочка в этом уверенна.
— А что вы хотите от нас?
— Я? — мужчина вытер выступившую на лице испарину. — Я хочу, чтобы вы собрали как можно больше материалов на этих мужчин.
— Зачем?
— Чтобы доказать Верочке, что их гибель никак не связана с ней. Что это просто роковое стечение обстоятельства. Дикое, конечно, но лишь стечение, не больше. Помогите мне ее убедить в этом. От этого зависит моя жизнь.
— Она так и не была замужем?
— Нет, конечно.
— Продиктуйте Фаине все ваши данные, и данные Головиной. Просмотрите прейскурант и, если вы согласны, составляйте договор. — Лужин раскурил сигару, что означало лишь одно: он решил взяться за это дело и еще раз доказать, что мистики не существует.
 После ухода посетителя Лужин, как будто очнулся ото сна, сладко потянулся и затушил сигару.
— Так, друзья, как говорит Шерлок Холмс: «дело наклевывается интересное».
— Я так не считаю. Копаться в архиве в поисках данных двадцатилетней давности?! И для чего? Что бы доказать  взбалмошной особе об утопии родового проклятия? Увольте. 
— Увольнять тебя никто не собирается, а вот лишить премии могу. — Усмехнулся Женя, но тут же вновь стал серьезным и задумчивым.
— Нам надо дать шанс соединиться этим влюбленным. — Сказала Фая. — Заметили, как он сильно любит ее, называя все время ласкательно «Верочка». И при этом его глаза теплеют, излучая дивный свет.
Сава улыбнулся про себя: «Ты тоже так же светишься, когда говоришь о Луже. Да и он ведет себя подобно. Вот только пожениться, почему-то, не торопитесь».
— Самым старым делом займусь я, — голос Лужина прервал его размышления. — Ты, Савелий, займешься Задориным. Ну, а Фаечка – последним женихом. Результаты я ожидаю уже в субботу.
— В субботу барбекю.
— Да?
— Да. Я вас приглашаю на дачу. Подышим свежим воздухом, пообщаемся с природой. Адрес вы знаете, жду вас к трем часам.
— Какой повод?
— Душа праздника требует, — щелкнул Сава общепринятым жестом себе по горло, словно душа была как раз на этом месте.
— Ок! Идея принимается. — На том и разошлись.
 
  Дача Савкиных родителей находилась в живописном уголке. Стол хозяин праздника установил в саду, на пригорке, под густыми зарослями вишни и сирени. Отсюда открывалась изумительная панорама: луг, изгиб реки и лес вдалеке.  Музыку он не включил, чтобы она не мешала наслаждаться звуками природы. Пение птиц, стрекот цикад в густой траве, шорохи листвы, отдаленный шепот реки. После пыльного, шумного и суетливого города, все эти составляющие вкупе напоминали райский уголок. Время тут тянулось медленно и величаво. Душа погружалась в негу. Но столе: жареное мясо на решетке, свежие овощи и фрукты, десертное вино. Даже разговоры текли так же неспешно, полушепотом. И, что и следовало ожидать, скатилась беседа таки к делу Большакова. Сам хозяин первым поднял эту тему:
— Наглотался я архивной пыли. Хорошо все-таки иметь домик в деревне.
— Это точно. Фая была солидарна с ним.
— Тогда приступим к разбору полетов? — Лужин перехватил инициативу в свои руки. —   Душе ведь только дай слабину, она заленится совсем. И начну я, тем более Шавло Петр был первым в мрачном списке Верочки. Итак, Шавло, 19… года рождения. Погиб в возрасте двадцати пяти лет. Он действительно собирался развестись с женой, чтобы связать себя узами брака с Головиной.
— Он был женат?
— Да. Кроме того, у него был ребенок, сын, два годика. Но это его не остановило. Любовь! Страсть! На развод он уже подал заявление. Его жена, Елизавета, тут же переехала жить к родителям. Петр остался в однокомнатной квартире один. И вот 1 июля 19… года он выбросился с балкона пятого этажа. Пьяный. То ли случайно, то ли, — Лужин сделал театральную паузу.
— Что? Помогли?
— Ну, не совесть же его заела? — с гневом в голосе сказала Фая.
— Совесть ту не причем, — поддержал ее Женя. — Ведь Вера Головина ответила ему взаимностью. Они были счастливы.
— А что милиция?
— Несчастный случай. На почве алкогольного опьянения. Удобная трактовка.
— Да уж, — угрюмо согласился Сава. — И соседей сейчас уже не опросишь, столько времени прошло. А может, шумели? Может драка?
— Почему не опросишь? — возмутился Женя. — Есть такие граждане, которые все видят, все знают, и склерозом не страдают. Да и проживают всю жизнь по одному адресу.
— Неужели? — надежда и азарт пробудились в Савелии.
— Да! Одна бабуля утверждает до сих пор, что не было никакого шума. Петр спиртным никогда не злоупотреблял. И даже свою версию выдвинула: все это божьи промыслы. Бабнику не место на земле.
— Отличная версия. Будем проверять?
— Остановимся пока на НС, несчастный случай. А что у тебя?
— Тоже НС. Хотя в отличие от Шавло, Задорин в этом не повинен. Но все по порядку. Павел Задорин, 19… года рождения. Учился вместе с Головиной в гуманитарном институте. Влюбился в нее сразу и на всю, как оказалось, жизнь. До могильной плиты. Сначала Вера не обращала на парня никакого внимания, переживая из-за гибели первого жениха. В депрессии была девочка. Но время, как известно, лечит, да еще при наличии близости такого заботливого и внимательного кавалера. Короче, Павлу удалось вернуть Веру к жизни. И вскоре она соглашается выйти за него замуж. Хотя мне кажется, что любви с ее стороны и не было. Боялась просто остаться в девках. Но это и не важно. Свадьба была уже назначена, шла подготовка полным ходом. А тут. Шел как-то Задорин с работы домой поздним вечером, и наехал на него водитель-лихач. Пьяный, скорее всего, как следует из всех официальных бумаг. Насмерть.
— Какие бумаги? Дело раскрыто? — оживился Лужин.
— Нет, дело так и не было раскрыто. Водителя не нашли. А вот свидетели утверждают, что машину кидало по трассе. Вот я срисовал с протокола осмотра место происшествия. —  Сава продемонстрировал рисунок. — Обратите внимание на траекторию езды. Сначала машина вроде бы ехала прямо, а потом делает резкие выкрутасы, наезжает на тротуар, который к тому находится по другую сторону газона с травой. Сшибает Павла, возвращается на трассу, и, наращивая скорость, уезжает. Странно все это.
— И когда это случилось?
— Девятнадцатого сентября 19… года, — недоуменно ответил Сава.
— Так! — быстро, приказным тоном произнес Женя. — Тебе будет новое задание.
— Только не в архив. — Сава сложил руки в молитвенном жесте.
Но Женя пропустил его юморной настрой, даже не обратил никакого внимания:
— Поднимешь сводку дорожно-транспортных происшествий за 20 сентября, да и 21 тоже.
— Женя! — протянул жалобно Сава, хотя понимал всю никчемность своей просьбы. Шеф уже достал незаменимую сигару и погрузился в нирвану. Фая улыбалась, глядя на поникшего Савушку. Она-то сразу поняла, что шеф поймал мысль за хвост, и теперь пытается довести ее до определенной степени зрелости. Лишь спустя четверть часа Лужин вернулся в реальность:
— А что у тебя, Фая?
— А у меня никакого НС. Чистой воды убийство. Тарусина нашли грибники. В лесу, по дороге на Зареченск. Выстрелили в упор, в затылочную часть головы. Его убили там, то есть  не привезли трупом. Значит, Тарусин был знаком с убийцей, иначе как бы оказался поздним вечером с ним в лесу. Произошло это 20 августа 19… года.
— Что он мог делать на этой трассе? — задумчиво спросил сам себя Евгений.
— Вообще-то, он проживал в Зареченске, а работал в городе. Может, и скорее всего, он возвращался домой.
— Да! — обрадовался этой удачной мысли Лужин. — Тогда узнай расписание автобусов в направлении Зареченска за 20 августа 19… года.
— Ты даешь не реальные задания.
— Есть одна идея, и ее необходимо тщательно проработать. Говорить пока не стану, — улыбнулся от души Женя. — А теперь, к черту всю работу!  Пошли купаться.
— Как я люблю тебя в такие минуты! — Сава вскочил с места. — На речку! На речку!
 И они бросились к реке.
 
   К этой теме они вернулись только в среду. Было время утреннего кофе. Сава положил перед Женей распечатку ДТП за три сентябрьских дня:
— Уморил ты меня.
Женя просмотрел бумаги:
— Вот! — вскрикнул он.
— Что? — Сава заглянул ему через плечо, и прочитал вслух. — Двадцатого сентября 19… года в 7-20 Шавло Елизавета совершила наезд на столб высоковольтной линии. Причина ДТП – неисправность рулевая.
— Шавло? — удивилась Фая.
— Да, — кивнул головой Женя, — в то время она была единственным профессиональным таксистом в нашем городе. Была.
— Была?
— Сейчас она заместитель директора таксопарка №3. Водитель первого класса. Странно, что она умудрилась наехать на столб. И именно правой стороной машины.
— Ты хочешь сказать, что она сознательно совершила аварию?
— Да.
— Но зачем?
— Чтобы скрыть следы наезда, совершенного накануне.
— Задорин? — выдохнула Фая.
— Постойте, — перебил коллег Сава, — причем здесь Шавло и Задорин? Какая связь? Они, скорее всего, и знакомыми никогда не были.
— Объясню чуть позже. А теперь вернемся к Тарусину. — Он посмотрел на Фаю.
— Это была суббота, и Николай, предположительно, возвращался домой, в Зареченск, на выходные. Вот только последний автобус ушел в 16-50, а рабочий день у него заканчивался в 17-30.
— Значит, он вполне мог взять такси? — поспешно задал вопрос Женя.
— Мог, конечно, — легко согласилась Фая.
— Ну, ты даешь, Лужа! — возмутился Сава. — Ловко ты связал НС и убийство в один узелок. А Кеннеди?
— Не ёрничай. — Остудила его пыл Фая и вновь обратилась к Жене. — Рассказывай, не томи.
— Находясь в процессе развода с Петром Шавло, Елизавета, как мы знаем, переехала жить к родителям. А это – всего в соседнем доме, через общий двор. Обида и злость душили ее. А как иначе? Какая-то смазливая девчонка уводит ее мужа, который к тому же был вполне состоятельным человеком. И при этом вся его недвижимость, машина, счета были оформлены на собственных родителей. И получается, что он, вроде как бы, и нищий. И при разделе имущества, впрочем, и делить-то особо было нечего. Вот такая прорастает петрушка. И Елизавета решается на преступление. Поздним вечером она незаметно выскальзывает из квартиры своих родителей, пересекает двор и поднимается к мужу, благо, что ключи у нее имеются. Что произошло между супругами – неизвестно. Но могу предположить, что они обошлись без истерики и скандала, просто выпили «мировую». А когда вышли на балкон, то она, используя удобный момент, сталкивает его вниз. Потом уничтожает следы своего пребывания в квартире, возвращается обратно.
— Хорошо, — согласился с начальством Сава, — допустим, так оно и было. Но причем тут Задорин и Тарусин?
— Не знаю, Сава, не знаю. Но меня не покидает предчувствие, что все эти преступления взаимосвязаны. Елизавета, как я выяснил, и после смерти мужа осталась ни с чем. Родители Шавло не удосужились разделить с женщиной наследство сына, не смотря даже на наличие внука. Вот так вот! Могла же она тогда вбить себе в голову, что во всех ее бедах повинна Головина? Могла! А значит, и месть в виде родового проклятия безбрачия, могла вполне созреть в ее голове. Могла?
— Могла. В жизни чего только не бывает.
— Теперь смотрим, что у нас получается: Задорин – авто наезд, Елизавета – водитель, и при этом на утро очень странная имитация аварии с помощью столба.
— А Тарусин? — поинтересовалась Фая своим разрабатываемым объектом.
— Опять же такси! А лес – хороший предлог для остановки, если водитель – привлекательная женщина. И заманить мужика – раз плюнуть.
— А пистолет?
— Вот! — поднял палец Лужин. — И это главное. Отец Елизаветы – бывший военный. За ним зарегистрирован пистолет, полученный от командования. Наверняка, его дочь могла пользоваться им. Ну, подумайте сами, дорогие мои коллеги, разве все эти совпадения могут быть просто совпадениями?
— Но доказательств никаких? Одни лишь догадки, не смотря на их красоту и жизнеспособность. — Обреченно сказал Сава. — Или будем ловить на живца?
— Большаков? — ахнула Фая и побледнела, думая о страшном.
 Но ее страхи разогнал сам Константин Иванович, который так вовремя заявился в агентство.
— Вот. Она получила письмо сегодня. Думаю, что оно должно что-то обозначать на всю эту канитель.
В конверте была только одна фотография. Какой-то древнегреческий бог с неприятной гримасой на лице. На обороте снимка – надпись на латинском языке.
— Сейчас я выведу ее на чистую воду, — заявила Фая и поспешила к компьютеру. — Вот ты и совершила роковую ошибку. — Ее тонкие пальчики быстро-быстро пробежали по клавиатуре.  Мужчины в полном молчании ожидали результата, который, кстати, не заставил себя ждать.
— Это Гименей. Древнегреческий бог бракосочетания. Кому он улыбается – тому и счастье в браке, а кому усмехается…. — Она не договорила. Да и без слов было понятно. Вот только на этот раз сотрудники «ЛЕО» сотрут с лица Гименея его страшную ухмылку.
 


© Copyright: Владимир Невский, 12 августа 2015

Регистрационный номер № 000160201

Поделиться с друзьями:

«ЛЕО»    Киприотские каникулы
Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий