Детективы

Мизерикордия Рождественский Детектив

Добавлено: 22 декабря 2015; Автор произведения:Игорь Трохин 846 просмотров


Мизерикордия Рождественский ДетективИгорь Трохин
Мизерикордия   Детективный рассказ

Реальная история из жизни провинциального городка

Не хочу показаться вам банальным, дорогие моему сердцу читатели, но дело этой юмористической истории происходило – именно так:
В начале седьмого утра на пульте дежурного по городку, что привольно раскинулся на берегу Волги, сбегая к берегам кучей нелепых домишек, бань, садов и огородов – раздался телефонный звонок…
Доблестные опера местечкового района – Петруха и Костян, в этот исторический момент тупо пялились в переносной телевизор в своём родимом закутке, пытаясь осоловевшими глазами разглядеть очередную хрень, что нынче показывают с утра пораньше по нашему ящику…
Прихлёбывая со смаком из полулитровых кружек ужасающее пойло с громким международным  кофейным  названием, что у всех на слуху, а на деле, обыкновенным цикорием, чуть ли не из родимых одуванчиков, которым их потчевала местная блатная фирмочка, ноги которой вырастали из областной администрации…
До конца ночного дежурства оставалось чуток более часа, и опера были мысленно уже дома, блаженно сопящими в собственных кроватях, а не на продавленных диванчиках родимого отделения, которые помнили времена Волжской республики, припадочных большевиков, репрессированных немцев Поволжья, и даже: народное восстание Емельки Пугача…
 Короче – расслабились.   Именно в этот момент, дежурный, и заорал дурным пропитым голосом:
— Опера, на выезд!  Труп на Заречной!
                                                 ***         
   Стёпа Кошарин, бригадир слесарей местного химкомбината, в это ноябрьское утро вышел из дому пораньше.  Договорился вчера с ребятами перетереть бригадные дела, перед началом работы.  Перепрыгивая через канаву к шоссе  в подмёрзшей грязище заметил валявшегося человека…
  Пригляделся… Мишка Смирнов из его бригады. Только у него на весь комбинат была эта затасканная, в масляных пятнах, когда – то белая, брезентуха на овчинной подкладке, фасонные хромовые сапожки, яркий малиновый шарф, и верх понтов: шапка – финка с кожаным козырьком.
— Вот Козёл! На что он нажрался и когда!??  До получки то, целая неделя! – подумал Степан.
 Спустившись в канаву, он дёрнул Мишку за рукав куртки.  Тело оторвалось от земли, но так и осталось скрюченным. Почуяв недоброе, Стёпа просунул руку под куртку Мишани, и рука вляпалась в вязкую влажность.  Выдернув руку, он увидел, что вся ладонь и пальцы вымазаны кровью.  С перепугу, Стёпа собрался было сдёрнуть, от греха подальше, но переборол собственный страх и снова склонился над бездыханным телом. Боязливо оттянув шарф, набухший кровью, и на сине – белой шее, где проходит сонная артерия, увидел крохотную ранку, из которой вытекло и загустело на холоде несколько капель сукровицы…
— Никчемный был человечишка, этот Мишка! Пьянь, рвань и голыдьба безлошадная! Ни жены, ни детей. Вот и закончил жизнь в канаве! – подумалось Степану.
Он вылез из злополучной канавы, сгорбился, и поплёлся к автобусной остановке, где стояла телефонная будка.  Придётся звонить в ментовку, без вариантов, как ни крути.  Шёл седьмой час неуютного  ноябрьского утра, больше похожего на февральский  тёмный и промозглый  вечер…
                                                     ***
Оперативная группа приехала через сорок минут и начала осмотр места происшествия.  Над трупом склонился судебно – медицинский эксперт – Семёныч. Старший опер Петруха, ползал по канаве, отыскивая возможные улики и следы преступления. Костян потребовал срочно вызвать кинолога с собакой. Был у него откровенный «Взик» на почве собаководства…  Петя злорадно хмыкнул, и ткнул его в тёмную полосу на траве, из которой явственно следовало, что здесь что – то протащили.
— Зенки свои разуй, салага! Бурьян и засохшая трава — покрыты инеем, а здесь видна тёмная полоса. Похоже, что тащили нашего « жмурика» через пустырь.
Петруха имел полное право на подобный менторский тон со своим молодым коллегой. Он был старше Костяна на цельных шестнадцать  лет, и прекрасно помнил начало своей боевой биографии при развале Совка.  Когда  царили законы откровенной показухи, палочек и галочек для отчётности.  Да и сейчас, эта порочная система,  далеко от того времени не ушла…   Пётр был настоящий профессионал своего дела, но именно поэтому, и имея вздорный характер правдолюбца, был откровенно нелюбим начальством и звёзд с неба не хватал…
Костян же, пару лет назад, закончил: юридический институт, в армии не служил, был прекрасно образован, начитан, но до сих пор не расставался с юношескими иллюзиями…
Они прекрасно дополняли друг – друга!  Великолепный тандем настоящих сыщиков.  Профессиональная зрелость и юношеский боевой задор!
Именно о них, можно было сказать словами Гёте: « Суха теория без практики мой друг, но древо жизни – вечно зеленеет!»
                                                     ***
  Приехал проводник с собакой, но толку с этого не вышло – ни хрена! Кинолог подошёл к операм и развёл руками.  Сзади приплёлся  Акбарс, великолепная немецкая овчарка. Сейчас он шёл низко опустив голову и поджав хвост…
— Весь пустырь овцами затоптали и Акбарс дальше не пошёл. По юности был у него конфликт с овцами, задавил ягнёнка, и его здорового отлупили за это! До сих пор помнит, и ни черта тут не поделаешь! След брать боится! – заявил проводник собаки.
Костян подозвал Петра и сказал:
— Погляди! Одна единственная крохотная ранка, и нет человека! В длину пять миллиметров, а в ширину – четыре.  Если бы это ранение было нанесено рыцарю на ристалище в позапрошлом веке, я бы точно сказал, что это удар – «Мизерикордии», или по японски: «Ёрои Доси», кинжала  милосердия, которым добивали раненных рыцарей.  Таково моё мнение.
Костян не упускал при случае блеснуть своей начитанностью и подколоть своего старшего партнёра. В отделении его прозвали: Умник, но чаще добавляли – Хренов!
— Хватит пургу гонять! – зашипел Петруха!
— Какая Кордия, какая к ядрёной фене – Дося!??  Удар нанесён самой обыкновенной стамеской, или заточкой! Этот парень долго полз и умер от потери крови! Вот и весь сказ, умник! Детали узнаем после вскрытия.
                                                     ***
Пошёл десятый час утра, когда машина с экспертом и «жмуриком»  уехала. На небе распогодилось и опера попёрлись в посёлок искать свидетелей. Буквально, пару лет назад, посёлок вошёл в черту города, но как был деревней, так и остался…
Постучали в первый же дом на окраине. Дверь открыла сердитая молодая женщина, злобно сверкая карими глазами…
— Что сердитая такая, хозяйка? – игриво спросил Костян.
— Да перепугалась ночью с детьми и никак не успокоюсь! Пьяный мужик в дом ломился, чуть дверь не сорвал! Не за себя испугалась, за детишек! Трое их у меня, а мужик мой в командировке. Окошко нам с рамой пытался выдрать, поганец!  Страху натерпелись, не приведи Господи!
Опера прошли на деревенскую кухню и внимательно осмотрелись…
Возле печки стояло ведро с мелко наколотыми щепками для растопки, а на них были рассыпаны изломанные спички, больше половины коробки.
— Сколько лет вашей детворе? – спросил Петруха, внимательно рассматривая изломанные спички.
— Васятке двенадцатый пошёл, Светочке – десять, а Катюше — семь намедни исполнилось – настороженно произнесла хозяйка.
  — Ладно, не будем вас больше беспокоить – сказал Петруха и пошёл к дверям. 
Другие жители посёлка ничего интересного рассказать не смогли, и опера поехали на автобусе в отделение.
                                                         ***
Пётр молчал всю дорогу и был явно задумчив, а Костян притих глядя на своего старшего товарища. Приехав, они направились прямиком к эксперту.
Семёныч встретил оперов в дверях кабинета и сразу огорошил:
— Лоханулись вы – ребятишки, как с кинжалом, так и с отвёрткой! Взгляните, что я извлёк из раны нашего доходяги.
На бумаге лежал маленький кусок металла с ровными непотускневшими боковыми срезами, похожий на шуруп, только без резьбы.
— Рана неглубокая, полагаю огнестрельная, а этот металл послужил пулей. Но интересно другое: Канал раны идёт сверху вниз и чуток левее.   Уверяю, что стреляли в него сверху.
— Сверху, с крыши что ли? – удивился Костян.
-  Тут уж, вам разбираться господа криминалисты!
— Я не могу даже вам сказать, из какого оружия был сделан выстрел. Первый случай в моей обширной многолетней практике! Думайте сами ребятки!
Озадаченные опера вывалились из дверей медэксперта и направились в свой закуток. Через десять минут вскочили в патрульную машину и понеслись в сторону посёлка…
                                                       ***
Открыла хозяйка, побледнела и отшатнулась. Петруха быстро зашёл на кухню и облегчённо вздохнул. Взял горсть обломанных спичек и протянул Костяну.
— Гляди, спички не горели, а все без головок! Почему, как думаешь?
Васятка спрятался за печку, и смотрел на Петра, глазами испуганного, затравленного волчонка тихонько завывая…
— Господи! Знала я, что добром -  это не кончится! – истошно выкрикнула хозяйка.  — Пьяница чёртов!
— Рвался он к нам ночью, то в дверь, то в окно! Детишки испугались, плакали, кричали! Так, кто нас услышит?  Васятка убежал на кухню, потом слышу, там грохнуло что – то, я сразу и не сообразила, подумала, что пьяный разбил окно. Выскочила, вижу, Васенька мой стоит на подоконнике, форточка открыта, и в руке у него самопал ещё дымится.   Говорит мне: «Не бойся мамочка! Я его попугал, он и убежал!»  Глянула в окно, а пьяницы нет, ушёл!
— Ну, и где твой самопал?  Где поджига боец?  Тебе говорю  – мягко спросил у пацана Петруха.
— В сарае за стрехой – промычал пацан, размазывая слёзы по щекам.
— А ты – молодец! Настоящий мужик!  За свою семью постоял! – воскликнул Костян!
— Батя может тобой смело гордится! – добавил Петруха и пошёл к дверям.
Выйдя на улицу, они закурили. В доме слышался женский вой и в него вплелись плачущие детские  голоса…
— Пальнул пацан сверху из окошка, пьяный ушёл, потом упал и долго полз через пустырь к автобусной остановке… — задумчиво произнёс Пётр.
— Чего делать будем? Кого тут сажать? – спросил Костян.
— Эх, ты – Мизерикордия! – покачал головой старший опер.
— Ханыгу этого, нам не вернуть, а всю семью засудят – запросто!
— Придётся несчастный случай оформлять. Типа: Шёл пьяный мужик, свалился в канаву, а там давно валялось сломанное велосипедное колесо. Вот, на спицу, он по дури, и напоролся своей шеей! Не повезло бедолаге!
— А что Семёныч скажет? Чего в медзаключении напишет? Уж, его то – не надуришь!  – заволновался Костян.
— Не ссы Лигуня, придёт барЖа и всех – погрузим!  Семёныч – наш человек, правильный! Мне не откажет! Кстати, премию нам обещали к Новому Году, вот коньячеллой и проставимся. Ты – согласен, напарник?
— Замётано, партнёр! – радостно воскликнул Костян.
Опера не спеша направились к патрульной машине, а в доме затихал детский плач…  С неба падали красивые крупные снежинки и волшебными узорами покрывали всё вокруг, а  на душе у ребят было легко и радостно. Скоро будет -  Новый Год!

                                   Декабрь 2015 года
 


© Copyright: Игорь Трохин, 22 декабря 2015

Регистрационный номер № 000177266

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: +2 Голосов: 2
Комментарии (6)
Добавить комментарий
Иван Грозный # 22 декабря 2015 в 19:52 0
c490fdc1e109750ce4e11cd683406c30 blum2
Игорь Трохин # 22 декабря 2015 в 19:58 +1
Спасибо Ваня!
Иван Грозный # 22 декабря 2015 в 19:59 0
Ты уже нашёл себе друзей, Игорь? take_example
Игорь Трохин # 22 декабря 2015 в 20:00 0
Куда торопится? Не спешу!
Jinna Blak # 23 декабря 2015 в 22:17 0
Захватывающе! Отлично написано! yahoo 01fe8cb72a88d3f5ba169167f4508334 30-d7f17faadd987c91253c4bea3c0ffcc0
Игорь Трохин # 23 декабря 2015 в 22:23 +1
Благодарю! Старался... dance3
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев