Драматургия

1 первый ПОСТ - Мавзолей. Реально, всё как было

Добавлено: 29 июня 2017; Автор произведения:Борис Вязовец 432 просмотра
article238478.jpg


(  ИСПОВЕДЬ ЧАСОВОГО  )
В конце текста приведены пояснения, т. к. без них всё и сразу, поймет, лишь тот, кто нес службу на 1-ом.

— Уверен, можно было бы снять классный интересный, с захватывающими спецэффектами фильм, не похожий на другие!  В то же время, в нём была бы  только правда!  Жаль, что никому, и ничего здесь не надо!  (А режиссеры  жалуются на отсутствие  новых, и не повторяющих друг друга, интересных, сценариев!  Да вот он!  Снимай и получай своего "ОСКАРа"!  Согласен выступить в роли консультанта).



В КАЧЕСТВЕ ЭПИГРАФОВ:
 
-  Прямо под фонарём темнее всего и бывает!    (Из поговорки)
 
-  Вдоль кремлёвской стены, мимо белых трибун, мимо елей втроём, во весь рост.  Здесь чеканя шаги, в затихающий шум, к мавзолею пошёл первый пост… . 
(Из "фирменной" песни ОККП — /Отдельного Краснознамённого Кремлёвского полка/ посвящённой воинам РСК*).


1/. 
Мы рота РСК*, а для народа караул парадный,
в брусчатку мы впечатываем шаг. 
Но все не просто — часто неприятно,
хоть мы живем в Кремля, взметнувшихся стенах.

2/. 
Конечно самолюбью /очень/ лестно,
здесь звездочка рубином* светит нам в окно!
И, в общем, безусловно, интересно,
вот только мне, подчас, противно и темно!

3/. 
Учителей у нас теперь хватает!
Учителя такие, что «летаем над землей»!
Не столько учат, сколько нас пытают,
и издеваются 3-х призывной* толпой!

4/. 
Когда стоишь на стрельбище с ПМ-ом*,
то, если бы ни цепь присяги, и других оков,
то прямо здесь, у ростовых мишеней
обойму разрядил бы в стариков!

5/. 
И каждый месяц – лагеря, ученья,
стреляем, как ковбои, только что не с двух!
Но жизни школа здесь похожа на мученье  
"старьё" твердит одно: — "Ты что, боец(ушан), припух*?!"

6/. 
«Сутняк»* — 2-я смена, (что-то) вроде ада,
с доставкой на дом, за кремлевскою стеной!
Нам говорят – всё испытать вам надо
но нет уже терпения, порой!
 
7/. 
А служба, службой – мавзолей, парады и цепочки*,  
в спец-караулы* ходим через день.
И мыслей тёмных избегать не просто очень, 
и смерть свою отбрасывает тень!

8/. 
Ведь если кто-то пронесет «игрушку»* под одеждой,
осколки по мешку гранитному /визжа/ начнут гулять
И нам тогда, как было тут и прежде*
всем караулом замертво лежать!

9/. 
Во время доступа,* толпа скользит, как тени,
и ты не знаешь, до конца /от всех/, что ждать,
но «мертвые…»* — 12-тый*, со всеми
мы саркофаг готовы защищать!

10/. 
Пост первый.  Мы выходим с караулки*,
ждём когда НАШЕ* на часах пойдёт,    
и на затворах салютуем*, гулко  
в проёме главных, для кремля, ворот.

11/. 
Когда идем мы к мавзолею – площадь цепенеет,
И тыщи глаз глядят на нас – народ стекается рекой !
Как под гипнозом все вокруг немеют
и перезвон на Спасской выбивает разводной* !

12/. 
Лишь год назад я приходил сюда и думал,
что всё тут сложно – здесь во век мне не бывать!
Тогда представить было невозможно,
что на посту на этом /вскоре/ мне стоять!
 
13/. 
Час утекает, не понять минут вам этих,
лишь четверти часы считают нам опять!  
Но мы не просто здесь лицом к/о всей/ планете,
мы мавзолей до смерти будем защищать!

14/. 
«Пра-во! — Кру-гом!*» и я шепчу сменившему – «Счастливо!»
«Спасибо!*» Еле слышно, вторит он.
По парапету, как один сойдем  -  красиво*,
чтоб /даже/ на Курантах замер перезвон !

15/. 
В немом молчании, при замершем народе,
до Спасской башни мы втроем идем.
Несем мы службу при любой погоде (Мы службу тащим*...),
в жару, и стужу, в снег, и под дождем!

16/.  
Теперь кураж не тот, и ритуал /уже/не греет,
стоят ребята в Александровском саду.
Но как и прежде меня тянет к мавзолею,
и в следующий приезд в Москву, я вновь сюда приду!

-------///-------


*** СНОСКИ  И  ПОЯСНЕНИЯ 

1-ое четверостишие — (мы рота РСК): — полная аббревиатура:  РСК ОККП, 9-го управления КГБ СССР -  Рота Специального караула, Отдельного Краснознамённого Кремлёвского полка, 9-го управления КГБ СССР.  «Девятка» отвечала за  охрану правительства.  Основной охраняемый объект РСК был мавзолей.   Было два основных караула по мавзолею.  Это «гарнизонный»: — два часовых охранявших центральный наружный вход в мавзолей, и «спецкараул»: — караул в Траурном зале мавзолея во время допуска посетителей к саркофагу с телом.
Так же РСК была задействована в мероприятиях, по охране правительства, в частности, в главных оцеплениях, во время торжественных мероприятий.
-//-


2-ое ч-е — (звездочка рубином светит нам в окно): — Рубиновые звёзды разных башен кремля были видны из многих окон здания Арсенала, в котором был расквартирован Кремлёвский полк.
-//-


3-е ч-е — (трёхпризывной толпой): система на первом полугодии службы была такая: — "Три призыва, против одного.  "Ходили ещё такие поговорки: — "Они имеют нас, мы — вас, а вы — матрас!"  На втором полугодии: — "За себя, и за того парня!"   Т. е. "пупки", те кто отслужил полгода, должны были отвечать и получать за себя, и вновь прибывшее пополнение «ушанов».  Мотивировалось это так: — "хочешь служить в кремле — терпи".  И далее, особо мерзкое продолжение: — "постареешь — отыграешься на своём молодняке!"  Естественно, всё это происходило с молчаливого согласия офицерского состава.  Обычно всё обставлялось и подводилось под слова из устава, по поводу тягот и лишений воинской службы. 
    Хватало и тех, кто не выдерживал, или не терпел.  Таких, как минимум,  переводили в другие роты ОККП, а гораздо чаще отправляли, куда нибудь "за можай".  Например, как декабристов, куда нибудь в Сибирь, а иногда и дальше.  С правдоискателями и правдолюбцами поступали так же.  Может кто помнит, песню  ВИА Ялла "Учкудук — три колодца", которая была популярна в те годы.  Наши острословы добавили к ней, по этому поводу, строку: — "А четвёртый роют воины кремлёвцы!"  Так вот, в Учкудук, тоже ссылали.  А одному моему приятелю, который несколько раз давал физический отпор "старью", после, года и четырёх месяцев службы в РСК, пришлось дослуживать в г. Красноярске, в стройбате, где он работал на кирпичном заводе в посёлке с символическим названием Зыково.   
А вот стукачество в Кремлёвском полку, наоборот, приветствовалось и поощрялось, правда если оно не касалось неуставных отношений. В общем, разное д-мо, с молчаливого согласия и инертности других, всплывало вверх, проявляло значительную активность, и всегда было на виду.  Кстати, чаще всего самые "злостные старики", по "ушанству", были самыми злостными "пролётчиками".  А потому они старались отыграться на молодых по полной.  В общем, всё это являлось, как ни странно, как бы, срезом теперешнего общества, в миниатюре. 
    Из старших призывов были и нормальные ребята, но таких было немного.   Правил они не устанавливали, общей погоды не делали, а по большей части молчали.  В противном случае их могла бы постигнуть та же самая участь (см. выше).  (Тем не менее, моя большая уважуха, и респект сержанту Лубгансу из Литвы, с которым в качестве разводящего, я ходил свою первую службу, к мавзолею, и тем, немногим другим, которые, так или иначе, оставались людьми).   
    Я абсолютно уверен, что самым страшным и тяжёлым, была не служба и не физические нагрузки, а дедовщина.  Например, по "ушанству", на первом полугодии, спать приходилось, по четыре часа в сутки, и менее.  И так изо дня в день.  Раньше я, и не подозревал, что спать можно, стоя, или моментально отключаться, как только остаёшься вне поля зрения старослужащих.  Например, в сортире.  Характерный пример.  В актовом зале имени Дзержинского, который располагался в Никольской башне кремля, раз в неделю нам показывали два кинофильма, один за другим, без перерыва.  По времени порядка 2,5 — 3 часов.  Обычно последняя мысль, перед "просмотром" была следующей: "хорошие фильмы — надо посмотреть!"   Затем, лишь только в зале гас свет, следовала моментальная "отключка", и провал в сон без сновидений.   Казалось, только закрыл глаза, и тебя толкает кто-нибудь из своих.  А на экране — финальные титры второго фильма.  3 часа пролетали мгновенно!       
    Естественно, никто бы ни возражал, ни учиться, ни брать на себя часть обязанностей старослужащих, ни многое другое, в необходимых и разумных пределах.  Но вседозволенность порождала беспредел, которого не было даже во многих зонах.  Например, из продуктовых посылок приходящих из дома, молодым,  в лучшем случае, доставалась десятая часть.  Остальное сжирали старослужащие.  Хотя голода в Кремле не наблюдалось, и кормили в полку хорошо.   Единственное, когда били, старались меньше попадать по лицу, чтобы было не так заметно — служба, всё-же, публичная!  
    Странно, что никто из умного начальства, видимо, не задумывался, к чему может привести подобный прессинг на такой ответственной службе.  Мы ведь не хлев охраняли!  Ведь большинство из нас, в рамках службы, так или иначе,  контактировали с высшим, и военным руководством СССР.  Думаю, никакое ЦРУ, плане обеспечения гос. безопасности, не могло бы напакостить больше, если бы и хотело.  
    Кстати различные ЧП, не слишком часто, но регулярно случались.  Правда, за мою службу, ЧП вселенских масштабов, всё же, не было.  Разве что, какие-то пустяки.  То воин из другой роты, охраняя правительственный аэропорт  во Внуково, "замочит" сам себя на "глушняк" из аКа.  То караульный застрелит другого, возле мест захоронения у кремлёвской стены (врать не буду, последнее было незадолго до меня).  То ушан, "чтобы не тащить службу", бросится с высоты в лестничный проём и т. д. и т. п.  Уж, о попытках суицида, закосах под дурку,  членовредительстве, и прочих "мелочах", я уж не говорю.  (Особой популярностью пользовались попытки вздёрнуться в сортире, а инструкции "по правильному" ломанию рук и ног, постоянно ходившие среди молодых).  Чтобы поиметь общее представление о том, что тогда творилось в Кремлёвском полку, можно посмотреть художественный фильм "КАРАУЛ".  Там показано всё довольно похоже.  Отличие, лишь в деталях службы.  А суть "дедовщины" показана один, в один! 
    В общем, происходила, своего рода селекция, только наоборот.  Многих нормальных ребят, тех, кто хотел служить, как положено, а не участвовать в обезьяньих шоу, в процессе  в этого цирка, отсеивали, а немало разного дерьма: стукачей, крысятников, трусов, и откровенных мразей, продолжали "тащить" почётную и престижную службу.  Чтобы не быть голословным приведу такой пример.  Прямо накануне своего дембеля, один "дедушка" не побрезговал скоммуниздить у своих же однопризывников несколько кусков, импортного мыла, бывшего тогда в дефиците.  Эта история всплыла, и даже дошла до отцов-командиров.  Тем не менее, этот И. Д-о, всё равно получил своего "Кремля"(престижный значок — Кремлёвский полк, которого под дембель удостаивали за безукоризненную службу), и спокойно отправился до хаты.  
    Ещё раз оговорюсь, были и нормальные ребята, из старослужащих, но они,  помалкивали, а потому погоды не делали, и правил не устанавливали.  Не знаю, была ли здесь "рука ЦРУ", или других вражеских спецслужб, но при всём своём желании, они вряд ли смогли бы нанести больший ущерб гос. безопасности страны, боеготовности и престижу службы, чем тот, который наносила дедовщина.   
    В общем, ничего нового — всё, как всегда.
-//-



5-е ч-е (стреляем как ковбои): в лагерях стреляли много, и часто, разве что не с 2-х рук одновременно.   Стреляли в основном из карабинов СКС, автоматов, пистолетов ПМ /Макарова/.  В кубрике каждого взвода имелись свинцовые пистолеты с которыми "ставилась рука", для стрельбы из ПМ.  Бывали и ночные стрельбы.  Так же тренировались по метанию в окоп боевых гранат РГД-1, но это уже отдельная история.  Ходил такой неофициальный девиз воинов-кремлёвцев: — "стреляем как ковбои — бегаем как их лошади".  Вторая часть фразы, намёк на регулярные 6-ти километровые марш броски, в полном боевом, в лагере, и ежеутренние пробежки, налегке, по территории кремля, когда взвод не был задействован на службе.  Такие кроссы совершались, в частности, для того, чтобы знать охраняемый объект досконально.  Зимой, в лагере, так же бегали лыжные кроссы.  Возможно, что кроме прочего, это было связано с тем, что во время боевых действий РСК должна были заниматься ликвидацией РДФ (разведовательно-деверсионных формирований)противника.

— (Ты что боец (ушан), совсем припух?!) — пожалуй, наиболее часто употребляемая фраза при обращении старослужащего к молодому(ушану). 
-//-
 

6-е (сутняк — 2-ая смена): вторая смена суточного наряда по роте.  В эту смену, практически всегда ставили молодых, особенно тех, кого хотели «прессануть» за что либо, по полной.  Фишка заключалась в том, что дневальный 2-ой смены суточного наряда накрывал в столовой.  А у каждого старослужащего была своя, «именная» кружка -  у кого с морковкой, у кого с ёлочкой, у кого с собачкой и т. д.(( ну прямо долбаный дедсад )), с индивидуальными сколами и щербинками на эмали, а нередко и другой, не менее «индивидуальный» столовый прибор.  Хватало и др. обезьяньих  правил, перечислять которые нет желания.  И «не дай Бог!», дневальному было перепутать, и поставить не ту кружку и т. д.  Это считалось крупным «пролётом».  Кара наступала сначала тут, же в столовой, продолжалась в роте, и основное действо, разворачивалось после отбоя, в кубрике.  И это «удовольствие» могло растянуться не на один день.
    Меня до сих пор непонятно, как подобное быдло попадало в кремль, ведь выбирали, вроде, не из худших, и не хлев сторожить?  И почему, в Кремлёвском полку установились порядки, которых не было даже на зонах, разве, что на малолетке?     
-//-


7-е ("Мавзолей, парады и цепочки"):  см. пояснение к 1-ому четверостишию.

— ("спец-караул"): — караул из солдат и офицеров 9-го управления КГБ СССР  в траурном зале, во время доступа посетителей к саркофагу с телом. Охранное мероприятие, подразумевающее непосредственную работу с посетителями мавзолея и требующее хорошей подготовки, большого внимания и напряжения. Впрочем, как и основная масса остальных охранных мероприятий.
-//-



8-е ч-е("как было тут и прежде..."): — различных "враждебных проявлений со стороны притесняемых, жалобщиков, и психически нездоровых людей ("отдельных лиц и групп посетителей") в мавзолее и на Красной площади всегда была масса: самые распространённые: попытки уничтожить мумию, самосожжения, возложения писем, разбрасывание листовок, броски различных предметов в саркофаг и т. п.  Ещё до моей службы, некто С-в взорвал СВУ в траурном зале мавзолея.  Официально было объявлено, что во время технических работ в мавзолее взорвался кислородный баллон.  Самого подрывника, по словам офицеров, которые служили в то время, в буквальном смысле, размазало по гранитно-лабродоровым стенам.  Бронированный саркофаг при этом не пострадал.  О количестве жертв, среди караула и посетителей остаётся только догадываться, т. к. эту информацию, даже для нас, предпочитали замалчивать.  Если судить по намёкам офицеров, по логике вещей, и по тому, что от взрывника ничего не осталось, можно предположить что они были, и не малые.  Траурный зал мавзолея внутри представляет из себя куб из полированного гранита и лабрадора.  Таким образом, взрывная волна многократно отражалась от его стен, и не было ничего, чтобы могло, хотя бы частично, поглотить её, или смягчить.  Сейчас в интернете присутствует информация, якобы, о нескольких жертвах того теракта.  Думаю, это вряд-ли.  Хотя слово «несколько» так-же можно трактовать по-разному!   Единственное, что нам доводили офицеры, что первый вопрос Ю. В. Андропова (тогда председателя КГБ СССР), сразу же прибывшего на место теракта, был не о количестве жертв, а о том, не пострадал ли саркофаг.  Для предотвращения подобных терактов перед спец-караулом,  проводились практические отработки различных вводных, и ролевые тренировки с личным составом.  Плюс каждый раз, перед заступлением на службу, оперативными дежурными по мавзолею проводились инструктажи личного состава по оперативной обстановке, ориентировкам и т. д. и т. п.
-//-
  

9-е ч-е ("… мёртвые, 12-ый со всеми"):   12-ый пост спец-караула: четыре караульных поста, в особо-парадной форме, вооружённые карбинами с примкнутыми штыками, стоящие в нише траурного зала, непосредственно, рядом с саркофагом, по его углам.  Они различались по номерам, и были последним охранным барьером перед саркофагом.  Сменялись караульные 12-го поста, в отличии от дежурных других постов траурного зала, так же особым образом.  Для этого был свой парадно-траурный ритуал.  При попытке подрыва саркофага, поражение в зоне 12-го поста было 100%.  Поэтому караульных 12-го поста "за глаза" называли "мёртвыми с косами".   Эта фраза, видимо, взята из фильма "Неуловимые мстители".  Всё один в один: — В полутьме, и тишине траурного зала — гроб с покойничком.  Солдаты в особо-парадной форме, с бледными, от длительной неподвижности и постоянной службы в подземелье, лицами, держащие карабины, с хромированными, мерцающими во тьме штыками.  Ну точно: — "Мёртвые с косами стоят… !  И тишина… !"

  
    В случае "враждебных проявлений со стороны отдельных лиц, или групп посетителей" караульный 12-го поста, должен был "выкинуть" в сторону нападавшего штык, и как можно громче крикнуть "Стой!!!".  Эффект в тишине и полутьме траурного зала, был  впечатляющим, что-то вроде психического шока.  Редко кто из нападавших при этом оставался стоять на ногах.  
    Случались и "приколы".  Один раз, стоя на 12-том, я, видимо, так "сверлил" взглядом четырёх дам с востока, что они, глядя на идущих впереди них, с поднятыми в пионерском салюте руками, пионеров, видимо решили, что делают, что-то неправильно, раз часовой, на них, так зло и свирепо смотрит, и переглянувшись, как по команде, дружно подняли руки в пионэрском приветствии.(Такая моя реакция объяснялась тем, что эти дамы, всем своим видом и поведением попадали под категорию подозрительных: — были одеты в чёрное; шли в самом конце допуска — когда часто набирались случайные люди из толпы,  постоянно озирались и шёпотом переговаривались).   Офицеры потом ещё долго смеялись в караулке, вспоминая тот случай.  Не удивлюсь, если этот курьёз, в последствие, пополнил неофициальный список баек и приколов, случившихся в мавзолее за все годы.  
-//-


10-е (Ждём когда "НАШЕ"*на часах пойдёт) — одна из неофициальных традиций воинов кремлёвцев РСК.  Смена выходила из караульного помещения, расположенного в 14 корпусе здания правительства, приблизительно без 7-ми минут каждого часа, и некоторое время проводила в ожидании, готовясь к предстоящему разводу, осматриваясь, сосредотачиваясь, и внимательно наблюдая за циферблатом Курантов.  Когда минутная стрелка падала на "без четырёх" произносилась традиционная фраза: — "НАШЕ ПОШЛО!", и выждав ещё около 15 секунд, караул начинал движение в сторону Спасских ворот. Проходил через Спасские ворота на Красную площадь, далее на брусчатку, на которой переходил на парадно-строевой шаг, и шёл к мавзолею.  

— (И салютуем на затворах, гулко) — со Спасскими воротами была связана очередная неофициальная традиция.  Проходя Спасские, смена их особым образом приветствовала, в такт шагу, ударяя ("играя") по затворным коробкам парадных карабинов.  Под левую — один удар разводящего, затем один удар первого караульного, идущего рядом с разводящим; затем, три раза подряд, удар трёх караульных. 



11-е ("выбить перезвон") — ещё одна из неофициальных традиций РСК.  Особым шиком считалось, когда удар прикладами карабинов пришедшей смены о верхнюю площадку парапета, совпадал с первым перезвоном Курантов.  Это называлось "выбить перезвон". Нередко разводной, не чувствуя времени, ускоряя шаг и приводил смену раньше, и тогда она стояла на верхнем парапете, спиной к зрителям больше допустимого.  Это считалось недостатком по службе, т. е. "пролётом".  Показателен случай, когда один из разводящих (сержант "Д") приведший смену раньше, чем допустимо, взойдя на верхний парапет, в сердцах воскликнул, практически в голос: — "Бля, рано пришли!"  Ещё худшим пролётом считалось, если смена запаздывала, и перезвон курантов заставал её на ступенях парапета. 
-//-
  

13-е ("Пра-во! — Кру-гом!"): — команда разводящего (на сленге воинов РСК -"разводного"), на смену караула.  Говорилось, не "напра-во", а именно: — "ПРА-ВО!", (ещё одна "фишка" РСК)".
-//-


-  («Счастливо! — Спасибо!»): неофициальная традиция воинов РСК.  Перед сходом с парапета, сменившийся часовой (как со Спасской, так и с Никольской стороны) тихо говорил остающемуся на посту: — "Счастливо!".  Тот, отвечал: — "Спасибо!".


-  14-е ("сойдём красиво… ."): Самым важным и ответственным моментом, что касается ВНЕШНЕГО ПЛАНА, был ритуал смены караула.  Наверняка всем известно, что энергия зрителей, это большая сила.  Этот факт подтверждают многие публичные люди (артисты, политики и т. д.).  Тогда представьте, насколько велика энергия огромной толпы, заполняющей практически от края, до края, Красную площадь в погожий день,  и пристально наблюдающей за сменой караула.  Обычно, немалая часть народа приходила на площадь, именно "ПОСМОТРЕТЬ НА СМЕНУ".  Между многотысячной толпой зрителей и "СМЕНОЙ", устанавливалась какая-то гипнотическая связь, ощущавшаяся практически физически.  Не испытав подобное, объяснить это словами довольно сложно.  Естественно, что весь караул, участвующий в смене, старался выполнить ритуал, как можно точнее, чётче, и красивей.  Но если приходящая смена, по большей части, находилась к площади спиной, то смена, сходящая с парапета, смотрела на площадь, что называется, глаза в глаза.  И каждый раз, реакция разных людей, стоящих вплотную, к ограждению (цепочке),  была, как под копирку.  
    Во время схода смены с парапета, толпа, стоящая напротив входа в мавзолей, замирала, и во время двух последних шагов караульных, когда те приближались к цепочке вплотную, как по команде, подобно волне, откатывалась назад.  Особым шиком, среди воинов РСК, считалось, когда при последнем шаге, часовой задевал кончиком носка сапога о цепочку ( ДЗИНЬ!!! ).  В этом случае, откат, был ещё более интенсивным, народ, чуть не падал.  Мне, подобная "фишка", бывало, удавалась, и разводные, по приходу в караулку, всегда "тащились" обсуждая реакцию зрителей.

  
    (А вообще то, во время караула случалось всякое, и сходы с поста, и падение на скользком парапете.  Бывало, что караульный роняли карабин из затёкших рук в толпу, и многое, многое другое).

-//-


15-е (Мы службу тащим… .): для тех кто был в армии, выражение "тащить службу", вместо "нести службу" было весьма типично.



    Справедливости ради, следует сказать, что попадание в роту РСК, ещё не означало, автоматическое несение службы на посту № 1, возле мавзолея.  Этому всегда предшествовала длительная стажировка: подготовка, разные, часто довольно специфические (такие как "ломание" колена) упражнения и тренировки, в том числе на макетах парапета мавзолея.   Среднее время стажировки на первый пост было около полугода.  Были те, кто заступал через год и более.  Тем не менее, в РСК всегда были такие, кто за всю свою службу, ни разу так и не был на главном посту страны.
    И это вполне обосновано.  Нельзя было ударить в грязь лицом перед всем миром.  И это не просто красивые слова.  В те времена с  Красной площади не уходили различные делегации, в том числе и иностранные, не прекращались съёмки смены караула.  Народ был на площади даже ночью.  Даже в ночные часы поглазеть на смену караула всегда собиралась толпа.   Днём же, особенно во время смены, на площади, всегда была масса народа.  Кстати, в роте РСК выходила стенгазета под скромным названием «К планете лицом».
    Что касается пресловутых 210 шагов, из одноимённого стихотворения Р. Рождественского, то это просто образ — не более того.  Кто, бы из "наших", не считал, ни у кого, их количество не соответствовало 210 — ти.  Вообще-то, количество шагов, по большей части, зависело от длины шага разводящего.  Обычно шагов было, около ста восьми десяти (~ 180), плюс-минус, десяток-полтора в зависимости от самого разводящего.   
   

    Вообще, традиций, и своеобразных фишек в РСК было немало, но далеко не все были такими же красивыми и романтичными.

Например, существовала одна, полуобезьянья традиция, связанная с первой службой.  Она заключалась в том, что сразу же после смены караула, ещё находясь в 14 корпусе, сменившийся караул шёл в тир, находившийся здесь же, и там неофит, с карабином в положении «на плечо», должен был пройти за 7 «строевых» шагов, от одной, определённой черты, до другой.  Расстояние для 7-ми шагов было нереально большим.  Сделать это было не просто, поэтому такие шаги напоминали, скорее, пародию, чем строевой шаг.  Но по сравнению со многим другим это была мелочь, и «цветочки».

   
    Ещё одна уже, полностью «обезьянья» традиция, заключалась в том, что первую службу на главном посту страны, после караула своеобразно отмечали.  Это считалось  посвящением в воины-первопостники, или, по-другому, называлось «забить пост».  Процесс заключался в том, что каждый старослужащий взвода, должен был сиденьем тяжёлого табурета, поднятого в максимальное верхнее положение, со всего размаха, и со всей дури, сверху вниз, ударить посвящаемого, лежащего на кровати, по голой заднице.   Удар не в полную силу считался "неуважением" и должен был быть продублирован.  Я не слышал, чтобы кому либо удавалось выдержать подобное «поздравление», ни проронив ни звука, даже со стиснутыми зубами, и даже если он, назло «старью», тем самым хотел доказать, что он настоящий мужчина.

Правда, в этом плане, воинам Первой роты РСК ещё везло, так как в других, "не первопостных" ротах "забивали" ещё и лычки на погонах, отпуска и прочее.


---///---



(П.С.)  — Отмечу, что речь в тексте идёт, не о защите мумии ВИЛа, а о том, как мы тогда понимали такие вещи, как верность присяге, и долг перед Родиной.   Хотя, естественно, что даже минимальной правды о ВИЛе, и многом другом мы тогда, были лишены, и на многое смотрели иначе, чем сегодня.  Я надеюсь, Бог нас за это простит, ведь это была не наша вина, а скорее беда.
-//-

На примере этого, довольно компактного текста, можно хорошо проиллюстрировать одно из главных достоинств поэзии. Она позволяет "… всего лишь парой строк сказать о том, что в полчаса не скажешь языком ..."  –  да еще, чтоб что-то запомнилось и осталось.
Надеюсь, этот стихотворный текст позволяет в какой-то мере составить представление о той службе, в то время.



— Естественно, что в коротком тексте всё описать невозможно, а там было, ещё немало чего, интересного. Думаю, что эта тема ещё дожидается своего писателя, а лучше сценариста.  Главное, не надо ничего выдумывать, правды с лихвой хватит на интересный фильм с захватывающим сюжетом, и красивыми спецэффектами!


-------///-------
 


© Copyright: Борис Вязовец, 29 июня 2017

Регистрационный номер № 000238478

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий