Фантастика

Браслет-4. 24. Операция М

Добавлено: 17 мая 2022; Автор произведения:Владимир Плахотин 70 просмотров


Первый результат смены хозяина браслета оказался довольно комичным. Пашка прекратил балаганить, на несколько секунд ушёл в себя, как бы вживаясь в новые ощущения, и вдруг Сашок с испуганным подвыванием шустро полез к нам с Игорем на передние сиденья.
— О, господи! Что с тобой? — удивился Игорь и осёкся, оглянувшись назад.
Сашок, ничего не говоря, дико оглядывался и карабкался к нему на колени.
Я посмотрел на Пашку. Всё понятно. Рядом с ним сидел его двойник и они оба, шумно сопя, мысленно о чём-то, видимо, спорили, не обращая на нас никакого внимания. Пашка Собеседнику ставил задачу.
Злорадная ухмылка растянула мои губы и я отвернулся, чтобы не попасть под горячую руку. Быстро же они схлестнулись! Ну-ну, посмотрим, что из этого получится. Насколько Пашке хватит терпения выдержать собственный характер в исполнении другого индивидуума. Этот набыченный вид обоих Пашек уже говорил о том, что его копия чем-то не угодила оригиналу.
Кстати, как бы нам их не перепутать. Хотя, отличие имеется. У Собеседника на запястье отсутствовал браслет. Я как-то не обращал на это внимания, когда мой визави донимал меня своими выкрутасами.
Поединок интеллектов очень быстро закончился. Оригинал сплюнул с досады и его копия тут же испарилась.
— Блин, дурака кусок! — негромко рЫкнул он, встряхивая шевелюрой.
— Какая самокритика! — хохотнул Игорь. — Только зря пацана испугал! Предупреждать же надо, что почкованием размножаться собираешься!
Пашка виновато покосился на Сашика:
— Ну, извини! Как-то не сориентировался. Не до того стало.
— Так чё там насчёт бабочек? — напомнил я об основной задаче.
— Вот! — встрепенулся Пашка. — Сейчас — так! Мне не мешать и, желательно, не комментировать мои действия. Чуть-чуть потерпите, не отвлекайте. Всё! Меня нету!
Пашка насупился и замолчал, опустив глаза.
И тут же мы на себе ощутили начало его деятельности. Машина резко дёрнулась и нас буквально вдавило в спинки кресел. Огненная стена прямо на глазах стала обретать закруглённые формы и через пару минут превратилась в огненный шар, с каждой секундой уменьшающийся в размерах. И всё это время мы старательно отдувались и кряхтели от избыточного веса.
— Я просто нас отодвинул, — повинился Пашка, заметив искажённые перегрузкой физиономии пассажиров. — Не дай Бог, что-либо не так пойдёт. Да и вообще… Удобнее издалека наблюдать.
Едва перегрузка перестала терзать наши тела, и машина замерла на месте относительно сияющего шара, представление сразу же началось.
Скажу так: одно дело в теории выслушивать Пашкины фантазии и пытаться силой воображения оживить их для себя перед мысленным взором, и совсем другое — увидеть всё это в натуре. Сама операция заняла пару-другую секунд, не больше, но впечатление оставило сильнейшее. Ну, естественно, совместно с только что пережитым пропусканием наших тел через мясорубку.
Вначале, как и следовало ожидать, перед нами вспыхнул прямоугольник экрана перехода. И пока он был направлен на нас, как бы приглашая, в этом не было ничего интересного. Уже привыкли. Как говорится, и не такое видали.
Но вот Пашка развернул его на девяносто градусов, лицом к ядру, отчего мы почти потеряли экран из виду, настолько его толщина была неощутимой. Его присутствие выдавало только слабое свечение узенькой полоски на фоне звёздного неба. Слабым оно казалось лишь потому, что чуть в стороне от него, градусах в шестидесяти, полыхало яростное пламя ядра Икара, и свет его почти затмевал свечение экрана, да ещё и видимое с торца.
Пашка немного сместил машину в сторону ядра, чтобы удобнее наблюдать за трансформациями окна, и оно тут же стало увеличиваться в размерах. Сначала этот процесс казался едва заметным, но, по мере изменения габаритов, увеличивалась толщина светящейся рамки и менялась форма самого окна: углы прямоугольника закруглялись, постепенно сливаясь со сторонами, и вот уже перед нами светился правильный круг, стремительно увеличивающийся в размерах. И, если бы с увеличением диаметра окна не увеличивалась бы толщина его светящейся окантовки, то скоро, наверное, мы бы потеряли его из виду, настолько ядро своим сиянием забивало всё вокруг и заставляло весь каменный мусор, движущийся вокруг него по нисходящей, светиться его отражённым светом. Пашка, видимо, оценил эту опасность чуть раньше меня, и тут же растущее кольцо засияло нестерпимым светом. Размер его уже подавлял, но, видимо, до нужных параметров было ещё далеко.
Теперь, при такой прекрасной видимости этого сотворённого Пашкой гало, можно было и ускорить процесс, не боясь потерять огненный обруч из виду. Видимо, эта мысль пришла нам обоим одновременно, так как кольцо скачком увеличило свои размеры, приобретая всё более монументальный вид.
Я покачал головой: вряд ли у меня хватило бы терпения и настойчивости довести этот сумасшедший проект до завершения, настолько он смотрелся грандиозным. И только теперь я оценил по достоинству первое движение Пашки, когда он отодвинул нас подальше от фронта работ. Отсюда и впрямь наблюдение процесса разбухания окна перехода не казалось таким опасным, но воображение поражало.
— Ещё много? — не утерпев, нарушил я напряженную тишину в машине.
— Не знаю, — отозвался Пашка озабоченно. — Он сам регулирует этот процесс.
— А ты его предупредил насчёт запаса, чтобы ядро свободно?.. — начал было я, но он тут же перебил меня:
— Я помню. Не отвлекай. Уже скоро...
И я послушно умолк, с благоговейным ужасом наблюдая безумное соревнование двух сияний — самого ядра и созданного нами кольца, куда по плану вот-вот должно было нырнуть то ядро.
— По триста километров с каждой стороны, я думаю, сойдёт, — вдруг обронил Пашка, и было непонятно, к кому была обращена это фраза: то ли наружу случайно вырвался телепатический диалог с браслетом, то ли он запоздало ответил на мой так и невысказанный вопрос. Я на всякий случай произнёс "Угу..." и диаметр кольца скачком ещё чуть-чуть прибавил в диаметре. С такого расстояния прибавка в триста километров смотрелась довольно скромно.
— Ну что? — с хрустом потянулся Пашка, вытягивая к потолку руки со скрещёнными пальцами. — Приступим, помолясь?
Я кивнул, не раскрывая рта. Наступал ответственный момент. И было не до разговоров.
— Ну тогда, Сезам, давай вперёд! — скомандовал Пашка звенящим голосом. И добавил, как бы напоминая: — Навстречу движению ядра!
Смотрелось это просто нереально. Будто мы смотрели мультик. Титанических размеров кольцо экрана стремительно рванулось навстречу ядру и мгновенно проглотило его! И тут же размер кольца за какое-то неуловимое мгновение сжался до обычных своих размеров и экран спокойно повис метрах в пяти от носа нашей "ласточки" в форме привычного прямоугольника, будто ничего такого особенного перед этим не произошло. Безумное сияние, источаемое им перед этим, померкло и приобрело своё обычное, едва заметное состояние. За бортом наступила кромешная темнота, изредка нарушаемая фиолетовыми вспышками защитного поля, и впервые за всё время операции проявился чёткий звёздный рисунок окружающей Вселенной.
— Йес! — Пашка резко вскинул  крепко сжатый кулак, едва не пробив потолок салона. — Вот она была и нету! А ты боялась! — гыгыкнул он с довольной физиономией, снимая браслет и передавая его мне. — Думаю, с Луной ты сам справишься? — И честно признался: — А то я взмок что-то с непривычки...
— Дядя Паша, ты чуть дырку в потолке не проделал, — впервые подал голос Игорев отпрыск, неуверенно перебираясь к нему на заднее сиденье.
— Это я от радости, — потрепал его Пашка по загривку. — Оно, всё-таки, у нас получилось!
— Ну, браслет и си-и-ила! — восхищённо протянул Сашок, наблюдая, как я возвращал его на своё запястье.
— Это всё хорошо, — цвикнул Игорь спичкой, несколько охлаждая наш восторг. — Но я бы непременно поинтересовался результатом. Как оно там, на новом-то месте?
— Ну не ты будешь, если не испортишь всю обЕдню! — искренне изумился Пашка. — Нет, чтоб порадоваться со всеми хором!
— Вот проверим, тогда и будем радоваться, — небрежно фыркнул Игорь.
— Уж кто бы говорил! Радоваться он будет! Да Баба Яга всегда против! И, кстати, — посерьёзнел Пашка. — Проверка на данный момент ничего не даст. А вот по прошествии времени наши ошибки в расчётах, если они, конечно, были, по чуть-чуть накопятся и вылезут во всей красе. А сейчас надо Луну в нагрузку ядру довесить, и тогда уж точно искажения в расчётной орбите появятся. Луна постарается, к бабке не ходи. Планетка очень своеобразная. Вообще, заранее всё рассчитать в нашем положении просто невозможно. Да и ненужно. Будем решать проблемы по мере их возникновения. Главное — что? От Земли угрозу отвести. Правильно? С этим мы уже точно справимся. Уверен. А остальное — дело техники.
— Да! "Нам ли растекаться слёзной лужей?" — подколол Пашку Сашок и лукаво посмотрел на него.
— Ишь ты! — восхитился Пашка. — Студент! Поймал! — И он одобрительно похлопал его по спине.
— Да уж! — скрипуче отозвался Игорь. — С кем поведёшься. Чему бы хорошему научил пацана...
— Не боись! — заверил "учитель". — Всему своё время! — И тут же подстегнул меня: — А чего мы, собственно, телимся? Луна ждать не будет, пока мы тут себе дифирамбы поём. Куй железо, пока горячо!
— Да куЮ я, куЮ… — Окно перехода, так и болтающееся перед лобовым стеклом "ласточки", я переадресовал на блуждающую планету, изъеденную миллионами кратеров и багровыми лавовыми полями, медленно и неумолимо растекающихся по её поверхности. Планета непривычно быстро для нашего взгляда вращалась вокруг своей оси.
— Как-то не очень патриотично оно у тебя прозвучало, — усмехнулся Игорь. — "КуЮ..." Мож, того? Перерывчик с закусончиком организуем? А? Кто против? — Он с интересом оглянулся на заднее сиденье. — Есть такие?
Мог бы и не спрашивать. Все были только "за". Время в нервном напряжении пробежало незаметно, а я опять забыл накормить свою команду. Пришлось ей ненавязчиво мне об этом напомнить. Блин, хоть будильник заводи!
И вот, как тогда, на теневой стороне безымянного астероида в двух шагах от стены безумно полыхающего Солнца, я безжалостно перекроил салон автомобиля в уютную комнатушку для приёма пищи со столом посередине и диванчиками по периметру, где мы и занялись чревоугодием, непринуждённо обсуждая свои подвиги. Только Игорь опасливо поинтересовался, уже, видимо, жалея о своём предложении:
— Я про машину. Назад отыграть — как? Можно будет?
И опять Сашок его подколол, озорно поглядывая на Пашку и меня:
— "Нам ли растекаться слёзной лужей?"
— Боже! С кем я связался? — Игорь в притворном ужасе воздел руки, потрясая головой, и стал сосредоточенно поглощать, "что Бог послал".
******
Луна терпеливо поджидала нас по ту сторону экрана, пока мы основательно подзарядимся для очередного подвига в пока ещё новом для нас деле. Она, конечно, не ждала и не подозревала о наших намерениях, продолжая неистово вращаться от толчка, полученного ещё при взрыве Икара, и уверенно приближаться к точке на земной орбите, где и должна была состояться их роковая встреча. И которую мы должны были предотвратить во что бы то ни стало.
— А что это там за нашлёпки такие красные? — Сашок пальцем указал на поля расплавленной лавы, растекающиеся в разные стороны из нескольких крупных центров.
Пашка вкусно хихикнул:
— Это Икар на Луну так неаккуратно плюнул!
— М? — глаза у Сашика необычайно округлились. — Зачем?
— У него терпение лопнуло!
— Да что ты ребёнку голову морочишь? — поднял брови Игорь. — Объясни толком! — И пригрозил. — Иначе это сделаю я!
— Вот этого не надо! Твою версию я уже слышал. Ещё неизвестно, кто кому мозги пудрит.
Пока они так выясняли происхождение лунных "морей", я привёл машину в прежнее состояние, чем очень поддержал боевой дух Пашкиной "оппозиции", и потихоньку переместил всех нас на другую сторону экрана. Прикидывая, с чего начать, я с тревогой оглядывал истерзанную поверхность бывшего спутника Икара. Похоже, надо повторить первый Пашкин ход и обезопасить свою команду. Не так резко, как это сделал Пашка, я стал медленно отодвигать "ласточку" от предстоящего поля событий, с ленивым интересом прислушиваясь к битве интеллектов новоявленных адептов космогонии.
"Адепты", наконец, обратили внимание, что за бортом происходят какие-то перемены и тут же перестали лаяться.
— Вот партизан! — "выстрелил" Пашка уже в мою сторону. — Пока мы тут понапрасну сотрясаем воздух, он уже готовит новую катастрофу!
— Какая же это "катастрофа"? — удивился я. — По-моему, это относится к категории "наведение порядка". Идея ведь твоя. Ты не забыл?
— Да это я так… — отмахнулся Пашка. — Не обращай внимания. Кстати, как там насчёт соотнесения теперешнего направления с тем, что будет на будущей орбите? Точку нашёл?
— Всё будет "чики-пуки", — заверил я с фальшивым оптимизмом. — Не боись.
— "Будет"? — сразу раскусил меня Пашка. — Я думал, что пока мы собачились, ты уже дал задание своему двойнику!
Я покривился:
— А без него — никак?
Пашка обречённо вздохнул:
— Всё понятно! У тебя к нему свои претензии и связываться с ним ты не желаешь. Собственно, я тебя оч-чень понимаю. Но без его вычислений ты до ишачьей пасхи будешь той Луной по орбите елозить, примеряясь и так и эдак. И всё равно не угадаешь. Потому как после катастрофы уменьшилась масса Икара и на старой орбите Луна уже не удержится. Тем более, что в массе своей она тоже претерпела изменения. Только в сторону увеличения. "Моря", так сказать, — он выразительно посмотрел на своего "оппонента", — основательно прибавили ей весу.
"Оппонент" хотел что-то возразить, но Пашка ладонью отгородился от него:
— Всё! Слышали уже. — И со вздохом протянул руку ко мне: — Давай, что ли? Я сам с ним договорюсь.
С большой охотой я избавил себя от ответственности. Пашка натянул браслет на запястье и предупредил нас:
— Теперь все заткнулись. Буду общаться с этим самым… со своим долбоёжиком!


© Copyright: Владимир Плахотин, 17 мая 2022

Регистрационный номер № 000297264

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий