Фантастика

Кондитерская "Крещендо"

Добавлено: 20 августа 2017; Автор произведения:Валерий Куракулов 139 просмотров
article242195.jpg
Скачать песню


1
Меня зовут Юлия, я робот категории ноль, владелица кондитерской «Крещендо». Захотелось как-то сделать детишкам вкусненького, пирожные там, булочки, лимонады, ну такое – п-ш-ш-ш! Более вредную еду для детей трудно придумать, да и для их мам тоже. Единственное, чем я могла им помочь – это не давать больше двух пирожных за раз и двух раз в неделю. Кондитерская не страдала от недостатка посетителей, скорее даже добавляла их благодаря такой фишке.
– Юленька, – однажды обратилась ко мне молодая, лет пятидесяти, женщина по имени Мила, мама Алёшки, – скажи честно, ты что-то подмешиваешь в свои очаровательные бизе? Раньше было так: съем пирожное и тут же прибавляю полкило веса. А теперь ничего! И у Алёшеньки зубки целые.
– Мила, я ничего не подмешиваю, пирожные полезны для людей. Ты сколько теперь пробегаешь в неделю? Набираешь пятьдесят километров?
– Семьдесят, – гордо сказала женщина, – а через месяц выйду на девяносто! Как я рада, что у нас есть твоя кондитерская! Можно мне ещё круазончик?
– Вот как выйдешь на девяносто, так и получишь, тогда у тебя вообще не будет никаких ограничений. Вы решили со вторым?
– Уже! – Мила прелестно покраснела, – Ты так любишь детей, Юля, а почему у тебя нет? Ой, извини, я не должна была спрашивать.
– Да ничего, Мила. Просто пока не встретила никого, с кем могла бы это сделать.
– А Ойген, папа Кости? – прошептала она, сообщая мне большой секрет, – Он без ума от тебя, тут и к бабке не ходи!
– Хочешь круазончик? – вместо ответа сказала я, – Теперь тебе можно.
Мила была единственной из посетительниц моей кондитерской, которая собиралась родить второго ребёнка. Жить стали дольше, но рожать меньше.
 
2
В кафе у меня есть музыкальный синтезатор и электрогитара. По вечерам собирается молодёжь потусоваться, днём, обычно с двух до четырёх пополудни, приходят дети и репетируют свои домашние задания. Костя один из таких посетителей. Ему чуть больше четырнадцати, для вечерних собраний он не дорос, а дневные посетители, в основном, лет по десять, тоже не его компания.
Играть через динамики днём Косте я разрешала всегда, а малышам,  только если они были готовы представить выученную пьесу. Часто получалось очень неплохо. Я всегда слышу, что они играют – от гамм до сложных вещей – иногда исправляю им неправильно поставленную руку или акцент. Результат всегда в мою пользу. Ничего не имею против учителей музыкальной школы, никаких запретов не вводила, но ещё ни разу ни один учитель не был в моей кондитерской. Ну и ладно, в конце концов, главное, чтобы дети научились играть и понимать музыку.
У Кости от рождения коротковаты пальцы, совершенно немузыкальные. Большим артистом он никогда бы не стал, а год назад ещё упал с велосипеда и сломал безымянный палец на левой руке. Он тогда пришёл и полдня сидел перед синтезатором, а слёзы всё катились и катились. Мальчик думал, что жизнь закончилась. Я подошла к нему, когда он уже собрался уходить.
– Всё будет хорошо, – сказала я, протягивая его любимое заварное пирожное, – дай-ка посмотрю.
– Что вы в этом понимаете? – Костя шмыгнул носом, – Я больше не смогу играть!
– Сможешь! Давай руку и жуй пирожное.
Дело обстояло хуже, чем он мог представить, палец оказался неправильно собранным – я ведь не только кондитер, но и дипломированный хирург. Укусив два раза пирожное, Костя заснул, я закрыла кафе на санитарный день и приступила к операции.
Через две недели мы возобновили репетиции. Костя с удивлением обнаружил, что его пальчики слушаются ничуть не хуже, чем раньше. А через два месяца выяснилось, что он может брать аккорды, которые  прежде ему не удавались – не хватало длины пальцев. Они удлинились на пять миллиметров, стали гибче, и по виду, как говорят, теми самыми музыкальными. Ещё не совсем теми самыми, но было понятно, что они подрастут. Это я Миле сказала, что ничего не добавляю в пирожные – подсыпаю и ещё как!
 
3
На определённом этапе я почувствовала, что с талантом Кости не справлюсь, ему нужен другой учитель. И я обратилась к Зилю, тоже нулевику. Мальчику нужен профессиональный музыкант такого уровня, как Виктор.
– Ты опять возишься с человеческими детьми, Юля? – фантом Зиля сидел передо мной в своём домашнем кресле с бокалом вина в руке. Изображение и звук были настроены так, что кроме этого я ничего не видела и не слышала.
– Своих же нет и не будет, а дети такие талантливые, Вик! – я Зилю показывала  интерьер и звуки не блокировала. Разговаривая с ним, делала вид, что одновременно управляю кухонными автоматами. На самом деле они и без меня знают, что им делать.
– Ну, вообще-то, я тебе предлагал собрать нашего…
– Это всё не то! Как ты не понимаешь?! Так возьмёшь Костю?
– У тебя всё не то. Не знаю, мы всё же другие, – Вик отставил куда-то бокал, взял чётки, – я играю сейчас музыку, которую человек обыкновенный не понимает, не слышит даже половины того, что звучит. Как я научу его, если он не слышит?!
– А ты учи тому, что он слышит. Костя талантлив, он сам сочиняет, ещё и тебя научит!
– Тогда зачем и чему учить, если он сам кого угодно научит?
– Не будь букой, Вик! – остановившись, посмотрела ему прямо в глаза, – Я знаю, насколько ты талантлив, мальчику нужна такая глыба, как ты, два уголька дольше и жарче горят!
– Ну, да, как всегда: я кирпич, каменюка, кусок пластмассы, теперь ещё и глыба. Ладно, привози своего талантливого челобика, попробую что-нибудь показать ему.
– Не называй его челобиком, даже человеком обыкновенным. Он просто человек! – немного помолчав, добавила, – Вик, я не приеду.
– Опять двадцать пять! Почему?! Юлька, это же просто легенда! Сказка! Выдумка! Не было никакого Странствующего Робота, который нашёл Бога! И никакой Бог не наделял никакого робота способностью к воспроизводству! Почему дурацкая легенда, которую тебе рассказала необразованная цыганка, должна быть между нами?! Хорошо, отправляй своего Костика. Но с одним условием – через год ты приедешь на его концерт.
– Обязательно! А можно я скажу Косте, что это ты его заметил и пригласил?
– Да говори, что хочешь! – махнул руками Вик, затем его указательный палец почти коснулся меня, – Но через год, день в день, секунда в секунду ты будешь здесь! Ты настырная, я тоже. Да, отправь что-нибудь из опусов твоего протеже, чтобы я не выглядел идиотом. Пригласил, но ничего не слышал.
– Я отправлю! И через год приеду! Ты самый лучший! Цыганка с одного взгляда сказала, что я не такая, как обычные люди, и отказалась от моих денег. Она не стала гадать по руке, вместо этого рассказала легенду.
 
4
Я ожидала от Кости почти всего, после того, как он прочитал письмо Вика – от восторга до отказа. Но то, что он выдал, было совершенно неожиданным.
– Тётя Юля, – сказал он, – когда мне исполнится двадцать один год, я на вас женюсь. Дождитесь меня, пожалуйста!
– Ничего тебе обещать не буду, Костик, – я потрепала его вихры, – напротив, поскольку я намного, ты даже не представляешь, на сколько, старше тебя, оставляю за собой право жить как взрослая и свободная. А вот ты пообещай мне, что будешь уделять должное внимание девочкам, которые обратят на тебя внимание. Поверь мне – они точно тебя заметят.
– Но, тётя Юля… – Костя попытался возразить, но совсем растерялся.
– Какая я тебе тётя Юля, если ты собрался на мне жениться? Жизнь покажет, она длинная и непредсказуемая. Иди, покажи письмо отцу, если он разрешит, то уже завтра тебе лететь.
Такое у детей бывает, чем меньше им лет, тем проще решается. А Костик достаточно большой, могут быть серьёзные проблемы.
 
5
Ойген позвонил мне через два часа и попросил встречи в двадцать один пятнадцать. Я видела его до этого два раза. Выправка, характерная стрижка выдавали в нём военного, хотя Ойген был в обычной одежде в обоих случаях.
Ровно в двадцать один пятнадцать подъехала армейская «Росомаха», а через несколько секунд в двери появилась долговязая фигура в мерцающем камуфляже с погонами подполковника, очках-коммуникаторах,  большим ножом в ножнах на бедре и тремя розами в руке.
– Здравствуйте, Юлия, – сказал Ойген, снимая очки и протягивая мне цветы, – это Вам. Извините, прямо со службы.
– Спасибо, Ойген, – я вдохнула аромат роз, – мои любимые! Прямо со службы? Вы, наверное, голодны? Давайте, я вас накормлю, и потом поговорим о вашем сыне. Руки можно помыть там.
Костин папа удивлённо посмотрел на свои руки, безнадёжно вздохнул и пошёл в указанном мной направлении. Странно, но все мужчины-люди реагируют на предложение вымыть руки именно так. Наши мужчины это делают без напоминания. Впрочем, это мелочи.
– Очень вкусно, Юлия, – сказал Ойген, расправившись с лангетом по-карски с овощами, – даже лучше, чем в нашей столовой. Не делайте большими глаза, девушка! Нас кормят очень даже неплохо, а во время боевого дежурства нет блюд, которые мы не могли бы заказать. Но у Вас есть какая-то изюминка, Юлия. И во всём, что вы делаете.
– Спасибо, Ойген, –  всегда приятно, когда тебя хвалят, да ещё с прямотой военного.
– Меня зовут Евгений, – бравый военный немного нервничал, – Ойген остался от детства, почему-то было модным коверкать свои имена, потом это стало моим открытым позывным.
– Очень приятно, Евгений! Хотите коньку? Да что я спрашиваю?! – махнув рукой, дала указание кухонному помощнику.
– Коньяк в кондитерской?! Почему бы и нет? – он ухватился за эту возможность потянуть время.
– Коньяк в бисквите такой же неотъемлемый элемент, как мука и вода, – сказала я, разливая напиток в большие бокалы, – он, кстати, тоже моего приготовления и с моих виноградников.
– Вы меня всё больше удивляете, Юлия! И вообще, как Вы появились в нашем городке, он даже преобразился. Не возражаете, если перейдём на «ты»?
– Нет, Евгений! – быстро согласилась я, – что ты решил с Костей?
– Да там давно всё решено. Костя сын военного и решения должен принимать сам, для этого он достаточно взрослый. Конечно, едет.
Да, намного взрослее, чем папе кажется, подумала я.
– Почему сын не пошёл дорогой отца и не стал военным? – спросила я.
– Потому, что папа выбрал неперспективную и умирающую профессию, – на лице подполковника мелькнула озабоченность вперемежку с досадой, – я сам отговорил сына.
– Что так? Войны закончились?
– Нет, идут без остановки, но людям там всё меньше места. Люди не успевают, не хватает широты обзора. Что говорить, я сам постоянно делаю выбор в пользу роботов, автоматов и программ, год от года заменяя ими людей! Когда я был лейтенантом, нас было человек тридцать, а сейчас только три человека. Остальные – роботы и автоматы. Они не устают, не делают глупых ошибок, не предают. Наверное, кто-то наверху уже рассматривает вопрос и о сокращении моей должности. Слышала, принят закон, разрешающий роботам категории ноль занимать должности в структуре Минобороны? Умом понимаю, но сердце говорит, что это неправильно.
Я не прерывала Евгения, вместо этого долила ему в бокал коньяка. Пока он говорил вещи, известные и несекретные. Разболтать он не сможет – я остановлю его. Но облегчить душу человеку надо.
– Ты замечательный собеседник, Юля, – подполковник сделал маленький глоток, – Представляешь, как у этих роботов: достаточно одного научить чему-нибудь или позволить ему научиться самому – и все остальные будут уметь делать то же самое. Все! И без потери времени! Как будто много лет корпели над книгами, повторяли формулы, отрабатывали навыки. Не корпели и не отрабатывали! Раз – и всё! И не подсиживают, делятся мыслями. Я как-то работал над системой универсального реактора, ну случается событие и он вырабатывает соответствующую реакцию. Так один из моих роботов сказал, что это тупиковый путь, надо, мол, не отвечать на вопросы, а задавать их, Не реагировать на проблемы, создаваемые противником, хотя и это важно, а создавать их ему. Мой реактор нужен для того, чтобы корректировать план нападения в зависимости от реакции противника. Да к тому же представил всё таким образом, что это я сам додумался, а он так – рядом стоял!
– Ну, я не думаю, что везде – «раз и всё знают и умеют» – наверное, есть и для них области, где надо корпеть и отрабатывать. Ты видишь в них врагов, Евгений?
– Всё сложнее, Юля, – подполковник посмотрел в окно и минуту сидел в таком положении, – один мой сослуживец, теперь уже бывший, сказал как-то, что работая с таким роботом, с удивлением заметил, что они ни разу не поссорились. У людей между собой бывают размолвки, даже ссоры – это нормально! Они не ссорились, всё было хорошо, а сослуживец чувствовал некоторый дискомфорт. Парадокс! Я думаю, что война и конфликт – естественное состояние человека, такое же, как любовь. А ещё он говорил, что пошёл бы с тем роботом в разведку. О том, что это был не человек, сослуживец узнал гораздо позже, месяца через три после его отъезда. Да он его и роботом-то назвал только один раз. Эксперимент по совместимости проводился. Такие вот дела, Юля. Мы делаем всё сами. Будто какой-то нечеловеческий ум составил план для нас и мы работаем согласно ему. Соревнуемся, кто лучше и быстрее план выполнит. Думаю, однажды меня переведут к новому месту службы, приедет кто-нибудь мне на замену, я буду передавать ему дела, объяснять, где, что, как и, возможно, так и не узнаю, кому дела передавал. Да, дела… Люди, которых называют лётчиками, не летают, моряки не ходят в море, космонавты не бывают в космосе, солдаты не бывают на поле сражения – все они сидят на земле и смотрят на компьютерные картины, большей частью даже не управляя, а просто контролируя работу сотен роботизированных дронов. Юля, выходи за меня замуж. Я давно об этом думал, наверное, с того момента, как тебя увидел…
Он говорил, а я слушала. Знала, что этим закончится сегодняшняя встреча. Ну почему я не простая человеческая женщина, которая, закрыв глаза, пошла бы за таким мужиком куда угодно, хоть в пропасть?! Почему я должна думать и анализировать, что будет с его сыном? А он говорил о наших будущих детях, что у него будет хорошая пенсия, а из меня получится отличная мама, и вообще всё будет хорошо. Зачем Костя сказал, что хочет жениться на мне? Может, поработать над его мозгами и вычистить юношеский бред?
– Мне кажется, что тебя любят все дети в нашем городке, а ты их, – продолжал Евгений без остановки, – ты вся такая домашняя, земная…
Конечно, я могу изобразить беременность, ДНК ребёнка будет соответствовать папе. Но я не хочу обманывать человека. И правду тоже не хочу говорить, от неё одни неприятности.
– Жень, – я положила свою руку на его, – давай отложим на годик решение. Мне предложили работу, завтра уезжаю из страны. Ты должен понимать, что это такое – интересная работа. А через год, если ты не передумаешь, поговорим, я пока не готова. У тебя хватит терпения дождаться одну вздорную особу?
Пора мне уже всерьёз и плотно заняться давним проектом «Эйфория». Залежался он сверх всякой меры. А там видно будет. Нулевики тоже не всё могут рассчитать, иногда лучше дать жизни самой решить, что делать с запутанным клубком – разрубить, распутать или бросить в дальний угол. Кондитерскую поручу Миле, она справится.
 
6
Костя с обнажённым торсом, выхваченный из темноты мощным прожектором, играл свой концерт «Кондитерская Крещендо» для гитары с синтезатором. Синтезатором управлял Вик. Одна девочка в зале, на которую Костя бросал время от времени взгляд, очень переживала. Она сцепила пальцы, держала их перед собой, слегка касаясь губами и  чуть-чуть раскачиваясь в такт волнам музыки. По её лицу гуляла улыбка и можно догадаться, что никого, кроме Кости, девочке в жизни не надо.

 


© Copyright: Валерий Куракулов, 20 августа 2017

Регистрационный номер № 000242195

Поделиться с друзьями:

Ассинет (НФ)
Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: +3 Голосов: 3
Комментарии (8)
Добавить комментарий
Нина Колганова # 20 августа 2017 в 12:13 +1
Какая прелестная история! Мне очень симпатичны роботы категории ноль, все, но особенно Юлия.Бескорыстная, умная,желанная.А вот эта мысль меня удивила: аналогия войны и любви. Как ты разглядел это?
Валера, просто слов нет, как понравилась кондитерская и все, кто рядом. Мне последнее время приходится читать много прозы. Я сравниваю. Ты пишешь по-настоящему, профессионально, ни в чём нет сомнения( даже в существовании роботов))))
Спасибо! Честное слово, рада была почитать классное произведение.))) И послушать удивительно красивую музыку!!!
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
Валерий Куракулов # 20 августа 2017 в 14:22 0
Помню в одной книге прочитал, что из-за любви к одной белокурой красавице Елене (откуда в Греции взялись блондинки?!) разрушили Трою))) Любовь и война всегда были рядом и вместе с человеком. За любовь приходится бороться, вплоть до войны, не только на кулаках.
Спасибо, Нина!
29-ada49bf68aca8210ac0a9fbcd77109d9
011-a033a7a4f0863b0440187a0c390af12d1a
Нина Колганова # 20 августа 2017 в 16:21 0
Как же, помню миф "Яблоко раздора", но там спор из-за красоты.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
Я не помню историй, чтобы любовь привела к войне межгосударственного масштаба. "Любовь спасёт мир," - говорят одни; "Красота спасёт мир", -говорят другие. Но любовь и красота - это сильные эмоции, а сохранить мир удастся не сердцу, а разуму. Индивидуальные "войны", бесспорно, бывают. 02-82d4ef6eaa749b16a893acd97727ac39
Валерий Куракулов # 20 августа 2017 в 19:16 0
"Война - двигатель прогресса", - говорят третьи.
А в Трое, если помню, поводом к войне был не спор о красоте, а то, что один чумовой пацан без тормозов увёл жену местного пахана. Пахан, понятное дело, обиделся. Он просто должен был наказать обидчика, иначе его собственные пацаны не поймут. Позвал местных авторитетов, собрали банду в двести-триста ножей (вряд ли больше) и те, в конце концов, разнесли пару десятков хат. А Парис вроде потом основал город Парис (или Париж, уже никто и не помнит, как правильно).
Поближе к нашему времени князья или бароны воевали по нескольку раз в год: или набеги на чужие земли, или защита своих. Ещё по нужде герцога или великого князя. В этих условиях в наших генах отразилась такая жизнь: выжить можно только в том случае, если умеешь и готов повоевать. За деву (в соседней деревне девки краше, а своя ближе), богов, землю, честь.
Война требовала нового оружия, для которого требовалось развитие технологии, науки, культуры, государственности, инфраструктуры. Те, кто пошёл по этому пути, вышли в космос и изобрели компьютер.
Платок красавицы мог прекратить рыцарский турнир, но не войну.
Но никакая война не может избавить человека от основного инстинкта - продолжения рода.
Так и живём вместе с войной и любовью.
698fd18c59b5753a2e78fa995cbaf71e
Нина Колганова # 20 августа 2017 в 19:27 0
))Я тебе прислала "яблоко раздора", написано:"Красивейшей". Ты здОрово Троянскую войну переложил на современный язык.)))
А мне казалось, что двигателем прогресса является наука.Кто-то говорит, что лень.Интересно, правда?
Мне повезло: в наших местах не было драк. НИКОГДА. Ты можешь это представить? И девушки спокойно встречались(дружили -хорошее слово) с не местными парнями, за "чужих" выходили замуж.
Валерий Куракулов # 20 августа 2017 в 19:45 +1
В сёлах действительно кулачных конфликтов меньше - там все знают друг друга не только в своей деревне, но и во всех соседних. Но уже в плохоньком городке общего знакомства нет. В "Тихом Доне" Шолохов описывает драку между казаками и хохлами за очередь на мельницу. Всякое бывает. И не верю, что парень, влюблённый в дивчину из своей деревни, так просто отдаст её кому-то. В этом вопросе все соперники для него - "из другой деревни". "Она моя, а ты держись от неё подальше!" Бывало, что и отец не указ.
Леонид Зеленский # 8 ноября 2017 в 15:37 +1
Война любви не помеха! И это Вы доказали своей интересной, очень образной, как всегда наполненной фантазией, прозой. Отличная работа. Спасибо. Успехов Вам желаю и неиссякаемого вдохновения. С почтением scout
Валерий Куракулов # 8 ноября 2017 в 16:33 0
Спасибо, Леонид, за высокую оценку!
pleasantry 011-a0bbbcf15dbc9b2c22dd0323bb3c7a009 friends
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев