Фантастика

Мир, который не существует: голос Разума

Добавлено: 26 августа 2020; Автор произведения:vasilii shein 129 просмотров



МИР, КОТОРЫЙ НЕ СУЩЕСТВУЕТ:  ГОЛОС РАЗУМА.
(из цикла рассказов: «Виртуальная реальность»)

«Даже самое смелое предположение, граничащее с фантазией – способно пересечься с реальностью»
Автор: Василий Шеин.


      Консилиум представителей государственных образований планеты встал перед непростым выбором. Вопрос обозначался предельно жестко. Необходимо было решать судьбу проекта под кодовым названием «Выживание»:  продолжать работу дальше, или закрывать, в связи с наметившейся нецелесообразностью.

В многомерном пространстве Земли одновременно было запущено несколько искусственных виртуальных процессов. Они отличались друг от друга исходными данными, но неизменным было одно: обязательное присутствие общности людей, точно скопированных с тех, которые населяли реально существующий мир. Проект «Выживание», являлся основным и более перспективным направлением.

Цивилизация человека считалась древней.  Даже по временным меркам относительно возраста мироздания.  Возраст планеты Земля  определялся в пять миллиардов земных лет. И более двухсот тысяч из них,  прошло при наличии в экосистеме развитого интеллекта, представленного биологическим видом – человеком.  Все это, вполне могло быть конкурентно способной частицей жизни в бесконечном множестве миров, разметавшихся  в сонмище галактических образований.

Но, особенное беспокойство, вызывал пока один факт: тщательное обследование  пространства на десятки тысяч световых лет от Земли, принесли, самые разные результаты. Кроме одного – конкурировать землянам было не с кем.  На данный момент, в тщательно прощупанной мега системе они были одни. Больше, адекватно мыслящих, обладающих интеллектом на уровне  человеческого сознания, форм разумной жизни, выявить не удалось.

Не нужно думать, что это удручало землян: планета им давала все необходимое для вполне комфортабельного существования. Правда, пришлось приспосабливаться к земным реалиям, особенно к ограниченности ресурсов. Предыдущие поколения бездумно растратили большую часть из них, низведя до уровня невосполнимости. Но проблема была решена: мировое сообщество кардинально отказалось от принципов жизни, в основе которых заложено излишнее потребление, используя альтернативные источники энергии и оставшиеся биологические ресурсы. Экономическая рациональность встала выше неоправданной роскоши. Но, пришлось пожертвовать одним: ввести ограничение на народонаселение. Содержать, более одного миллиарда, единовременно проживающих людей, планета была не в состоянии. Люди давно подчинили себе процессы старения организма, став, практически бессмертными. Из жизни уходили в основном по нескольким причинам: собственное желание, непредвиденные, либо — непреложные обстоятельства, и хроническое нарушение устоявшихся правил общественных законов. Правосудие, оказалось неизбежным спутником человека.

Все, как бы было решено. Но в жизнь людей все основательнее вмешивался один фактор: экология, и, как следствие -  непредсказуемое поведение самой планеты. Нестабильная экосистема упорно отказывала человеку в возможности не то, что бы управлять происходящими в ней процессами, но даже в точности их прогнозирования.

В недрах, явно что-то, назревало: иногда планета, показывала свой неоднозначный нрав. Ворочалась, перекатывала исполинские силы в недоступных недрах. Выплевывала сотни тысяч кубометров пепла, истекала раскаленной лавой внезапно просыпающихся вулканов. Землетрясения, гигантские смерчи и цунами стали почти привычным явлением. Хуже всего было то, что планета, являясь частью своей галактики, чутко реагировала на все явления, происходившие в гигантском чреве прародительницы. Она улавливала отголоски глобальных  вселенских процессов, и предсказать ее реакцию на них удавалось  не всегда. Устранить эту зависимость, наука была не в состоянии. Глобальная катастрофа могла разразиться в любое время. Но когда?  Сегодня, завтра, или через пару сотен лет? Причем, не факт, что ее вызовет сама Земля.  Щит Юпитера надежно охранял её от влияния исполинских космических тел, но он не мог предотвратить попадание в околоземную орбиту галактического мусора: любая «песчинка», величиною в стандартный двухэтажный дом, оставшаяся после строительства мира в хаотичном движении, могла нанести тяжкую рану телу планеты.

За пределами Земли был выставлен заслон из искусственных спутников  с системами уничтожения нежелательных гостей, но изредка, единицы, все-же прорывались, находили брешь в защитном   панцире. Пока, планете везло: визиты возмутителей небесного покоя были редки, их масса слишком мала, что бы принести с собой серьезные разрушения.

Но главная угроза для жизни, таилась в самой Земле. Некий, своеобразный нонсенс: то, что является основой существования, одновременно является  для него самой значимой угрозой. Наука все больше убеждала человечество в справедливости этого парадокса.  В направлении предотвращения неизбежного работали лучшие умы, используя все доступные технические ресурсы. Одной из идей, было создание нескольких виртуальных миров, полностью копирующих первоначальную стадию развития реального человеческого общества и  экосистемы планеты. Далее, в программу вносились элементы свободы действия всех участников проекта. Всем, от мельчайшего микроорганизма до копии человека, было предоставлено право на самоопределение: игра шла сама в себе, учитывая собственное воспроизводство, самостоятельное пополнение энергетических  ресурсов, и, никем не контролируемое влияние,  порождаемых участниками проекта  явлений и событий, на жизнь окружающего  их мира. В том числе, и на саму планету. Которая, в свою очередь, плыла в круговороте вселенских процессов,   таких же, виртуальных, как и весь гигантский проект…И продолжала «существовать» по своим, мало изученным, принципам…

В этом и состояла основная суть запущенных процессов: проследить, самые  различные варианты земного существования человеческого общества, и выявить степень его влияния на экосистему в целом.

Это было даже интересно: размножившиеся «жители» спроецированной  модели планеты не подозревали, что всё, что их окружает, есть – иллюзия. Всего лишь набор картинок, искусно внедренный в их сознание через органы ощущения, в,  скопированный с человека, интеллект. Огромная, полная красоты и непредсказуемости голограмма, но все же — иллюзия, которую они воспринимают как реально существующий мир. Которого, на самом деле – нет, потому как он оживает в их чувственном воображении,  и угасает, для каждого в отдельности, по мере его выбывания из проекта. Каждый игрок, был способен вместить в себя все краски и образность мироздания, но они исчезали, когда прерывался прямой контакт  с его сознанием…

Это, тоже, была неплохая идея, хотя, в принципе, и она, пусть не в полной мере, но отражала реальность жизни человека – выбытие и замена участников игры. Всякое биологическое существо наделялось энерго информационной матрицей, которая являлась движителем объекта, и одновременно, служила накопителем приобретенной информации. Она  автоматически вносилась в зародившийся индивид: чаще,  чистая, с нулевой отметкой объема информации. Иногда, с частичной памятью предыдущего владельца, которая сохранялась ввиду ее ценности для продолжения эксперимента, изредка всплывала, в особых, неординарных случаях. Использованные матрицы, не представляющие ценности, стерилизовались, и продолжали свой новый цикл в новом виртуальном носителе, животном или человеке.

Долгосрочное использование игроков, оказалось нецелесообразным: немало особей, достигнув определенного уровня знаний и опыта, застывали в себе, начинали жить простыми, естественными потребностями, тормозя этим, процесс всеобщего развития цивилизации в целом. Изымать, таких «не практичных»,   просто так, без особых церемоний и прелюдий, оказалось не возможным. Люди стали пугаться необъяснимого исчезновения из жизни знакомых, родственников. Или просто – людей.  Происходившее внушало им панический ужас, обостряло  инстинкт самосохранения, так как, выживание любой ценой было основным правилом игры. Но непонятные исчезновения вытесняли все остальные проблемы, заставляя концентрироваться только на одном – спасение самого себя. Все живущее, было заточено на сохранении личной жизни и продолжении рода. Пришлось ввести в проект понятие смерть: чаще всего, она была запрограммирована на выбытие по возрасту. Но, в связи с хаотичностью событий в игровом поле, не исключалась и преждевременная, иногда, совершенно непредсказуемая, гибель живых объектов.

К удивлению конструкторов,  люди смирились с этим, так как это стало им понятным, и не особо внушало чувства безысходности или страха. Не все, но большинство, безропотно приняли эти правила, осознав их как волю непонятного рока, или как биологическую неизбежность. Возроптавшие против смерти, внесли в это явление элементы мистики, что отрицательно сказалось на развитии социума. В виртуальность прочно вживался страх перед непонятными явлениями. Люди не придумали ничего лучше, как укрыться от них за наспех сложенной стеной верований, поклонения и обрядовости. Появилось множество божеств. Общество, разобщенное на множество групп, попало под влияние мистических  учений, утеряло самостоятельность и объективность в оценке всего происходящего.

С целью облегчения и разгрузки сознания, в процессе  был запущен более организованный социальный проект – религия. И люди, также, охотно ввели её в свою жизнь, как спасительную идею, хоть как то, нормализующую, объяснявшую суть их жизни, и всех событий, участниками которых они являлись.

Но, виртуальная жизнь, сама по себе, повторила то, через что в свое время прошло реальное человечество. Люди раздробили религиозный проект на части, и снова втащили в него элементы мистики и обрядовость. В последних, медленно, но неуклонно, растворялась сама суть проекта – формирование оптимальных путей развития социума на основе рационального мышления. Религии, перестали восприниматься как постоянно развивающееся философское учение: застыли в догмах, определяя их как непознаваемую, но, обязательную к исполнению, непреложность. Но, несмотря на серьезное давление, часть людей понимало, сто социум остро нуждается в теоретических и практических знаниях. Они разрывали сложившиеся стереотипы,  и неуклонно шли по иному направлению. Ошибаясь, развеивая устаревшие мифы, создавая новые…Но – шли…Не останавливаясь…Порой, даже, ценою своей жизни…

Однако, в общем значении, проект трехмерного пространства заработал, и довольно успешно. Он контролировался основной базой искусственного интеллекта, и самими конструкторами идеи. Иногда, в  него приходилось вмешиваться. История развития игрового сообщества шла крайне неравномерно: бурные всплески  событий чередовались с длительными застоями, или, вовсе, виртуальное человечество, пережив потрясения, откатывалось назад, иногда на многие века. Тогда, база, по согласованию с координационным советом, делала  информационные, или, технологические вбросы, в застрявший в колее времени социум. И оно, отзывалось: расправляло проросшие вековыми «табу» плечи, совершало ощутимый  рывок в сторону прогресса. Изначально, информация вливалась незначительная. Но развивающемуся человечеству годилось все: даже, простенькая до примитива, идея колеса, сумела размотать клубок рутины, и разогнала телегу их истории до невиданных прежде скоростей.

Человечество лихо вкатывало на тряской повозке в  очередной период, который наивные «игроки» именовали «золотым веком». Прогрессировали науки, искусство, мысль. Но, рано или поздно, все повторялось: накопившиеся реакционные идеи, нерешенные проблемы, вновь, выводили людей на новый путь, чаще всего, негативный. Вспыхивали войны, человечество забывало золотые времена, выставляло наружу свои низменные инстинкты, религиозный маразм, борьбу за обладание большим, чем можно было потребить: правила игры их  в этом не контролировали, предоставляя людям самим решать возникшие проблемы.

Но теперь, информация, предоставляемая базовым интеллектом, была особенно настораживающей. После неожиданно продуктивного общественного сдвига двадцатого, по исчислению виртуальной истории, века, человек трехмерного мира, неожиданно забуксовал на месте, После отчаянных попыток вылезти из создавшихся проблем, общество попятилось назад, предпочитая чему- то новому, старую, веками изъезженную колею, выдавая это за единственно верное решение. Время прогресса закончилось. Это было заметно, особенно после того, как они умудрились уничтожить свое основное достижение тысячелетий: сильное, довольно успешное, первое в жизни планеты  социально направленное государство.

Правда, перед этим, наметился определенный технологический застой, и в середине века, координационным Советом управления проекта, было принято решение передать в виртуальный мир техногенную информацию. Информация была не очень существенная, но позволила «виртуалам» свершить, невиданный для них, качественный рывок в науке. Для Совета, это явилось очень обнадеживающим знаком: игроки, даже сумели выйти за пределы своей планеты, углубившись в «ближний Космос!». Это был очень показательный пример, который внушал надежду в то, что, пережившее перед этим глобальную войну, человечество, изменит направление своей рутинной, многовековой деятельности. Сумеет обратить все свои достижения на совершенствовании общества, и возможно, объединив усилия, сумеет понять сущность физических процессов в недрах своего огромного дома.

Но снова, что-то пошло не так, как ожидалось…В конце века, виртуальное сообщество прочно увязло в ворохе социальных проблем. Это был нонсенс: технологически  развивающийся социум  — не справился, с обвалившимся на него экономическими возможностями, перенаправив их на борьбу за «мировое господство».  На пути прогресса встали искусственно созданные самими игроками, неразрешимые для них, этические проблемы. Общество утеряло направленность действия.
В чем содержится основная причина отката, еще предстояло разобраться.

…Консультант, вкратце, доложил обстановку в трех мерном игровом эксперименте. Погас экран, показывавший сложные схемы и графики развития экономики,  науки, социальное  и государственное  разделение,  процессы демографии. В целом, предоставленный обзор выглядел удручающе.
Председатель консилиума, профессор экономики  Гранин,  обвел коллег медленным взглядом, думал, напряженно, серьезно.

— Мне кажется, в эксперименте, явно  наметился, если не откат в прошлое, к уже пройденным этапам, то, вполне серьезный, длительный застой.  Что вы думаете об этом, коллеги?

Слово взял специалист по общественной психологии и межэтническими отношениями Алекс Стоун.

— Возможно, вы правы, профессор! Конец, особенно начало двадцатого века, были очень обнадеживающими. Они внесли серьезные корректировки в сознание отдельных личностей, и общества в целом. Социальные потрясения были очень сильными. Но они были необходимы, кардинально изменили вековые стереотипы мышления, что привело к образованию новой общности среди участников эксперимента: всеобщее социальное равенство, основанное на жизненно важных правах и потребностях  человека. На этой нравственной основе было создано мощное государство. Это активизировало социум  в сторону положительного,  культурного и научного всплеска. Подопытные…

— Оставьте официозность, Алекс! Называйте их проще, людьми…Пусть будет так – человек… к примеру -  икс… Люди — Х! – Гранин поморщился, ему не нравилось столь сухое, официозное обозначение участников опыта.

— Хорошо! Так вот… В Х – социуме восприняли новшества с немалым энтузиазмом. Результаты их коллективного труда стали неоспоримо большими, чем в разобщенном на классы обществе. В науку хлынул приток свежих умов и идей. Изменения сознания социума благоприятно отразились на культуре, на формировании нравственных идеалов, направленных на общее благосостояние людей…э-э…простите, людей Х…Кроме того, наметился невиданный прежде феномен: возникли тенденции к исчезновению религиозных течений, и стирание межнациональных граней, что выбивало почву из под ног этнических, и религиозных  конфликтов. Весьма…Весьма обнадеживающий, существенный, общественный прогресс…

— Допустим, что это так! – проворчал Гранин, и перевел взгляд на следующего члена Совета: — Но, как я понял из доклада, ситуация изменилась?

— Это так, господин профессор! – настойчиво заявил Стоун: -  Но я не закончил обзор. Позвольте продолжить.  Я говорил о ситуации общества конца века. Сейчас, по прошествии первой четверти нового, виртуального обозначения двадцать первого века, в игровом пространстве намечаются признаки тотального регресса…

— На каком временном уровне?

— По разному! В плане социальных отношений,  Х – социум вернулся, примерно, к началу своего прошлого века. На сто лет назад. Наметился серьезный спад влияния культуры. Разрушение социального государства привело к всеобщему возврату прежних идеологических установок, и к старой, общественной модели государств. Отмечено резкое падение уровня массового образования,  возрастание влияния религий и мистических увлечений. Значительно уменьшается потребление интеллектуальной информации. Здесь, перемены значительно серьезнее, чем в культуре. Я думаю, общество отшатнулось на, не менее двух сотен лет, в прошлое…

Члены Совета возбужденно загомонили: сообщение было, реально, на уровне сенсации. Никто из них не предполагал возможности столь резкой деградации сознания, технологически переоснащенного общества.

— Да-а! К великому сожалению, научный прогресс не смог изменить сознание Х-общества. Но мне это, в принципе, понятно! – заявил Гранин: — Люди-Х могут меняться в плане приспособления к новым технологиям, но психологически, они не подвергаются изменению. Вспомните, эта проблема стояла и перед нами. Чтобы устранить подобные колебания в развитии сознания, нам понадобилось почти столетие  целенаправленной работы, в сторону гуманизма, личной ответственности каждого индивида перед социумом. Это очень большая работа, но мы, сумели ее провести. В данном случае, подобные изменения можно объяснить социальной и материальной нестабильностью. Это догма. Отсутствие социальной справедливости,  экономическое неравенство,  порождают нежелательные общественные явления. Вплоть, до разрушения имеющейся государственности. Я уже не говорю о таких побочных эффектах, как изменение нравственности и морали людей, часто, в худшую сторону…Грейс! Что вы можете сказать по этому поводу? Я имею в виду экономические факторы.

— О стабильности экономики в целом, говорить нельзя! – безапелляционно заявил молодой брюнет, курировавший экономические процессы проекта: — Среди государств наблюдается большая раздробленность по уровню технологий и развитию промышленности. Крупные компании и синдикаты упорно стремятся к монополии в сферах своей деятельности. Наметилась высокая концентрация капитала среди очень незначительной по численности группы людей. Более развитые страны обеспечивают приемлемый уровень жизни своих граждан, но их немного: примерно – четверть, от общего количества. Соответственно, при этом не учитываются интересы большинства землян. Свыше третьей части населения планеты не имеет самого необходимого, и обречено на вымирание. При этом, экономика прогрессирует, но в экстенсивном направлении, в основном, за счет выборки из недр планеты всевозможных ресурсов. Монополии не заинтересованы в использовании слишком дешевых видов, альтернативной биоресурсам, энергии…Активно развиваются цифровые технологии, но мне думается, они не способны разрешить проблемы повышения жизненного уровня землян: они еще более усугубят расслоение социума, не только в материальном плане, но и в уровне осознанного мышления.  Начинается активная умственная деградация тех, кто не имеет доступа к информационным благам, или, получает их, но в ограниченном, тщательно контролируемом объеме…

Совет продолжал работу. Коллеги  Гранина отмечали положительные и отрицательные изменения в жизнедеятельности проекта. Но профессор слушал плохо. Он рассеянно перебирал лежавшие перед ним документы, отчеты, и думал о неизбежности постановки окончательного решения на голосование.

— Что же, господа! – вздохнул Гранин: — В целом, картина ясна. По всем показателям, проект «Выживание» находится либо в глубоком кризисе, либо ввергнут в длительную рецессию. Согласно установленных правил, мы не в праве вмешиваться в виртуальный мир проекта. Его участники должны сами разрешить свои противоречия.  К чему бы это не привело, это их «судьба», и мы не станем ее менять. Но у нас мало времени, так как мы не можем ускорить время в трехмерной виртуальности. Это нарушит естественный ход событий. Кроме того, проект потребляет огромное количество, так необходимой нам, энергии. Правительство поручает нам решить значимость и дальнейшую целесообразность проекта. Скажу прямо: намек слишком ясен. Там, наверху, разочарованны результатами проекта, и, совсем не против, закрыть его как несостоятельный.

В зале застыла тишина. Несмотря на молодость некоторых аналитиков, они уже посвятили этому проекту немало лет. Можно сказать, сжились с ним. Некоторые, в силу обстоятельств, входили в него своим сознанием, находились там довольно долго. У них появились виртуальные знакомые, интересы и общие цели.
И теперь, настало время, когда от их голоса будет зависеть судьба целого мира.

— Я понимаю ваше состояние! Но вынужден ставить вопрос на открытое голосование. Начнем, господа! Прошу…

Он опустил взгляд в стол. Поднял голову только через минуту. За прекращение деятельности проекта «Выживание» было отдано пять голосов из двенадцати, против – шесть. Воздержался один, не сумевший определиться в сложном вопросе.
Председатель нахмурился, нервно барабанил пальцами по столу. Долго молчал…Слишком долго.

— Подведем итоги, господа! – внешне невозмутимо произнес Гранин: — За сохранение проекта – шесть против пяти голосов. Воздержавшийся, выбывает из голосования. Значит, все зависит от меня…

Он встал, прошелся  перед окнами. Задумался.

— Согласно утвержденного Правительством Устава организации, я, как председатель Комиссии, имею два голоса. Причем, без права их разделения. И я обращаюсь к вам, коллеги: прошу вас выделить мне немного времени для принятия решения. Я думаю, вы меня понимаете, и вас это не затруднит…


   Гранин ушел в свой кабинет. В сотый раз ключил краткий видео обзор, отображающий анализ жизнедеятельности проекта «Выживание» за весь период  его виртуальной истории. Перед ним, в сжатом виде торопливо пробегали тысячи лет, заполненные событиями, стремлениями. Успехами  и ошибками, несуществующего мира, отчаянные рывки вперед, возвраты к прошлому. Но, неумолимые обстоятельства, решительные личности, снова заставляли  людей – Х подниматься, и, через сонмище препятствий идти вперед, зачастую – в неизвестность… Там, была реальная жизнь, любовь, страдания, кровь и боль…И счастье, вперемешку со слезами…И он, сам, знает об этом не по  сухим кадрам хроники, так как несколько раз входил в этот мир, что бы подтолкнуть его к более активным действиям. Но был ли в этом смысл?

Гранин всегда был принципиально против вмешательства в естественный ход событий проекта, так как находился в  уверености в том, что икс социум сам придет к технологическим открытиям и обновлению сознания. Изобретение колеса – это вопрос времени. Годом раньше, веком позже – но «виртуалы» сами, нацепили бы его на телегу. Но, озабоченное обострением земных процессов, Правительство, методично настаивало на ускорении эксперимента. Может быть именно в этом, содержалась главная ошибка, приведшая Х — общество к рецессии? И, возросший уровень технологий опередил скорость морального созревания человека. Возможно ли это?

Профессор все больше убеждался в своей правоте. Он сравнивал ход естественной истории человечества с историей проекта, и находил много совпадений, не менее 80%. Это наталкивало его на два вывода: история развития общества имеет свои закономерности, которых практически невозможно избежать. Значит, «виртуалы» должны были сами, приблизится к тому уровню, на который вышло реальное общество. Разница скрывалась во времени: проект запаздывал по отношению к реальности, примерно на сто лет. И стоило ли, в середине, прошлого для них века, наделять их новыми технологиями?  Сначала должно созреть сознание, затем оно приведет технологии. Незрелое в моральном плане сообщество людей, немедленно использовало их в совершенно иных целей: на укрепление личного, и отдельно взятого, на уровне государств – господства…

В чем вина ребенка, если ему в руки вместо свистульки дали ультразвуковое оружие? Примерно это, и произошло, в недавнем прошлом  искусственной трехмерности…

Базовый расчет прогнозируемой ситуации в проекте, показывал вариации 50 на 50. Половина шансов за выживание, половина за самоуничтожение. Но искусственный интеллект не мог брать в расчет  то, чем обладал человек – разум. Пусть, не обладающий возможностями самого простого устройства, но живого, способного на нестандартные решения. Иногда, эти решения не поддаются логическому объяснению, и  очень далеки от сухого прагматизма автомата. Человек обладал мерой! Весами, на которых незримо колеблются  разум  и прагматичность… И человечность!
Так что, послужит той гирей, которая перевесит эти чувства во вред, или на пользу тех, кого  они втянули  в игру?  Которые,  воспринимают  свою жизнь сполна, в полном объеме, доступных человеку ощущений и чувств…

Гранин понимал, что того мира – нет!  Формально, с точки зрения науки он существует как набор спецэффектов и световых образов, не более. Его можно легко «закрыть», одним нажатием кнопки, как выключается любое техническое устройство, как заканчивается просмотренный фильм. Он – погаснет, а на экранах мониторов останется только холодный, мерцающий  свет…
Имеет ли он право, прекратить эту жизнь? Миллиарды Х – людей, ходят, работают, спят,  не подозревая об нависшей нал ними опасности.

«Они воспримут это как конец света! – механически подумал Гранин, выключая обзор: -  А я, выступлю в роли дьявола, или, вторично пришедшего пророка, призвавшего, согласно их убеждениям,  грешников и праведных на страшный суд…Ад и рай!  Бедняги, не предполагают, как близки к пониманию этих мистических явлений. В рай, попадет каждый из «виртуалов», но не каждый из него выйдет!»
 Профессор усмехнулся своей аллегории реальности с религиозной мифологией Х-общества. Вспомнил, как базовый компьютер анализирует матрицы выбывших из игры ее участников: с подавляющего большинства из них удаляется вся информация, ввиду ее стандартности и бесполезности. Лишь, самые развитые личности могут претендовать на сохранение своей идентичности, в силу полезности для дальнейшего использования. Х-люди догадывались, что есть  то – «нечто», которое направляет их тело и разум, и, обозначили это «нечто»  термином – душа, не догадываясь о её чисто меркантильного предназначении. Но в общих чертах, предположили верно: суд – базовый компьютер, ад – обнуление личностной информации, рай – её сохранение…

«Что я делаю? Я убиваю их… Хотя, они ничего не почувствуют. Их мир — выключится для них, и вместе с ними…Как выключенная лампочка…Щелк – и погаснут одновременно жизни миллиардов людей – Х.  И, сонмище, уже адаптировавшихся к земле видов животных и микроорганизмов !»

Профессор немного лукавил, что бы успокоить ноющую тоску в глубине груди. Ему докладывали, что в проекте начали появляться люди, говорившие о виртуальном происхождении своего мира. Они, каким-то образом, сумели приблизиться к разгадке тайны эксперимента. Это было удивительно: воспринять подобную  идею мог только самый отчаянный, или сумасшедший, из  участников игры. Идея – напрочь, ломала вековые стандарты, и, укоренившиеся стереотипы коллективного мышления общества.

Но он, решил не вмешиваться и в это, так как у авторов идеи виртуальности миров, не было никаких доказательств, только, неподтвержденные теорией домыслы. И еще, основное: вряд ли кто,  даже из продвинувшихся в определении предполагаемых причин возникновения их мира, сможет воспринять собственное не существование в реальности. Это было слишком сложно, для морально неподготовленных «виртуалов». Кроме того, само общество не пойдет на уступки новым фантазиям: признать новую идею как верную, означает признать свои тысячелетние заблуждения. А этого, люди не любят делать. Некоторые, упорно отстаивают свою точку зрения, даже тогда, когда сами, тайно от всех, признают ее несостоятельность. Не хотят, сознаваться в своих ошибках. Обостренное самолюбие, воспаленное понимание личного эго – выше разума…

Было предложение, стирать у опередивших свое время Х-людей память, или, извлекать их из игрового пространства, может быть, даже для использования их нестандартного мышления в реальном мире. Но и это было отвергнуто: транспортировка людей в виде голограмм, и их материализация в месте доставки, была технически возможна. Но как будет проходить их адаптация к тому, что они принимают за пересекающиеся, параллельные миры, не известно. И без того, подобное иногда случалось. Крайне редко, но, вследствие технических сбоев, реальный мир иногда сталкивался с виртуальным, и  некоторые Х-люди непроизвольно пересекали грань миров. Возни с такими «попаданцами» было много, приходилось возвращать их назад, и вполне возможно, где то допускалась утечка информации. Ученые, населявшие искусственный процесс догадывались, что существует многомерность пространства, и они, иногда входят в другое временное измерение, но обосновать это явление, пока не могли. Тем более, не могли понимать, что «попаданцы» входят в реальную, породившую их самих цивилизацию…Выше которой, никто и ничего не стоит…

Но и это, было не тем, основным, что беспокоило профессора. Проблема состояла в том, что на подсознательном уровне он был убежден, что «тот мир»  — искусственный, но живой. Да! Тот мир не существует. Только, его нет для профессора Гранина, но не для людей Х… Для них он жив, И они, также,  живут в нем,  затерявшись по чужой воле  в мерности пространства.  И эта, чуждая им воля – определяет их дальнейшую судьбу, которую они воспринимают за собственную жизнь. Люди – Х ощущают реальность, не подозревая того,  что она изменчива. Отгадка этого свойства лежит на поверхности: отними у «виртуала» один из органов восприятия, и его личный  мир изменится, так как изменятся его видение и ощущение. Реальный мир, является не более чем физической константой, которая имеет направленность к изменению в плане личностного восприятия, на уровне сознания того, кто в нем живет. И именно в силу этой разности, сознание человека приобретает неоднозначное видение, по сути, одних и тех же, явлений. Это, в  свою очередь, формирует разносторонность взглядов и характера, влияющих на жизненные процессы общества и личности.   И каждый, по своему, видит доступную ему часть бытия.

Что им мешает понять это? Вероятнее всего, зациклившееся на догмах сознание не позволяет им менять направленность  стереотипного мышления, и выйти, из, обозначенных устроителями, правил игрового поля. Или в этом заключена вся прелесть свободы человеческого разума?
Но что даст им, это понимание, если оно и возникнет? Ровным счетом – ничего. Разорвать сложившиеся отношения можно только в случае материализации, но это абсолютно исключено. Или, возможно, но это уже выходит за пределы самой смелой фантазии, даже у самого профессора…

Странная двойственность: Гранин сам, участвовал в конструкции проекта, и естественно, не сомневался в его искусственной природе. Следовательно – он, как и немногие его коллеги, являются последней инстанцией перед виртуальным миром выживания. Это бесспорно, и обсуждению не подлежит.
Но профессор, давно задумывался над другим: «А что если и мы сами, я, мои коллеги… все что нас окружает  –  не конечная инстанция, а часть неведомой нами игры? Подобной той, в которую мы вовлекли трехмерность…И возможно, именно в эту минуту, кто то, подобно мне, раздумывает о принятии единственно верного решения. Если это так, то мир, не может быть конечным. Он словно древний сувенир – матрешка: в одну, можно вложить много разных копий. Их количество зависит от объема основной, а величина и количество вложенных  в нее копий – может быть безмерной! Неужели я в чем то ошибаюсь? Как ученый…Как человек…И следствием  этой ошибки, будет непомерно великая цена, которую заплатят невиновные…

Гранин был опытным, авторитетным ученым. Давно было доказано, что зарождение мира и жизни, всего лишь случайное совпадение бесчисленных комбинаций после взрыва пустоты. Жизни  выпал редчайший шанс, приблизительно один на триста миллионов вариаций, и она его использовала для своего утверждения. Гранин почти не сомневался в этом. Но почему – почти?
Это сомнение, зародилось в нем после тесного контакта с жизнью виртуального Х-сообщества людей. И пошатнуло веру в понимание начала и конечности мироздания. Пока, ответа на этот вопрос, у него не было.

«Вот именно, пока!» — подумал Гранин, и с тоской посмотрел на неумолимые часы. Пора идти   его голос – решающий…
Почему то вспомнилось последнее посещение проекта.  Дети, цветы…Облачное небо. Лица и фигуры людей, разных,  но -  живых. Добрых и мрачных, сердитых  и милосердных…

«Милосердие! – усмехнулся чему-то Гранин: -  К нему двигаются ценой собственных ошибок! Так, кто имеет право, лишать людей их права на эти ошибки?»

КОНЕЦ.

 


© Copyright: vasilii shein, 26 августа 2020

Регистрационный номер № 000286935

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: +1 Голосов: 1
Комментарии (3)
Добавить комментарий
Лина Яковлева # 19 сентября 2020 в 10:52 0
Интересно и актуально! Безусловно, и название, и эпиграф – «говорящие». Спасибо Вам за идею милосердия и терпеливости, за идею доверия к людям и надежды на разум, на интеллект в сочетании с моралью гуманизма. Радостно сознавать, что живы традиции классической прозы, всегда привлекавшей читателей к русской литературе… Я имею в виду размышления и идеи Достоевского, Булгакова, А. Платонова: читая Вашу новеллу, я вспомнила и карамазовский вопрос, «вернуть ли билет Творцу», и булгаковскую мысль о жизненности только созревшей и привившейся в обществе идеи, и замятинскую мысль о ценности лишь тех «революций», которые совершаются во благо человека, и платоновских искателей прогрессивных путей в будущее из «Потомков солнца», и преданность главного персонажа этой повести любимой Земле... Ассоциации с зарубежной прозой я приводить не буду, хотя мир Д.Оруэлла тоже приходил на память… Главное – что Вы размышляете о том же, что и упомянутые мною авторы, но на новом материале, подсказанном современной действительностью, и привлекаете к этим размышлениям читателей. Наверно, оправдана публицистичность стиля Вашей новеллы. И кажется, что интересными получились бы роман или повесть, в которых была бы уже художественно разработана заявленная Вами тема… Конечно, выбирать способ повествования и стиль – прерогатива самого автора. В любом случае Ваша новелла привлекает тем, что вызывает читательские размышления на самые разные темы, так как поднимает множество актуальных, насущных проблем современности, связанных как с наукой и социальными аспектами нашей жизни, так и с моралью и нравственностью, что особенно представляется важным. Новых Вам творческих удач!
vasilii shein # 24 сентября 2020 в 02:44 0
Здравствуйте...Вы не подозреваете, как меня поддержали...пишу много прозы, темы острые...сейчас, наполовину написан роман "Фантасмагория"...тема: дворянство и Россия в период середины 19 века накануне великих, но бездарно осуществленных - реформ...И встал...неделю как пошла депрессия, сомнения - нужен ли этот роман, поймут ли меня, основную мысль - что человека, веками бывшего в зависимости от многого, нужно готовить к свободе, прежде чем он ее получит.в том времени я увидел много схожего с девяностыми годами и нашим временем...

Вы рассеяли мои сомнения: даже, если роман прочитает один, подобный вам читатель, то работа будет не зря...еще раз - спасибо... О рассказе: это краткий обзор моей виртуальной теории мироздания, поэтому так вышло...но раскручивать ее не стану, пожалуй пока - довольно...
На подобную тему посмотрите рассказ "Юлька рисует мир"...схожая тема...

буду свободней, непременно зайду к вам на страницу...
с уважением - Шеин.
Лина Яковлева # 24 сентября 2020 в 10:20 0
Было бы очень интересно прочитать Ваш роман. Желаю успеха в работе, думаю, что всегда найдутся мыслящие читатели, которых интересуют не только сюжеты криминальных детективов и бездумные супермены в качестве персонажей... К сожалению, на плаву в современной литературе как раз именно последнее: видимо, согласно массовому выбору - запросам людей с облегченной моралью и облегченным сознанием... Но думающий читатель, знакомый с традициями русской классической литературы и знающий историю, всегда существовал и будет существовать, так же, как и хорошая литература - беллетристика в лучшем смысле слова. Рада встретить на страницах сайта союзника в этом плане.
Что касается визитов на мою страницу - всегда рада Вам. Надеюсь, найдёте там близкое себе - но, пожалуй, не в "верхних", т.е. последних, публикациях... Может быть, привлечёт следующее: http://litsait.ru/stihi/lirika-filosofskaja/vot-yeto-liven-beloyu-stenoi.html, http://litsait.ru/stihi/stihi-pro-zhizn/vsyo-dalshe-my-uhodim-drug-ot-druga.html, http://litsait.ru/stihi/bez-rubriki/dialog-o-krasote-i-dushe.html... А в общем, при случае - при наличии времени и желания - побродите по странице, она состоит из нескольких разделов, включая "Заметки о литературе". Буду рада, если обрету единомышленника.
Всего доброго, творческих успехов!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев