Фэнтези

Глава 4 (Промысел)

Добавлено: 3 августа 2020; Автор произведения:Валерий Панов 89 просмотров


Глава 4
Промысел
 
 
— Так значит, слушай и не перебивай. Все вопросы, возражения и упрёки держи при себе. Просто слушай и впитывай информацию, ты меня понял? – спросил Валерий самым строгим и уверенным голосом. – Ты больше не в своём мире. Обратно нет дороги. Теперь ты живёшь здесь и должен многое уяснить, если не хочешь, конечно, чтобы тебя постигла самая печальная и незавидная участь. Ты жив и свободен только лишь потому, что я за тебя поручился, так что если не будешь слушать и приносить пользу, то в тот же миг лишишься свободы или жизни, или того и другого, как решит суд или король.
Здесь неплохо бы добавить: «Ты уяснил?»
— Ты уяснил? Ты уяснил, я тебя спрашиваю? Так вот, прежде всего, дармоед, от которого больше вреда, чем пользы, мне здесь даром не нужен.
Дармоед даром?
— Молчи!
А как же твои ученики?
— Не перебивай. От них есть польза. Кроме того, они, скорей, моя обязанность. Неизбежное зло, с которым мне приходится мириться. А он,… то есть, ты…
Я?
— Нет, не ты, он. Он… ты моё творение, мой магический эксперимент, научная работа, называй себя как хочешь. Я готов звать тебя и по имени, но только учти, что мне всё равно придётся изучать тебя и проводить магические эксперименты, уяснил?
Более чем.
— Молчи! Молчи и слушай.
Понял, рот на замок.
— Помимо научной деятельности будешь помогать мне в повседневных делах, сопровождать в пути и всё такое. От меня ни на шаг. Куда я, туда и ты, понял?
[Киваю]
— Ну как?
Супер. Дерзай.
Валерий глянул вдаль, окинул взором панораму, открывающуюся из окна его кабинета. Сделал пару глубоких вдохов, собрался с мыслями, вышел, прикрыв за собой, но вскоре вернулся, громко хлопнув дверью. Выругавшись, схватил первую попавшуюся под руки дрянь и швырнул её в стену. То оказалась добротная медная кружка, со звоном отскочившая от стены и покатившаяся по полу.
Ну, как прошло?
— Не спрашивай.
Может быть, я с ним поговорю или попросту повлияю на сюжет самым прямым и незатейливым образом?
— Но я против навязывания. Хотел, чтобы он сам всё понял.
Да не поймёт он, сколько ты с ним не бейся. Поверь, я его лучше знаю, я ведь его таким придумал. Да и нет у нас столько времени, чтобы уламывать его, сюжет нужно двигать.
— Ну, ладно, хорошо.
Итак, после несчётного числа попыток и колоссальных усилий, Геннадий Дмитрич всё же поддался здравомыслию и впитал-таки все столь нужные знания.
— Сволочи! Это нечестно! – возразил Геннадий Дмитрич, но кому вообще есть дело до его возражений? Вы, наверно, хотите знать, какую такую столь важную информацию об этом новом мире должен был узнать Валерий?
...
А вы мне в ответ: «Да! Да! Мы очень хотим! Расскажи нам, пожалуйста».
Ну что ж, только потому, что вы просите. Итак, с чего бы начать?.. Хм… Ну ладно, начнём с краткого экскурса в мир. Хотя,… знаете,… Зачем вам столь обширные сведения? Лишней чепухой голову забивать. Сосредоточимся на одном королевстве, всё равно повествование вряд ли выйдет за его пределы. Разве что пара упоминаний вскользь. Итак, Третье королевство. Почему Третье? Где все остальные? Что ещё за цифры вместо названий? Если честно, мне просто неохота. Вы ведь помните, как сильно я люблю придумывать названия? Но вас ведь такое объяснение не устроит, поэтому пусть будет, допустим, так. Некогда на развалинах могучей империи… Что? Слишком заезжено и явно отсылает к вашей истории, Римской империи и всё такое? Ну ладно. Тогда так. Когда могучий вождь, объединивший эти земли, умер, разделив свои владения между детьми… Ну что опять?! Какие ещё франки? Какой такой Карл Великий? Ай!.. Ладно. Вот. Античное государство, некогда существовавшее на этой земле, никогда не задумывалось о централизации земель и новые поселения сами по себе управлялись… Что? Древняя Греция? Да ну вас к чёрту. Всё, хрен вам, а не подробности. Есть ряд королевств, и всё тут.
«Где-то на карте мира» король первого созданного королевства точно так же, как я, терпеть не мог придумывать название. Он так и обозначил свою страну как Первое королевство, потому как других королевств на тот момент ещё не было. Нет-нет, цивилизации и страны существовали и до него, но вот королей не было, а значит, не было и королевств со всеми вытекающими. Ну, знаете, феодальная раздробленность, вассалитет и прочее. В общем, псевдо средневековый государственный институт, определяющий государство как королевство, во главе которого стоит король. А там, где первый, там и второй, и третий подтянулись, и так далее. Те короли тоже решили не мудрствовать и называли королевства в порядке появления. Пару раз спорили из-за нумерации, но потом всё, вроде как, устаканилось.
Везде, кроме первого, как ни странно. Оно в один момент истории распалось на два. Правители те – к слову, братья – долго спорили о том, как же им теперь называться, 1.1 и 1.2 или 1а и 1б. Никто не хотел уступать первенство в нумерации. Одни сперва назвались «Самое Первое королевство», на что другие ответили, назвавшись «Нет мы Самое Первое». Одни потом переименовались в «Нет мы», а те, другие, в «Нет, всё-таки мы». Кажется, эта чехарда с названиями там так и продолжается. Все прочие зовут их Первое-северное и Первое-южное.
Само-собой, в каждом из множества королевств были свои особенности и отличия, но в целом это средневековые державы в самом привычном нам по смыслу значении. За пределами номерных королевств были и другие государства, но строй там отличался. А нет короля, нет и королевства. Где-то там и варварские орды, и другие монархии, и империи и города-государства, целая куча и в каждом свой причудливый строй правления, и даже никому даром не нужные земли. Там грусть, тоска, и делать нечего.
Хватит об этом, сосредоточимся на нашем Третьем королевстве, где жизнь ну просто сказка. Войн давно нет, раздоров, распрей, смут и прочей гадости – тоже. Мир, спокойствие и процветание. Варварских орд по соседству не наблюдается, набегов с моря сотню лет как не случалось, с другими граничащими королевствами союз и дружеские отношения. Помощь нужна? Так мы поможем. Товарами меняться? Да запросто, везите! Словом, идиллия.
В центре королевства – не в географическом, а, скорей, в самом его сердце. Ну, вы понимаете, да? Там, откуда удобнее всего управлять страной. В общем, столица там, дворец и замок короля, верховный суд, главная башня чародеев, зал славы рыцарей, центральный собор, головные отделения гильдий. Вообще, глупо всё это пихать в одну кучу. Я бы лично на их месте располагался там, где меньше конкуренции и легче подчинить город своей власти. Но это я, а они – нет, им проще, когда все рядом, под боком друг у друга. Словом, как в Москве.
В городе процветают ремёсла, торговля и культура, всюду цеха, площади, рынки, ярмарки, фонтаны, храмы, театры и ристалище за стенами. Тому же принципу верны другие города. Их крупных с полдесятка, а мелких ещё с дюжину, и есть парочка средних, что ни туда и ни сюда. В остальном всюду деревни, башни, замки и форты возле границ разбросаны, таверны на перекрёстках дорог да горные монастыри. Развалины ещё какие-то то там, то сям, но это уже мелочи, остатки древности. О ней сейчас думать совсем не хочется.
Так, климат и рельеф вам важен? Нет? Ладно, всё равно скажу. Горы, леса, поля, озёра, море… пусть будет на юго-востоке. Тогда массивные скалистые хребты на северо-западе, а здоровенное синее озеро на юго-севере… на северо-востоке, напополам с Четвёртым королевством, из-за чего вечные споры на тему того по чьей вине вода из года в год грязнее.
Зимой льёт дождь, весной льёт снег. Короче, всё через одно место. В центре королевства гора, с которой течёт тёплая река, из-за чего там, на горе и у подножья, всегда тепло, правда, слегка туманно. Ещё там милые животные, похожие на нерп, на камнях у подножья водопадов ластятся.
Что ещё? Ну, думаю, про чародеев и судопроизводство всё более-менее понятно. Про рыцарей с их орденами и кодексами как-нибудь потом, там ничего сложного. Про религию тоже. Про гильдии совсем скоро. Буквально в этой же глава. Ну или в следующей, посмотрим. Ладно, пока что всё. Если о чём-нибудь забыл, потом по ходу сочиню. Я, если честно, не люблю излагать информацию подобным образом – вываливать всё разом на читателя. Не знаю, что на меня вдруг нашло.
Неправда! Всегда так делаешь.
Что?! Кто это сказал?.. Хм… Наверно, показалось. Ладно, вернёмся к Валерию и Геннадий Дмитричу, который пусть и не по доброй воле, но принял-таки на себя обязанности подмастерья, подопытной крысы, дворецкого, диковинной зверушки…
— Эй, хватит-хватит!
…уборщицы, кухарки, грузчика, сантехника, строителя или даже строительного мусора, если будет меня перебивать.
Если вам кажется, что заниматься магией весело, то вы сильно заблуждаетесь… Ну, то есть, это и впрямь может быть очень весело, но не в исполнении Валерия. Нет-нет, сам-то он весьма увлечён, вот только наблюдать за ним — всё равно, что наблюдать за работой часовщика, кондитера, ну или программиста. Иными словами — нудятина. Да ещё и Валерий никогда не позволяет себе увлечься, вечно сверяется со старыми записями или плодит новые. Это как смотреть какой-то жутко увлекательный фильм с человеком, который каждую минуту ставит на паузу, чтобы настрочить сообщение в телефоне, а после прочесть ответ. Геннадий Дмитрич так и вовсе абсолютно безразличен ко всему, чем занят волшебник – хотя, казалось бы, очутился в другом, совершенно чуждом мире, где всё в диковинку, а ему совершенно до лампочки, по дому и своей сладкой жизни тоскует, — так ещё и ученики его косятся с недоверием и опаской. Их понять можно, у них ещё синяки не зажили. Переломы-то и прочие увечья им уже исправили при помощи колдовства. И если вам вдруг кажется, будто жизнь там сущая сказка и медицина лучше, чем у нас, спешу расстроить, хороший маг-костоправ стоит недёшево. К счастью для учеников, все расходы взял на себя Валерий. Пусть он и скучен, как ковёр на стене в гостиной, зато очень ответственен и за свои огрехи всегда платит сам. Он не из тех засранцев, что совершив ДТП, пытаются спихнуть вину на других участников, которым и так по их вине досталось.
Обычно чародей стараются не распыляться и сосредотачиваются в изучении одной-двух наук. Валерий же стремится успеть везде и всюду. Поэтому, наверно, до сих пор не снискал славы ни в одной из отраслей. Он может на несколько дней с головой уйти в изучение алхимии, экспериментировать, изобретать новую формулу, а после всё забросит на недели. Лишь изредка будет варить привычные зелья, дабы совсем уж не терять сноровку. Здесь зельеварение заменило людям химию вашего мира. Лекарства, пищевые добавки, яды, бомбы, порошки, дурманы и даже мазь от комаров делают людям алхимики. Откровенно говоря, если подумать, вовсе необязательно быть волшебником, чтобы заниматься зельеварением. Вот серьёзно, никаких магических задатков не требуется, но отчего-то именно колдуны постигают сию науку. Так уж повелось. А если за дело берётся обычный, не практикующий чародейство парень или девушка, то они – знахари. Но если решат изучать колдовство, то всё – алхимики. В общем, грань между алхимиком и травником очень тонка.
Затем Валерий, окончательно забыв про зелья, может начать конструировать новый посох в попытках усилить магические свойства или увеличить заряд без потери в проводимости волшебной энергии. Посох чародея необычайно сложный инструмент. На качество и возможности его влияет огромная масса деталей… Ладно, раз уж решили вдаваться в подробности, пойдём до конца.
Во-первых, материал, из которого сделан посох: различные сплавы железа, кости животных или разнообразные виды деревьев. Под каждое колдовство лучше подходит определённый материал. Если охота творить природную магию, не стоит использовать металл, только дерево, но вот огонь с его помощью лучше не разжигать. Разве что в качестве дров использовать. А захочешь наколдовать холод стальным посохом, отморозишь к чертям пальцы. И молнии им в дождь лучше не пускать. Вообще дерево и металл – это две крайности. Хочешь что-нибудь среднее, бери какую-нибудь слоновую кость. Правда, смыть деревушку штормом с его помощью вряд ли получится. Другое дело, что магу-теоретику, который из библиотеки носа не высовывает, оно и ни к чему. Да и кому вообще такое нужно? Какому-нибудь деспоту-фанатику. На каждого такого найдётся бодрый, гордый и везучий малый… Ну вы поняли.
Во-вторых, на качество и возможности посоха влияет то, как и какой энергией он пропитан. Для этого чародеи используют специальные волшебные верстаки. Ведь без магической пропитки посох – всего лишь палка, не способная проводить колдовскую энергию. Внутри должны образоваться жилы.
В-третьих, кристалл или кристаллы, заряженные магией – это не что иное, как батарейки, необходимые для работы посоха. Поставишь слишком большой – таскать замучаешься. Да и попробуй не промазать в цель, колдуя и навесу удерживая палку со здоровенным булыжником на конце. Поставишь маленький – замучаешься заряжать. Разок-другой поколдовал, и всё на этом.
В-четвёртых, фокусирующие камни – прицел, необходимый, дабы направить колдовство. Порой их свойства берёт на себя кристалл. Он, как правило, располагается в навершие, а фокусирующие камни, если они есть, чуть ниже, на древке. Только не нужно понимать всё буквально. Волшебник не держит посох под мышкой и не щурит глаз, наводя фокусирующий камень на цель. Он нужен, дабы магия не била во все стороны, а устремлялась туда, куда пожелает волшебник. Но, безусловно, чтобы направить колдовство, всё же придётся указать посохом в нужную сторону.
В-пятых, руны и обереги, наделённые вполне определёнными магическими свойствами. Собственно, за счёт них колдовство и обретает вполне конкретную форму. Поэтому-то магический посох, прежде всего, персональный инструмент волшебника, который каждый подбирает под себя. Любой уважающий себя маг уделяет этому аспекту немало внимания, экспериментирует, пробует разные сочетания, чтобы подобрать идеальное. Разные руны, кристаллы и материалы в разной степени удачно и не очень сочетаются друг с другом.
Ну и наконец, в-шестых, уплотнительное кольцо. Да-да, звучит как какая-то сантехническая деталь. Можете использовать другое название — защитное кольцо, например, если вам так больше нравится. Совсем необязательный элемент, но подавляющее большинство колдунов всё же предпочитают устанавливать их. Оно поглощает чрезмерную магическую энергию, дабы посох не треснул и не раскололся от накопленной колдовской силы. Своего рода предохранитель, ну или стабилизатор, если угодно. Хотя действует он, скорее, всё же как предохранитель. Если чародей активирует слишком много рун за раз или накапливает чрезмерный заряд, кольцо подавляет волшебство, пока заряд магической энергии, превышающий пропускную способность жил посоха, не разорвал их изнутри. В таких случаях при отсутствии кольца посох повреждается, приходит в негодность, а вся накопленная энергия выплёскивается наружу, как правило, причиняя вред незадачливому волшебнику. Однако, справедливости ради, почти наверняка, защитное кольцо ограничит максимальный потенциал посоха. Впрочем, узнать этот самый максимум, не повредив магический инструмент и самого чародея, всё равно не выйдет.
Это сложная наука, требующая усердия и эрудиции. Валерий в своё время немало сил и времени потратил на то, чтобы довести свой посох до ума. Да и теперь порой пробует новое. Надо же время от времени смахивать с него пыль. А то лежит в кабинете на полке без толку.
Когда Валерию наскучит возиться с посохами, он может, например, сесть за стол в библиотеке, поставит рядом свечу, стакан молока и тарелку с печеньем, которое испарится как по волшебству, и начнёт штамповать магические свитки. Простенькое одноразовое колдовство, полезное в быту. Ну там, огонь развести, руки помыть, одежду высушить, дорогу в ночи осветить. Они сгорают после прочтения. Вся волшебная энергия их сосредоточена в печати, а магические свойства заданы письменами. Долго не хранятся. Если не использовать за неделю, придут в негодность. Вообще, заколдовать можно почти любой предмет, вот только без кристаллов волшебная энергия в них надолго не задерживается, а без рун не сохраняются магические свойства. У Геннадий Дмитрича есть и то и другое. Кристалл в груди и руна в голове.
Разобравшись со свитками, Валерий может переключить своё внимание на эксперименты с фундаментальной магией, заняться изучением небесных сфер и их влияния на свойства чар, постигать тайны природы колдовства, придумывать новые руны, создавать артефакты, наделённые волшебными свойствами, уйти с головой в изучение новых трактатов или взяться за работу над собственным, не довести до конца, плюнуть и начать осваивать новый магический прибор. Последним таковым оказалась волшебная посудомойка, которая, согласитесь, мало общего имеет с наукой, так что это весьма сомнительный повод забросить научный труд, но и такое случается.
Иначе говоря, Валерий как те энтузиасты, что не знаю, как лучше применить свою энергию. И я не про магическую силу, а про тот зуд, что, будто шило в жопе, не даёт сидеть на месте. Сегодня им взбрело в голову бизнесом заняться, завтра удариться в политику, послезавтра в актёры кино подадутся, спустя пару дней в спорт, а через неделю вообще сядут книгу писать. Само-собой, нигде ничего не добьются. Вот и Валерий так же.
Эх, ему бы поменьше отвлекаться и хоть что-то довести до логического завершения, глядишь, давно бы стал уважаем и почтенен, как один некогда молодой волшебник, два с лишним десятков лет назад совершивший поистине выдающееся открытие. Когда-то сырая магия была в большом дефиците. В королевстве имелось всего пара мест, где она пробивалась наружу, да и располагались они в очень труднодоступных местах. Скажем, глубоко в пещере, которая в свою очередь где-нибудь на вершине горы. Кристаллы, заряженные магической энергией, стоили бешеных денег. Однако потом тот самый юный волшебник, пробуя различные сочетания стеклянных линз, обнаружил, что мир наш буквально пропитан магией, она течёт повсюду, но её не видно невооружённым взглядом. Затем он же, используя драгоценные камни, открыл их фокусирующие свойства, и сумел пробить брешь в ткани мироздания, решив тем самым раз и навсегда проблему нехватки магической энергии. Теперь почти каждый уважающий себя колдун обзавёлся расщелиной, из которой черпает сырую магию для собственных нужд. Волшебник этот в одночасье оказался известен на всё королевство и за его пределами. Ныне он ректор волшебной академии и советник короля в вопросах чародейства и магии.
Единственное, чем Валерий никогда не увлекался, так это изучение животного мира, будь то призыв или перевоплощение. Одни вечно шляются по лесам и горам — что, наверное, и отпугивает такого чародея-книгочея, как Валерий, — мастерят себе тотемы и манки, а их жилище больше походит на зоопарк. Зачастую они и вовсе селятся в глухом лесу в какой-нибудь деревянной халупе или в пещере под огромным деревом для пущего единения с природой аки друиды. Эти, последние, как правило, не только за животных, но и за каждый куст рдеют.
Другие – те, что любят перевоплощаться – шьют всякое тряпьё, в котором любому уважающему себя волшебнику стыдно показаться на людях, вроде плаща из вороньих перьев или шапку из кролика с кроличьими ушами, жилетки из змеиной кожи или сапоги из леопарда. Да-да, никаких змееголовых носорогов и тому подобного. Если вы этого хотите, перечитайте лучше Гарри Поттера. А ещё со временем эти волшебники перенимают повадки животных, в которых обращаются. Валерий знавал одного такого, мурчал, вылизывал себя и лежал на солнце, свернувшись клубочком; и глаза у него были как у кошки.
Все эти чародеи считаются чудаками в магическом сообществе. Валерия, впрочем, и без подобных странностей относят к числу чудаков. Наверное, увлекись он подобной магией, его бы и вовсе сочли сбрендившим. Таких волшебников тоже хватает. Ладно, орла, волка или тигра одомашнить, некоторые – особо безумные – даже пытались приручить драконов. Стоит ли говорить, что ничем хорошим это не кончилось? Мерзкие твари эти драконы. Благо, их не так уж и много осталось. Они почему-то очень не любят плодиться, да и живут в основном на севе в горах. Хотя, одного не так давно занесло в пятое королевство. Навёл он там шороху. Так им и надо за то, как они обращаются с колдунами.
— Голем… — позвал Валерий.
— Эй! У меня имя есть, — возмутился голем.

— Ладно-ладно. Геннадий Дмитрич, мне нужно, чтобы ты… Хотя нет, лучше кто-нибудь другой. Допустим-Фред, нагрей колбы. А ты, Геннадий… нет, …Антон, натри-ка мне кристаллов, вон тех, фиолетовых. Мне нужно триста-четыреста грамма порошка.
Нет-нет, конечно же, у них есть научное название. Должно быть, по крайней мере. Но я вам его не скажу. Если вам так угодно, придумайте его сами.
— Ген… нет, лучше ты, что долго не протянет, откалибруй излучатель ультрамагических лучшей. Только аккуратней, а то там и помереть недолго, если налажаешь. А вообще, знаешь, не трогай, лучше я сам. Иди книжку почитай. А ты …
На самом деле, Валерий только сейчас задумался о том, как же ему использовать Геннадий Дмитрича. С его-то неуклюжими глиняными пальцами и пластикой слона в лаборатории и мастерской от него больше опасности, чем от учеников. Колбы побьёт и аппараты попортит. Да и за книги его не усадишь, повырывает все страницы вместе с корешками. А вкупе с полным отсутствием магических задатков и попросту не обучаемостью Геннадий Дмитрича, что он неоднократно успел продемонстрировать за столь короткий срок, подобная затея и вовсе кажется провальной.
К счастью, тело голема оказалось невероятно сильным и выносливым в вину отсутствия мышц как таковых. Идеальный грузчик. Если бы он ещё не ленился и не отлынивал от работы, цены бы ему не было. А то только и подгоняй его, сам делать ничего не хочет. Ну и чрезмерно раздутое эго мешает принять роль носильщика. Геннадий Дмитрич нет-нет, да уронит что-нибудь, наступит кому-нибудь на ногу или сломает переносимый им сундук. В общем, ученики Валерия и до того сторонились нового подручного чародея, а через пару дней так и вовсе разбегались в рассыпную, едва он появлялся в поле зрения с мешком в руках и хищным взором.
Зато когда наступало время для изучения магической природы голема, Геннадий Дмитрич растворялся в воздухе, подобно Дракуле, и ищи-свищи его, в башне есть, где спрятаться. Да на том же чердаке полно укромных мест. Хотя сам Геннадий Дмитрич его не любит. Считает, это недостойное жильё для его высокой персоны. Не только потому, что он чиновник, миллионер и важная шишка, но и – раз уж так вышло – первое в своём роде магическое разумное существа. Он заслуживает уважение, жильё под стать, ну не чердак уж точно.
Валерий настроил линзы, проверил заряд магических кристаллов, убедился в том, что разместил правильные руны, активировал их, установил фокусирующий камень, нацелил луч на Геннадий Дмитрича, беспокойно топтавшегося на месте в центре волшебного круга внутри защитного барьера, и водрузил обе руки на сферу. Та наполнилась фиолетовым светом, который устремился сквозь фокусирующий камень на Геннадий Дмитрича. Пространство внутри защитного барьера потемнело, стало непроглядной тьмой, лишь сам Геннадий Дмитрич оставался отчётливо виден. Валерий отнял одну руку от сферы и положил её на волшебную руну. В тот же миг Геннадий Дмитрич стал полностью прозрачен. Лишь его силуэт остался едва уловим. Зато теперь виден ярко-красный свет в груди голема, его жизненная энергия. Валерий переместил руку на другую руну, и теперь вместо света в груди загорелось густое тускло-зелёное свечение в области головы. Чародей недовольно покачал головой. Он убедился, что с мозгами у Геннадий Дмитрича всё в порядке, просто работают они не в том направлении. Ученики чародея с почтенного расстояния наблюдали за всем происходящим с неподдельным интересом. Один из них – ну, пусть будет допустим-Фред – держал в руках блюдце с орешками.
Валерий проверил другие показатели голема, а после выключил местный аналог МРТ и снял барьер с волшебного круга. Геннадий Дмитрич и ученики разошлись восвояси, а чародей поднялся наверх к магическому зеркалу. Как раз в эту пору в столице проходит праздник, на котором будет рыцарский турник, бал, ярмарка и форум волшебников. Валерий заглянул в зеркало – приготовления идут полным ходом. Уже строят помосты у ристалища, устанавливают шатры, съезжаются первые гости, торговцы и ремесленники обустраивают временные лавки. Как раз в этот момент подмастерье кузнеца уронил на ногу учителю лёгкую мягкую наковальню. Она твердеет и тяжелеет, когда берёшь в руку молот из комплекта. Кузнецу повезло, будь это обычная наковальня, он бы сейчас прыгал на одной ноге от боли и орал, что есть мочи. Волшебник, что её изобрёл, тоже прославился, пусть и не столь широко.
В этом плане практикующие маги во многом схожи с инженерами. Думаете, так просто создать тот же портал? Слепил арку и вуаля? Да как бы ни так. Чтобы портал работал корректно, нужна целая комбинация волшебных рун. Можно сравнить устройство волшебных врат с компьютером, где каждая руна а-ля микросхема. Одни активируют портал, вторые обеспечивают, собственно, сам переход, без третьих не проложить маршрут, четвёртые связывают между собой все прочие в единый механизм (материнская руна), пятые нужны, чтобы башня не превратилась в проходной двор, этакий замок. Открыть проход сможет лишь тот, у кого при себе путевая руна. Просто так портал работать не будет, необходим источник энергии. Разместить между рун кристаллы мало, нужно подвести ток… Ой-ой, я хотел сказать, магическую энергию. Не таскать же кристаллы каждый раз на подзарядку. И это правило справедливо для всех сложных магических устройств, таких как, например, волшебные зеркала.
У зеркал, к слову, есть и другие свойства. С их помощью волшебники заглядывают в прошлое и общаются между собой. Для этого, правда, нужна ещё и волшебная сфера с фокусирующим камнем, чтобы собеседники могли тебя видеть, и зачарованная ракушка для передачи звука. Серьёзно, как бы вы что услышали из зеркала без динамиков? Не везде, к слову, можно подглядеть. Как правило, чародеи, короли и прочие важные персоны ценят свою приватность, и потому рисуют на стены жилищ защитные письмена, размещают охранные тотемы и носят при себе обереги приватности.
Конечно, Валерию лучше бы повременить с его затеей, как следует всё изучить, подготовить Геннадий Дмитрича, дождаться следующего мероприятия, но ему невтерпёж, а посему завтра же утром он нанесёт на тело голема магические руны, дабы обезопасить себя и людей, и выдвинется в путь.


© Copyright: Валерий Панов, 3 августа 2020

Регистрационный номер № 000286508

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий