Фэнтези

В ночь на Ивана Купала

Добавлено: 18 декабря 2020; Автор произведения:Ивушка Плакучая 358 просмотров


 
    
 – Вы будете садиться? – вывел из ступора Ивана, стоявшего в проходе автобуса, раздраженный мужской голос.
 Никак не мог понять, чего от него хотят? Все его внимание было занято девушкой, сидящей на первом сидении, разглядывавшей его с лукавой подбадривающей улыбкой, – место подле нее было свободно.
 – Буду! – ответил, и опустился на свободное сидение.
 Автобус тронулся. Иван принялся исподтишка разглядывать девушку. Она была хороша собой, и все, что он мог себе позволить – это “незаметные” взгляды, чего не заметить она, естественно, не могла:
 – Вижу, вам не терпится со мной познакомиться, да не решаетесь. Меня зовут Маша. Я еду в Новотроицкое в свой отчий дом, где собираюсь провести неделю. А вы?
 – Я тоже еду в Новотроицкое в отпуск, зовут меня…
 – Как вас звать-величать, Ваня, я знаю, – прервала его девушка, – меня больше интересует: почему едете один, и есть ли у вас семья?
 – Семьи нет, был женат, развелся.
 – Хорошо.
 – Что хорошо?
 – Что развелись.
 Он удивленно глянул на девушку. 
 – Как вы узнали мое имя?
 – Я – ведунья. Это у меня от бабушки, умершей этой весной. Снимаю сказы, привороты, читаю прошлое, предсказываю будущее. То, что вы сядете рядом со мной, я знала еще до того, как вы зашли в автобус. Не пугает вас такое?
  – И теперь все, что произойдет со мной, предопределено и от меня ничего уже не зависит?
 – Зависит, очень даже зависит – моя судьба. Не пугайтесь, у вас благородная, в некотором смысле даже приятная миссия…
 
 В разговорах они не заметили, как подъехали к конечной остановке.
 Иван вышел из автобуса, подал Маше руку. И только тут разглядел. Господи, да ведь она горбунья! Не показал виду, не изменился в лице, хоть это было и не просто.
 Отчего он не заметил это сразу? Видимо, потому что была она высокого роста, гибкая, стройная, а не перекошенная, как все горбуньи.
 Иван взял у притихшей девушки сумку. Направились к селу. По понятной причине она держалась чуть позади, отчужденно молчала.
 Прошли мимо дома, который снял на время отпуска Иван, подошли к ее дому. Девушка взяла у него сумку, поблагодарила, пригласила заходить в гости, и, открыв калитку, скрылась за забором.
 
 Иван не слишком удивился, когда через несколько часов в дверях его дома показалась Маша.
 – Извините, не успел убраться.
 – Это вы извините – незваный гость хуже татарина. А знаете, сходите-ка в магазин. Купите, что положено для ужина. У вас сегодня званный ужин для незваного гостя. А я пока приберусь.
 Когда он вернулся, горница сверкала чистотой.
 – Как вы успели?
 – Давайте продукты, а сами ступайте, примите душ с дороги, благо ваш терем со всеми удобствами…
 – Ужин готов! – позвала она его. – Он был поражен: зажженные свечи, накрытый стол, цветы в вазе, шампанское.
 – Расставьте бокалы и тарелки, а я ополоснусь после уборки.
 К такому развитию событий Иван не был готов. Что дальше?
 
 А дальше была спокойная неспешная беседа за ужином. Но начала Маша разговор более чем странно:
 – У нас в запасе всего один день.
 – Один день на что?
 – До Ивана Купала.
 – И что случится в этот день?
 – Не в день, а в ночь. Вы, Иван, и не знаете, какие чудеса случаются в ночь на Ивана Купала?
 – Отчего же? Наслышан.
 
 – Моя бабушка – ведунья, я тебе об этом уже говорила, – начала свой рассказ Маша, перейдя на «ты». – Многим она помогла, многих излечила от болезней, приворотов, наветов.
 В ранней молодости она перебежала дорогу своей лучшей подруге, не поделили парубка – моего деда. А была ее подруга черной ведьмой. Не сумела ведунья защитить суженного. Умер от неизвестной болезни спустя полгода после свадьбы. Бабушка рожала дочку уже без мужа. Но и этого ведьме показалось мало, дождалась случая! Восемнадцать лет ждала!
 Появился в деревне заезжий молодец, падкий до прекрасного пола. Ведьма опоила его приворотным зельем, влюбила в красавицу-дочь своей соперницы. Та ответила ему взаимностью. От этой любви родилась я. Узнав, что девушка понесла, соблазнитель пошел на попятный, а вскоре и вовсе завеялся.
 
 Когда дочь разрешилась от бремени, бабушка от греха подальше выпроводила ее из дому в город к своей сестре. Я же осталась жить с бабушкой. Да проклятая ведьма на этом не успокоилась, решила отыграться и на внучке, но это случилось позже – через пятнадцать лет.
 Шла я как-то из школы по мостику через ручей, вдруг настил проломился подо мной, полетела вниз, ушиблась спиной. Все бы ничего, да начал расти горб, никто не знал причины. Знала лишь ведьма…
 
 Минули годы. Пришла пора черной ведьме помирать, призвала она к себе свою бывшую подругу:
 – Мне пора на покой, вечный покой. Не могу уйти, не покаявшись. Я всегда завидовала тебе – твоей красоте, счастливой доле, доброму характеру, тебя всегда любили, меня боялись.
 – Сейчас-то чему завидовать! Я – стара, немощна, дочка – гулящая, внучка – калека.
 – О твоей внучке и пойдет речь. Ее калечность – моих рук дело.
 – Знаю, могла бы не говорить.
 – А знаешь ли ты, почему люди не летают как птицы?
 – Отчего же, некоторые летают, остальным не дано.
 – Да, мало, кому дано. Твоя внучка из их числа. У девочки есть крылья, они спрятаны (сложены) за спиной. Она не знает об этом.
 Чтобы раскрылся ее дар, развернулись крылья, с нее следует снять наговор.  Снимется наговор лишь, когда она встретит свою любовь, и именно в ночь на Ивана Купала она должна открыть себя суженному.
 Но прежде, чем посвящать в это Машу, подумай – стоит ли? Даже, если ей удастся избавиться от горба, неизвестно, чем все обернется. Может статься, что не уживется она среди людей, и отправится в неведомые края, где живут рожденные летать, и собьется с ними в стаю. И останешься ты одна.
 С этими словами ведьма испустила дух.
 
 Бабушка не сразу посвятила меня в открытую ведьмой тайну.
 Этой весной бабушка стала совсем плоха. Чувствуя приближение смерти, решилась, наконец, – рассказала мне все, что поведала ей ведьма, завершив свой рассказ словами:
 – Мне недолго осталось, не желаю брать грех на душу, тебе выбирать свою судьбу.
 Спустя неделю бабушка умерла.
 – Постой, но ведь Ивана Купала завтра! – прервал Иван рассказ Маши.
 – Да, это последний срок, нам следует поторопиться.
 – Кому нам?
 – Мне и тебе.
 – Я-то здесь причем?
 – Ты – мой лекарь-искуситель. Увидев тебя, я тотчас это поняла!
 – Какой из меня искуситель, самого впору искушать.
 – Не беспокойся, за этим дело не станет.
 – А если наших чувств окажется недостаточно для снятия заклятия?
 – Такое вполне может статься, тогда я навеки останусь горбуньей. Уж постарайся! Помогут же нам цветы иван-да-марья, найденный в ночь на Купала цветущий папоротник, твое самоотречение, умноженное на мое отчаяние.
 
 Маша ушла, а Иван долго не мог уснуть – что ждет его завтра? Забылся лишь к утру.
 Проснулся поздно. Ближе к вечеру отправился к Маше. 
 Девушка была задумчива и тиха. Сидела у окна, плела венок. На ней была туника, свободно льющаяся вдоль тела. 
 – Выспался?
 – Не очень.
 – Готов?
 – К чему?
 – К возложенной на тебя миссии, можешь еще отказаться!
 – Нет, что ты. Вот скажи, почему ты, такая красивая, выбрала именно меня?
 – Не я выбирала, ты ниспослан мне. Ты – Иван, я – Марья. Вместе мы – Иван-да-Марья. Сегодня наш день, точнее ночь.
 – Ты плетешь венок, в нем странные сине-желтые цветы.
 – Называют их иван-да-марья, цветы эти – символ любящих сердец.
 Налила из кувшина в стаканы Ивану и себе золотистый напиток.
 – Давай выпьем!
 – Что это? – спросил Иван.
 – Любовный напиток, настоянный на лепестках цветов иван-да-марья, он поможет нам постичь таинства любви. В ночь на Ивана Купала стыдливость, рассудительность, сдержанность – никудышные помощницы.
 Выпили, напиток оказался необычным, но приятным на вкус.
 – Что-то я ничего не почувствовал.
 – Не пришло еще время.
 
 После ужина Маша и Иван направились к реке.
 Стемнело. У реки – веселье и смех, парни разжигали костры, девушки плели венки.
 Через костер прыгали: кто в одиночку, кто парами.
 Пришла очередь Ивана и Марьи. Взявшись за руки, они разбежались и взлетели над костром. Не успели оторваться от земли, как костер неожиданно вспыхнул, огонь высоко взметнулся над землей. Иван почувствовал, как рука Маши с невиданной силой потащила его вверх. Приземлились далеко за костром.
 Между тем девушки потянулись к реке.
 По очереди одна за другой опускали в воду венки с зажженной лучиной. Шли по берегу, высматривая свои венки среди других, плывущих по течению реки. На некоторых венках лучины гасли сразу, не достигнув стремнины, другие долго светились в темноте, обещая счастливое и долгое замужество.
 Пустила по реке свой венок и Маша. Он легко достиг середины реки, вдруг лучина на нем упала на бок, венок задымил, с шипеньем затонул. Девушка даже не пыталась скрыть огорчение.
 
 Взявшись за руки, Иван и Марья направились вдоль реки к лесу. На небосклон высыпали звезды. Недавно народившийся полумесяц коромыслом завис в небе, отражаясь в зеркале реки.
 Вышли к крошечному прозрачному лесному озерцу, на его берегу ковром стелился папоротник. Долго искали цветущий папоротник, не нашли. Маша сорвала папоротник, верх которого, в отличие от других серебрился то ли отражением лунного света, то ли сам излучал сияние. 
 Маша сбросила тунику, взяла в руку светящийся папоротник, вошла в озерцо. Ее тело засветилось, заиграло в воде, обретая чудные очертания.
 – Ваня, иди ко мне. – Голос девушки дрожал от волнения.
 Иван неловко разделся, вошел в озерцо. В отличие от Маши тело его не было видно в прозрачной воде.
 – Обними меня, – едва слышно попросила девушка.
 Иван и Марья слились в объятиях. И тотчас его тело, как и ее, заискрилось…
 Что и как было дальше, он помнил смутно, лишь тихий стон девушки, перешедший в пронзительный крик взлетевшей над озерцом ночной птицы, и охватившее его состояние невообразимого блаженства. И в тот же миг озерцо засияло во всю свою глубину…
 А дальше, дальше стало происходить нечто невероятное.
 Куда-то делась Маша. Иван долго блуждал по лесу в ее поисках, звал, слыша в ответ лишь хохот лесной нечисти. Окончательно заблудился… 
 Что его вывело из леса, как он вышел к селу, как оказался дома?
 Упал без сил на кровать, провалился в сон. Сон ли? 
 Перед ним против распахнутого настежь окна стояла Марья. Купаясь в лучах небесного светила, как в зеркало гляделась в ночь. Почувствовав его взгляд, стала поворачиваться, пронизала лунными очами. 
 Последнее, что он услышал, – хлопанье крыльев огромной птицы…
 
 Вырвался из снов и видений Иван лишь к утру, когда взошло солнце. Маши нигде не было.
 На столе нашел записку, в ней всего несколько слов:
 “Миленький мой, суженный, не суждено нам быть вместе. Будь проклята ведьма! Прости и прощай…”
 Бросился к дому Маши. Остановился, пораженный – заколоченные ставни на окнах. Создавалось впечатление, что в доме давно никто не живет…
 
 Весь день Иван провел в поисках Маши. На его расспросы соседи в один голос утверждали, что Марью-горбунью видели в Новотроицком лишь весной на похоронах бабушки.
 Единственным свидетельством того, что случилось с ним и Машей, была ее записка, да и та странным образом исчезла. 
 Он начинал уже сомневаться: на самом ли деле с ним произошло все это – не привиделось? 
 Была ль горбунья?
 Была ль волшебная ночь?..
 

 


© Copyright: Ивушка Плакучая, 18 декабря 2020

Регистрационный номер № 000289414

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий