История

Григорий Распутин. Контрольный выстрел

Добавлено: 11 июля 2015; Автор произведения:Владимир Касьянов 421 просмотр


СОДЕРЖАНИЕ:
 
1. УБИЙСТВА РАДИ ВЕЛИКИХ ЦЕЛЕЙ
2. ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ КНЯЗЯ ФЕЛИКСА ЮСУПОВА
3. В.ПУРИШКЕВИЧ ОБ УБИЙСТВЕ РАСПУТИНА
4. НЕЗАКОНЧЕННОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ
5. АНГЛИЙСКИЙ СЛЕД
6. КТО ЖЕ СДЕЛАЛ КОНТРОЛЬНЫЙ ВЫСТРЕЛ?
7. ДЬЯВОЛЬСКИЙ СВЯТОЙ
 
 
1. УБИЙСТВА РАДИ ВЕЛИКИХ ЦЕЛЕЙ
 
Убийством во все времена и у всех народов, как правило, считалось преступное лишение жизни кого-нибудь из людей. Однако, в мировой истории известно множество убийств — одиночных и групповых, которые совершались "ради блага народа и государства". Более того, в национально-освободительных войнах, длившихся порой годами, и, естественно, ради блага отдельной нации или даже народа, убийства становились не групповыми, а массовыми. И великие цели очень часто превращались в великие трагедии не только для отдельных людей, но и для целых народов.
 
28 июня 1914 года сербским гимназистом Гаврилой Принципом были убиты в Сараево наследник австро-венгерского империи эрцгерцог Франц Фердинанд и его жена герцогиня София Гогенберг. В группу покушавшихся на Фердинанда входило 6 человек, во главе с Данилой Иличем. Трое из них, в том числе и Гаврило Принцип, были смертельно больны туберкулёзом. Все эти террористы принадлежали к сербской террористической организации "Млада Босна", благородной задачей которой было объединение южных славян и создание Великой Сербии.
 
Несмотря на то, что Ф.Фердинанд вынашивал планы преобразования австро-венгерской монархии в австро-венгерско-славянскую, "Млада Босна" приняла решение физически ликвидировать наследника. И сделать они это хотели ради будущего блага Сербского народа и Сербии в целом.
 
В 10:10 в кортеж из шести машин Неделько Чабринович бросил гранату. Фердинанд с супругой остались целы и невредимы, однако осколками убило шофёра 3-ей машины и ранило её пассажиров. Были также ранены несколько встречающих из толпы и один полицейский. Чабриновича схватили присутствующие, жестоко избили, а затем передали полицейским.
 
Несмотря на произошедшее, Ф.Фердинанд поехал в городскую ратушу и выступил там с запланированной речью. После выступления он решил заехать в больницу и проведать раненых при покушении. Жена настояла на том, чтобы ехать с ним. При развороте автомобиля, в котором сидели Ф.Фердинанд с супругой, к машине подбежал Гаврило Принцип, который случайно оказался в этом месте, полагая, что покушение не удалось. Двумя выстрелами он тяжело ранил Софию в живот и наследника престола в шею. Как и Чабринович, Г. Принцип пытался сразу отравиться, но его тоже вырвало. Прибежавший народ разоружил преступника и избил так, что уже в тюрьме ему пришлось ампутировать руку.
 
 По дороге в больницу, вначале умерла жена эрцгерцога, а через несколько минут и сам Фердинанд. Последними словами, которые он произнёс, были:
 
— Соферль, не умирай!.. Останься ради наших детей...
 
Троих террористов (Д. Илича, В. Кубриловича и М. Йовановича ) повесили 3 февраля 1915 года, а Д.Принципу, которому было только 19 лет, и он по австро-венгерским законам считался несовершеннолетним, приговорили к максимальному сроку — 20 годам тюремного заключения. 28 апреля 1918 года он умер в тюрьме от туберкулёза.
 
Как показала потом история, убийство ради блага сербского народа, стало причиной не только трагедий семей наследника престола и террористов, но и послужило началом для первой мировой войны. И обернулось великой трагедией для многих народов Европы.
 
 
 
2. ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ КНЯЗЯ ФЕЛИКСА ЮСУПОВА
 
Менее чем через два года после убийства Фердинанда, уже в России, тоже нашлась небольшая группа славян, которая, ради спасения России, была готова на убийство. Нет, не императора Николая Второго, а неграмотного мужика из Тобольской губернии, ещё совсем недавно неведомого никому, кроме своих земляков, а теперь ставшего другом царской семьи, и оказывающего на неё великое, но пагубное влияние. Пагубное не только для императорской семьи, но и для всей России. Будущие убийцы этого мужика искренне верили, что своим карающим актом они непременно спасут Россию от гибели и позора.
 
 В 1927 году, уже во Франции, в эмиграции, князь Феликс Юсупов, — один из участников заговора, напишет книгу "Конец Распутина", из которой можно узнать подробности покушения на Распутина. В этой книге есть и такие слова: " Настроение у всех было повышенное. Мы верили, что событие этой ночи спасет Россию от гибели и позора...".
 
Из книги Ф. Юсупова можно узнать о следующем. После того как он привёз Распутина к себе во дворец, тот, сняв шубу, долго и с любопытством рассматривал обстановку столовой, где они находились. Шкаф с лабиринтом особенно привлек его внимание. Восхищаясь им, как ребенок, он без конца подходил, открывал дверцы и всматривался в лабиринт.
 
Далее Юсупов и Распутин сели за стол и разговорились. Старец сокрушённо поведал хозяину дома, что больно многим мешает своей правдой. Это в первую очередь не нравится аристократам. Мол, мужик простой по Царским хоромам шляется! Распутин заявил, что ему их нечего бояться: мол, ничего они с ним не сделают, так как он заговорен против злого умысла. Пробовали, мол, не раз, да Господь все время просветлял. Да ежели только тронут – плохо им всем придется!
 
Юсупову было жутко слышать эти слова Распутина там, где ему готовилась гибель. Через некоторое время, наговорившись на свои обычные темы, Распутин захотел чаю. Князь налил ему чашку и придвинул тарелку с бисквитами. Почему-то вначале дал ему бисквиты без яда, и лишь позднее взял тарелку с отравленными пирожными и предложил Распутину. В первый момент тот от них отказался, однако вскоре взял одно пирожное потом второе...
 
Юсупов, не отрываясь, смотрел, как старец брал пирожные и ел их один за другим. Действие цианистого калия должно было начаться немедленно, но, к большому удивлению князя, Распутин продолжал с ним разговаривать, как ни в чем не бывало. Вскоре Феликсу удалось, как будто случайным движением руки, сбросить на пол рюмку, из которой пил Распутин; она разбилась. Воспользовавшись этим, Феликс налил мадеры в рюмку с цианистым калием. Вошедший во вкус питья, Распутин уже не протестовал. Феликс стоял перед ним и следил за каждым движением страца, ожидая, что вот сейчас наступит конец. Но гость пил медленно, маленькими глотками, с особенным смаком, присущим знатокам вина. Лицо его не менялось. Лишь от времени до времени он прикладывал руку к горлу, точно ему что-то мешало глотать, но держался бодро. Вставал, ходил по комнате, и на вопрос "Что с ним?" – сказал, мол, пустяки, просто першит в горле.
 
Прошло несколько томительных минут. Затем, неожиданно для Юсупова, Распутин протянул рюмку и попросил ещё налить вина. Князь схватил с подноса вторую рюмку с отравой, налил в нее вино и подал Распутину. Тот выпил, но яд, по-прежнему, не проявлял своей силы. Затем Юсупов предложил старцу чаю. Тот не отказался. Глаза старца стали тусклыми, и Феликсу показалось, что он избегает смотреть на хозяина дома. Пока Юсупов наливал чай, Распутин встал и прошелся по комнате. Ему бросилась в глаза гитара.
 
– Сыграй, голубчик, что-нибудь веселенькое...– попросил он. – Люблю, как ты поешь.
 
Когда Феликс кончил петь, Григорий открыл глаза и посмотрел на него грустным и спокойным взглядом:
 
– Спой еще. Больно люблю я эту музыку: много души в тебе.
 
А время шло – часы показывали уже половину третьего утра. Больше двух часов длился этот кошмар. Наверху у заговорщиков тоже, иссякло терпение. Шум, доносившийся оттуда, становился все сильнее. Князь боялся, что его друзья, не выдержав, спустятся вниз. И тогда он сказал старцу:
 
– Вероятно, гости разъезжаются. Пойду посмотрю.
 
В кабинете Юсупова-младшего, Великий Князь Дмитрий Павлович, Пуришкевич и поручик Сухотин с револьверами в руках бросились к Феликсу навстречу. Они были спокойны, но очень бледны с напряженными, лихорадочными лицами. Посыпались вопросы. Все были поражены известием о том, что яд на Распутина не подействовал.
 
И тогда заговорщики приняли решение задушить Распутина. Но, уже спускаясь по лестнице, Феликс Юсупов понял, что при виде посторонних людей, Распутин может догадаться об их намерениях, и тогда, неизвестно чем могло бы всё закончиться. Взяв у Дмитрия Павловича револьвер, Юсупов спустился в столовую. Распутин, тяжело дыша, сидел за чайным столом. Его голова была низко опущена. Он пожаловался хозяину дома на тяжесть в голове и жжение в животе. Юсупов налил ему мадеры. Распутин выпил ее залпом и вскоре подбодрился и повеселел. И вдруг неожиданно предложил хозяину дома поехать к цыганам.
 
Юсупов, держа за спиной револьвер, был шокирован живучестью Распутина. И лишь когда старец стал приближаться к нему не отводя глаз, Юсупов выстрелил. Распутин заревел диким, звериным голосом и грузно повалился навзничь, на медвежью шкуру. Он лежал на спине; лицо его от времени до времени подергивалось, руки были конвульсивно сжаты, глаза закрыты. На светлой шелковой рубашке виднелось небольшое красное пятно; рана была маленькая и крови почти не было заметно.
 
Прибежавшие заговорщики хотели было сделать ещё несколько выстрелов по старцу, однако из-за боязни оставить кровавые следы, воздержались. Да и пуля, вошедшая в область сердца, не оставляла сомнений, что Распутин убит наповал. Великий Князь и Пуришкевич перенесли тело с медвежьей шкуры на каменный пол. Затем, погасив электричество и, закрыв на ключ дверь столовой, поднялись в кабинет Юсупова.
 
Уже в кабинете, Юсупов почувствовал смутную тревогу и непреодолимое желание вернуться к телу Распутина, лежащему в столовой. Вернувшись назад, Феликс склонился над телом старца. Тот был, без сомнения, мёртв. Уже собираясь уходить к товарищам в кабинет, Юсупов с ужасом увидел, как левый глаз покойника начал приоткрываться. Спустя мгновение, правое веко, так же задрожав, в свою очередь приподнялось и… оба глаза Распутина, какие-то зеленые, змеиные, с выражением дьявольской злобы впились в хозяина дома. И тут случилось невероятное. Неистовым резким движением Распутин вскочил на ноги; изо рта его шла пена. Он был ужасен. Комната огласилась его диким ревом. Распутин кинулся к Юсупову и старался схватить того за горло. Глаза старца скосились и совсем выходили из орбит. Оживший Распутин хриплым шепотом непрестанно повторял имя. Юсупова. Последний, охваченный безмерным ужасом, пытался вырваться из железных тисков "убитого". Началась кошмарная борьба. Феликсу казалось, что сам дьявол, воплотившийся в этого мужика, держал его своими цепкими руками. Позднее, в своей книге Юсупов напишет: "… В этом умирающем, отравленном и простреленном трупе, поднятом темными силами для отмщения своей гибели, было что-то до того страшное, чудовищное, что я до сих пор вспоминаю об этой минуте с непередаваемым ужасом..."
 
Через время, показавшееся вечностью, Юсупову всё же удалось, с великим трудом, освободиться из смертельных объятий старца. Юсупов не мог пристрелить старца, т.к. уже отдал револьвер великому князю. Пуришкевич, прибежавший на отчаянный зов хозяина дома, начал спешно доставать своей револьвер из кобуры. Распутин же, на четвереньках быстро удалялся, рыча и хрипя, как раненый зверь. Вскоре он достиг потайной двери, выходившей на двор. Юсупов знал, что дверь заперта, но его повторно охватил дикий ужас, когда он увидел, что дверь открылась, и Распутин исчез в темноте ночи.
 
Вскоре два выстрела распороли тишину ночи. Юсупов, выскочив на парадную лестницу, побежал вдоль набережной Мойки, надеясь, в случае промаха Пуришкевича, задержать старца у ворот. Во дворе было трое ворот, и лишь средние не были заперты. Именно к ним и устремился Распутин. Прозвучали ещё два выстрела, после которых Распутин завалился в сугроб. Пуришкевич подбежал к упавшему и ударил его ногой в левый висок. Убедившись, что Распутин мёртв, Пуришкевич, не заметив Юсупова, быстро направился обратно к дому...
 
***
… Впрочем, любой пересказ написанного в книге, не может передать атмосферу тех событий, о которых повествует их непосредственный участник Феликс Юсупов. Самым лучшим способом восприятия этой атмосферы, до предела наполненной трагизмом, является лишь один — личное ознакомление с содержанием книги "Конец Распутина". Желающие могут это сделать с помощью такой ссылки:
http://royallib.ru/book/yusupov_feliks/konets_rasputina.html
 
Ну, а для тех читателей, которые в силу разных причин, не имеют возможности или желания прочитать книгу Феликса Юсупова, могу дальнейшие события описать лишь кратким образом. Услышав выстрелы, к Юсупову, уже стоящему рядом с трупом Распутина, подошёл полицейский, а из дома Юсупова бежали двое его служащих. Разговаривая с полицейским, князь стал так, чтобы труп Распутина, плохо видимый в сугробе, оказался за спиной полицейского. На вопрос стража порядка: "Ваше сиятельство тут были выстрелы слышны; не случилось ли чего?" Юсупов ответил: мол, была вечеринка и кто-то из его товарищей, выпив лишнее, стал стрелять и напрасно потревожил людей. Разговаривая с городовым, князь довел его до ворот и затем вернулся к тому месту, где лежал труп. Распутин лежал весь скрючившись, и уже в другом положении. Юсупов с ужасом понял, что старец до сих пор жив.
 
Вскоре Пуришкевич поручил слугам князя перенести тело Распутина в дом. Оказалось, что выстрелы были услышаны в участке, откуда у городового потребовали объяснений по телефону. Первоначальными его показаниями местные полицейские власти не удовлетворились и настаивали на сообщении всех подробностей. Пуришкевич, увидав вошедшего в это время городового, быстро подошел к нему и начал объяснять ему, что убит тот самый Распутин, который губил Родину, Царя-батюшку, его (городового) братьев-солдат, продавал Россию немцам...
 
Затем Пуришкевич сказал:
 
— Выстрелы, которые ты слышал, убили этого самого Распутина, и, если ты любишь твою Родину и твоего Царя, ты должен молчать.
 
Городовой, после напряжённого молчания, наконец, дал согласие, но уточнил:
 
— … А  вот коли к присяге поведут, тут делать нечего, – скажу все, что знаю; грех утаить.
 
После ухода городового, камердинер князя доложил, что труп Распутина перенесён со двора и положен на нижней площадке винтовой лестницы. Юсупов в своей книге откровенно признаётся:
 
"… Я чувствовал себя очень плохо; голова кружилась, я едва мог двигаться; но все же, хотя и с трудом, встал, машинально взял со стола резиновую палку и направился к выходу из кабинета. Сойдя по лестнице, я увидел Распутина, лежавшего на нижней площадке. Из многочисленных ран его обильно лилась кровь… Тяжелое и отталкивающее впечатление производило это кровавое зрелище. Мне хотелось закрыть глаза, хотелось убежать куда-нибудь далеко, чтобы, хотя на мгновение, забыть ужасную действительность и, вместе с тем, меня непреодолимо влекло к этому окровавленному трупу, влекло так настойчиво, что я уже не в силах был бороться с собой. Голова моя разрывалась на части, мысли путались; злоба и ярость душили меня. Какое-то необъяснимое состояние овладело мною. Я ринулся на труп и начал избивать его резиновой палкой… В бешенстве и остервенении я бил куда попало… Все Божеские и человеческие законы в эту минуту были попраны. Пуришкевич говорил мне потом, что зрелище это было настолько кошмарное, что он никогда его не забудет. Тщетно пытались остановить меня. Когда это, наконец, удалось, я потерял сознание..."
 
Вскоре приехали великий князь Дмитрий Павлович, поручик Сухотин и доктор Лазоверт в закрытом автомобиле. Завернув труп в сукно, они положили его в автомобиль и уехали на Петровский остров. Там с моста тело Распутина было сброшено в воду.
 
Так изображается гибель Григория Распутина в книге Феликса Юсупова. Однако даже спустя почти сотню лет после смерти старца, не утихают споры о его фактических деяниях и о реальных событиях его убийства. И даже о его реальных убийцах.
 
 
 
3. В.ПУРИШКЕВИЧ ОБ УБИЙСТВЕ РАСПУТИНА
 
Всю ночь, с 17-го на 18-е декабря 1916 года, уже сидя в вагоне своего санитарного поезда, уходящего на фронт, В. М.Пуришкевич описывал происшедшее:
 
"… Я не могу заснуть; впечатления и события последних 48 часов вихрем, проносятся вновь в моей голове, и кошмарная, на всю жизнь незабываемая ночь 16 декабря встает ярко и выпукло пред моим духовным, взором. Распутина уже нет. Он убит. Судьбе угодно было, чтобы я, а не кто иной избавил от него Царя и Россию, чтобы он пал от моей руки. Слава Богу, говорю я, слава Богу, что рука великого царя князя Дмитрия Павловича не обагрена этой грязной кровью — он был лишь зрителем, и только...".
 
Из воспоминаний Владимира Пуришкевича следует, что он вместе с доктором Лазавертом, управлявшим военным автомобилем, подъехали к главному входу дворца Юсуповых. Они должны, как было условлено, подъехать через двор к боковому входу, чтобы незамеченными войти в дом. Но ворота во двор оказались закрыты. Пуришкевич понял, что легкомысленный Феликс попросту забыл уговор. Депутата ГосДумы это сильно возмутило.
 
Войдя в кабинет хозяина дома, приехавшие увидели там кроме Феликса, ещё Великого князя Дмитрия и поручика Сухотина. Вскоре все торопливо спустились вниз, в подвал, где предполагалось отравление Григория Распутина. Подвал был превращён в изящнейшую бонбоньерку в стиле древнерусских палат. Увиденное совсем погасило гнев Пуришкевича на Юсупова-младшего.
 
Заговорщики сели в столовой, и Юсупов предложил отведать приготовленные для Распутина пирожные, прежде чем начинить их ядом. Закончив чаепитие, постарались "столовой" придать вид, что будто тут было целое общество, вспугнутое приходом неожиданного гостя: в чашки налили немного чаю, разбросали на столе помятые салфетки. Затем доктор Лазаверт, надев перчатки, стал начинять кристаллами цианистого калия пирожные с розовым кремом. Лазаверт густо насыпал яд внутрь пирожных и, закончив свою страшную работу, бросил перчатки в камин, задымивший так, что пришлось проветривать комнату.
 
Затем доктор и Феликс уехали за Распутиным, а оставшиеся заговорщики поднялись наверх, в кабинет Юсупова. Они проверили граммофон, который должен был помочь создать видимость продолжающейся вечеринки, и наполнили ядом две, отмеченные Феликсом, рюмки из четырех. Потом дожидались, молча расхаживая по кабинету. Когда ожидавшие услышали шум въехавшей во двор машины, поручик Сухотин включил граммофон, и раздался американский марш "Янки-дудль".
 
Из дневниковых записей Пуришкевича:
 
"… Еще мгновение — слышим сухой стук автомобиля уже во дворе, хлопающуюся дверцу автомобиля, топот встряхивающих снег ног внизу и голос Распутина: "Куда, милой?" Засим дверь от столовой закрылась за обоими приехавшими, и через несколько минут снизу по лестнице поднялся к нам д-р Лазаверт в своем обыкновенном костюме, снявший и оставивший внизу шоферские доху, папаху и перчатки. Затаив дыхание, мы прошли в тамбур и стали у перил лестницы, ведущей вниз, друг за другом, в таком, порядке: первым, к лестнице я с кастетом, в руках, за мною великий князь, за ним поручик С., последним, д-р Лазаверт. Мне трудно определить, сколько времени в напряжённейшем ожидании провели мы в застывших позах у лестницы. Стараясь не дышать, не двигаться и вслушиваясь буквально в каждый шорох, происходивший внизу, откуда доносились к нам голоса разговаривавших то порою в виде односложных звуков, то в связной речи, но расслышать того, что говорилось, мы не могли; полагаю, что мы простояли у лестницы не менее получаса, бесконечно заводя граммофон, который продолжал играть все тот же "Янки-дудль"....
 
Далее Пуришкевич описывает, как через время в кабинет вошел Юсупов и возмущенно сообщил о том, что Распутин выпил две рюмки с ядом, съел несколько розовых пирожных, и чувствует себя прекрасно, несмотря на то, что уже прошло не менее 15 минут. Было принято решение о возвращении Феликса назад. Яд должен, наконец-то, сделать свое дело, а если действие его окажется безрезультатным, то Юсупову следовало поднять в кабинет, и тогда будет принят окончательный вариант дальнейших действий.
 
В период напряжённого ожидания доктору Лазаверту стало плохо. Этот крепчайшего телосложения человек вначале нервно шагал по кабинету, апоплексически краснея и в изнеможении опускаясь в глубокие кресла под окном. Затем стал хвататься за голову, обводя присутствующих в кабинете блуждающим взглядом.
 
— Что с вами, доктор? — спросил его Пуришкевич.
 
— Мне дурно! — ответил тот полушепотом.— У меня чрезвычайно напряжены нервы. Мне кажется, я не выдержу. Я никогда не думал, что я так мало способен держать себя в руках. Поверите ли, меня сейчас может повалить пятилетний ребенок....
 
И это говорил военный врач, не раз смотревший смерти в лицо! Доктор даже был вынужден выйти на улицу, к автомобилю. Там он упал в обморок, но снег охладил ему голову и, только после этого он пришёл в себя.
 
Минут через пять Юсупов вновь появился в кабинете и скороговоркой сообщил присутствующим о том, что яд на старца совершенно не действует, и что Распутин уже стал подозрительно относиться к хозяину дома.И тогда Великий князь предложил отпустить старца с миром, а счёты с ним свести в другой раз и при других условиях. Однако Пуришкевич категорически отверг такое предложение. После минутного совещания было решено спуститься вниз всем и предоставить Пуришкевичу убить Распутина кастетом. Лазаверту на всякий случай Юсупов вручил каучуковую гирю, хотя первый и заявил ему, что тот едва ли будет в состоянии что-либо сделать, ибо так слаб, что еле передвигает ноги.
 
Вот как описывает Пуришкевич дальнейшие события:
 
"… Приняв это решение, мы гуськом (со мною во главе), осторожно двинулись к лестнице и уже спустились было к пятой ступеньке, когда внезапно Дмитрий Павлович, взяв меня за плечо, прошептал мне на ухо: «Attendez moment!» — и, поднявшись вновь назад, отвел в сторону Юсупова. Я, С. и Лазаверт прошли обратно в кабинет, куда немедленно вслед за нами вернулись Дмитрий Павлович и Юсупов, который мне сказал:
 
— В. М., вы ничего не будете иметь против того, чтобы я его застрелил, будь что будет? Это и скорее и проще.
 
— Пожалуйста,— ответил я,— вопрос не в том, кто с ним покончит, а в том, чтобы покончить и непременно этой ночью.
 
Не успел я произнести эти слова, как Юсупов быстрым, решительным шагом подошел к своему письменному столу и, достав из ящика его браунинг небольшого формата, быстро повернулся и твердыми шагами направился по лестнице вниз...".
 
Следует отметить, что в своей книге "Конец Распутина", Феликс Юсупов утверждает, что револьвер ему вручил великий князь. На это расхождение в воспоминаниях Юсупова и Пуришкевича обращали внимание многие историки и исследователи убийства Распутина.
 
Уже через несколько минут после ухода Юсупова, заговорщики услышали звук выстрела. Вслед за тем послышалось продолжительное: "А-а-а…" и звук грузно падающего на пол тела. Быстро спустившись в подвал, они увидели лежащего перед диваном умирающего Распутина, и стоящего над ним, с револьвером в руке, внешне спокойного Юсупова-младшего. Первым заговорил Великий князь, обратившись к Пуришкевичу:
 
-Нужно снять его поскорее с ковра, на всякий случай, и положить на каменные плиты пола, ибо, чего доброго, просочится кровь и замарает шкуру. Давайте снимем его оттуда...
 
Дмитрий Павлович взял убитого за плечи, Пуришкевич поднял его за ноги, и они бережно уложили тело на пол, ногами к уличным окнам и головою к лестнице, через которую вошли. На ковре не оказалось ни единой капли крови, он был только немного примят упавшим телом.
 
Из дневника Пуришкевича:
 
"… Сейчас я стоял над этим трупом, и меня волновали самые разнообразные и глубокие чувства; но первым из них, как теперь помню, было чувство глубочайшего изумления перед тем, как мог такой, на вид совершенно обыденный и отвратительный типа Силена или Сатира, мужик влиять на судьбы России и на ход жизни великого народа, страна коего в сущности представляет часть света, а не государство. Чем околдовал ты, негодяй, думал я, и Царя, и Царицу? Как завладел ты Царем до такой степени, что твоя воля стала его волею, что ты был фактическим самодержавцем в России, обратив помазанника Божьего в послушного, беспрекословного исполнителя твоей злонамеренной воли и твоих хищнических аппетитов...".
 
Далее, великий князь Дмитрий вместе с доктором отправляются на автомобиле в санитарный поезд Пуришкевича – сжигать шубу и боты Распутина. Но впоследствии окажется что ни шуба, ни боты сожжены не были! Жена Пуришкевича, посвященная в заговор, отказалась выполнить поручение мужа, и не приняла у великого князя шубу и боты.
 
В то время, когда Юсупов вновь спустился в подвал, чтобы ещё раз убедиться в смерти Распутина, Пуришкевич, выйдя на лестницу, ведущую в подвал, вдруг услышал нечеловеческий крик Феликса:
 
— Пуришкевич, стреляйте!.. Стреляйте!.. Он жив! Он убегает!..
 
 Из воспоминаний Пуришкевича:
 
"… На нем буквально не было лица… Прекрасные глаза лезли из орбит… в полубессознательном состоянии, не видя почти меня, с обезумевшим взглядом, кинулся на половину своих родителей… До меня стали доноситься чьи-то грузные шаги, пробиравшиеся к выходной двери...".
 
Выхватив револьвер, Пуришкевич мчится вниз по лестнице и видит как Распутин, переваливаясь с боку на бок, быстро бежит по рыхлому снегу вдоль решетки во дворе. Пуришкевич даже услышал громкий крик Распутина на бегу: "Феликс, Феликс! Всё скажу царице!". Пуришкевич дважды стреляет в Распутина, но тот продолжает бежать. Тогда депутат, по его собственным воспоминаниям, укусил себя за кисть руки, чтобы заставить себя сосредоточиться, и третьим выстрелом попал старцу в спину. Тот остановился. После 4-го выстрела он снопом упал в снег, задёргал головой и вытянутыми руками скреб снег. И подбежавший Пуришкевич с яростью ударил его ногой в висок… Далее, Пуришкевич, полагая, что выстрелы могли слышать два солдата, сидящие в передней у главного входа, быстрыми шагами направился через тамбур к главному подъезду. При виде его солдаты сразу вскочили.
 
Из дневника Пуришкевича:
 
" — Ребята,— обратился к ним,— я убил… Я убил Гришку Распутина, врага России и Царя.
 
При последних моих словах один из солдат, взволновавшись до последней степени, бросился меня целовать, а другой промолвил: "Слава Богу, давно следовало!"
 
— Друзья! — заявил я.— Князь Феликс Феликсович и я надеемся на полное ваше молчание. Вы понимаете, что, раскройся дело, Царица нас за это не похвалит. Сумеете ли вы молчать?
 
— Ваше превосходительство! — с укоризной обратились ко мне оба.— Мы русские люди, не извольте сомневаться, выдавать не станем.
 
Я обнял и поцеловал того и другого и попросил их немедленно оттащить труп Распутина от решетки во дворе и втянуть его в маленькую переднюю, что находилась у лестницы перед входом в столовую...".
 
Потом был разговор Пуришкевича с городовым Власюком и тот ушёл, пообещав молчать. Но честно признавшись, что под присягой он молчать не будет. Вскоре труп Распутина, завернутый в сукно и туго перетянутый веревкой, лежал в столовой. В это время во дворец, уже на своём автомобиле, возвращается великий князь Дмитрий Павлович. Вручив Юсупова на попечение одного из солдат, заговорщики втянули труп Распутина в автомобиль великого князя, туда же положили две двухпудовые гири и цепи, привезенные Пуришкевичем в квартиру Юсупова этой ночью. Быстро усевшись в автомобиль, заговорщики двинулись к месту условленного потопления трупа убитого. Шофером был великий князь, рядом с ним поместился поручик Сухотин, а в карету сели с правой стороны доктор Лазаверт, с левой Пуришкевич, а на трупе уместился второй солдат из дворца Юсупова, коего решили взять для оказания им помощи при сбрасывании трупа в прорубь.
 
Уже в пути Пуришкевич заметил, что в карете оказались и шуба Распутина, и его боты. Доктор Лазаверт поспешил объяснить: мол, шуба целиком в печь не влезла, а жена Пуришкевич сочла невозможным заняться распарыванием и разрезыванием этой шубы на части и сжиганием ее по кускам. У нее даже на этой почве возник спор с Великим князем. Было решено шубу и калоши выбросить с трупом в воду. Наконец, вдали показался мост, с которого должны были сбросить в прорубь тело Распутина. Великий князь Дмитрий Павлович, замедлив ход автомобиля, въехал на мост с левой стороны и остановился у перил. Вскоре, заговорщики, позабыв в спешке привязать к трупу цепями гири, побросали их вслед за трупом. Цепи, засунув в шубу убитого, также бросили в ту же прорубь. Обшарив впотьмах автомобиль и найдя в нем один из ботов Распутина, доктор Лазаверт швырнул его также с моста. Все это было делом не более двух-трех минут, после чего автомобиль двинулся через мост дальше. По дороге Пуришкевич рассказал великому князю обо всем, что произошло во дворце Юсупова в часы, когда Дмитрий Павлович уехал сжигать вещи убитого.
 
 
***
17 декабря 1916 года, в 5 часов вечера, к Пуришкевичу приехал поручик Сухотин и передал просьбу Великого князя: немедленно приехать к нему. Во дворце депутата встретили явно нервничающие Великий князь и Феликс Юсупов. Они сообщили, что "Александра Федоровна уже осведомлена об исчезновении и даже смерти Распутина и называет нас виновниками убийства…".
 
— Я, из-за этого гада должен был пристрелить одну из лучших собак… — возмутился Юсупов — И уложить ее на том месте, где снег окрасился кровью.
 
Феликс и Дмитрий сочинили послание императрице. Оно было написано от лица князя Юсупова, который заверял жену Николая Второго, что к смерти Распутина никакого отношения он не имеет. В послании было написано: "… Я не нахожу слов, Ваше Величество, чтобы сказать Вам, как я потрясен всем случившемся… и до какой степени мне кажутся дикими обвинения, которые на меня возводятся...".
 
… В 8 часов вечера тех же суток поезд Пуришкевича отбыл из Петрограда на фронт.
 
 
***
Желающие ознакомиться с воспоминаниями В.Пуришкевича
об убийстве Распутина, могут воспользоваться ссылками:
http://doc20vek.ru/node/1452
http://www.port-folio.org/part151.htm
 
 
 
4. НЕЗАКОНЧЕННОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ
 
17 декабря 1916 года, уже на следующие сутки после убийства Распутина, на парапете Петровского моста, прохожие обнаружили пятна крови. Городовой Власюк, дежуривший в ночь с 16-го на 17-е декабря неподалёку от дворца Юсуповых, всё-таки показал, что ночью слышал несколько выстрелов возле дома. При обыске во дворе были обнаружены следы крови. Немного позднее водолазы нашли и тело старца. После обнаружения трупа Распутина великий князь Дмитрий Павлович и князь Юсупов были арестованы по прямому приказу императрицы Александры Федоровны в нарушение действовавшего законодательства. Однако, вскоре, после вмешательства Николая II. они были освобождены, дабы не провоцировать общество, явно симпатизирующее заговорщикам.
 
Феликса Юсупова выслали в имение его отца Ракитное в Курской губернии под негласный надзор полиции, а Великого князя Дмитрия Павловича перевели служить в Персию. Владимир Пуришкевич, как уже отмечалось выше, сразу же после покушения, уехал с санитарным поездом на фронт. Других соучастников вообще не тронули.
 
Из воспоминаний А. А. Вырубовой следует:
 
"… Их Величества не сразу решили сказать ему об убийстве Распутина; когда же потихоньку ему сообщили, Алексей Николаевич расплакался, уткнув голову в руки. Затем, повернувшись к отцу, он воскликнул гневно: "Неужели, папа, ты их хорошенько не накажешь? Ведь убийцу Столыпина повесили!". Государь ничего не ответил ему..."
 
Анна Александровна Вырубова (1884 — 1964) — фрейлина и ближайшая и преданнейшая подруга российской императрицы Александры Фёдоровны. Была одной из самых горячих почитательниц Григория Распутина. Впоследствии удалилась в монастырь, став монахиней Марией.
 
Историк Ричард Пайпс полагал, что убийцы Распутина не предстали перед судом благодаря вмешательству Марии Фёдоровны — матери Николая Второго. А его современный коллега П. В. Мультатули наоборот, считает, что царь собирался наказать виновных, но держал это в тайне, чтобы вскрыть всю подоплёку преступления. В январе 1917 года, именно такими опасениями, якобы, поделился В.Пуришкевич с Н. Е. Марковым, председателем главного совета "Союза Русского Народа".
 
А. Т. Васильев, директор Департамента полиции, лично руководил расследованием убийства Распутина. Судебно-медицинскую экспертизу трупа произвёл профессор Военно-Медицинской Академии Д. П. Косоротов. В протоколе отмечалось:
 
"… При вскрытии найдены весьма многочисленные повреждения, из которых многие были причинены уже посмертно. Вся правая сторона головы была раздроблена, сплющена вследствие ушиба трупа при падении с моста. Смерть последовала от обильного кровотечения вследствие огнестрельной раны в живот. Выстрел произведен был, по моему заключению, почти в упор, слева направо, через желудок и печень с раздроблением этой последней в правой половине. Кровотечение было весьма обильное. На трупе имелась также огнестрельная рана в спину, в области позвоночника, с раздроблением правой почки, и ещё рана в упор, в лоб, вероятно, уже умиравшему или умершему. Грудные органы были целы и исследовались поверхностно, но никаких следов смерти от утопления не было. Легкие не были вздуты, и в дыхательных путях не было ни воды, ни пенистой жидкости. В воду Распутин был брошен уже мертвым...".
 
Таким образом, данные экспертизы уже тогда должны были раз и навсегда "похоронить" многочисленные слухи о том, что Распутин был жив ещё некоторое время и под водой. Но этого не произошло потому, что Россия без слухов — как обеденный стол без хлеба. Следует также отметить, что яд в организме Распутина не был обнаружен. Возможно, цианид в пирожных был нейтрализован сахаром или был не ядом, а подделкой. Возможны и иные версии, в том числе и то, что доктор Лазаверт сознательно наполнил пирожные не ядом, а его подделкой — не желая брать грех на душу...
 
Следствие длилось до 2 марта 1917 года. В этот день министром юстиции во Временном правительстве стал Керенский. Через два дня, 4 марта 1917 года он приказал спешно прекратить следствие. При этом сам А. Т. Васильев был переправлен в Петропавловскую крепость, где его допросила специальная следственная комиссия.
 
Распутина сначала хотели похоронить в селе Покровском — на его родине. Однако затем изменили решение из-за боязни народных волнений при перевозке тела через полстраны. Похоронили старца в Александровском парке Царского Села, на территории строившегося Анной Вырубовой храма Серафима Саровского. Распутина отпевал хорошо с ним знакомый епископ Исидор (Колоколов), которого впоследствии расстреляли большевики. После Февральской революции захоронение было найдено, и Керенский приказал Корнилову организовать уничтожение тела. Несколько дней гроб с останками простоял в специальном вагоне, а затем, ночью 11 марта, был сожжен в топке парового котла Политехнического института.
 
Реакция российского общества на убийство Распутина была неоднозначной. Искренне горевала семья императора и их ближайшее окружение, а также многочисленные поклонницы "святого старца". Радовались целая рать чиновников высокого ранга и военные. "Рукоплескала" прогрессивная общественность и интеллигенция. Среди простого народа реакция была неоднозначной, Но не было ни горести, ни ликования. Однако, редактор "Колокола" Скворцов, все же отметил что в народе убийство Распутина считают "дурным предзнаменованием" для России.
 
И хотя Григорий Распутин, перед своей смертью хвастливо заявлял Феликсу Юсупову о том, что "… ежели только тронут меня – плохо им всем придется...", судьба к Великому князю и Феликсу Юсупову отнеслась куда милостивее, чем к Григорию Распутину.
 
Дмитрий Павлович Романов (1891-1942) был двоюродным братом императора Николая II. После того, как его отца, великого князя Павла, выслали из России за морганатический брак, Дмитрий воспитывался в семье великого князя Сергея Александровича и его супруги Елизаветы Федоровны — родной сестры императрицы. Супруги не имели собственных детей. В 1905 году Сергей Александрович погибает от взрыва бомбы эсера Каляева, и его жена удаляется в созданную ею Марфо-Мариинскую обитель милосердия. Император Николай II забирает Дмитрия к себе в Александровский дворец, где юноша воспитывается вплоть до 1913 года. 6 июня 1912 года должна была состояться помолвка Дмитрия со старшей дочерью императора Ольгой, однако, её мать была против этого брака и настояла на разрыве отношений между влюбленными. Основной причиной послужила нескрываемая антипатия Дмитрия к Григорию Распутину. После этого антипатия превратилась в ненависть. В отличие от Ф.Юсупова и В.Пуришкевича, написавших воспоминания об убийстве Распутина, Дмитрий никогда не говорил об этом убийстве, не давал интервью и не обсуждал его даже с близкими людьми. Ссылка великого князя в Персию, в отряд генерала Н. Н. Баратова, подорвала и без того слабое здоровье Дмитрия Павловича, но фактически спасло ему жизнь после начала революции в России. В 1926 году он женился морганатическим браком на американке Одри Эмери, которая приняла православие с именем Анна. С середины 1920-х супруги жили в Европе, где великий князь участвовал в разнообразных монархических и патриотических движениях. В 1928 году у них родился сын Павел, принявший от Великого князя Кирилла Владимировича титул светлейшего князя Романовского-Ильинского и с 1940-х живший в США. Его второй сын Дмитрий и внук Михаил являются старшими среди Романовых, хотя и признают главой "Объединения членов рода Романовых" Николая Романовича Романова. Вскоре Дмитрий Павлович утратил все надежды на восстановление монархии в России и устранился от общественной жизни. Совместная жизнь великого князя с Эмери оказалась неудачной и они разошлись, хотя официально брак был расторгнут лишь в 1937 году. После развода с женой и ухудшения состояния здоровья, великий князь жил в Швейцарии. Умер в 1942 году от туберкулёза, осложнившегося уремией.
 
Князь Феликс Феликсович Юсупов, он же граф Сумароков-Эльстон — последний из князей Юсуповых, умер во Франции в 1967 году, прожив на свете 80 лет. Феликс был единственным наследником фамильного состояния Юсуповых после гибели в 1908 году своего старшего брата Николая на дуэли с графом Арвидом Мантейфелем. B 1909—1912 годах учился в Оксфордском университете, где основал Русское общество Оксфордского университета. В юности, якобы прославился своими переодеваниями в женские наряды, в которых не только посещал публичные места, но и выступал на подмостках кабаре и в России, и за границей. В России ходили упорные слухи о его нетрадиционной половой ориентации. 22 февраля 1914 года Феликс вступил в брак с княжной императорской крови Ириной Александровной, дочерью великого князя Александра Михайловича и великой княгини Ксении Александровны, сестры Николая II. Первая мировая война застала молодожёнов в свадебном путешествии. Кайзер Вильгельм II распорядился до окончания войны задержать их в Германии. Ирина ходатайствовала о разрешении вернуться в Россию у своей кузины — невестки кайзера. В результате заступничества испанского посла Юсуповым было разрешено выехать из Берлина в нейтральную Данию. По возвращении на родину Юсупов записался на офицерские курсы при Пажеском корпусе, но в действующую армию отправиться не пожелал. В 1915 году у Феликса и Ирины родилась дочь Ирина. До девяти лет её воспитывали родители Феликса. Жена Юсупова была признанной красавицей, с которой очень хотел познакомиться Григорий Распутин. Именно это обстоятельство дало возможность Феликсу Юсупову заманить старца в свой дворец на Мойке. Он пообещал Распутину наконец-то познакомить со своей женой, хотя её, на тот момент во дворце не было. Согласно некоторым версиям, Юсупов обратился к Распутину с тем, чтобы тот излечил его от «содомского греха», однако во время сеанса лечения гипнозом старец попытался его соблазнить. После Октябрьской революции, уехал с семьёй в Крым, откуда на борту линкора "Мальборо» перебрался на Мальту; позднее переехал в Лондон. На средства, вырученные от продажи фамильных драгоценностей и двух полотен Рембрандта, Юсуповы купили дом в Булонском лесу. Князь Феликс до самой смерти проживал в Париже, на улице Pierre Guerin. В 1920-е годы супруги Юсуповы открывают дом моды Irfe, однако начинание не принесло в их дом финансовой стабильности. Семейный бюджет удалось пополнить за счёт выигранного иска против голливудской студии MGM. В 1932 г. на экраны вышел фильм «Распутин и императрица», где утверждалось, что жена князя Юсупова была любовницей Распутина. Юсупову удалось доказать в суде, что подобные инсинуации — клевета. После проигранного иска в Голливуде хозяева американского кинобизнеса впервые распорядились помещать в начале фильмов уведомление о том, что все события, показанные на экране, — это вымысел, а всякое сходство с реальными лицами не является предумышленным. Феликс Юсупов является автором двух книг воспоминаний — "Конец Распутина" (1927) и "Мемуары" (1953). Во время Второй мировой войны князь отказался поддержать нацистов и отверг предложение вернуться в Россию. После войны супруги жили в стеснённых финансовых условиях. Незадолго до смерти Феликс Юсупов усыновил 18-летнего мексиканца Виктора Контрераса. Похоронен князь на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа. Ирина Юсупова всего лишь на три года пережила своего мужа. Она скончалась в 1970 году и была похоронена рядом с ним.
 
Владимир Митрофанович Пуришкевич (1870—1920) — участник убийства Григория Распутина, русский политический деятель правых консервативных взглядов, талантливый оратор, монархист, черносотенец. С 1904 по 1906 гг. — чиновник для особых поручений при министре внутренних дел В. К. Плеве. Затем работал в хозяйственном департаменте и Главном управлении по делам печати Министерства внутренних дел (май-декабрь 1905). В августе 1907 г. уволен со службы в чине действительного статского советника. Вступил в первую монархическую организацию России, "Русское собрание", вскоре после её создания, и неоднократно избирался в руководящий Совет. Один из лидеров монархической организации «Союз русского народа» и создатель "Союза Михаила Архангела". Был председателем редакционной коллегии Книги русской скорби. Заседал во II, III (депутат от Бессарабской губернии) и IV Государственной думе (депутат от Курской губернии). Член правой фракции. Широкую известность Пуришкевичу принесли разного рода оскорбительные и хулиганские выходки во время парламентских заседаний, за что он неоднократно был удаляем из Думы. Во время Первой мировой войны Пуришкевич организовал санитарный поезд и был его начальником. После Февральской революции 1917 года выступил против Временного правительства. Вёл работу по созданию подпольных вооружённых организаций монархического толка, в связи с чем солдаты Петроградского гарнизона на митинге 28 августа 1917 года потребовали немедленного ареста Пуришкевича. После Октябрьской революции ушёл в подполье и попробовал организовать заговор с целью свержения Советской власти. 18 ноября Пуришкевич был арестован в гостинице «Россия» по обвинению в контрреволюционном заговоре. Приговор оказался необыкновенно мягким: 4 года принудительных общественных работ при тюрьме. Но уже 17 апреля Пуришкевича выпустили из тюрьмы, после личного вмешательства Ф. Э. Дзержинского и комиссара юстиции Северной коммуны Н. Н. Крестинского. Формальной причиной освобождения стала «болезнь сына». С него взяли честное слово о неучастии в политической деятельности во время отпуска из тюрьмы. А 1 мая по декрету Петроградского Совета Пуришкевич был амнистирован. В 1918 году уехал на юг, принимал участие в организации идеологической и пропагандистской поддержки белого движения, сотрудничал с А. И. Деникиным. Издавал в Ростове-на-Дону черносотенный журнал «Благовест». Умер в 1920 г. в Новороссийске от сыпного тифа.
 
Среди возможных заговорщиков, имевших прямое отношение к убийству Григория Распутина, называли и имя В.А. Маклакова. Василий Алексеевич Маклаков (1869- 1957) — российский адвокат, политический деятель. Член Государственной думы II, III и IV созывов. Его отец, Алексей Николаевич Маклаков (1838—1905) был потомственным дворянином Московской губернии, профессором Московского университета, известным офтальмологом и практикующим врачом. Один из братьев, Николай (1871—1918) возглавлял министерство внутренних дел (1912—1915), был членом Государственного совета и убеждённым монархистом. В 1890 году В.Маклаков был арестован за участие в студенческой сходке, а затем исключён из университета. Позднее, ему всё-таки позволили завершить учёбу на историко-филологическом факультете, который он закончил в 1894. Был знаком с Л. Н. Толстым, некоторое время увлекался его учением. Неоднократно защищал подсудимых на политических процессах. Принадлежал к московскому кружку молодых адвокатов, который организовывал бесплатные юридические консультации для неимущего населения, бесплатные защиты на политических процессах. В 1913 был одним из защитников М. Бейлиса на процессе по делу о ритуальном убийстве. Сыграл значительную роль в оправдании подсудимого. Одним из ценных качеств Маклакова является его редкая терпимость. Но, к сожалению, это скорее ослабляло его положение в Думе и в партии, где большинство ещё не изжило боевой нетерпимости. Автор опубликованной в "Русских ведомостях" в 1915 статьи "Трагическое положение", получившей широкую известность в русском обществе. В статье говорилось о "безумном шофёре", который "править не может", "ведёт к гибели вас и себя", но "цепко ухватился за руль" и не пускает людей, "которые умеют править машиной". И всё это происходит на узкой дороге над пропастью… Далее Маклаков задавался вопросом — как поступить, вырывать на скорости руль, рискуя подвергнуть смертельной опасности, едущих в машине, или всё же ехать дальше, отложив такую попытку до более спокойной обстановки? Сам Маклаков был склонен к тому, чтобы отложить счёты с властью до момента поражения внешнего врага, но многие читатели восприняли этот текст только как обличительный памфлет в адрес царя, который и выступал в статье в качестве "безумного шофёра".
 
В 1916 Маклаков был причастен к подготовке убийства Г. Е. Распутина, но от непосредственного участия в нём отказался. Был активным сторонником белого движения, которое представлял за рубежами России в качестве члена Русского политического совещания. В сентябре 1920-го года посетил Крым, где встречался с П. Н. Врангелем.
 
 В.А. Маклаков являлся видным деятелем российского масонства: вступив в 1905 году в парижскую ложу "Масонский авангард", затем состоял в российских ложах, в 1908 году был возведён в Париже в 18-ю степень Древнего и принятого шотландского устава. В России был членом розенкрейцерского капитула (15-18 градус) «Астрея» (с 1908 года), членом-основателем и Первым надзирателем московской ложи "Возрождение". Являлся оратором петербургской ложи "Полярная звезда". Во время эмиграции во Франции был членом-основателем ложи "Свободная Россия", членом-основателем и оратором Державного капитула "Северная звезда". В 1948 году стал почётным Досточтимым мастером ложи "Северная звезда". Активное участие В. Маклакова в масонской деятельности послужило источником многих слухов о причастности масонов к убийству Распутина.
 
Во время Второй мировой войны занимал антифашистскую позицию, в апреле 1941 был арестован гестапо, пять месяцев содержался в тюрьме. В феврале 1945-го посетил советское посольство в Париже в составе делегации русских эмигрантов, заявив:
 
— Я испытываю чувства глубокого волнения и радости, что дожил до дня, когда я, бывший русский посол, могу здесь, в здании русского посольства, приветствовать представителя Родины и принять участие в ее борьбе с врагами-захватчиками...
 
В мемуарах Ф.Юсупова и В.Пуришкевича упоминаются и главный врач Отряда Красного Креста капитан медицинской службы Станислав Сергеевич Лазоверт, а также поручик лейб-гвардии Преображенского полка Сергей Сухотин. Существует версия, что Сухотин являлся представителем одной из русских спецслужб. В нескольких десятках СМИ России от 10.04.2008 года прошла такая информация:
 
"… Пряжка от ремня и набор пороховниц 19-го века, принадлежавшие генералу Сергею Сухотину — одному из убийц фаворита российской императорской семьи Григория Распутина — проданы в четверг в Лондоне на аукционе "Бонэмс" более чем за 1,5 тысячи фунтов стерлингов...".
 
Интерес англичан к личным вещам одного из убийц Распутина был не случайным. 19 июня 2007 года, Ричард Каллен, следователь Скотланд-Ярда на пенсии, и историк Эндрю Кук, имевшие доступ к архивам МИ-6, окончательно пришли к выводу, что "контрольный выстрел" в голову Григорию Распутину произвёл Освальд Рейнер, британский разведчик.
 
 
 
5. АНГЛИЙСКИЙ СЛЕД
 
Как уже отмечалось выше, в судебно-медицинской экспертизе, проведённой после обнаружения трупа Распутина, были написаны и такие слова:
 
 "… На трупе имелась также огнестрельная рана в спину, в области позвоночника, с раздроблением правой почки, и ещё рана в упор, в лоб, вероятно, уже умиравшему или умершему...".
 
На многочисленных, и довольно таки качественных фотографиях Распутина, хранящихся в Санкт-Петербургском музее политической истории, и сделанных через 36 часов после извлечения трупа из воды, очень хорошо видна рана в центре лба покойника. Эта рана, сделанная выстрелом в упор, уж очень напоминает следы "контрольного выстрела". И сразу возникает вопрос: "Почему ни в книге Ф.Юсупова, ни в дневнике В. Пуришкевича ничего не говорится о выстреле в лоб с близкого расстояния?..". Вполне понятно, что такой вопрос мог возникнуть лишь у тех, кто ознакомился с содержанием книги Юсупова и дневника Пуришкевича. На момент работы комиссии возглавляемой начальником департамента полиции А.Т. Васильевым, занимавшейся расследованием убийства до марта 1917 года, подобное ознакомление совершенно исключалось, т.к. книга "Конец Распутина" Ф.Юсупова была издана во Франции лишь через 10 лет, после закрытия уголовного дела, а содержание дневника В.Пуришкевича стало известным тоже лишь через годы.
 
Без сомнения, и Ф.Юсупов, и В.Пуришкевич, знали об этом выстреле и видели рану на лбу, но почему-то утаили в своих воспоминаниях. Так как в книге и в дневнике их авторы совершенно не скрывают своё первостепенное участие в убийстве, то, естественно, возникает другой вопрос: "Но зачем тогда они скрыли факт проведения "контрольного выстрела"?.."
 
И невольно напрашивается такой ответ: ""Это было сделано сознательно, с целью отвести подозрения от какого-то третьего лица, произведшего этот выстрел". Но такой вопрос, уже через десятилетия, всё же возник. Причём не только в России, но и за границей. Отставной следователь Скотленд-Ярда Ричард Каллен и историк Эндрю Кук провели независимое расследование и установили, что этот "контрольный выстрел", скорее всего сделан агентом британского секретного разведывательного бюро Освальдом Рейнером.
 
Имя Освальда Рейнера неоднократно упоминается в воспоминаниях Феликса Юсупова. На следующий день после убийства, князь, оказывается, обедал с Рейнером, который "знал о заговоре и пришёл узнать новости". Да и сами мемуары Юсупова были написаны в сотрудничестве с Рейнером. На титульном листе английского издания была указана и фамилия Рейнера.
 
Выход на такую новую версию оказался чисто случайным. Эндрю Кук, собирая материалы о Сиднее Рейли встречался и брал интервью у 91-летней дочери Джона Скейла, живущей в Шотландии. Она показала ему множество других документов, которые свидетельствовали о том, что её отец, был не только осведомлён, но и причастен к устранению Распутина. Среди документов находился и список агентов в Петрограде, где фигурировало также имя Рейнера. Заинтересовавшись этим, Эндрю Кук разыскал племянника Освальда Рейнера. Тот рассказал, что его дядя перед своей смертью поведал о том, что был во дворце Юсупова в ночь убийства. У него также, якобы, имелось кольцо, сделанное из пули, которую, по его словам, выпустили в Распутина.
 
По утверждению Эндрю Кука, вскоре после убийства Распутина к императору Николаю Второму был вызван посол Великобритании Джордж Бьюкенен. Ему было заявлено, что у российской стороны есть подозрения в том, что старый университетский друг Юсупова был вовлечён в операцию по устранению Распутина. Посол искренне отрицал возможность подобного участия О.Рейнера в операции, так как не знал на то время подробностей убийства. Сам же Освальд Рейнер публично никогда не распространялся о своем участии в заговоре.
 
В начале 2004 года Р.Каллен и Э.Кук и провели несколько недель в Петербурге, чтобы на месте досконально изучить обстоятельств убийства Распутина. Каллен, будучи криминалистом, сосредоточился на официальных медицинских документах о смерти Распутина, посмертных фотографиях тела и месте преступления. В этом ему помогали сотрудник МВД Илья Гаврилов и известный санкт-петербургский судмедэксперт Владимир Жаров, который 10 лет назад предпринял собственное расследование преступления, но так его и не обнародовал. По утверждению Жарова выстрел в лоб совершён неустановленным лицом из третьего пистолета.
 
В том же 2004-ом году, по материалам расследования Р. Каллена и Э.Кука, Би-би-си сняла документальный фильм "Кто убил Распутина?", в котором излагалась новая версия убийства Распутина. Согласно этой версии, задумка данного убийства принадлежит Великобритании, а контрольный выстрел в лоб произведён сотрудником британской разведслужбы Освальдом Рейнером. По мнению авторов фильма, кроме О. Рейнера — капитана британской разведки "Сикрит интеллидженс бюро", причастными к убийству, были старшие офицеры английской спецслужбы Джон Скейл и Стивен Алли. Штаб-квартирой заговорщиков была гостиница "Астория".
 
Основной причиной участия англичан в заговоре послужило опасение Великобритании огромного влияния Распутина на российскую императрицу, и его настоятельные советы заключить мир с Германией. Последнее позволило бы Германии перебросить с Восточного на Западный фронт около 350 тысяч солдат. Для Англии такая переброска войск могла оказаться совершенно катастрофической.
 
***
Желающие ознакомиться с содержанием документального фильма
"ВВС. Кто убил Распутина? " могут воспользоваться следующей ссылкой:
http://kinofilms.tv/film/bbc-kto-ubil-rasputina-tv/41891/
 
 
 
6. КТО ЖЕ СДЕЛАЛ КОНТРОЛЬНЫЙ ВЫСТРЕЛ?
 
Делая подборку материалов к данной статье, пишущий эти строки, ещё и ещё раз убедился в правдивости выражения "Что написано пером — то не вырубишь топором". Зачем рубить то, что не принято, да и крайне неудобно уничтожать с помощью рубки? Гораздо легче и проще это "что-то" сжечь и переписать по-своему. Что, впрочем, многократно делалось и делается не только с историей убийства Распутина и с историей всей России, но даже с историей всего мира. И слова С.Есенина "Лицом к лицу — лица не увидать, Большое видится на расстояньи..." уж никак нельзя относить к одной из истин, касающейся истории.
 
Да и что такое истина вообще? Вовенарг, к примеру, считал, что не найдется, пожалуй, истины, которая не могла бы послужить для кого-либо поводом к заблуждению. А Гексли был уверен, что судьба новой истины такова, что в начале своего существования она всегда кажется ересью. Однако такою же она оказывается и в конце своего существования. Потому и перестаёт существовать.
 
 
***
27 сентября 2010 года на сайте "Радиостанции Свободы" (http://www.svoboda.org/content/article/2169235.html) появилась информация о том, что в Великобритании вышла книга историка британской разведки Майкла Смита "Шесть: история британской Сикрет интеллидженс сервис" (СИС). Автор книги — в прошлом офицер британской военной разведки – получил доступ к ранее недоступным архивным источникам. Первые главы своей книги он посвятил организации в 1909 году британской СИС и образу ее первого главы, легендарного коммандера Мэнсфилда Камминга. Именно он, с началом Первой мировой, организовал в Петрограде бюро британской разведки, сотрудники которой работали под дипломатическим прикрытием.
 
Автор книги пишет, что в 1916 году резидент британской разведки в Петрограде майор Кадберт Торнхилл сообщил Каммингу о широко циркулирующих в Петрограде слухах о переговорах царицы Александры Федоровны (немки по происхождению) в отношении сепаратного мира с Германией и об участии в этом Григория Распутина. Камминга это крайне обеспокоило, ибо выход России из войны означал бы переброску на Западный фронт с Восточного 70 немецких дивизий, что неизбежно решило бы исход войны в пользу Германии. Глава британской разведки потребовал любыми средствами получить информацию о сепаратных переговорах и при необходимости устранить Распутина, склоняющего царя к выходу из войны.
 
В Петроград был направлен капитан Освальд Рейнер с заданием добиться от Распутина информации о переговорах и устранить его как опасного агента германского влияния. 29 декабря 1916 года князь Юсупов по заданию Рейнера пригласил в свой дом Григория Распутина. В организованном застолье участвовали член Государственной думы Владимир Пуришкевич и великий князь Дмитрий Павлович. В доме находился и Рейнер, который и инициировал пытки пьяного Распутина. Майкл Смит пишет, что любимца царской семьи жесточайше пытали, стремясь выведать у него информацию о переговорах с немцами, которые в действительности никогда не велись. Ничего не добившись, Юсупов и Пуришкевич выстрелили в Распутина. Однако последний и смертельный выстрел, как утверждают и российские, и британские судмедэксперты, был сделан из револьвера "Уэббли", находившемся на вооружении британской армии.
 
Читая эти и подобные материалы, приходится порой удивляться игнорированию авторами не только деятельности российской контрразведки, направленной на пресечение вмешательства иностранных спецслужб по внутреннюю и внешнюю политику российского правительства, но и такого понятия как здравый смысл.
 
Начнём со здравого смысла. Именно он,- элементарный здравый смысл, позволяет усомниться в правдивости информации о жесточайших пытках Григория Распутина во дворце Юсуповых с целью получения информацию о переговорах с немцами.
 
Кто такой Григорий Распутин? Неграмотный человек, обладавший жизненной хваткой, острым умом и мощной экстрасенсорикой, позволявшими ему оказывать большое влияние на императорскую семью. Да, Распутин не делал тайны из того, что советовал венценосной семье заключить мир с Германией. Однако он не вникал, не хотел, да и не смог бы разобраться в сложных дипломатических отношениях между Россией и Германией.
 
Основная "политическая кухня" творилась в кабинетах министерства иностранных дел России. И вряд ли бы Борис Владимирович Штюрмер и Николай Николаевич Покровский, бывшие министрами иностранных дел России, первый — с 3 марта по 7 июля 1916 года, а второй — с июля 1916 года, удостаивали чести Григория Распутина своими докладами о ходе и тонкостях дипломатических взаимоотношений России и Германии. Тем более, когда переговоры о сепаратном мире не проводились, а позиция Николая Второго была однозначной вплоть до его отставки — война до победного конца! Ведь даже в прощальном обращении к войскам в Могилёве, после своей отставки в 1917 году, император вещал следующее:
 
 "… В продолжении двух с половиной лет Вы несли ежечасно тяжёлую боевую службу, много пролито крови, много сделано усилий, и уже близок час, когда Россия, связанная со своими доблестными союзниками одним общим стремлением к победе, сломит последнее усилие противника. Эта небывалая война должна быть доведена до полной победы. Кто думает о мире, кто желает его — тот изменник Отечества, его предатель..."
 
Тот же здравый смысл ставит и такой вопрос: " Неужели великий князь Дмитрий Павлович, депутат Госдумы В. Пуришкевич и Ф.Юсупов, имея огромные связи в верхних эшелонах власти России, не могли узнать о фактическом положении дел между Россией и Германией? Конечно, могли и даже знали. Как знали и то, что Друг Семьи возомнил себя чуть ли не посланником божьим, призванным наставлять царствующую чету на путь истинный.
 
Тот же здравый смысл не позволит пренебрегать и следующей информацией. На протяжении всей истории работа в английской внешней разведке считалась престижной и привлекала к себе выходцев из аристократических семейств и творческой интеллигенции. Обычно персонал разведки набирался из кадров МИД, вооруженных сил, десантников САС, полиции, а также из числа выпускников университетов (преимущественно Кембриджского и Оксфордского). Принято считать, что кадровый состав СИС состоял из "джентльменов, которые элегантно нарушали законы и права человека". Эти знатоки своего дела были прагматиками и профессионалами высочайшей квалификации, которые, как правило, разрабатывали операции по "разгребанию жара" чужими руками. Они прекрасно понимали, что их дело — умно и тонко управлять "внутренними разборками", а не заниматься "контрольными выстрелами", которые могли бы привести к ещё более быстрому выходу России из войны в случае дознания, что Друга Семьи убили агенты английской разведки. Уж этого бы не простила бы не только немка-императрица, но и сам Николай Второй. И тогда бы Россия наверняка вышла из войны с Германией.
 
Можно ещё много приводить доводов, с точки зрения здравого смысла, о том, что Мэнсфилд Камминг, успешно руководивший СИС с 1909-го по 1923-й год, не позволил бы своим сотрудникам, без нужды и в такой стране как Россия, исполнять функции рядовых убийц. Уж кто-кто, а М. Камминг знал возможности и сильные стороны контрразведки России, а также то, что исполнителей "контрольных выстрелов" в России всегда было более чем достаточно. Поэтому и отпадала необходимость "засвечиваться" лишний раз.
 
Наконец, нужно считаться и с деятельностью российской контрразведки, которая в 1914 — 1916 гг. выявила и нейтрализовала более 90 агентов спецслужб кайзеровской Германии, активно работавших в России, в том числе и в высших эшелонах государственной власти. По принципам организации контрразведка России имела бесспорный авторитет над аналогичными службами многих государств. Во-первых, удачен был принцип создания самостоятельных органов не в системе политического розыска, а отдельно от нее. Во-вторых, контрразведка применительно к обществу и государству выполняла патриотическую функцию, защищая их от подрывных действий иностранных спецслужб. В целом, российская контрразведка справилась с возлагавшимися на неё задачами как накануне войны, так и в ходе её, успев вовремя перестроиться как в стратегическом, так и в тактическом плане. Опыт российской контрразведки тщательно изучался, а иногда просто копировался при создании собственной системы контрразведывательной службы в других странах. И об этом не мог не знать такой очень компетентный человек как Мэнсфилд Камминг. Как, впрочем, знал он и о том, что в аристократических, управленческих и военных кругах России найдётся множество добровольцев, желающих произвести "контрольный выстрел" прямо в лоб Григорию Распутину. Не исключается вероятность такого выстрела и со стороны сотрудников контрразведки России, которая не могла равнодушно наблюдать специфику взаимоотношений венценосной семьи с Григорием Распутиным.
 
И вновь, обратимся к здравому смыслу. Как известно, в убийстве Распутина, непосредственное участие принимали 5 человек: Ф.Юсупов, В.Пуришкевич, Великий князь Дмитрий Павлович, доктор Лазоверт и поручик Сухотин. Если исключить Юсупова и Пуришкевича из этого списка как исполнителей "контрольного выстрела", то в нём остаются ещё три фамилии вероятных исполнителей. Впрочем, вспомнив описание Пуришкевичем полуобморочного состояния Лазоверта, можно и того вычеркнуть из списка исполнителей "контрольного выстрела, но оставить в списке тех, кто применил в пирожных не яд, а подделку — потому и сильно переживал за невольное "предательство святого дела!.. Впрочем, это уже иная тема.
 
Исполнителями "контрольного выстрела" вполне могли быть Великий князь Дмитрий Павлович и поручик Сухотин!
 
В дневнике В.Пуришкевича есть и такие слова"… Слава Богу, говорю я, слава Богу, что рука Великого царя князя Дмитрия Павловича не обагрена этой грязной кровью —… Их Величества не сразу решили сказать ему об убийстве Распутина; когда же потихоньку ему сообщили, Алексей Николаевич расплакался, уткнув голову в руки. Затем, повернувшись к отцу, он воскликнул гневно: он был лишь зрителем, и только...".
 
С одной стороны, эти слова можно воспринять как алиби в адрес великого князя. Но с другой стороны, в том же дневнике есть и следующее утверждение:
 
"… Первым заговорил Великий князь, обратившись к Пуришкевичу:
 
-Нужно снять его поскорее с ковра, на всякий случай, и положить на каменные плиты пола, ибо, чего доброго, просочится кровь и замарает шкуру. Давайте снимем его оттуда… ".
 
Что последовало за этими словами? Дмитрий Павлович взял убитого за плечи, Пуришкевич поднял его за ноги, и они бережно уложили тело на пол, ногами к уличным окнам и головою к лестнице, через которую вошли… Из этого уже можно сделать умозаключение о том, что Великий князь обладал достаточными силой волей и умением принимать правильные решения в критических ситуациях. Более того, вопреки утверждению Пуришкевича о том, что "… он был лишь зрителем, и только...", Великий князь оказался не только зрителем. Именно он, вместе с Пуришкевичем, перенёс тело Распутина с ковра в другое место. И не побоялся замарать свои руки. И Пуришкевич не возражал против таких действий князя. К вышеизложенному следует добавить и личные мотивы Великого князя, обусловленные ненавистью к Григорию Распутину, усилившейся ещё более после того как великому князю было отказано в женитьбе на одной из дочерей Николая Второго. И, наконец, далеко не все Романовы, в том числе и Дмитрий Павлович, приветствовали добрые отношения императора и императрицы с Григорием Распутиным. Более того, многие из них, включая и великого князя, считали эти отношения позорными для Дома Романовых и гибельными не только для всей семьи, но и для всей России.
 
В книге Ф.Юсупова, есть упоминание о том, что после первого выстрела Феликса прибежавшие заговорщики хотели было сделать ещё несколько выстрелов по старцу, однако из-за боязни оставить кровавые следы, не сделали этого. Да и пуля, вошедшая в область сердца, не оставляла сомнений, что Распутин убит наповал. Именно это упоминание позволяет допустить и такой вариант развития событий в подвале, служившим импровизированной столовой при встрече Ю.Юсупова с Григорием Распутиным.
 
Выстрелы в столовой всё-таки прозвучали. Первый выстрел сделал князь Юсупов. Второй — Пуришкевич. Ну, а третий — Великий князь Дмитрий Павлович. Честь и достоинство последнего не позволили ему быть посторонним наблюдателем в тот момент, когда Ф.Юсупов и В.Пуришкевич, ради будущего блага России и династии Романовых, добровольно взяли тяжкий грех на душу. Великий князь решил разделить с ними горькую участь до конца. А уж потом, возможно, Юсупову-младшему и В. Пуришкевичу удалось уговорить Великого князя на принятие сценария, описанного в книге и в дневнике. Мелкие различия в описании произошедшего обоими авторами, объясняются субъективностью восприятия событий в экстремальных условиях. Особенно это касается Феликса Юсупова, находившегося в период убийства в состоянии психологического срыва. Да и книгу он, в отличие от Пуришкевича, написал не по горячим следам, а через 10 лет, которые были наполнены не менее драматическими событиями. Мелкие эпизоды произошедшего десяток лет назад могли естественным образом стереться из памяти.
 
Сделать "контрольный выстрел " мог и поручик (в иных источниках — капитан) Сухотин. Особенно, если он был агентом российской контрразведки. Более того, если Сухотин, как агент, не противостоял убийству Распутина, следовательно его изначальная роль заключалась в контроле над успешным завершением задуманного заговорщиками. И личное выполнение "контрольного выстрела" для абсолютной гарантии успешного выполнения своего задания. Подтверждением тому может быть и его последующая успешная карьера до звания генерала...
 
 
 
7. ДЬЯВОЛЬСКИЙ СВЯТОЙ
 
Вероятнее всего, истина в истории с убийством Григория Распутина так и не будет установлена однозначно и до конца. И этому не следует удивляться. Может быть, следует вспомнить утверждения Цицерона о том, что первый закон истории — бояться какой бы то ни было лжи, а затем — не бояться какой бы то ни было правды. Однако нельзя исключать вероятности существования и второго закона истории, утверждающего, к примеру, что любую ложь можно преподнести как правду, а любую правду как ложь… Впрочем, это касается и здравого смысла, на который так часто ссылался автор данной подборки материалов об убийстве Распутина. Ведь недаром Ф. Ларошфуко в своё время предостерегал:
 
— Ложь иной раз так ловко прикидывается истиной,
 что не поддаться обману значило бы изменить
здравому смыслу...
 
Говорят, что в каждом человеке имеется не только божественное, но и дьявольское начало. Должен признаться, что первоначальная задумка была такой — сделать подборку материалов об обоих началах Распутина и назвать её так "Г.Распутин. Дьявольский святой". Однако, по мере подготовки материала, от такой идеи пришлось отказаться. Уж слишком много дьявольского оказалось в личности Григория Распутина. Пожалуй, не зря земляки превратили "старца" из Новых в Распутина. Уж они-то прекрасно знали об одном из главных жизненных принципов Григория Новых, сводившейся к одному — перед тем как попросить у Бога прощения за свои грехи, нужно обязательно согрешить. Причём нужно делать не простые, а только смертные грехи. И очень жаль, что даже в современной России есть немало приверженцев чуть ли не святости Распутина. Даже среди духовных отцов российской православной церкви...
 
Для желающих ознакомиться с видеоматериалами о жизни и деятельности
Григория Распутина рекомендую такие ссылки:
 
1915 г. Григорий Распутин, ч.1
http://www.youtube.com/watch?v=m8ixbQAcLck
 
1915 г. Александра Фёдоровна, ч.2
http://www.youtube.com/watch?v=y1RkRJcXXXI&feature=relmfu
 
Распутин.Исповедь падшего ангела
http://www.youtube.com/watch?v=JNFW-CLFm9k&feature=related
 
Распутин. Дьявол во плоти — ч.1
http://www.youtube.com/watch?v=ymP3hMqn65U
 
Распутин. Дьявол во плоти — ч.2
http://www.youtube.com/watch?v=WDkcfanQqAI
 
Млечин. Григорий Бедоносец
http://www.youtube.com/watch?v=OFkNXl5cNrs&feature=related
 
Распутин. Суд времени
http://www.youtube.com/watch?v=NwZ4I0zeDA4&feature=related
 


© Copyright: Владимир Касьянов, 11 июля 2015

Регистрационный номер № 000155673

Поделиться с друзьями:

Ирод и Мариамна. Глава 1. Цикл
Предыдущее произведение в разделе:
Ирод и Мариамна. Глава 2.Цикл
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (1)
Добавить комментарий
Юрий К. # 12 июля 2015 в 21:09 0
Если бы Григорий Ефимович Распутин (Новых) подал сейчас в суд заявление О нанесении морального вреда и о клевете, то он бы стопроцентно выиграл судебный процесс. Нет ни одного доказательства его вины, одни ложь, клевета и бесстыдство. Спросите у любого порядочного адвоката, и он Вам скажет, что обвинять Григория Ефимовича не в чем. Перестаньте слушать радзинских, познеров, макаревичей, войновичей, гуревичей, абрамовичей, березовских, гусинских, шендеровичей и так далее: эта шваль всегда обливала грязью лучших людей России и всегда будет этим заниматься, потому что они ничего другого, полезного для нас, не делали и делать не будут, потому что это им не выгодно.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев