Миниатюры

Агент КГБ

Добавлено: 23 декабря 2017; Автор произведения:Lilia Kashirova 77 просмотров


Агент КГБ

Самолет круто взмыл  в ясное голубое небо. Чувство счастья нарастало одновременно с адреналином в крови. Всплывали старые ассоциации парашютистки, птицей, парящей над землей. Взлет и посадка — были для меня самыми захватывающими  моментами  полета.

Мы летели в Минск, где проводилась первая международная конференция молодых ученых. В науке молодые — это те, кому нет  35 лет, а мне скоро 25, и почему бы не съездить, если работу приняли? Вот я и поехала. Уж очень хотелось увидеть хоть одного иностранца и послушать, как они говорят на английском, да и самой при случае попрактиковаться.  Иностранцы в  те далекие семидесятые у нас, в Советском Союзе, бывали нечасто, мы жили своей стабильной внутренней жизнью.

Рядом со мной сидела Ира — моя коллега, высокая, длинноногая,  статная блондинка с томными серо-голубыми глазами, в короткой юбке.  Выглядела она весьма привлекательно и, где бы мы ни появлялись вместе, мужчины не сводили с нее глаз.  С первого взгляда невозможно было догадаться, что она математик, решающий очень сложные проблемы.
 
Не имея столь эффектных внешних данных, я  чувствовала себя неуверенно рядом с ней.  Да и мои научные результаты были не столь блестящи, как у нее.

Полет продолжался. Ира дремала, я лениво просматривала программу конференции под мерное гудение и легкое подрагивание самолета.

Читаю. Лев Суздальский.  Верно.  Он.  Я должна обязательно его увидеть, познакомиться и побеседовать,  у нас так много общего! Но как? В лицо не знаю, общих знакомых нет. Его доклад в самом конце конференции, перед  закрытием. Что делать?

Самолет слегка вздрогнул, коснулся взлетной полосы и остановился. Минский аэропорт принял нас в свои распростертые объятия, и мы с ветерком понеслись на такси в лучшую гостиницу города, забронированную для участников конференции.

Все было на уровне, разместились в гостинице в шикарных Советских номерах, затем добротный ужин в ресторане. И вечером, внизу, в холле гостиницы, зазвучала красивая танцевальная музыка в исполнении небольшого, но слаженного  оркестра человек из 10.

Ученая молодежь, привлеченная зовущими звуками музыки, стала выглядывать из своих номеров и весело спускаться вниз по лестнице в холл. Начались зажигательные танцы.
 
Я заскочила  в свой номер, быстро выбросила все  вещи из чемодана и нашла свое единственное нарядное платье из крепдешина в крупный вишневый горошек на светлом поле, с пышной юбкой. И, чувствуя себя порхающей бабочкой, понеслась навстречу неизвестности.

Ира была рядом в стильном, голубом с абстрактным  рисунком длинном платье с  декольте, на ее точеной шее эффектно сверкала  золотая цепочке с овальным кулоном. Мы не успели войти в зал, как к ней подскочил высокий блондин, и они легко понеслись в вихре вальса.

Я встала у стенки, разглядывая танцующих, мое внимание привлек  молодой человек лет 30-35, среднего роста, спортивный  с длинными каштановыми волосами, в очках, немного богемного вида, весело танцующий с пухленькой девушкой. Я подумала: "А вдруг — это Лев Суздальский?",- и продолжала наблюдать за ним.  Уловить выражение  лица незнакомца было трудно.  Его  глаза, прятавшиеся за линзами очков, казались тусклыми и потухшими.  Видимо,  он очень устал.

Внезапно приятный баритон над моей головой спросил: "Вы свободны?".  Я подняла голову вверх и замерла. Передо мной стоял красавец-великан, я была ему точно до плеча, это был  мускулистый супермэн, великолепно сложенный, с правильными чертами лица, брюнет европейского типа, с открытой белозубой улыбкой. "Аркадий ", — сказал он. Я оглянулась, в поисках того, к кому он обращался, но никого сзади не было. Поняла, это обращение ко мне. "Татьяна",- представилась я. "Потанцуем?" — продолжал Аркадий с настойчивым энтузиазмом. "Хорошо"- согласилась я, с трудом отрываясь от важного для меня дела-поиска Льва Суздальского.

Это была ирония судьбы — за мной обычно волочились либо  красавцы- мужчины, к которым я испытывала такие же чувства, как к статуе Аполлона Бельведерского, либо примерные семьянины, которым хотелось отдохнуть от семьи, и во мне они не видели большой опасности для своей семейной жизни.

Несмотря на рост, танцевать с Аркадием было легко,  мы быстро понимали друг друга и неспеша, но четко выделывали сложные рисунки моего любимого танго. Пять лет, проведенных в танцевальной студии, сейчас мне пригодились. Ритм танго возрастал, пробежки, шаги, махи ногами, наклоны на крепкую руку партнера, повороты, и в конце концов он приподнял меня, как пушинку, подбросил в воздух, поймал и мягко поставил на пол. Все вокруг зааплодировали. Я была смущена.

В этот момент объявили дамский танец.

Мои глаза медленно скользили по залу, Лев стоял вдали и смотрел в мою сторону, привлеченный шумом аплодисментов, я помахала  ему рукой.

Саксофон задумчиво звал нас в сказочную страну нежности, играя вальс-бостон. Лев положил свою руку мне на талию, я ему на плечо и  медленно шаг вперед, шаг назад мы молча танцевали вальс, наслаждаясь гармонией звуков.

Внезапно моя рука случайно скользнула по его плечу, он неверно понял мое замешательство и посильнее прижал меня к себе.  Но я продолжала исследовать его невероятно развитую и крепкую  мышцу плеча, которую хорошо скрывал его просторный пиджак.

— А какая у вас  научная тема?- спросила я Льва.
— Да я больше по организационно-руководящей работе,- ответил он.
— Неправда, — как всегда, не думая о последствиях,  прямолинейно сказала  я.  И продолжила:
— Вы из тех, кто носит погоны,  и нарисовала прямоугольник на его  плече.

Он не стал выкручиваться, ответив просто:
— Верно, а как вы догадались?
— Интуиция!
— Эврика!  — подумала я.  Затем  спросила.

— Не могли бы вы дать мне сведения о людях из института Математики города N-ска, особенно меня интересует Лев Суздальский?

— Хорошо! Подходите ко мне через часик в номер 312, на третьем этаже, — ответил он доброжелательно. 

Я очень волновалась и через час уже была у дверей его номера, сдерживая биение сердца, постучала.

— Заходи, — приветливо и непринужденно сказал Лев, открывая дверь. Тут-то я  и вспомнила, что он вовсе  не Лев.

— Я, Татьяна! А как тебя зовут?
— Андрей. Проходи, я подготовил для тебя всю информацию. Вот здесь, на листе бумаги. Они уже все приехали и находятся в номере  ...

— Да нет, номер комнаты мне не нужен, я же не могу к ним вламываться.
— Так там есть и номер телефона, можешь позвонить.
— Замечательно! — я обрадовалась.

— Хочешь кофе?- предложил Андрей.
Я скривила губы.
— Нет, я же сибирячка, а сибиряки предпочитают чай.

— Так у меня есть, отличный краснодарский!
— Давай!
— Завариваю! И вот немного коньяку, армянский! Как твои дела? Ты уже защитилась? Кандидат наук? Я видел твои статьи в "Автоматике и Телемеханике". Обычно после таких публикаций дают зеленую улицу на защиту.

— Да нет еще. У моего шефа не защитишься, завалит! Ответила я  откровенно,  сделав глоточек коньяка.
— Я могу тебе помочь!
— Ты? — я улыбнулась иронически. Как?
— Ты знешь Сергея Волынцева? Я видел его в вашей компании.
— Ну, конечно же, он у нас  в университете часто бывает в командировках. Везучий! Еще нет и 30, а уже доктор наук!

— Так он работает  у нас! — подтвердил Андрей
— У вас в КГБ? — пошутила я, но шутка не удалась.
— Ну, конечно.
— А в чем состоит его работа? — спросила я.

Андрей объяснил, что кроме выполнения научной работы, он должен часто ездить на международные конференции, где главная его работа — следить за участниками конференции и выявлять среди них лиц, настроенных враждебно к нашей Родине.
А мы со своей стороны создаем хорошие условия для научной работы, защиты диссертации, организуем  поездки за границу на конференции.

— Ты предлагаешь мне быть стукачем? — спросила я
— Нет же, работать для защиты интересов своей Родины.- пояснил он.

— Знаешь, какими красивыми словами ты ни назовешь эту работу она все равно будет отвратительна мне!

— Я думаю в противном случае у тебя будут проблемы с защитой диссертации и, возможно, вообще с работой! — он произнес эту фразу угрожающе.
— Не смеши меня!- ответила я.

Он неожиданно приблизился ко мне, быстро схватил меня своими железными руками, бросил на кровать, стоявшую рядом и затем навалился на меня всем своим тренированным телом, в котором было столько  силы и железной хватки, что я почуствовала себя так, как будто нахожусь в каменном мешке, я не могла пошевелить ни рукой, ни ногой, полная  беспомощность, никогда в жизни я не была в таком  унизительном состоянии. Нужно было с молниеносной быстротой найти выход из этого положения.

Единственное, что я могла делать — это только слегка  шевелить головой. Тогда я быстро повернула  голову влево в сторону окна и с неподдельным испугом закричала: "Ой, что это там такое?" Ничего до конца не осознав, но, привыкнув молниеносно реагировать на неожиданные, либо опасные ситуации, Андрей быстро разжал руки и спрыгнул на пол, развернувшись в сторону окна. Я с неменьшей быстротой соскочила с кровати и выскочила в дверь, которая, к счастью, была открыта.

Утром перед первым заседанием конференции Лев Суздальский сам нашел меня и пригласил к себе в институт выступить с докладом. А я подумала о том  что чрезмерная иницитиатива не толька вредна, но также может быть и опасной.
 


© Copyright: Lilia Kashirova, 23 декабря 2017

Регистрационный номер № 000251971

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: +1 Голосов: 1
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий