Миниатюры

Людмила Гурченко в Сибири

Добавлено: 15 апреля 2018; Автор произведения:Lilia Kashirova 103 просмотра
article261448.jpg
https://www.youtube.com/watch?v=m9BozGbQBs4



Людмила Гурченко в Сибири

Введение

Фильм Андрея Кончаловского «Сибириада» имеeт большое значение для российского кино, и огромный успех, на который никто не рассчитывал. Традиционный госзаказ на производственную тему стал фильмом-легендой, глобальной работой о метафизике человека и природы.

Во время показа фильма на Каннском кинофестивале в 1979 году аплодисменты начались еще до финала. А после титров зал скандировал «Браво!». Для всех было очевидно: картина может рассчитывать на Золотую пальмовую ветвь. Но Кончаловский уже разговаривал с главным претендентом на эту награду Фрэнсисом Фордом Копполой и тот признался, что еще полгода назад ему обещали: если он привезет в Канны «Апокалипсис сегодня», высшая награда фестиваля ему гарантирована.

 Франсуаза Саган, она в тот год была председателем жюри, громко заявила, что устроит скандал, если «Сибириада» останется без «Золотой пальмовой ветви». Чтобы отметить картину, администрация Каннского фестиваля придумала для советской киноленты абсолютно новую награду: «Специальный гран-при жюри». Так, со скандала и триумфа, началась судьба почти забытой в настоящее время монументальной картины, равной которой нет.
***
Август 1978 года
Томск,  раннее утро, небольшая  пристань. Бурные воды Томи, искрясь в лучах, уже поднявшегося  солнца, ласкали  и завораживали взгляд.  7 часов утра.  Изящная блондинка лет 27 стояла на пристани, беспокойно оглядываясь по сторонам. Вот-вот должен подойти водный трамвайчик.

— Где же вы? Где? Поторапливайтесь,  — тихонько шептала она, ожидая своих товарок. Наконец, вдали показались две крупные запыхавшиеся женские фигуры, идущие быстрым шагом.

Одна из них  Валентина, женщина  лет 55 – очень полная, вернее, очень толстая женщина, имевшая разнообразный букет болезней. Но, когда начинался грибной сезон, болезни как волной смывало с ее тела, и она энергично бегала по тайге с большой корзинкой, собирая грибы, особенно успешно и вдохновенно она собирала белые. 

Прогулки по тайге были самой большой  радостью для нее. Не только грибы, а также сладкие и сочные ягоды, которые в изобилии росли в тайге, также  были  желанной добычей для Валентины. Правда прошлым летом встреча нос к носу с медведем в огромном малиннике немного охладила ее пыл. Мишка  мирно обсасывал спелую малину с кустов, когда прямо перед его носом вышла из кустов Валентина, которая от испуга и неожиданности ударила мишку по носу корзиной, медведь от страха побежал, оставляя за собой дорожку из жидких экскрементов и упал под горкой, после чего умер от разрыва сердца. А Валентина не могла видеть результаты своей короткой схватки с медведем, поскольку,  несмотря на свое увесистое тело, она очень быстро бежала в другую сторону.

Прошла длинная и суровая сибирская зима,  все страхи улеглись и забылись, и очередной властный зов тайги оказался для Валентины сильнее всех страхов..

Рядом с Валентиной быстрым шагом шла высокая и статная молодая женщина, лет 30, Надюха, как они ее звали. Надюха имела нежное и кроткое славянское лицо: огромные синие глаза, обрамленные пушистыми ресницами, слегка вздернутый нос и пухлые алые губы. Была она человеком необыкновенной доброты, характера спокойного и уравновешенного. Из — под синего шерстяного платочка, завязанного под подбородком, выбивались светло русые природные кудряшки.

Этой зимой у нее тоже были «таежные встречи». В конце декабря, перед Новым годом отправилась она с другом Иваном  в тайгу вырубить красивую пушистую пихточку, чтобы украсить ее к Новому году.

 Пихточка – это особое сибирское деревце, которое наполняет дом необыкновенным целебным ароматом пихтового масла, она долго не сбрасывает иголки в «неволе», они у нее намного мягче, чем у ели. Обычно сибирская тайга заполнена  вековыми, высокими, кажется, достающими небо, пихтами, устойчиво стоящими на земле на своей крепкой и достаточно толстой у основания ноге.

Молодая пара шла на лыжах по тайге, Иван был замыкающим, поскольку опасность часто подстерегает нас сзади. Он приотстал немного. Лыжня проходила под высокими пушистыми пихтами, покрытыми искрящимся на солнце снегом. Розовощекая тренированная Надюха быстро бежала впереди на лыжах, наслаждаясь красотой зимнего леса, вдруг Иван грубо и крепко обнял ее за плечи, Надюха чуть не упала, едва устояв на ногах.

— Ты что? Ошалел?- грубо прикрикнула она, закидывая руки назад, пытаясь разнять крепкие объятия  Ивана,  но вдруг  руки  погрузились во что — то неприятно — мягкое, это была  шерсть. Сообразив,  Надюха мертвой хваткой обеими руками вцепилась в шерсть, она поняла-это рысь, собрав все силы, сбросила рысь на снег, где зверь был беспомощен. Только скалил зубы.

Счастьем  для девушки было то, что  она надела теплую ватную телогрейку, (фуфайку), которую рысь не смогла прокусить. Вместо елки они с Иваном привезли рысь, которая затем отправилась в зоопарк.

Третья молодая женщина — стройная блондинка по имени  Зиночка,  была самой младшей в этой пестрой, но сплоченной женской компании, объединенной необыкновенной любовью к тайге. 

У Зиночки также были всевозможные головокружительные встречи, но не с лесными зверями, а с мужчинами. Ей не везло, жизнь  не сложилась, поэтому  каждого «злодея», разбившего ей сердце, она  стирала из своей памяти.

Вчера к ней на улице подскочил какой-то высокий военный и  обнял   за плечи, она подняла голову и посмотрела на него:
-  Вы кто?
— Я — Николай. Зиночка, ты меня не помнишь?
— Я Вас не знаю.
— Так мы же были с тобой близки.
— Не помню, — ответила Зиночка, сбросив его руку,  и пошла дальше. 

Шокированный Николай остановился, как вкопанный, удивленно глядя ей вслед.

Женщины стояли маленькой, но  сплоченной группой, глядя вдаль, откуда должен был появиться долгожданный трамвайчик. Наконец,  вдали на фоне восходящего солнца замаячило размытое белое пятно, окутанное мелкими сверкающими бриллиантами брызг.

Маленький пароходик ловко причалил к пристани, сошла пара пассажиров. Матрос, стоявший на палубе, крикнул в сторону женщин, пытающихся сесть на судно:
— Посадки нет, судно забронировано, едут артисты на съемки фильма.
Из окошка каюты раздался капризный женский голос:
— Потише нельзя? Дайте хоть немного поспать! Такая рань!

По палубе пробежал высокий мужчина с усиками, посмотрел на женщин, остановив свое одобрительное внимание на Зиночке, что-то сказал матросу, матрос улыбнулся и крикнул женщинам:
— Давайте садитесь! Начальство разрешило! — Обрадованные женщины прошли на судно и уселись на сидениях на палубе.

— Зиночка, тебе не показалось знакомым лицо мужчины? — спросила Надюха.
— Какого мужчины?
— Того, что пробегал по палубе. 
— Я не обратила на него внимания,- со скукой на лице ответила Зиночка.

— Это же Никита Михалков!- воскликнула Надюха — любительница кино.

Зиночка скривила губки, что, видимо, значило: "А ну их, этих мужиков!"
Валентина ехала молча, подремывая и набираясь сил.  
Рассвело, за бортом мерно шлепали гребные колеса, солнце ярко освещало поверхность воды, шелковым покрывалом, покрывшей все вокруг.

— Девки, просыпайтесь, — первой встрепенулась Валентина, 
— Входим в устье Оби, — уточнила бывалая женщина.

Правый берег круто вздымался над поверхностью воды, на берегу просматривались потемневшие от времени крепко-скроенные домишки старой постройки.

— Все добрались. Это Нагорный Иштам, — снова мечтательно уточнила пожилая Валентина.
— Давненько я тут не была.

Катер пришвартовался к хлипенькой пристани. Грибницы быстро повыскакивали на берег и начали карабкаться на крутую гору, намного опередив артистов, которые сгруппировавшись на берегу,  с недоумением смотрели вверх.

Наконец, запыхавшиеся женщины добрались до верха и почти сразу попали в объятия густого и роскошного кедрача, наполненного чистейшим кислородом ( не просто кислородом, а озоном).

— Отдыхайте, девки, — опять скомандовала старшая и обняла, близстоящий кедр,
-Сейчас он быстро снимет с меня усталость и все болезни.

Зиночка и Надюха быстро последовали примеру Валентины. Отдохнув, пошли дальше в сторону деревни, они слыхали, что там, в сосняке, полно грибов.

Вошли в деревню, деревня выглядела  нежилой и заброшенной. Но вот вдали показалась быстро двигающаяся огромная машина на гусеницах, похожая на танк, только без пушки в передней части. Машина двигалась в сторону женщин.

Женщины остановились. Вездеход подъехал поближе, сверху открылся люк, из которого выпрыгнул  высокий, крепко сложенный, синеглазый мужчина с густой копной волос на голове цвета спелой пшеницы, за ним еще двое попроще. От этих двоих разило водкой как от винной бочки.

— А, артисты приехали? Вы не в курсе? А то нас сняли с лесозаготовок, говорят, что им вездеход нужен на съемках.
— Да где-то там сзади лезут в гору.
— Виталий, бригадир, — представился синеглазый, внимательно рассматривая Зиночку.
— Очень приятно, — ответила Валентина.
— Не хотите покататься на нашей машине? — поинтересовался он,  призывно глядя на Зиночку.

— А что нам делать? — полюбопытствовали его кореши.
— А вы идите в "Дом рыбака и охотника" и ждите там артистов. Можете поспать немного.

— Ну что? Поехали, покатаемся? — обратился Виталий к женщинам. 
— Нет, Нет! — хором проговорили Валентина с Надюхой.

Глаза у Зиночки загорелись счастливым огнем:
— Вот он — настоящий мужчина! — Она протянула руку Витальке, тот легко  поднял ее на  руки и посадил в кабину вездехода. Из кабины  раздался счастливый смех Зиночки.  Вездеход тронулся и направился прямо в гущу леса, что  был у него на пути. Высокие сосны с легкостью бутафорских декораций падали под гусеницами.

Вскоре вездеход, проложив дорогу в густом лесу, исчез из виду.
Валентина с Надюхой, вздохнув,  вошли в лес и начали собирать грибы, которых там было видимо — невидимо. Вскоре их двух ведерные, искусно сплетенные из ивовых прутьев корзины, были доверху наполнены грибами и они, повернув, пошли к рубленному  "Дому рыбака и охотника" перебирать грибы и ждать Зиночку. 

Устроились они  в небольшой комнатке огромного дома  вокруг деревянного стола из  обструганных досок,  неторопливо  и с любовью перебирая  и сортируя грибы.

Из огромной соседней комнаты раздавался шум и шли какие-то дискуссии. Женщины, незамеченные артистами, зашли в комнатку с черного входа. Комнатка  являлась когда-то кладовой, в которой, видимо,  хранились продукты, но в данный момент она  пустовала, освещаясь  парой маленьких окон под потолком. Небольшая и почти незаметная дверь была слегка приоткрыта в соседнюю комнату, из нее раздавались шум и споры.

— Хорошо, давайте остановимся на достигнутом, — раздался приятный, спокойный и и мягкий голос уверенного в себе человека, видимо,  режиссера.

— Людмила, пройди сюда, прорепетируем последнюю сценку.
После этого приглашения раздался заливистый женский хохот. Женщины в кладовой насторожились, наверное, каждый в стране смог бы распознать этот голос.

Надюха подскочила к двери и посмотрела в щелочку. Глаза у нее расширились.
— Там Людмила Гурченко,- пролепетала она.

Полная Валентина  подняла свое тело и тоже прильнула к щели.

— Вы же понимаете,  дорогой,  мне  противопоказано долго стоять. Вы же знаете о моем сложном переломе почти 10 лет назад. Все еще болит… Женщины прилипли к двери.
 
— Посмотри, а это Кончаловский, — сказала Надюха Валентине.
— А  кто он такой?
— Он известный режиссер, я про него читала в в прессе. Гляди, они  какую-то сцену снимают.

Мужчина с усиками подошел к Людмиле Гурченко, одетой в странное платье, она наклонила свою голову, покрытую мелкими кудряшками из рыжеватых волос. Мужчина  начал ее страстно  обнимать и что-то шептать на ухо, Людмила  подвинулась к нему поближе, обхватила его руками за шею, затем оба упали в бутафорскую траву, режиссер проворно бегал вокруг, руководя съемкой.

— Все, перерыв. Кажется,  сцена удалась,  — радостно сказал Михаил Кончаловский. на сегодня хватит. Сейчас соберем аппаратуру, пообедаем и как раз подойдет время отправляться домой.

— Давайте, выкладывайте на стол все свои запасы! — продолжал режиссер.

Мужчины сдвинули несколько тяжелых деревянных столов, женщины быстро выложили еду на стол. Кто-то достал гитару и начал петь. К нему присоединились остальные. Неизвестно откуда на столе появилось несколько бтылок красного сухого вина и пара бутылок армянского конька...

А в это время Надюха прохаживалась на улице недалеко от "Дома рыбака и охотника", увидев мужчину недалеко на пригорке, она решила подойти к нему.
Мужчина был занят довольно странной работой, он очень аккуратно доделывал маленькую копию деревни с некоторыми деталями, которых не было в настоящей деревне.

— Здравствуйте. Вы не могли бы мне рассказать, а зачем Вам нужен этот макет деревни, если она вот тут прямо рядом с Вами?
— Для съемок, когда в кадр должен попасть весь вид деревни, — мужчина оглянулся и  увидев лицо симпатичной женщины, улыбнулся, встал, протянул ей руку и представился:
-Михаил.
-Надежда.
Пара познакомилась.

Из дома кто-то выскочил и прокричал:
-Михаил, быстрее в дом! Уже все расселись за столом! А то поздно будет!
— Я занят с дамой! — ответил Михаил.
— Так бери даму и идите быстрее в дом!

Михаил взял под руку Надюху и, хотя был ее на полголовы ниже, повел  в дом. Надюха не сопротивлялась, очень заманчиво было посмотреть на всех артистов поближе.

Все уже сидели за столом, Людмила Гурченко в центре: с одной стороны от нее — режиссер Кончаловский, с другой — артист Михалков. Людмила, выпив сухого вина,  расслабилась  и весело смеялась своим немного гортанным смехом, радостно поглядывая то на мужчину справа, то на мужчину слева.

Появление Надюхи  в ее синем платочке  с внешностью деревенской красавицы произвело на сидящих, особенно на мужскую половину, шокирующее чувство.

Михаил-художник был доволен произведенным впечатлением.

— Где ты нашел эту деревенскую прелесть? — кто-то спросил его.
— А там еще есть такие?

Михаил ничего не ответил, а только усадил Надежду за стол и сел рядом с ней, гордый полученной оценкой.  Веселье продолжалось. 
 
В это время отдохнувшая Валентина проснулась и обеспокоенная отсутствием обеих товарок вышла на улицу. Вдали показался "танк", на котором уехала Зиночка. "Танк", подъехав к Валентине, развернулся, из люка выглянуло счастливое лицо Зиночки, которая, встав на гусеницы, ловко спрыгнула на землю.

Из люка выглянуло радостное лицо Витальки:
— До встречи! Смотри, не потеряй мой телефон! — крикнул он.
— А ты мой!  
— А где Надюха?- спросила Зиночка.
— Сама не знаю, ответила Валентина.

Но в это время из дома вывалила целая толпа артистов и среди них,  эффектно выделяясь своим голубым платочком и сибирской статью, была  Надюха. Какой-то мужчина стоял рядом с ней и что-то говорил и говорил ей, она кивала головой в знак согласия.

Все пошли к берегу, маленькое судно уже причалило и ожидало людей.
Зиночка бежала налегке, Надюха выбросила все свои грибы и несла пустую корину,  и только Валентина, сгибаясь под тяжестью корзины, полной белых грибов, добросовестно доставляла лесной урожай домой. К вечеру все были дома.


© Copyright: Lilia Kashirova, 15 апреля 2018

Регистрационный номер № 000261448

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий