Миниатюры

Осенняя любовь

Добавлено: 23 июня 2019; Автор произведения:Валентина Кададинская 692 просмотра


При входе в столовую Ирина опять встретила Тимура. Он слегка поклонился ей, просияв  очаровательной улыбкой, и сказал чуть слышно:

— Здравствуйте Ирина Федоровна!

— Здравствуй Тимур, — слегка удивленно ответила на приветствие Ирина. А про себя подумала: «что это всё означает? Все его улыбки и эти вежливые раскланивания  при каждой  встрече?»

Этот молодой человек тридцати пяти лет, худенький, высокого роста, с большими чёрными глазами и как смоль черными волосами, начинал её невольно волновать. Она знала от других, что Тимур приехал на эту базу отдыха работать около года назад, Ирина же работала здесь недавно. А теперь эти недвусмысленные взгляды, обращенные к ней, эти улыбки, эти попытки Тимура всегда быть рядом с ней, женщину приводили в смятение и недоумение. Ведь между ними была огромная разница в возрасте – целых двадцать лет.

 Детство Тимур провел в горах и впитал от них эту недосягаемую тягу к  знаниям, глубоко развитое чувство собственного достоинства и полное отсутствие подхалимства.  Он, как горец, был легко раним и  внутренне глубоко интеллигентен, обладал большой силой воли, смелостью, честностью, и в тоже время невероятной целомудренностью и скромностью. Отец Тимура работал главным инженером на стройках Века в Узбекистане, а мать инженером — сметчиком. 

 Мальчика воспитывала бабушка, и родители редко навещали сына в их ауле, были часто в разъездах по новым стройкам России. Тимур рос вдали от цивилизации, и всё свободное время проводил за чтением книг. В отцовской библиотеке насчитывалось более одной тысячи книг, и имелась вся подборка  Советской энциклопедии, которую он с интересом впитывал.

 

 Ирина — миловидная женщина, уже наступившего в этом году пенсионного возраста, выглядела моложе своих лет, очень энергичная и лёгкая на подъём. Она, казалось,  не ходила, а летала по территории базы.  Была серьёзна и по-деловому собрана, а в общении с сотрудниками приятна и интересна.  Одета, зачастую в спортивный костюм и только в жаркую погоду облачалась в лёгкие платья. Её мягкий короткий тёмно-русый волос никак не желал держать волнистую прическу, хотя она каждый день закручивала бигуди, они при выходе на свежий воздух выпрямлялись и спадали ровными прядями. 

 

 Ирина в душе романтик, любила и ценила красоту природы, по ночам засматривалась на звёзды и мечтала, уносясь в неведомые дали. И тогда её миловидное лицо озарялось радостной улыбкой и светло-карие глаза светились от счастья. Она поддерживала свою физическую форму, ведя здоровый образ жизни. Каждый день купалась в озере, в любую погоду, зимой и летом. Её уважали за простоту в общении,  честность и добрый нрав.

На базе отдыха  Тимур работал программистом, а она – бухгалтером. Они часто засиживались допоздна на работе, рассказывали друг другу истории из жизни, делились впечатлениями и были предельно  откровенны. Она восторгалась его умом и честностью. С ним было всегда интересно.

 

 База отдыха находилась близ живописного озера с холодной и прозрачной водой. Озеро окружали сопки, покрытые смешанным лесом, а на более высоких горах круглый год лежал не тающий снег. Красивейшее место и большое количество солнечных дней привлекало сюда огромное количество туристов и гостей в летнее время. Но с наступлением осени база отдыха пустела, а пейзажи захватывали своим великолепием и глубиной.

 Тимур пригласил Ирину сделать пешую прогулку в горы. Проселочная дорога переходила в лесную тропу, плавно набирала высоту,  и они оказались на смотровой площадке, откуда открывался прекрасный вид на озеро.  Тёмно синяя гладь, с наступлением осени приобретала изумрудные оттенки. Лес уже переоделся в свои «золотые» одеяния. Вся природа настроилась на осеннюю тишину и интимность. Осеннее убранство рябин поражало своей яркостью и ажурностью, вдохновляло на проявление высоких чувств и слов. Полураздетые берёзы тщательно сохраняли свой объём и желтый окрас. На противоположном берегу, на хребте блистал серебристый снег, и темные хребты становились седыми. Волшебный запах осеннего леса окутывал и пьянил своей свежестью,  будил тайные воспоминания, настраивал на радужное прекрасное настроение.

Романтически настроенный юноша упал на кучу опавших листьев и шептал в умилении.

— Золотая осень, очей очарования! — подбрасывал вверх ворох разноцветных листьев. Листья красиво планировали и падали на лицо лежащего юноши, он, прикрыв глаза, радостно смеялся. Ирина, наклонившись за охапкой этого золотого кружева, взметнула руки вверх, рассыпая их на свою голову,  ликовала вместе с ним всем своим существом и с восторгом кричала.

— Осень, как же ты прекрасна! Осень, я люблю тебя! Спасибо тебе за твои краски! Я счастлива… ты слышишь осень, я счастлива!

Осенние листья медленно падали, как облетевшие листы календаря, извещая о скорой разлуке.  Печально их укрывала осень в своей колыбели, сожалея о краткости встречи. У них подходил срок окончания их годового договора по найму.

 

Часть 2 Разлука.

Она всю ночь проплакала в подушку. Зазвонил будильник, её соседка по комнате тихо собиралась на работу. Дверь слегка скрипнула и долгожданно захлопнулась за ушедшей. Ирина быстро вскочила с кровати, стала поспешно одеваться. Она спешила к дому, откуда должен навсегда уехать её любимый. Женщина даже в мыслях боялась произнести это слово «любимый». Она помнила эту огромную пропасть, разделявшую их, эту разницу в возрасте. 
На одном дыхании, она влетела на четвертый этаж соседнего дома, где жил Тимур. Позвонила дважды в дверь, но за ней никто не подал признаков жизни… 
Сердце от волнения бешено билось.
— Поезд, надо узнать, когда уходит поезд на Уфу. Возможно, успею ещё раз увидеть его на вокзале.
На дворе стоял ноябрь, пора увядания природы и проводов любви. Она бежала быстро в белой осенней курточке, черных в полоску брюках, без шапки, останавливалась, немного отдышавшись, переходила на быструю ходьбу, затем вновь бежала. Зайдя в здание, сразу нашла дежурную по вокзалу, с трудом переводя дыхание, спросила:
— Девушка, когда сегодня уходит поезд на Уфу
— Успокойтесь женщина, какой конкретно? С 22ч вчерашнего дня и по настоящее время прошло двадцать поездов и все в направлении на Уфу.
— Как? Двадцать? – Ира была удивлена и расстроена. – Так он, значит, уехал и уже подъезжает к дому.
Придя домой, разделась и тут началась истерика…
Она выла, как белуга и просила своего любимого мальчика не бросать её, и дать хоть капельку надежды на встречу. Ирина металась по пустой трёх комнатной квартире, снятой в аренду администрацией организации, в которой женщина работала, как и Тимур по договору сроком на один год. 
От нестерпимой тоски она причитала: «Любимый мой мальчик, не бросай меня. Не бросай, иначе я умру от тоски и одиночества. Ангелочек мой, светлый мой человечек, не бросай. Мне ничего не надо от тебя, позволь видеть тебя». От обращения к нему она переходила к обращению к Богу, взывая о помощи. Так продолжалось около часа. Душа разрывалась от боли, от безысходности, от этого страшного, убийственного слова «Никогда». Никогда она больше его не увидит. Слёзы отчаянья текли по щекам, душили её, и тогда, цепляясь как за соломинку, она обратилась за помощью к образу сына Виталика, трагически погибшему четыре года назад.
— Виталик, родненький, сыночек мой любимый, помоги, затми ты ЕГО. Облегчи мне мои страдания. Помоги заполнить до отказа моё израненное сердце тобой, помоги мне вытеснить образ Тимура, — она вновь опустилась на колени и прошептала:
— Господи, ну за что ты меня лишаешь самых дорогих моему сердцу людей? За что? 
От этих долгих причитаний и душевных откровений стало немного легче на сердце. 
Она встала с колен, подошла к зеркалу, стоящему на подоконнике и ужаснулась своему отражению. На неё смотрел образ старой всеми покинутой женщины. Лицо, глаза, нос и щёки покраснели и опухли от слёз.
И тут Бог услышал и послал мысль написать Тимуру письмо и слить излишек этого непосильного груза на бумагу, освободиться от этих распирающих, удушающих чувств и эмоций. 
Их связывала только совместная работа и откровенные разговоры по душам. Тимур сам признался, что ни с кем он не был так открыт, как с ней. Из-за эгоистичной любви матери, он так и не смог связать отношения с девушкой в молодости. Мужчина жил по понятиям Николая Гавриловича Чернышевского: «Умри, но не давай поцелуя без любви» и чётко придерживался установке: «Секс только после свадьбы!» К женщинам относился весьма уважительно, трепетно, любил детей, это был тот принц, о котором мечтает каждая женщина. С уходом осени, обнажались все скрываемые ею чувства и падали на последний лист бумаги. 

Отправив письмо, у Ирины появилась надежда ждать, а значит, ЖИТЬ
 


© Copyright: Валентина Кададинская, 23 июня 2019

Регистрационный номер № 000276849

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: +1 Голосов: 1
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий