Пьесы

Мистерия-буфф. Третий вариант, или сто лет спустя.

Добавлено: 13 июня 2013; Автор произведения:Сергей Шевцов 1337 просмотров
article25689.jpg

 В будущем все играющие, ставящие, читающие, печатающие "Мистерию-буфф", меняйте содержание, — делайте содержание ее современным, сегодняшним, сиюминутным. (В. Маяковский из предуведомления ко второму варианту).



ГЕРОИЧЕСКОЕ, ЭПИЧЕСКОЕ И САТИРИЧЕСКОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ НАШЕЙ ЭПОХИ



ДЕЙСТВУЮТ:



1. Депутаты: Донецкий, Недовольный, Боксер, Националист, Олигарх, Оранжевый, Сталкер, Горец, Непримиримый, Гегемон, Спикер.

2. Охранники: Эскимос, Негр.

3. Черти: Вельзевул, кордебалет.

4. Святые: Златоуст, Мафусаил.

5. Жанна Агузарова.

6. Обычный человек.

7. Массовка по сценарию.



МЕСТА ДЕЙСТВИЙ



I. 1-я картина: Зал Верховного Совета.

2-я картина: Дебаркадер служебного входа Дома Верховного Совета.

II. 1-я картина: Ковчег.

2-я картина: Ад.

3-я картина: Рай.

4-я картина: Земля обетованная.

5-я картина: Зал Верховного Совета.



ПРОЛОГ



Зал Верховного Совета. Объединенная оппозиция оцепила трибуну, никого не подпуская к ней. Представители парламентского большинства безуспешно прорываются к микрофону. Несколько мужчин, удерживаемые сзади за брючные ремни, свешиваются с балкона и крепят транспарант, который пытаются сорвать их противники. На плакате написано: «Господа! Будем толерантными! Из-за вашей блокады заседаний мы не приняли резолюцию о конце света 21 декабря, и он не состоялся. Наступил май, а грачи до сих пор не прилетели. Вы что хотите сорвать посевную? Давайте, наконец, работать!» В разных частях зала стихийно возникают потасовки между оппонентами. На стол, как на броневик, помогают взобраться тучному председателю парламента с мегафоном.



Спикер (срывающимся голосом)

— Уважаемые депутаты! Хватит собачиться! Независимо от ваших решений конец света все-таки состоялся. Как мне только что сообщили, начался несанкционированный всемирный потоп. Вода продолжает прибывать. Незалитым пока остается только пятый подъезд Дома Верховного Совета.



В зале начинается паника. Парламентарии, отталкивая друг друга, бросаются к выходам, переворачивая столы и сметая все на своем пути.



Занавес



ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ



Дебаркадер служебного входа Дома Верховного Совета. На залитом водой полу стоит стул, на котором как на постаменте возвышается перепуганный охранник. Сложив рупором ладони, он орет куда-то в коридор своему напарнику.



Эскимос

— Эйе! Эйе!



Придерживая руками задранные штанины, чтобы не замочить их, появляется босой товарищ крикуна.



Негр

— Горланит. Дела другого нет — на стуле плясать.



Эскимос

— Я погляжу на тебя через полчаса, когда здесь все зальет. Ты еще и запоешь.



По лестнице спускается представитель партии большинства в дорогом костюме, галстуке от Версаче и с портфелем из крокодиловой кожи.



Донецкий (говорит в мобильный телефон)

— Что значит, не можешь подъехать? Мерседес плавать не умеет? Издеваешься, скотина? — вдруг депутат наступает в лужу. Мужчина брезгливо встряхивает ногой и замечает охранников. – Какого черта, откуда здесь вода?



Эскимос

— С улицы течет. Радио «Шансон» передало, что начался потоп в мировом масштабе. Они уже задолбали эфир песней «Раскинулось море широко».



Негр

— Заливает нас, — кивает в сторону входных дверей, — «Русское радио» сообщило, что Землю скоро поглотит разбушевавшийся океан.



Донецкий

— Ничего себе, на сессию съездил! – схватившись за голову, обессилено садится на мокрые ступени.



Из-за угла, шлепая по воде ботинками в калошах, выходят три депутата.



Недовольный

— Это регионалы во всем виноваты! Загубили страну своей бандитской властью, вот Бог и разозлился.



Националист

— Что сейчас об этом говорить? Нужно как-то выкручиваться из создавшегося положения. Был уже подобный случай. Тогда Ной на ковчеге добрался до горы Арарат и спасся.



Боксер (ухмыляясь)

— Предлагаете построить ковчег из подручных средств, коллега?



Националист (обиженно)

— Напрасно иронизируете. Все очень серьезно. А корабль у Олигарха имеется. Стоит ему только по мобиле звякнуть и его яхта через час будет здесь.



Недовольный (хмурясь)

— Не возьмет. Нет, сам-то он конечно смоется, а нас не возьмет. Донецкого возьмет, а нас нет.



Националист

— Это почему же? Вроде Олигарх самовыдвиженец.



Боксер

— Вот именно. Одних выдвигает, других задвигает. На то он и Олигарх.



По лестнице спускается председатель парламента. За ним идут пять депутатов, скандаля между собой. Подойдя к Донецкому, глава делегации усаживается рядом с ним.



Спикер (проникновенно)

— Дорогой мой! – обнимает за плечи сидящего депутата. — Вы же знаете, как я вас уважаю! Сейчас должен подойти кораблик вашего друга. Не могли бы вы замолвить за меня словечко, чтобы получить место на этом ковчеге, — сзади раздается назойливый шепот нервничающих парламентариев, — мне и некоторым моим товарищам.



Донецкий
(резко встает, сбрасывая с плеч руки просителя)

— Что, жареным запахло, то бишь мокрым? Засуетились, оппозиционеры чертовы! Раньше нужно было думать, — уходит наверх по лестнице.



Депутаты обступают Спикера.



Гегемон

— История повторяется. Опять у одних всё, у других ничего. Сейчас Олигарх с Донецким драпанут на своем ковчеге, а нас оставят на корм рыбам.



Непримиримый

— Корабль нужно захватить, а этих живоглотов — за борт! Надо действовать радикальными методами.



Сталкер

— Опять насилие. Неужели нельзя договориться по-хорошему?



Оранжевый

— В нашем парламенте нельзя. Когда ведется бескомпромиссная борьба за власть, о каких договоренностях может идти речь? Тут или мы их, или они нас.



Горец (иронично)

— Однако на последних выборах они вас.



С улицы входят несколько рабочих в комбинезонах. Переговорив с охранниками, они идут в направлении складских помещений.



Спикер

— Кто-нибудь мне объяснит, что здесь происходит?



Эскимос

— Это люди Олигарха с прибывшего ковчега. Им поручено произвести загрузку трюма по списку, завизированному вашей подписью.



Спикер (с изумлением и недоумением)

— Моей подписью? Но когда я успел?



Рабочие выносят ящики, мешки и коробки. Депутаты с завистью наблюдают за ними, потом по одному убегают в сторону складов. Изображая грузчиков, народные избранники начинают перетаскивать на улицу разные вещи.



Занавес



ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ



КАРТИНА ПЕРВАЯ



Палуба ковчега. В шезлонгах сидят Олигарх и Донецкий. Перед ними на столике стоят ваза с ананасами и бананами, а также большое блюдо с раками. Сзади пританцовывают четыре красивые женщины, а официант в смокинге разливает в бокалы шампанское. Раздается шум, это охранники выталкивают на сцену депутатов, проникших на судно под видом грузчиков.



Эскимос

— Вот, в трюме прятались.



Негр (потирая ягодицу)

— А этот гад еще и кусается, — указывает на председателя парламента.



Спикер (возмущенно)

— Это произвол! Я буду жаловаться! Я председатель парламента!



Донецкий (ухмыляясь)

— Кому собираешься жаловаться, родной? Все, кто выжил на Земле, находятся на этом ковчеге.



Олигарх (отламывая клешню от рака)

— Да, уцелел лишь парламент. Ты его председатель, вот и строчи сам себе челобитные. Ручку дать? — смеется.



Спикер (запальчиво)

— Издеваетесь? Существует еще суд Божий!



Донецкий

— А что? Это мысль! Пойди помолись, атеист-оптимист.



Сверху раздается крик: «Земля! Земля! Впереди вулкан!» Все бросаются к борту ковчега, с надеждой всматриваясь вдаль.



Олигарх

— Сейчас причалим к берегу, там и разберемся.



Занавес



КАРТИНА ВТОРАЯ



Ад. На сцене полумрак. Красные блики мечутся по стенам. В пяти огромных котлах десять чертей что-то перемешивают большими палками. Входят пассажиры ковчега, осматриваются. Раздается громкая музыка. Черти разбиваются на пары и начинают плясать танец Арам Зам Зам.



Недовольный

— По-моему мы попали в Ад.



Появляется Великий демон с трезубцем и амбарной книгой.



Вельзевул

— Ну, наконец-то! Добро пожаловать, господа-грешники, в смысле депутаты. Пора расплатиться по счетам, — зажав подмышкой трезубец, раскрывает книгу, — с кого начнем?



Олигарх (смотрит на дымящиеся котлы)

— Я привык рассчитываться в конце вечера, а не в его начале, — машет рукой Донецкому, — пошли отсюда, продолжаем гулять дальше, наш столик еще обслуживается.



Вслед за уходящей парой устремляются остальные депутаты. Напоследок председатель парламента обращается к демону.



Спикер

— Скажите, любезный, а до Рая далеко?



Вельзевул

— Миль триста прямо по курсу, но там вас вряд ли ждут. Вы мои клиенты, а не их. Если что, возвращайтесь — ждем, — лучезарно улыбается.



Занавес



КАРТИНА ТРЕТЬЯ



Рай. Дым на полу имитирует облака. Два бородатых старца в длинных белых рубахах до пят неторопливо прогуливаются, беседуя между собой.



Златоуст

— Не пойму, такое ощущение, будто Рай спустился на землю. Под ногами вода и какой-то корабль неподалеку причалил.



Мафусаил

— С потопом что-то перемудрили. Не небо опустилось, а вода в океане поднялась до небес. Ангелы говорят, что это временное явление, скоро будет все как прежде.



Входят депутаты с ковчега. Святые осуждающе качают головами.



Златоуст

— Вам сюда нельзя, это Рай! Сначала пройдите Чистилище после вашей «праведной» жизни.



Недовольный

— Да были мы уже в Аду. Духотища там жуткая, нам здешний климат больше подходит. Где тут у вас проходят регистрацию?



Звучит песня: «Арам Зам Зам, Арам Зам Зам, Гули Гули Гули Гули Гули, Рам Зам Зам». Из клубов дыма появляется лысая певица в туфлях на гигантской платформе.



Жанна Агузарова (удивленно смотрит на депутатов)

— Ой, мальчики! А что вы здесь делаете? – непонимающе пожимает плечами. — А я что тут делаю, ведь заглядывала уже в это захолустье? Какая здесь тоска… — опустив глаза, поворачивается, чтобы уйти.



Боксер (изображая из себя мачо)

— Постой, красавица! Похоже, в Аду ты тоже уже успела побывать, так что все тут знаешь. Ужасно хочется есть, где здесь ближайший ресторан?



Жанна Агузарова

— В Раю исключительно духовная пища, парниша. Тут только бестелесные души обитают. Если хочешь реально набить желудок, дуй на запад к Земле обетованной, — пошатываясь, медленно уходит.



Занавес



КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ



Земля обетованная. По вращающейся сцене путешественники с ковчега идут по улице, с интересом рассматривая все вокруг. Им встречаются люди, одетые в золотые и серебряные одежды. В фонтанах журчит вода, вокруг цветущие деревья, а сквозь городской шум пробиваются смех и веселые голоса прохожих.



Сталкер (восхищенно)

— Лепота! Хорошо-то как, Господи!



Горец

— Интересно, как они добились такого благополучия?



Гегемон (с энтузиазмом)

— Нужно поговорить с народом!



Непримиримый (в недоумении)

— А где он, народ-то? Куда все подевались?



Пока депутаты бродили, глазея по сторонам, улица незаметно опустела. Из всего городского многоголосия остался лишь щебет птиц. Вдруг они замечают человека в обычной, не блестящей одежде, сидящего на скамейке. Пассажиры ковчега подходят к нему.



Спикер

— Скажите, уважаемый, а куда исчезли все люди? Ваши замечательные, всегда счастливые люди. Где они?



Обычный человек


— ВСЕГДА счастливые люди либо в Раю, либо в психушке.



Донецкий (оценив юмор аборигена)

— А несчастные, конечно же, в Аду?



Обычный человек

— Каждый находится там, где ему положено быть. Спрашивайте конкретно, что вас интересует.



Оранжевый

— Нас интересует структура вашей политической и экономической организации.



Обычный человек

— Эко вы умнО загнули. Вам не со мной, а с депутатами нашими пообщаться надо. Эта улица упирается в Дом Верховного Совета, идите туда. Там как раз сейчас очередное заседание проходит.



Занавес



КАРТИНА ПЯТАЯ



Зал Верховного Совета. Люди в серебряном блокируют трибуну, не подпуская к ней людей в золотом. Несколько мужчин, удерживаемые сзади за брючные ремни, свешиваются с балкона и крепят транспарант, который срывают их противники. Вокруг возникают потасовки между серебряными и золотыми. Крики не смолкают. В зал входят пассажиры ковчега и, разинув рты, в недоумении крутят головами, некоторое время наблюдая за происходящим. Внезапно звуки смолкают и все неподвижно замирают. Немая сцена.



Занавес



© Copyright: Сергей Шевцов, 13 июня 2013

Регистрационный номер № 000025689

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: +2 Голосов: 2
Комментарии (5)
Добавить комментарий
0 # 13 июня 2013 в 19:40 +2
013smile good
Сергей Шевцов # 13 июня 2013 в 20:55 +2
Спасибо, Таня! Это моя первая пьеса. blush2
0 # 15 июня 2013 в 22:13 +2
А неплохо!
Нина Колганова # 15 апреля 2016 в 16:42 +1
yes3 Серёжа, хорошо-то как! Жизнь продолжается...Ничего не меняется. swoon2
Сергей Шевцов # 15 апреля 2016 в 19:18 +1
Нина, эту пьесу я написал незадолго до Евромайдана. В Верховной Раде как раз царила такая обстановка, вот я и вспомнил сатиру Маяковского. А зимой произошла "революция достоинства", стало не до смеха.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев