Повести

730 ДНЕЙ ВДАЛИ ОТ РОДИНЫ. 3. "Здравствуйте, товарищи новобранцы!"

Добавлено: 18 августа 2019; Автор произведения:Юрий Вшивцев 270 просмотров


 Двое суток в душном вагоне показались Василию настоящим адом. Пятьдесят призывников, два сержанта и два офицера ехали в учебку. Кто-то из ребят, тоскуя по дому, курил в тамбуре сигарету за сигаретой; кто-то задумчиво смотрел в окно, безучастно глядя на пейзажи весенней природы; несколько человек безмятежно спали на верхних полках. Как завидовал им Васька, будучи дневальным по вагону на весь путь следования! Этот наряд Бойцов получил в наказание за то, что опоздал к назначенному времени в казарму на призывном пункте. Загулявшись с подругой, Вася явился на КПП лишь к полуночи. Командир определил его сначала на кухню, но неожиданно повезло: утром в штаб прибыли так называемые «покупатели» — представители войсковой части — за очередной партией новобранцев. В списке отправляемых оказался и Василий Бойцов.
 Однако прибывшие офицеры узнали о васькиной провинности, и один из них, старший по должности, перед посадкой в поезд объявил:
—Дневальным по вагону назначается призывник Бойцов! За что, он сам знает!
—Почему только я? — как всегда возмутился Вася. — Другие тоже в самоволку бегали!
—Разговорчики в строю! Напоминаю всем: приказ командира не обсуждается! 
—Что я должен делать? 
—На протяжении всей поездки следить за чистотой и порядком во вверенном вам вагоне, два раза в сутки мыть туалеты и полы, внимательно следить за дисциплиной среди товарищей. Ну… и так далее!
—Это работа проводников. Они за это деньги получают.
—Призывник Бойцов! Ещё один наряд вне очереди за пререкание с командиром! По прибытию в часть вы заступаете на кухню в посудомойку! Вопросы есть? 
—Никак нет! — пробурчал в ответ Василий, поняв, что спорить с командиром в армии не только бесполезно, но и опасно.
 На второй день с утра Ваське разрешили немного отдохнуть. Едва коснувшись подушки, наш герой мгновенно провалился в глубокий сон. Ему снились родители, Ксюшка и все друзья, оставшиеся там, в родном Островске. И так хорошо, спокойно стало на душе, как будто не было позади изнурительных суток, обид и оскорблений.
 Недолго длились счастливые сновидения. За стенкой кто-то взял гитару и грустно запел:
         "Если в армию ты попал,
          На два года, считай, пропал:
          Будет жизнь без тебя идти,
          А ты будешь ползти..."
—Отставить тоскливые мысли! — услышал Вася голос сержанта. — Всё в армии зависит от того, как вы поведете себя в первые дни службы. У нас не любят стукачей, ротозеев и слабаков. Как бы трудно не было, не надо пищать, жаловаться или ещё хуже — симулировать. Тяжело только в первые полгода. А потом привыкаешь, набираешься опыта, появляются кое-какие навыки...
 Призывники затихли. Рассказы «дедов» всегда интересны для молодого пополнения.
—Я вас доставлю в часть, отчитаюсь перед комбатом и — на дембель! — продолжал сержант. — Я тоже не хотел идти в армию. И если бы не брат, который служил на флоте, я бы что-нибудь с собой сделал ради отмазки от службы. Но брат написал: инвалидом будешь пожизненно, а в армии всего два года. И дембелей девки больше любят, чем тех, кто не служил. Не призывался — значит, неполноценный. Понятно, пацаны?
 Вместо ответа кто-то снова запел:
        "Будут девушки вновь любить,
         Но не нас, а совсем других.
         Будем армию мы вспоминать
         И её проклинать!.."
—Ни хрена вы не поняли! Сосунки вы ещё! — сержант безнадежно махнул рукой и ушёл в свое купе.
 Глубокой ночью поезд прибыл на маленькую станцию, затерявшуюся в густом лесу. Обрадованные ночной прохладе и свежему лесному воздуху ребята долго не могли сосредоточиться на командах офицеров. Они носились по перрону, совсем по-мальчишески толкались и устраивали борцовские поединки, совершенно не обращая внимания на встречавших их людей. Успокоились лишь когда увидели выезжавший на перрон «УАЗик». Из машины вышел молодцеватый, но уже седой подполковник и низким басом скомандовал:
—Строиться повзводно в две шеренги! Равняйсь! Смирно! Вольно! Здравствуйте, товарищи новобранцы! 
Пацаны, кто как умел, нестройными голосами ответили командиру.
—Вы прибыли на территорию настоящей войсковой части и с этой минуты являетесь курсантами учебного подразделения. Этот детский сад, который вы только что устроили на перроне, забудьте навсегда. Вы — защитники Родины, и ваши успехи отныне зависят от дисциплины и выполнения воинских Уставов! Напра-во! Шагом марш! 

 Ребята направились пешком по лесной дороге в окружении сержантов и младших офицеров. 
—Совсем как пленные в годы войны. Только автоматов у охраны нет! — не упустил возможности съязвить Василий Бойцов.
—Эй, умник! — окликнул его идущий рядом сержант. — Ты своими умозаключениями ещё в поезде достал! Придём в казарму — ты у меня познаешь все тяготы армейской службы!
—После бессонной ночи положен по Уставу отдых! 
—Всем положено отдыхать, а тебе положено унитаз драить зубной щеточкой! Усвоил, курсант?
Общий смех эхом отозвался в верхушках деревьев.
—С меня хватит! — решил Васька, напрягся, резко прыгнул в сторону и быстро побежал в лес.
—В команде дезертир! Догнать! Вернуть! Наказать! — со всех сторон донеслись голоса офицеров.
 Несколько человек бросились догонять беглеца. Но Вася имел разряд по лёгкой атлетике и бегал очень хорошо. Тем не менее не суждено было Бойцову сбежать и на этот раз. В ночной темноте он запнулся за корягу и распластался на мокрой траве. Здесь его и накрыл тот самый сержант. Заломив руки за спину, он вернул призывника в строй. Обидевшись на всех, Васька не проронил больше ни слова.
 На рассвете ребят привели на хоздвор. Здесь за высоким деревянным забором находилась солдатская баня с двумя предбанниками. В одном из них пацаны скинули с себя старенькую гражданскую одежду и под присмотром старослужащих вошли в банное отделение. Кроме мыла ничего проносить не разрешалось. Добрые люди ещё на гражданке подсказали, куда можно спрятать деньги. Василий предварительно завернул купюры в маленький целлофановый пакетик и незаметно засунул в рот. Так и мылся с деньгами во рту. 
 Каждому взводу отводилось полчаса на помывку. После команды: «Закончить баню!» ребят сопроводили в другой предбанник. Там всем выдали солдатскую форму, сапоги и прочее обмундирование. Когда построились после бани, пацаны не узнали друг друга. Наголо остриженные, в одинаковой одежде они меньше всего походили на защитников Отечества.
 Последний отрезок пути — около пяти километров — показался Василию Бойцову самым трудным. Неправильно намотанные портянки натёрли пятки; несколько десятков пар ног, обутых в тяжелые сапоги, хлопали по земле, поднимая пыль на высоту человеческого роста. Васька наглотался пыли так, что всю дорогу кашлял и чихал.
 Ворвавшись в казарму, ребята буквально упали на аккуратно застеленные кровати, не снимая пыльных сапогов. Даже грозный голос командира батареи не взбодрил уставших призывников. На помощь комбату пришли старослужащие. Кого окриком, кого угрозами, кого просто за шиворот «деды» вытащили в проход между кроватями и заставили построиться. Офицер не стал долго задерживать ребят: объяснил распорядок первого дня службы, сделал перекличку и дал команду «Отбой!».
Только Вася Бойцов опустился в дрему, как чья-то рука стянула его с постели.
—Твоё место в туалете! — зашипел в ухо  знакомый сержант.
—Да пошёл ты знаешь куда! — огрызнулся Василий.
Хлесткий удар в бок чуть не свалил Ваську с ног. Ни секунды не раздумывая, Бойцов схватил табуретку и замахнулся, но ударить не успел. Вмешался старшина батареи — ухватистый прапорщик с огромными кулаками. Он мгновенно раскидал обидчиков и отправил Василия спать. Больше этого «деда» Вася не видел. Пока проходил курс молодого бойца, старослужащий сержант благополучно уволился в запас и уехал домой.


© Copyright: Юрий Вшивцев, 18 августа 2019

Регистрационный номер № 000277957

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий