Повести

Часть 3-1 Рыбачка Соня

Добавлено: 30 мая 2020; Автор произведения:Григорий Хохлов 110 просмотров


  
 
Рыбачка Соня
 
А жизнь шла своим чередом. Появилась в жизни Распутина одна женщина, которая заставила его поволноваться. Хотя его чем-то удивить уже было трудно. А всё была виновата одна супружеская пара Ивановых, его старых друзей.
— Хватит тебе, Григорий, холостяковать, уже пора и о серьёзной жизни подумать. Ты у нас мужик видный и не пьющий. И тайгу сильно любишь, с детства там ходишь. Тебе и подругу такую же надо, чтобы вам на пару по лесу гулять.
— Конечно, от такой подруги я бы не отказался, вдвоём веселее, – смеётся Распутин. – И если заблудишься, то только в радость такая ситуация. Ох и поблуждаем мы по лесу! Пока не состаримся!
— Мы нашли тебе такую женщину, Гриша! Это Анна, жена Михаила. Глаза её искрятся весельем! Она тебе точно понравится, и хозяйка хорошая! И сама непротив с тобой познакомиться.
Не хотел Распутин никаких смотрин, у него своих хороших женщин хватало, но друзья крепко взяли его в оборот. И как ни выкручивался он, пришлось согласиться, а то подумают, что струсил. А для моряка это настоящее оскорбление: женщины испугался. Пришлось ему идти на нейтральную территорию к своим друзьям знакомиться. Как говорится, поневоле туда заявился, с шампанским и тортиком, всего на пять минут.
Рядом с друзьями сидела смуглая женщина в белой водолазке, что ещё больше подчёркивало её стройную фигурку. Чувствовала она себя уверенно, как-никак это её хорошие знакомые. А Распутин для неё просто шахматная фигура: всегда можно её отодвинуть в сторону, без всяких для неё потерь. Но ей самой интересно посмотреть, что за логическую фигуру он из себя представляет. И естественно, что в этой игре она королева. Иначе игра у них не получится, это точно, на то она и восточная женщина. Вся жизнь – игра!
Шампанское Софья только пригубила, так как вообще не употребляла алкоголь в любом его виде. Тортиком тоже не баловалась. Для вида съела кусочек и запила чаем. В общем, они за столом долго не засиделись. Кареглазая и черноволосая, при полных влекущих губах, да и фигурка была заметная, она уже представляла какой-то интерес для Распутина.
Папа её кореец, мама русская, а метиски, как известно, в своём большинстве красивые женщины. Где мудро смешались «тонкий восток» с его жаром души и любвеобильная Россия с её холодными снегами. Та барыня-сударыня, которую не любить невозможно. Лебедь-птица, к которой прикоснуться и то счастье. А тут всё в одном лице: смешение далёких-далёких кровей, и что получилось? Красавица!
Пошёл он провожать Софью до дома. И когда ему надо было уже уходить, так им было запланировано, Распутин замешкался и призадумался: «А не дурак ли я? Да ещё если сам уйду?» Вот где задачка.
— Конечно, дурак ты будешь, Гришка! – это внутренний голос ему отвечает. – Не позорь меня, мне уже стыдно за тебя, пехота.
Пришлось ему подчиниться внутреннему голосу и остаться. Затем войти в её дом вместе с Софьей. Сели они снова пить чай, и всё это за дружеской беседой происходит. И не хочешь, а получается, что оба они ждали, когда дети уснут. Что там говорил им внутренний голос на этот раз, осталось вечной тайной. А вообще-то, всё шло в правильном русле. Одна душа скучала, другая наблюдала. И вот вам результат.
— Домой пойдёшь? – спрашивает его как бы ненароком хозяйка квартиры.
— Я уже забыл об этом? – слегка улыбнулся Распутин и подумал. – Пусть побеспокоится, покажет себя. Но Софья молчит.
Недолго они беседовали в спальне при интимном свете ночничка. С таким лёгким освещением последнее восприятие незримого барьера между ними исчезло полностью. И прежде чем погас свет, мелькнуло смуглое красивое тело хозяйки уже в постели, под покрывалом.
Ещё заметил «жених» красные, художественной выделки трусики, они промелькнули в его мозгу, как запрещающий свет светофора. Быка только дразнить светофором. Свет погас.
— Что тут думать? Прыгать надо! Всё, как в анекдоте про алкоголика, который увидел вверху над собой сетку с водкой. И с ходу прыг туда.
Вопрос решён положительно, но это животный интеллект. Такое заключение дали учёные, проводившие опыт на реакцию человека и обезьяны, проверяли их интеллект.
Обезьяна же взяла, подставила под свою сеточку с бананами табуреточку. Подобрала палку и давай ею потихоньку бананы сшибать. Ей спешить некуда:
— Тут налицо интеллект человека! – заключили учёные.
— Она ещё думает! Поглядите-ка? – Это уже довольный алкоголик, он опохмелился. – Я всем назло жив, и я в этом мире властвую. А тебе, мартышка, до мотыги, как до Луны пешком.
Ещё выпил и заключил:
— Никогда ты не станешь человеком, потому что ты обезьяна. У меня всё проще: я уже человек! – Опять прыг за бутылкой. – И обратного хода у нас нет!
В постели встретились лёд и пламя, две сильные сущности в своём страстном порыве властвовать. И тут уже людям не до разума, последние его отблески давно померкли в море этих страстей. Заглянула в окно любопытная Селена и застыдилась, прикрылась шторкой. А она покровительница всех влюблённых. И ей не до себя стало.
Тела стонут и мечутся, не стыдясь своей наготы. Сейчас они в полной гармонии друг с другом, и с природой тоже. И как-то обуять свою страсть они не пытаются. Но всё же и они утомились. Время их доконало. Устало прижимается Софья к груди Распутина: я не думала, что ты такой сильный таёжный зверь. Но грузчик решил отделаться шуткой.
— Когда я вижу врагов революции, то я всегда зверею.
— Надо же? — не понимает его Софья. – Я не враг тебе, Гриша. Я сегодня как в омут с головой бросилась и не жалею об этом.
— Это анекдот такой про Петьку и Василия Ивановича. Сидят они в окопе, а на них белогвардейцы попёрли в атаку. Тут Петька заметался и сразу же: «Василий Иванович, можно мне в кусты: нужда прижала!»
— Иди, Петька, нужное дело!
Комдив за пулемёт и отбивает атаку уже один без помощника. И так три раза подряд.
Последняя атака была самой долгой. Один еле отбивается от врагов Чапаев. Терпение его закончилось. А тут и помощник появляется, всё как обычно.
— Пойдём, посмотрим, Петька, чем ты там всё время занимался, пока твоего командира враги революции убивали.
— А там все кусты разворочены и три кучи, одна больше другой. Красуются своеобразные «египетские пирамиды», в редком, масштабном исполнении ординарца Петьки.
— Это мог сделать только зверь, а не человек! – удивляется Чапаев.
— Правильно, Василий Иванович. Когда я вижу врагов революции, я всегда зверею.
— Так и я, Софья: от страха всё это!
— Тогда я тебя ещё пожалею чуть-чуть: можно?
— Ну как нельзя?! Тут прыгать не надо!
Потом в своих ранних стихах он напишет:
 
Не надо быть мне на Востоке,
Не надо древней старины,
И так стою я у истоков
Твоей волшебной красоты!
К тебе я только прикоснулся,
И время сразу замерло на миг.
До безрассудства я влюбился,
Хотя о том и думать я не мог.
 
Хотя в жизни было всё сложнее. У Софьи Викторовны было двое детей. Муж умер. Мама старенькая. И всем им надо было хотя бы немного заботы и внимания. Особенно детям. И ее мама кочевала из одной семьи в другую, чтобы так решить эту насущную проблему. Никого без внимания и заботы она не оставляла: ни детей своих, ни внуков.
 


© Copyright: Григорий Хохлов, 30 мая 2020

Регистрационный номер № 000285201

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий