Повести

Часть 6-1 Саша Че и другие

Добавлено: 24 июля 2021; Автор произведения:Григорий Хохлов 72 просмотра


 
 
Саша Че и другие
 
На работе Гришке скучать некогда, что-нибудь новое ребята придумают. И тут главный зачинщик Саша Че. Он кореец по национальности, хотя родился здесь недалеко от города. Есть тут такой небольшой железнодорожный посёлок Трэк. Сейчас там почти домов не осталось. А раньше там много людей жило. И даже корейский посёлок там был.
А вообще это живописное место. Здесь незабываемо красиво смотрятся река Бира со своими протоками. А на другой стороне реки грядой тянутся бесконечные зелёные сопки. И так до бесконечной синевы под самое небо они уходят. Это отроги Малого Хингана, за ними Амур, но это уже граница с Китаем.
Так что Саша -  таёжник с самого своего рождения. И если так можно сказать, то тайга его вторая мама. Отсюда у него и наблюдательность. И осторожность. И как у леопарда, быстрая реакция. И ловок он. Но при всём этом он человек честный и добрый. И всегда старается помочь другим людям. Это уже черта его характера. Поэтому и с людьми Саша сходится быстро.
А работа в ВОХРе тоже ко многому обязывает. Потому что они работают с оружием. И целые сутки все они вместе находятся. И даже едят из одного котла. Кто-то один из них варит на всех еду. И тогда люди на проходной ТЭЦ замирают от душещипательных запахов: как вкусно у вас!
В карауле все кулинары с большим стажем. Но если Саша Че варит еду, то это уже настоящая корейская кухня. Много мяса, рыба, папоротник и разные другие специи, о которых никто никогда не слышал.
Он и охотник, и рыбак, и по дикоросам мастер. Так что проблем у Саши с приготовлением пищи никогда не было. Вохряки, как они себя шутя называют, чуть ли не посуду вылизывают, всё нахваливают Сашу. Спасибо тебе, Дмитриевич, угодил ты нам, наелись, аж дышать тяжело.
Но и пошутить Саша тоже мастер. Здесь он умён и ловок. Очень наблюдателен и, не отнимешь, хитёр. Выберет он, когда народу на проходной побольше, чтобы зря его шутка не пропала, и говорит Хохлову:
— Ты почему, когда на звонки отвечаешь, говоришь: «Проходная Хохлов». Ты где их видишь, этих хохлов? — И в его чёрных глазах бесенята пляшут. – Я их нигде не наблюдаю!
Саша умышленно все знаки препинания убрал и последнее слово тоже убрал. И вместо: «Проходная. Хохлов слушает». Получилось, как уже выше сказано. Тут вроде: казнить нельзя помиловать! Где запятую поставишь, такой и смысл будет.
А что мужикам надо, посмеяться! И у него уже есть своя группа поддержки. Это известный нам Фюрер, он же Юра Гребенников. И Пётр Павлович Тимошенко. Это основное ударное ядро его юмора. Как говорится, средства доставки. И они стараются, ох и стараются. Зато всем весело.
Распутин, тоже не дурак, и стал присматриваться к Саше Че, как тот отвечает на телефонные звонки. И он наблюдательный человек. Пора «пехоте» и хвост прищемить, моряков на смех выставляют.
— Проходная, Че слушает! – Вроде всё правильно.
Но это звонит Пётр Павлович с другого поста. И получается так, что у них возникают недоразумения. Конечно, по вине Петра Павловича. Как будто тот звонит со своей незалежной Украины. И все хохлы его слушают раскрывши рот.
— Чи проходная, чи не проходная? — Пётр Павлович не понимает, куда он попал. Со своей «хохляндией» всё перепутал.
— Да ни чи, Пётр Павлович, а Че. Я Саша Че.
А тот ему своё гнёт:
— Чи Саша? Чи не Саша?
Недопонимает он: Саша это или не Саша. Саша Че!
Так тебе Саша и надо, где хохол пройдёт, там ты точно завязнешь. В трясине его грандиозных мыслей… болоте!
Но и дома Распутину некогда отдыхать. Обычно его Елена загружает всякими срочными делами. Но тут особый радостный для них с Еленой случай.
В гости к Елене пришла Галя Лапочак. Она уже разнесла людям утреннее молоко от своих бурёнок. И на обратном пути завернула до своей подружки. Они за последнее время сильно подружились. Хотя они и раньше встречались в сауне. На ТЭЦ есть сауна для своих рабочих: день женский, день мужской. Чтобы люди здоровье сохранили, тут продумано всё.
Но не сауна послужила поводом для их сближения. А скорее всего, Галина — добрая душа. Именно то, что Галя так необычно отреагировала, когда собирали деньги на книгу Распутина. Может правильнее сказать, обычно по-человечески отреагировала. Спасибо ей! Её душе.
А Лену это удивило и даже взволновало. Хотя она сама мало с кем близко общается. Ни перед кем не хочет свою душу раскрывать. Но тут они сдружились. И это похвально.
И вот сейчас они сидят за столом. Им поговорить хочется. Володя, её муж, отказал Распутину. Не захотел рассказывать что-нибудь интересное из своей жизни про Север. Как они там с Галей работали и жили. Ведь много чего интересного там у них было. Но хозяин не любит вспоминать старые времена.
А Лена уговорила Галю. Ей самой интересно узнать, что же там было такого необычного. И главное, хочет о Гале, о своей подружке, больше нового узнать. Ведь и там Галина работала токарем. А это ни много и ни мало семнадцать лет её жизни.
И работа-то мужская, всего там наслушаешься и насмотришься. И оттого, как ты сам себя там поведёшь, тоже многое зависит. И вот уже Галя рассказывает, а Распутин слушает.
Выпили мужики прямо на работе, раньше это нормальным явлением было. Лишь бы человек хорошо работал. И никто его трогать не будет. Вот и сейчас они уже на руках борются. Шум да гам вокруг стоит. Вся бригада там участвует и бригадир с ними. Напрашивается законный вопрос, как тут можно работать Галине?
Галя уже в самой силе женщина, не то что раньше девчонкой была. Ведь уехала она на Север в семнадцать лет. А жизнь там всему научит. И учила. Сколько железа прошло через её руки, разве это кто-то считал?! И сколько, как говорится, она на пуп того железа подняла? А кто ей помогать будет: девка девкой, а работа у неё такая.
— Кто из вас самый сильный, мужики? Я с ним на руках хочу бороться, — задорно говорит «работникам» Галина. – А если я победитель, то чтобы вашего духу здесь не было. Мне работать надо. Поняли меня?
Гвалт стоит кругом. Таких чудес здесь ещё не было, это точно. И всем посмотреть хочется, что же из этого получится: вызов брошен. А самый сильный тут бригадир. И действительно, он силён, даже с виду это заметно.
— Ставь свою руку на одну линию, чтобы всё без всякого подвоха было. И потом лишних разговоров не было.
По удару гонга началась борьба. И Галя сравнительно легко победила своего бригадира.
Хотя сам бригадир недоволен. Друзья не верят такому исходу борьбы. Думают, что тут какой-то сговор: «Ещё давайте. И так три раза подряд».
— Всё! По местам, ребята, уговор дороже денег. Мне работать надо.
Кому-то смешно, а кому-то и не очень. Ясное дело, что это побеждённому борцу. Но договор соблюдается. А после работы вся эта ватага уже у Гали дома гуляет. А та всё работает, работы очень много.
Дом её рядом с работой. Самое удобное место выпить: идти далеко не надо. И вся дружная компания там у неё «гужует». Уже темно, двое детей не спят. Какой им сон, если веселье там в самом разгаре? И когда оно закончится, неизвестно.
— Вы что творите, сволочи? Да я вам за своих детей головы поотрываю, как мухам. Галиному гневу нет границ. – Дети из-за вас не спят, паразиты.
Но тут поднимается бригадир. Как известно, пьяным море по колено. И он ещё никак не может смириться, что именно женщина его на руках поборола. Тут, как говорится, всё воедино собралось.
— Это тебе не на руках бороться, Галина! Думай, что говоришь, женщина? Коллектив надо уважать.
— Хорошо, я тебя уважу, — говорит хозяйка квартиры.
Дальше договорить бригадир не успел. Совсем мужской удар Галины лишил его этого удовольствия: того как ветром сдуло. Под самой стеной он лёг отдыхать, сам не понял, как там оказался.
— Кто следующий?
— Совсем одурела, баба! – И все «дружбаны» стали срочно ретироваться. Того гляди и им достанется на орехи. А что именно так всё будет, уже никто не сомневался.
Смеётся Галя Лапочак.
— Конечно, Север мне не за это нравился. Хотя и там веселья через край было. А больше всего ягодой. Все сопки в россыпях брусники, а она там крупная да сочная. Горстями её брать можно, одно удовольствие. Зато и медведей там хватает. Прямо в поселок заходят.
Смотрим, а дом на окраине посёлка стоит. Два медвежонка по завалинкам вокруг дома весело скачут. В догонялки играют. И на нас ноль внимания. Ну что с ними делать?
Потом остановились, подумали медвежата и вспомнили, что маму потеряли. А без неё им никак нельзя, мама есть мама. Хотя и та им может трёпку устроить. Но...
Тут веселья у них заметно поубавилось. И поняли они, что им защита нужна.
— Домой идите, домой, малыши! – говорит им ласково Галя. Совсем, как со своими детьми, разговаривает. – Мама уже вас потеряла. Искать будет! И нам всем тут на орехи достанется.
Те что-то буркнули в ответ. Вроде, правильно ты говоришь, тётя. Нам здесь нельзя задерживаться. И два весёлых лохматых колобка косолапо к лесу покатились.
А другой раз так и того веселее было: подъехал хозяин к дому на своей «бочке». Машина такая, что воду возит. Ушёл шофёр домой обедать. И ноль внимания на свою машину. Уже думает, где ему удобнее прилечь после сытного обеда.
Потом слышит, что люди во дворе смеются. И ему интересно стало, что же там такое случилось?
Выглянул шофёр во двор, а там цирк настоящий. Нарочно такого не придумаешь. Медвежонок возле его машины хозяйничает. Крутится-покрутится возле бочки. А затем ловко на саму бочку залезет. Похоже, что та ему уже давно стала доступной, как мама родная. Оседлает её «холку» и победителем смотрит на людей: вот видите, какой я герой! Я выше вас сижу. Значит, я сильнее вас, вам меня никак не достать.
Тут люди со смехом и говорят Галине:
— У тебя уже есть опыт общения с малышами, поговори и с этим героем. Может, он тебя послушается.
Галя и говорит строго медвежонку, как своему ребёнку, чтобы у того никакого сомнения не было, что это приказ.
— Так! Наигрался вволю! А дома тебя мама потеряла. Живо домой! Живо!
Смотрит на неё медвежонок со всей, своей высоты и думает, что ему делать. Сейчас он мало чем от ребёнка отличается. Те же удивлённые глаза. Вытянутая шкодливая мордочка. Думает!
— Ты что, не понял меня? Сейчас я тебя хорошо взгрею! И хворостину с земли подняла.
Медвежонка как ветром сдуло. Так ловко он с машины слетел и к лесу подался, что люди от смеха закатились. А говорят, что медведи ничего не понимают. Тот же самый человек, только в шубе. Только голова собачья.
— Ну, Галина! Ты нас всех удивила, тебе бы в цирке работать.
— А что, я и в цирке бы справилась!
А то другой случай был. У нас дамбу порвало, наводнение было. Туда много людей выехало работать, дамбу подсыпать. И вагончик на колёсах туда прикатили, чтобы всё там по-человечески было. Разместили там вещи, продукты. Тоже всё по-человечески.
Но нашёлся другой хозяин. Из леса пришёл огромный бурый медведь. Тот всё в вагончике по своему усмотрению устроил.
Из вагончика все тряпки выкинул за ненадобностью. Рюкзаки вытряс. И с продуктами неторопливо расправляется. И то, всё подряд не ест, а что вкуснее выбирает. Банку сгущённого молока без всякого ножа открыл. Будто из бумаги она, и не порезался нигде. Еле его прогнали.
Пару раз из ружья вверх выстрелили мужики, и медведь недовольный в лес подался. Очень сердитый на людей был. Но больше он не приходил, учёный уже. Но на то он и Север, холодный он и необычный.
Тут сам не разберёшься, кто кого учит? Медведь тебя или ты его. Но «варежку» всё равно не разевай. Раз ты его поучишь, два поучишь. Но и он не дурак: тебе такой создаст уют, что небо с копеечку покажется.
Я ещё девчонкой хорошо стреляла и из малокалиберной винтовки, и с ружьем охотилась. А там охота… Но это уже другая история.
У Саши Че тоже всё не просто, с самого детства он охотник. Сейчас со смехом вспоминает случай из далёкого детства, когда он со своими сверстниками, а им тогда лет по четырнадцать было, не больше, по Бире на моторной лодке вверх реки поднимались. Саша Че за рулём. А Биру он уже знал досконально. Все перекаты, все заливы, потому что вырос в этих местах.
Смотрят парнишки: медведь через реку переплывает, хочет в сопки уйти. Ясно дело, что загорелась их азартная душа. И ружьё у них есть, правда, одностволка. Но что тут думать, стрелять надо. Такая удача редко бывает. Заряжает Юра, Сашин лучший друг, ружье пулей. А их тут друзей четверо в лодке находится. Юра на носу лодки стоит, готовится к выстрелу.
Саша на моторе отрезает медведя от берега. Тот испугано поворачивает вниз по течению. Время выиграно. Теперь нужен только точный выстрел. Лодка сближается с медведем, но Юра всё не стреляет.
И тут случается самое неприятное, что может быть на воде. Лодка на что-то там под водой наткнулась, какой-то топляк. И она резко тормозит своё движение. Естественно, что все по инерции летят вперёд и падают в лодке. А Юра с ружьём падает чуть ли не на спину медведя. Протяни руку, и он вцепится в шерсть хозяина тайги, бешено уплывающего от такой непонятной ему атаки людей.
Ружьё, конечно, сразу утонуло. И мальчишек спасло только то, что медведь сильно испугался. А повернись он к ним своей мордой, то уже давно был бы в их лодке. Никто бы там даже глазом не моргнул. А на расправу медведь быстр. Под выстрел успевает охотника подмять.
А горе-охотникам что делать? Прежде всего, надо своего друга из воды достать. И они затаскивают Юрку в лодку. Тот всё ещё не может прийти в себя: чуть ли медведя не оседлал. Скажи кому такое, так и не поверят ему. «Стрелок» уже посинел от холода. И у него из посиневших губ вырывается другое.
— Ещё медведи будут?
— Конечно, будут, — спокойно говорит ему Саша. Это черта его характера — пошутить.
— Так у нас же ружья нет, как мы его брать будем, Санька?
— Как, как? Конечно, руками, у тебя уже опыт есть. Без нас справишься.
Вот такой наш Александр Дмитриевич Че. Охотник, шутник и балагур, но очень надёжный человек. А посмеяться, отчего же нет! Наша жизнь и так коротка.
А дома Распутина другой гость ждёт. Это Сергей Эдуардович Гринкевич, воин- интернационалист. Имеет много наград. Раньше работал в одном карауле с Гришкой. Но дружеские отношения у них не только остались, но ещё больше укрепились. И сейчас он принёс Распутину посмотреть свои стихи.
Сам Сергей по-военному подтянутый, весёлый, полон энергии. Так же и в его стихах много экспрессии, души. И скорее всего, это душеизлияние много пережившего человека. До настоящих стихов Сергею надо ещё много работать. Или не работать. Это его право! А поддержать друга надо, не вмешиваясь в ход его мысли:
 
Российская земля!
Как я люблю тебя,
Твои леса, поля и реки,
И это немало для меня!
Служил тебе я с полною отдачей,
Мундир носил и горд им был,
Служил я Родине, своей России,
И не жалел я богатырских сил.
Где только не служил в России,
Кронштадт и Мурманск – Душанбе.
Ведь у военных нет периферии:
Восток, я болью помню о тебе.
Теперь на пенсии. Есть время,
И всё, что пережил, то я пишу,
От ран своих и боли я, тупея,
Хочу сказать, и гордо я скажу.
Всегда горжусь своей Россией,
Горжусь я тем, что в ней живу.
И если надо, то отдам все силы
За тебя, любимая, за Родину свою!
 
И далее следующее стихотворение.
О, сколько горя ты прошла
И сколько видела несчастья,
Ты всегда, моя любимая земля
Россия, мой талисман на счастье.
Не раз враги хотели захватить
И в назиданье изорвать на части,
Но как Россию можно поделить,
Её одну, и все её несчастья.
Народ хотели покорить,
Рабами нас хотели сделать,
Наш ум и разум затемнить,
Чтобы народ убить! Убить!
Но ты, Россия, выдержала много:
Огонь, пожары и нашествия чумы,
Молилась впрок, служила Богу.
Возрождалась и строила мосты.
И твой народ боролся с ними,
Хотя немало было всех потерь,
Без счёта пролито там крови,
И я скажу теперь: ты мне поверь!
Ты всё крепнешь и цветёшь,
Если армия могуча и сильна,
Другой такой ты не найдёшь.
И знай, мир без России никуда!
Советуем дружить спокойно:
С Россией торговать и пировать,
В гостях вести себя достойно,
А то можно и зубы обломать.
И вот уже подарок женщинам, из уст Сергея Эдуардовича.
Вас, родные, поздравляю,
И я пожелать желаю вам,
Чтобы вас не забывали,
И всему свету передам:
Чтобы дети не болели,
Чтобы радостно в семье
Пролетали все недели.
Мир и счастье в тишине.
Чтоб царила в семьях
Благодать да доброта,
И, конечно же, веселье,
И любовь жила всегда.
Ещё, родные, пожелаю,
И не боюсь того сказать,
Богатырского здоровья,
Что не купить и не занять.
Не грустите, не печальтесь!
Даже если вам не по себе,
То с печалью расставайтесь
И сам Господь воздаст тебе.
А в завершение хочу я
Вам всем сказать одно:
Моя желанная, родная,
Я так искал тебя давно.
А на работе без юмора не бывает, ни одна смена не обходится. То Саша Че что-нибудь придумает, то Пётр Павлович. Естественно, не без поддержки Юры Гребенникова, Фюрера. Тот любит такие весёлые дела, а подурачить людей — его хлебом не корми. И часто сам бывает самым главным зачинщиком весёлой шутки, но всегда в тени остаётся.
Вот и сейчас заходит Распутин на КПП. Уже вечер, Гришка сменился с поста. И видит такую интересную картину. Вокруг небольшого столика в креслах сидят Пётр Павлович, напротив него Саша Че. А на столе целая гора шелухи от семечек. Сидят эти два доморощенных хомяка и на Гришку умилённо смотрят. Особенно хорошо это у Саши Че получается.
— Это ваша работа? — спрашивает Распутин своих соратников по работе. Те радостно кивают ему своими головами.  Да! Да! Им весело.
— Значит так, товарищи хомяки, за собой шелуху убирать надо. Или вы забыли основной закон «вохряков»: охрана ВОХР.
Те не торопятся выполнять замечание и ещё больше «расцветают» в своих улыбках. Прямо ангелочки за столом сидят, хоть картину с них рисуй.
И понимает Распутин, что оба хомяка беззубые. У Петра Павловича их уже лет двадцать нет, если не больше. Ему их его зять милиционер давно выставил. И всё это по пьяной лавочке происходило. Пётр Павлович сам не подарочек, дебошир ещё тот. Так что там дело тёмное: кто из них виноват, папа или его зять.
Но всё равно тогда охранники, как могли, сочувствовали ему. Хоть это и семейное дело. Но глава семейства сильно пострадал: нехорошо это, и жалко его. А Виталик Филиппов, герой Гришкиной повести, «Мастер спорта», теперь этого хорошего человека нет в живых. Даже стихи написал на эту семейную тему. И даже хотел наказать зятя, но Петя упросил его этого не делать. По известной причине: семейное дело.
А дальше всё забылось. И Петя всем рассказывает, как он границу с Чехословакией перекрывал. Наши танки её «на замке держали». И двое суток длилось это противостояние.
Ещё много чего интересного и героического рассказывал Пётр Павлович. Рассказывал правду. Но в итоге у сослуживцев сложилось такое мнение, что и Петины зубы там остались. Настолько всё сложно там было. Граница есть граница. И Петины зубы тому лишь подтверждение. Всё логично. Но Распутин то знает правду. Его на мякине не проведёшь.
У Саши всё по-другому было. Тот и в охране работал при «золотых зубах», целая выставка была.
Но пришло время, и они сами от старости выпали. И все тут дела, это всё закономерный процесс! Сейчас они на ремонте, и уже скоро Саша снова будет сиять золотом. Он богатый человек, и может себе это позволить — сиять в своё удовольствие. Как говорится в анекдоте, пыжиковая шапка и полный рот золотых зубов.
А где он их потерял, свои настоящие зубы, то и из этого не делает секрета. Со своим лучшим другом Юрой, что медведя чуть не оседлал. Молодые они были, идут с ресторана. А тот всегда к кому-нибудь да задирался. Не мог Юра без этого и дня прожить. И тут навстречу им толпа идёт, с какой-то гулянки домой возвращаются. Но Саша всё это с юмором рассказывает, на счёт этого он молодец. И поэтому к нему нет никаких вопросов в отличие от Петра Павловича.
— Нас семеро было, тех двое. Мы дрались, пока не сровнялись. А как сровнялись, мы разбежались. Как тут не смеяться?
Вот и все дела. Всем всё ясно, и вопросов на эту тему ни у кого не возникает. Но у Распутина всё же есть вопросы к обоим товарищам.
— Это как же вы могли столько семечек за вечер «оформить», товарищи хомяки? — и на гору шелухи показывает.
Знает он, что семечки Фюрер обожает. У него это третья радость в его жизни: выпить, покурить и семечки. Но тот аккуратен, за собой всегда всё убирает. И если курит он, то только на улице и в любую погоду. И от водки он не дуреет, как Пётр Павлович. Поэтому при своих зубах ходит.
Интересно Распутину, и он спрашивает своих сослуживцев-хомяков: «Это на какой стороне у вас такие хорошие резцы остались? Спереди так и не видать ничего, даже и намёка на зубы нет. А тут целый комбайн работал, столько шелухи намолотил, что гора получилась.
Герои смеются: «А ты так сможешь, Распутин?»
— Да я их с детства не перевариваю, эти семечки. И накушаться ими не накушаешься, и сам весь чёрный от них. И бросить щелкать их уже никогда не бросишь: своеобразная зараза. Очень соблазнительная штука.
А настоящий герой тут, конечно, Фюрер. Тот весь этот спектакль устроил. Продумал всё. Знает он, что Распутин всё это дело без внимания не оставит. Для него это целое событие. Потому что их противостояние уже давно длится. Вот и постарался он на славу. Так оно и получилось. А «хомяки» тоже стараются, подыгрывают ему. И им самим посмеяться хочется.
Посмеялись и успокоились мужики. И уже на другую тему разговаривают.
— Расскажи нам, Саша, как раненый кабан на тебя бросился. Тот не против рассказа, если хотите, слушайте.
— Заплыли мы на лодке до одного мысочка. А там низкое место, болотина такая. И кабаны обожают то место. И еды там хватает, и грязи. И солнечные ванны они там принимают. И ветерок есть, с речки тянет. Короче, все там удобства, как в санатории у них.
Зашли мы сверха реки. И по рёлочке с оружием к мысочку идём. Нас трое было.
С другой стороны рёлки уже стрелять начали. Мне пока ничего не видать. И вот тут на меня через болото огромный секач движется. Грязь во все стороны разлетается. Что танк прёт, уверенный в своей силе и безнаказанности.
Я с карабина по нему выстрелил, тот закрутился на месте. Прострелил я ему ногу. Но зверь пришёл в себя. Увидел меня, и уже на меня движется.
Стреляю я второй раз. Пуля слегка задела кабана, тот приостановился и на меня смотрит. Но в третий раз карабин отказал: патрон заклинило. Я магазин отстегнул, выбросил тот патрон. И сверху всего один патрон в ствол вставляю. По-другому я уже не успел бы. Тут секунды всё решают.
Выстрелил я. И секач чуть ли не возле моих ног в землю рылом зарылся. Чуть-чуть не добежал до меня. И так на охоте бывает. Повезло мне тогда!
У Саши много седых волос, почти вся голова седая. И это понятно, пережил он много. А высказаться не всегда мог. Как говорится, не было отдушины. И вот вам результат. Но, как известно, седина украшает героя. И, наверно ещё больше, его скромность. Хотя шутить он любит, да ещё как.
— Привет, сынки! – это так Саша Че весело здоровается с Фюрером и Петром Павловичем. Гришку он в расчёт не берёт. Тот всегда за анархию был. Всегда в стороне от них держался. Ни от кого зависеть не хочет — это черта его характера. Зато наблюдать за происходящим он любит.
Сынки очень довольны таким отеческим отношением к своим знатным персонам. Их лица сияют. Ещё бы, Саша для них бесспорный авторитет. Даже Фюрер с ним не спорит, уважает «папу».
А про Петра Павловича и говорить нечего. Своего отца у того никогда не было. А трудное военное детство наложило на его душу свой сложный отпечаток мрачной войны. Натерпелся он тогда лиха, что и говорить. Ласкового слова в свой адрес не слышал. Поэтому Тимошенко искренне рад такому отеческому к себе отношению новоявленного «папы».
И это понятно. Детства у него не было. Работа в поле с раннего возраста, чтобы самому выжить да маме помочь. Честь и хвала ему за это. Но шутить-то и он мастер.
Да ещё какие интриги закручивает «старый». Это со слов самого Фюрера. Тот только похихикивает на эту тему. А в уме и хитрости Пете не откажешь. Но тут он бесспорно попался. И вся эта «святая троица» вместе с ним:
— Сынки, а как же так получается, что ваш папа вас младше по возрасту? – задаёт им свой провокационный вопрос Распутин — Фюрера на пять лет, а Петра Павловича чуть ли не на пятнадцать. Как такое может быть в природе? Объясните мне.
Это Распутин уже с раннего утра портит им хорошее настроение. И считает, что сейчас всё правильно делает: истина ему дороже. Надо разобраться и другим людям, веселее служить будет.
Пусть герои терпят все неудобства, раз заврались, такая каша: так вам и надо. Был счёт один ноль в вашу пользу, теперь поровну будет. Или же в Гришкину пользу. У него всегда своя арифметика в голове.
У Саши Че глаза стали круглыми, как у полярной совы: попался он! И он это прекрасно понимает. Хотя одно его радует, что его великовозрастные дети сейчас на его стороне. А Распутин, как всегда, пребывает в одиночестве. Но это пока. Тема ещё не раскрыта.
— А я их усыновляю! – не теряется Саша Че. Реагирует он быстро, словно с ружья влёт стреляет. Как на охоте.
— Да! Да! – поддакивает ему гордо Пётр Павлович. – Он нас усыновляет, наш родной папочка. И весел он, как ребёнок. Ну что с него возьмёшь: в детство впадает старый.
Вот так «сынок» Петя и на этот раз ловко выкрутился. И теперь они потешаются над Распутиным. А выход Пете был подсказан самим папой. Понятно, что они, сообща, работают, как говорится, в сговоре они. И теперь уже Гришка обескуражен.
Для Петра Павловича всегда главным было, чтобы всё против Распутина было. И только так.
Потому что Гришка всё за ними подмечает. Другие люди всегда молчат! И только его что-нибудь да не устраивает в разговоре, поведении, и так далее. И он всегда найдёт к чему придраться. И сейчас он только защищается, не иначе:
— Зачем тебе, Саша, нужен такой старый сынок? – поджучивает Сашу Распутин.
У Гришки тоже есть своя стратегия. Потому что здесь часто такие словесные дуэли происходят. И всегда между ними: не один раз на день. И кто на что способен, все тоже хорошо знают.
Всё равно товарищам интересно, чем всё это закончится? Вся эта весёлая канитель. Ведь целый спектакль уже разыграли. Что же Саша на этот раз ответит? И тот торжественно объявляет:
— Я усыновляю Петра Павловича, потому что он самый богатый человек среди нас. Как говорит Распутин, денежный мешок. Зачем зря его деньгам пропадать? Сынком мне будет. И деньги при мне.
Вот это ход, и какое откровение души. А тот гордо продолжает дальше:
— Тогда я смогу его деньгами по-настоящему, уже с умом распорядиться, — и добавил, словно оправдываясь. — Раз того Петр Павлович сам не желает делать.
Смеются все без исключения, конечно, кроме Тимошенко Пети. Тот ртом ловит воздух, подвёл его Саша: вот это папа? Кто бы такое подумал? Ну надо же?  «Ребёнок» не на шутку огорчён.
А дальше и того хуже: уже Фёдор Иванович Чирич со смехом задаёт Саше Че наводящий вопрос. Но очень важный, можно сказать, что жизненный этот вопрос. Без него тут ничего не решишь. Как говорится, ключевой он!
— Но у Петра Павловича есть жена и дети. Куда же ты их денешь, Саша? Чтобы потом самому до Петиных денег добраться? Иначе у тебя с деньгами ничего не получится.
— Время пошло, ваш ход, Саша!  Ты ведь об этом не подумал?
Спектакль идет полным ходом. Артисты известные: ломают комедию. Да ещё как стараются. И он, этот спектакль, удаётся на славу только благодаря Саше Че. Такое услышать:
— Дети, те сразу отпадают. Потому что я женюсь на жене Петра Павловича. Фурор полнейший! Все мужики закатились от смеха, чуть не вповалку лежат. Вот это папа интриган.
Кто бы мог такое придумать, да никогда в жизни: ну и Саша! Мастер слова или жулик! Сюжет какой закрутил, что даже нарочно не придумаешь. А тот своё дальше гнёт:
— И Петя с нами не пропадёт. При своих деньгах будет жить мой дорогой сынок. Постоянно будет видеть их. Мы не лишим его этого главного удовольствия в его жизни. А так он своих денег никогда не видит. А тут и пощупать можно.
Потом мы все себе алмазные зубы поставим, которым никогда износа нет. Целая выставка у нас будет. Красота будет неимоверная. Вся семья при алмазных зубах. Это только представьте себе! Где вы такое чудо видели? Наверно, уже будет десятое чудо света.
Ну как тут не смеяться? Даже и захочешь, то не сможешь утерпеть. Тем более в таком большом коллективе работаешь. А там только смешинка попадет, и обвал смеха начинается.
Конечно, Пётр Павлович недоволен таким оборотом дела. И по его лицу это хорошо заметно. Но он героически всё терпит, потому что к своему «папе» имеет большое уважение. Вот если бы ему Распутин такое сказал, даже шутя, то Гришке бы не сладко пришлось. Это точно!
— Ты бы, Саня, сначала приготовил валидол Петру Павловичу, прежде чем даже шутя говоришь такие вещи, – это Распутин поясняет ситуацию Саше. Все смеются!
А жизнь идёт дальше своим чередом. И не только в работе она заключается. Сменится Саша с работы, и уже трое суток по таёжным дорогам будет мотаться, на своём джипе-вездеходе. В любую погоду так происходит: что зимой, что летом. И практически без выходных, разве что машина сломается.
Есть у Саши незаменимый друг Андрей Шустеров. Высокий, сильный, выносливый, но главное, что он надёжный напарник. Этот человек никогда Сашу не подведёт. Хотя в возрасте у них большая разница. Но настоящей дружбе это не помеха. Только мудрости им добавляет.
Познакомились друзья давно, ещё двадцать лет назад. Всё у них как-то само собой получилось. Рыбачили в одних и тех же местах. А когда встречались, то разговаривали. И помогали друг другу, если надо было. А это в тайге много значит, встретить хорошего человека. Ведь там о человеке судят по его делам.
Потом они стали вместе ездить по тайге, рыбачить, охотиться. Появилось у них одно общее дело. Сначала деревянная лодка была, потом дюралевая. А русский лодочный мотор поменяли на бесшумный и быстроходный японский. На это дело они денег никогда не жалели.
С машины друзья перегружают купленный товар на моторную лодку. Та всегда под берегом их ждёт: мотор не снимается. И уже по реке спешат друзья в далёкое нанайское село. Там люди с нетерпением ждут заказанный ими товар.
А сами Саша и Андрей бескорыстные люди, иначе бы они среди нанайцев не прижились, те дети природы. Там обманом ничего не сделаешь. Нужна только чистая душа: единственное мерило. Поэтому друзьям там почёт и уважение.
Никогда с пустыми руками друзья в посёлок не ездят. Хоть маленький подарочек людям, но сделают. Особенно детям. И те с радостью встречают их лодку: дядя Андрей приехал. Праздник у них. А тому какая разница? Для него все дети одинаковы. Он к ним, как к своим родным, относится.
Зимой или в распутицу добираться до села намного сложнее, чем обычно. И ледоход на реке тоже не радость. Или шуга по реке пошла: скоро речка застынет. Всё это риск в любое время года. Вот и получается, что Саша и Андрей постоянно рискуют своими жизнями.
Но самое интересное, что это уже вошло в их норму жизни. Они считают себя экстремалами. И для них это достаточно. Вроде десятибалльной оценки. Десять баллов!
Вот уже с десяток машин собралось на дороге, упёрлись они в болото. Дальше ехать нельзя. Но это так только кажется: выход всегда должен быть. И Саша с Андреем ведут этот караван машин дальше к реке. Они здесь бесспорные лидеры. Не раз прошли этот маршрут.

Тут как в войну всё происходило на Ладожском озере, трудно там было. Здесь та же самая «дорога жизни». И погибнуть можно не один раз. Но надо двигаться вперёд, не думать об этом. Люди должны добраться до своих детей, жён, иначе и быть не должно. Чем не осаждённый Ленинград? И товар туда надо доставить без всякой выгоды для себя. Всё по совести.
Андрей Шустеров работает крановщиком на ТЭЦ. Управляет огромнейшим самоходным краном. Вообще-то он специалист широкого профиля, на всех кранах может работать. И на разгрузке угля отлично управляется. А в случае аварии на трассе на своём «монстре» спешит к месту аварии.
Центральную дорогу сразу же перекрывает полиция. И огромный кран выезжает из ворот ТЭЦ. Это привычная для Андрея работа. Он сейчас высоко над землёй сидит в своей стеклянной кабине. И у людей возникает иллюзия, что Андрей вместе с краном парит над землёй.

Действительно, сейчас он незаменимый человек: «командир на мостике военного корабля». И так не редко бывает. Но для Андрея Шустерова всё это обычные будни.
Трудится он на радость людям с полной отдачей, это черта его характера. Нужной сноровки, ума и знаний ему не занимать. И желания делать добро людям у него хватает. Такой вот Андрей Шустеров, лучший друг Саши Че. Герой! Может быть, он сам что-нибудь интересное расскажет о себе. Будем ждать!
На проходной, пока сутки отработаешь, много чего интересного услышишь и, конечно, увидишь. А Распутин все интересные случаи подмечает. Иначе ему нельзя поступить. Потому что сам он будет предметом шуток со стороны известных уже друзей.
— Надо умыть морду лица, – это Саша Че так дразнится. Как говорится, бросает пробный камень в сторону Распутина. Снова он что-то придумал. А Саша на всякие выдумки большой мастер.
— Комментатор нашёлся, – оценивает его действия Гришка. Тут вроде уже ничего не придумаешь. А ведь придумал шутку Саша. И ещё как придумал, только послушайте его:
— Да у вас же пропуск просраченный! Прямо, число в число.
Саша специально так говорит. Вместо: просроченный пропуск, как уже выше было сказано. И надо видеть его одухотворённое лицо. Он старается, тут всё искренне смотрится, как у ребёнка, на лице написано. Но это всего лишь игра.
Посмотришь, и ты сам сможешь поверить, что пропуск действительно «просраченный», всё, как сказал Саша Че. Так и с цыганами бывает. Поэтому, как говорят умные люди, не надо смотреть им в глаза. Те убедят тебя во всём, в чём им нужно убедить: цыганский гипноз. Потом только диву будешь даваться, как могло такое случиться. Да ещё именно с тобой.
— Пусть ребята внимательнее пропуска проверяют, – так ловко заостряет Саша внимание контролёров. — Теперь-то они в любой пропуск точно заглянут. Хотя бы из любопытства, что же там такого необычного, и так далее. А психолог он ещё тот.


© Copyright: Григорий Хохлов, 24 июля 2021

Регистрационный номер № 000292761

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий