Повести

Часть 6-3 Саша Че и другие

Добавлено: 24 июля 2021; Автор произведения:Григорий Хохлов 94 просмотра


А утром наша разведка вошла в кишлак, а там ни одной живой души нет. Зато в той низине, где духи прятались, всех их точным залпом накрыло. А что там было, то лучше того не видеть.
Нам сказали, что ошибка вышла, случился недолёт, и так далее. Всё по фильму «Женя, Женечка и «катюша». Есть там такой сюжет.
За Льва Николаевича Толстого! За его родовое поместье Ясная Поляна! Огонь!
Вроде шутка у солдата была: нажал тот пуск, и снаряды улетели к цели. А куда, неизвестно, в какой тыл? И естественно молодому солдату грозит трибунал.
И совершенно случайно этот залп накрывает группу немецких диверсантов, что к нам в тыл забросили. После залпа «катюш» их остатки предпочитают сдаться. Идут с поднятыми руками, везде горелая земля, рваные парашюты. И тут возникает вопрос: кто стрелял? Наградить героя! Этого требует наш генерал. И наградили.
Примерно такое же чудо и у нас произошло. Героя, что стрелял, наградили орденом Красной Звезды. Вряд ли что там могла произойти такая нелепая ошибка, как в смешном военном фильме. Не всё нам говорили в Афганистане: зачем людей зря тревожить?
И естественно, что наш солдат всё сам додумает, доведёт до логического конца любую историю. Все точки над «и» расставит.
Праздником для нас всех был вывод наших войск из Афганистана. В небе над колонной военной техники летали наши вертолёты. Ещё выше — самолёты. И всё так было продумано, что ни одной минуты без прикрытия мы не оставались. Если что-то ломалось в технике, то тут же вертолёт доставлял нужную нам запчасть. Минуты делов, и снова колонна на марше.
А как вышли в Таджикистан, то уже были дома, радости не было предела. В чистом поле палатки поставили. Я домой Татьяне звоню: «Мы уже дома, родная, наша война закончилась».
А моя любимая декабристка, именно так я её в своей жизни воспринимаю, снова удивляет меня: Раз ты дома, Валерочка, любимый мой! Завтра мы с сыном к тебе вылетаем. Пусть и тебе будет радостно. Вместе мы всё осилим, любые трудности. Жди нас!
Таня первая из всех офицерских жён с сыном прилетела ко мне в часть. И поначалу в палатке мы жили. Разве всё это можно передать словами: столько нежности, столько радости! Просто слов не хватит!
Мы с Володей забыли про свой чай, тот уже давно остыл. Слушаем Валерия Ивановича. На наших глазах слёзы наворачиваются. Нам радостно за него, за его семью. Но афганец опять заговорил:
— Там были не люди, а кремень. Был у нас один старший офицер, тот герой, каких мало на свете. Но неудачно сложилась его личная жизнь. И он часто выпивал, хотя на это дело там было наложено табу. И когда его пытались приструнить, то прямо говорил:
— Пил и пить буду. А кто вложит меня, то когда отсюда выберемся живыми, тому пи—ц! И прощали ему всё! У каждого душа есть!
Ушёл Распутин с Валерием Ивановичем снова париться. А Володя хитёр, не пошёл с ними в парную. Он и так слыл самым мудрым из всей охраны. А это чуть ли не полсотни человек. Разве что только Пётр Павлович его хитрее. И сейчас Володя Гришку обхитрил, да ещё как.
Все его записи перечитал и наложил свой вердикт: за написание и ошибки два балла, за изложение — пять! И круглую пятёрку Гришке вывел. Вот тебе и мудрец, Вова Ноготков. Лучший друг Гришки Распутина. Опять его удивил!
А то, что Гришка вслепую всё писал почти без света  и торопился за рассказчиком  смысл рассказа ухватить, про это он ни словом не обмолвился. Но Распутин и на этот злой для него вердикт согласен.
— Кое-что и в твой адрес у меня имеется, дружбан. Вспомни, Вова, как ты присягу в армии принимал. Почитай и согласись, что с той поры ничего не изменилось. Читай внимательно, и если я нарушу эту присягу, то нехай мне будет стыдно и неудобно. Как тебе, как всем нам! Гарный хлопчик, Вова Ноготков!
Но долго раздумывать Распутину не пришлось, появляется Саша Че, и тот что-то своё новое придумал. Торопится поделиться с Гришкой своей радостью.
— А ты знаешь, Григорий, как чукчи «по-научному» лампочку в патрон вкручивают? Нет, Распутин, ты этого не можешь знать! – говорит Саша, совсем как Паниковский, нарушитель конвенции. Из «Золотого телёнка», и это уже интересно.
— Один чукча берёт лампочку в рот: цоколь наружу. Другие поднимают его на руках до патрона. Тот вставляет цоколь в патрон лампочки. И они «вкручивают чукчу в патрон» до упора и, естественно, саму лампочку.
Затем бросают висеть чукчу на лампочке, так как уже доказано наукой, что лампочку изо рта человека вытащить невозможно. Затем включают свет. А сами садятся кружком на полу в чуме и ждут чуда.
Их товарищ червяком крутится на лампочке, а та всё нагревается. В итоге он нечеловеческими усилиями освобождается от лампочки, потому что терпеть нагрев лампочки уже невозможно. С грохотом своего наэлектризованного тела падает вниз. Затем поднимается на ноги и с ужасом убегает в тундру.
Другие чукчи хлопают в ладоши, словно в кино побывали. И старший чукча всем объявляет:
— Мировой эксперимент закончился не в пользу науки. Мы только что доказали обратное: лампочку можно вытащить изо рта человека целую, и при этом не повредив самого человека. При условии, если ему придать необходимое ускорение. Что мы и сделали сейчас, включив свет. И тот сам ловко соскочил с лампочки, что вы сейчас и видели.
Но что бы опыт признали во всём мире, его надо повторить тысячу раз. Поэтому, господа чукчи, знайте, что именно так мы двигаем вперёд мировую науку. И не просто, а семимильными шагами. И это впервые за всю нашу историю жизни на Севере: прогресс налицо! Кто следующий?
Насмеялся Распутин, так что уже сил у него не осталось. А Саша ему уже другое предлагает: «Давай, Григорий, я тебе расскажу, как чукчи лес пилят!»
— Не надо, Саша, мне бы до дома добраться. Смеяться я уже больше не могу. Давай до следующего раза отложим — сам уходит от Саши Че, другого выхода у Гришки нет.
А дома его ждёт сюрприз. Появилась его половина: новоявленная «цыганка» Елена Маслова. Что-то там у них в «таборе незаладилось». Не захотел тот двигаться в небо, как было раньше Гришке объявлено самой же Еленой: «Табор уходит в небо». Или ООН им запретила это делать: туда, в небо, двигаться. Никто правды не узнает. Но его «пучеглазое солнце», сокровище, уже здесь. Перед глазами Распутина, то есть космонавта номер… Как ей всё это простить? Такие шутки.
— Я же тебе говорил, что земля круглая, Леночка, а ты мне не верила. Был один ноль в твою пользу, теперь у нас поровну стало. А дальше видно будет.
Та не спорит с «космонавтом» Гришкой, знает, что есть такая мудрая народная поговорка: ночная кукушка дневную всегда перекукует.
— Какое же тебе наказание придумать? – вслух думает Распутин. – За все твои побегушки из своего дома! И проделки твои ведьмячьи.
А Елена ему своё:
— У нас натуральное хозяйство хорошее. Может, тебе что-то натурой можно отдать, Гришенька. У цыган всегда так принято, — хитрит Елена. – Понаучному это товарообмен называется: ты мне, я тебе! В итоге всем хорошо.
— Ну, если натурой? – задумался Гришка и чешет свою репу. — Да что там думать: прыгать надо, как в анекдоте с обезьяной.
Раздевайся, цыганка! Будет тебе наказание! Согласен я на натуру!
И вот когда пожар любовной страсти поугас, они измождённые, но довольные жизнью, уже спокойно рассуждают. Елена, как и всякая женщина, не сможет успокоиться, пока не узнает всё, что у мужа на душе было, есть и будет. Для неё это самое большое наказание в жизни. И она обращается ласково к Распутину:
— Гришенька, ты мне начал что-то там про инопланетян рассказывать. Но так и не дорассказал, милый, что же там было такого интересного? Мне очень хочется всё это знать. А ты всё дело довёл до конфликта: нельзя же так с женщинами разговаривать! Грубостью тут ничего не возьмёшь. Лаской надо, милый!
— Так и ты со мной теперь по-человечески разговариваешь, а тогда что творила: ведьма ведьмой! – это Гришка своей супруге.
И что самое интересное. И даже можно сказать, что убийственное признание для Распутина прозвучало именно так:
— Если ты со мной по-человечески, как сейчас, Гришенька, то и я так же с тобой, Распутин. Запомни это!
А дальше они уже говорили о жизни. Не со стороны философии, а со стороны самой жизни.
— Там всё просто и ясно, как наша раскрытая ладонь. Нет ничего в ладони: пусто! – это Гришка своей Елене. — Так и надо её нам воспринимать. А мы сами создаём себе проблемы в своей же жизни. Что-то там выискиваем при помощи гадалок и шарлатанов всех мастей. И в этой тёплой и ласковой человеческой ладони обязательно находим негатив.
И вопреки всякой математической логике: если образно всё это представить, не смешно получается.
Пусто на пусто умножить. Хоть тысячу раз умножай. По законам математики: только пусто и должно там получиться. А получается информационное поле ладони, которое мы не видим, но оно есть, накладывается на другое поле. Вот вам и «пусто на пусто». Громада информации получается»
И дальше обвал информации на человека: обвал! И он может погибнуть. Вот этим-то опытные цыганки и пользуются. Взглянув на ладонь, сразу «грузят человека» чуть ли не насмерть. Для них пустая ладонь таковой не является.
То же самое и инопланетяне делают. Они много знают. Но проводят свои эксперименты над нашими людьми. Именно потому, что и они сами не всей информацией обладают. Хотя их уровень развития, по сравнению с нашим уровнем, в целую вечность, укладывается. А это вселенская пропасть между нами.
Скорость, с которой НЛО пронизывает нашу атмосферу, только удивляет. Миг, и ты уже из вечной черноты чужого разума, и там всё разумно. Удивлённо смотришь на нашу яркую и зелёную Землю и понимаешь: она — творение высшего разума. Красавица, и мы её дети. Даже подсознательно гордость ощущаешь.
Наших людей они, можно сказать, что рвут на части. Для них опыты — это нормальное явление. Гуманоиды спокойно смотрят на это и никак не препятствуют нашей боли. Хотя для них ничего невозможного нет. Всегда Распутин удивлялся, что никаких перегрузок при полёте он не испытывал. Даже ребёнок там ничего не почувствует. Полнейший комфорт во всех отношениях, как дома.
И нет там гравитации Земли. Как и других наших законов. Для них это уже давно пройденный этап. И сами они разные инопланетяне, есть добрые, есть и злые. Вот и эти опутали его тело какими-то нитями. И эксперимент начинается.
Гришка пытается рвать «эти нити», от невыносимой боли прекратить этот опыт. И поняв, что ничего не получится, мечтает только об одном: скорее потерять сознание. Тогда не будет боли. Но все его мысли читаются мучителями, иначе это не назовёшь, опыт продолжается!
Потом всё лишнее стирается из памяти. И ничего, даже следа пыток не остаётся. Шрам не шрам, какое-то уплотнение на шее, и всё! Может, ещё где-то есть такая же метка, но тебе это жить не мешает. Ты можешь и не заметить её за всю свою жизнь.
Чаще всего контакт с человеком, происходит ночью, когда человек спит. Естественно, что его тело находится параллельно земле. И так же двигаются мысли человека: парят в информационном русле.
Та же самая река со своими законами. Хотя принцип один и тот же. Человек окунулся туда своими мыслями. Его, как щепочку, подхватило течением и понесло по этой полноводной реке сознания. Конечно, не без посторонней помощи.
Человек во сне ощущает это легкое движение там. Ему начинает казаться, что он движется на роликовых коньках или на доске легко скользит по земле. Хотя никогда наяву это не делал.
По-разному бывает этот переход в другое бытие, но принцип один. Начинается лёгкая болтанка, раскачивание из стороны в сторону. Ощущение в руках какого-то лёгкого каната. Ты за него крепко держишься. Раскачиваешься. И подъём начинается.
А над тобой лёгкое жужжание невидимого аппарата. Но ты ничего там не увидишь, не сможешь это сделать. Потому что вокруг тебя уже подобие чёрной переходной трубы. Ты ощущаешь это касанием своего тела о стенки: явное, ограниченное пространство переходного аппарата. И потихоньку с остановками подъём начинается.
Распутин служил на подводной лодке. Не раз выходил через торпедный аппарат методом свободного всплытия, а также «по буйрепу», то есть по специальному тросу. Может, поэтому он и нашёл здесь какую-то ассоциацию с происходящим.
Чаще люди, кто испытал на себе это «чудо», никак не могут его объяснить. У Гришки больше опыта. Но и он не сразу дошёл хотя бы до частичного понимания происходящего с ним, если мягко сказать, научного явления нашей жизни, контакта с гуманоидами.
А на работе Гришке не даёт скучать Саша Че. Он что-нибудь да придумывает.
— Ты знаешь, Григорий, как чукчи лес валят?! Я тебе в тот раз не рассказал, тебе некогда было. Так я человек не гордый, Гриша, могу тебе сейчас повторить. А там всё просто.
Чукчи вместе с пилой вокруг дерева бегают. И так хорошо это делают, что дым идёт. Сначала думали, что это дерево начинает гореть, даже приготовили огнетушители. Но потом разобрались, из «ж» дым валит, да ещё как.
Стали глубже разбираться и нашли причину необычайно высокой производительности труда. Хозяин им сказал: «Будете плохо работать, так вы у меня зубами будете грызть дерево вместо пилы. Свои зубы жалко! А так «пердячим паром работаем». Что пиле будет?! И свои зубы целы.
Как тут не веселиться трудовому народу, с Сашей не соскучишься. Он герой у них, драгоценная находка.
— Давай, Распутин, дорогой мой друг, я тебе ещё анекдот про чукчей расскажу. Я их столько знаю, что ваши уши будут, как у спаниеля. И даже можно будет им нос вытирать вместо платочка. Ну, если того...
У Распутина уже другие мысли в голове. Он вспоминает, как работал когда-то кузнецом на заводе «Дальсельмаш». Славные там работали ребята, многих уже нет в живых. Столько лет прошло.
Работал там Коля Пивенко. Красивый, рослый парень и силы немалой. А сила там многое значила. Молодые были, дури в голове много было, как говорится, немеренно, вот и чудили парни. Весело жили. Но и работали по-ударному. Тогда по стране везде такой настрой был. И Николай всегда на виду был, по-другому он не мог жить. За что его и уважали: ценилось это.
Но однажды случилась непоправимая беда. Металлическая пластина вылетела из-под молота. И ударила в живот Коле Пивенко. Вроде и неглубоко, но там кишечник, спасти Николая не удалось.
И всё же все кузнецы считали, что виноваты были врачи. Они сделали операцию, занесли инфекцию, началось заражение крови. Все рабочие сдавали кровь, и не только кузнецы огромнейший завод был.
Хоронили Колю с почётом, но разве в этом дело? У него остались жена, дети. А это уже само по себе трагедия.
И когда Гришка пришёл работать на ТЭЦ охранником, услышал фамилию Пивенко Андрей Васильевич, у Распутина что-то в душе перевернулось: «А кем вам Коля Пивенко приходился, я с ним в кузнице работал?»
— Это мой дядя, — отвечает молодой симпатичный парень, чем-то похожий на Колю Пивенко.
— Хороший у тебя дядя был, Андрей. Честный, весёлый и был трудяга, каких мало на свете. Его все кузнецы уважали. А это много значит, чем тяжелее работа, тем люди чище душой. Да ещё с огнём работа.
Так они и познакомились с Андреем Васильевичем Пивенко. Тот карьеры себе на чужих судьбах не строил. С высшим образованием парень, привык всего сам добиваться. Только своим трудом. И совсем скоро он стал начальником топливно-транспортного цеха. А это очень ответственная работа. Тут и днём и ночью надо работать. Потому что ТЭЦ – это жизненно важная артерия города. Обеспечить её бесперебойную работу, начиная с завозки угля, его разгрузки, работы транспорта, механизмов. И главное, люди. И Андрей Васильевич успешно справлялся с поставленной перед ним задачей.
Можно прямо сказать, что с уважением к нему относились рабочие. И не только рабочие. Все без исключения люди. А им чужую волю не навяжешь, даже если и захочешь это сделать. Но особенно его уважали ветераны предприятия. Потому что они фактически никому не были нужны не только в рамках одного предприятия, а всей страны.
Советская власть кончилась, а вместе с ней закончилась забота о рабочем человеке, и о ветеранах предприятия. А они ходят и просят, им некуда больше идти. ТЭЦ — это их последняя надежда.
— Андрей Васильевич, помогите, пожалуйста, огород надо запахать, машину надо, и так далее.
Если он сам не мог напрямую помочь ветеранам, то шёл к руководителю предприятия и там просил не отказать ветерану в помощи. И они находили общий язык: надо помочь.
Потом зачастили комиссии сверху. И пришли к выводу: у вас, Андрей Васильевич, люди много зарабатывают.  Но они же день и ночь работают!
— И расходы топлива у вас большие: но всё ведь не учтёшь? Это невозможно?  И за пределы допустимых расходов это не выходит?!
— Наоборот, у вас должны расходы сокращаться с каждым годом. А у вас нет такой тенденции.
— Но техника ведь старая, как в народе говорят, старее сивой кобылы. Что там можно сэкономить?
Андрей Васильевич не стал больше спорить. Раз решили его там наверху, как говорится, сожрать, то они это обязательно сделают. Только разница во времени.
Он сам уволился! Как написано в классике, не вынесла душа поэта позора мелочных обид… По мелочам и съели человека.
Больше всего расстроились старые люди: ещё одного хорошего человека на предприятии не стало. Распутин тоже хотел с ним поговорить. Но у Андрея Васильевича столько обиды накипело на душе, что он просто не мог говорить.
— Извини, Семёныч, мне не до этого сейчас! — и это понятно.
Здесь же на предприятии работает жена Андрея Мария Пивенко. Она тоже уважаемый человек: весёлая, общительная, добросовестный работник.
Не последний человек на ТЭЦ и её отец Пётр Галимулин, старейший работник предприятия. Только о нём одном можно целую книгу написать.
Казалось бы, что ещё надо «там наверху». Уже сложилась на ТЭЦ рабочая трудовая династия. А в советские времена это много значило. Пусть бы люди и работали здесь на совесть. Потом бы и дети их пришли. Но это мечта! Хорошие были времена раньше, почти коммунизм. Но кому-то это не нравилось.
А дома звонит Василий Мазур, моряк и старый друг Гришки Распутина.
— Ты куда, Григорий, пропал, до тебя не дозвонишься? С праздником тебя, родной, с Днём подводника! Желаю тебе крепкого здоровья и счастья! А также творческих успехов! Чтобы ты орден заработал на своём поприще, за всех наших моряков постарайся! Вот бы нам радость была.
Вася Мазур служил водолазом на флоте. Так что это тоже многое значит для Распутина.
— И тебя, Василий, поздравляю с нашим праздником. Желаю здоровья и счастья. Но сейчас для нас главный аргумент в нашей тяжелой жизни, конечно, здоровье.
— Григорий, о чём ты говоришь?! Я уже не один инфаркт перенёс и микроинсульт. Инвалидность дали. Но толку-то что? К врачам не попадёшь. Цены на лекарства заоблачные, и на продукты чуть ли не два раза в месяц растут. И это при нашей нищенской пенсии. Да ещё за квартиру надо платить. И ещё за капитальный ремонт придумали. Не знают, как деньги забрать «честным путём». А богатые богатеют.
Когда мы служили, Григорий, то разве о такой жизни мечтали?! Себя нигде не жалели: и на службе, и на работе. Ты же знаешь, что я днём и ночью работал на комбикормовом заводе, а коснулось, то даже «ветерана труда» не заработал. А сейчас и концов не найдёшь — нет предприятия.
Не раз встречался с бывшим директором Валентином Владимировичем Морган. Он теперь богатейший человек города. Не один магазин имеет. Но правда, не зазнаётся он и за руку здоровается, всё по-человечески.
— Что он может мне предложить сейчас – работу! Так я инвалид сейчас. А вдруг, что-то случится со мной, кто за меня отвечать будет? Даже дворником и то не возьмут.
Скоро встретились моряки дома у Распутина: пьют чай с пирожками, что Елена напекла, и дальше ведут свою прерванную беседу.
— У меня, Василий, тоже был разговор с бывшим директором. Мне нужна была его материальная помощь на издание книги «К истокам души», — это уже Распутин заговорил. — Там про комбикормовый завод много написано. И фактически это его детище.
Много директор там чего переделал, усовершенствовал. И даже по другой системе заставил работать весь завод. В итоге заработная плата у рабочих получалась по тем временам огромной: 500-600 рублей. Инженер по тем временам, если получал двести рублей, то он был счастлив.
Квартиры строились, садики, ясли.
Коммунисты были у власти. И он был коммунист, и ты, Василий. Тогда все жили хорошо.
Но вся разница в том, что тебе нечего было, Василий, приватизировать. А другим было чего, что они и сделали. Теперь они хозяевами всей страны стали. И забыли про свои партийные билеты, про долг, честь, совесть.
Или бросили их всенародно, как Ельцин. Так тот хоть прощение у людей попросил. А сейчас та же самая номенклатура у власти осталась. И они не торопятся просить прощения, зло творят.
Хотя толку-то с их прощения. Может, Путин что-то изменит, и здесь в лучшую сторону больше надеяться не на кого. Вся страна только этим и живёт — Путиным.
Валентин Владимирович приветливо встретил Распутина. Ему уже много лет: за семьдесят, сам седой, а брови чёрные. Хорошо выглядел и на свою жизнь он не жаловался, и это понятно. Грех ему это делать при всеобщей нищете народа.
Держался хозяин магазина просто. Взял диск с записью книги, чтобы дома прочитать его. И, похоже было, что на данном этапе он серьёзно подходит к этому делу. А это уже о многом говорило писателю. Главное, чтобы тут был интерес, и он, судя по разговору, «присутствовал» в этом деле.
План Распутина был прост, как это было со сбором денег на издание его книги сказок «Сорок сороков». Там смысл был в том, что люди помогут ему, а он им вернёт их деньги уже книгами. И что получилось из этого, мы уже знаем.
Да и сам Распутин, теперь со смехом, называет всю эту акцию авантюрой: ещё больше врагов нажил. Вот и получается, что если тебе хочется плакать, то надо смеяться. И он всегда пробует это делать.
Но, как говорится, урок не пошёл ему впрок. И он опять надеется «на дядю», что кто-то ему поможет. Хотя и сейчас не было ничего невозможного: деньги у Валентина Владимировича есть. Интерес тоже есть. Он платит деньги за издание книги. Всего триста экземпляров. Распутин забирает себе сто экземпляров или чуть меньше. А остальные книги хозяин продаёт через свой магазин. И возмещает свои потраченные деньги. Как говорится, и волки сыты, и овцы целы.
Через неделю они снова встретились. Валентин Владимирович сделал ряд замечаний по описанию героев, их характеров, судеб.
Сильно не понравилось ему, что Распутин написал в своей книге, что комбикормовый завод был перевалочной базой для всех бывших ментов, трамплином в их честную гражданскую жизнь.
А как это могло Распутину понравиться, если сам он не раз с ними дрался. Город то маленький, все друг друга знают, кто и что стоит.
И борцом за справедливость его нельзя было назвать, потому что пьяным он был. По этой «лавочке» слово «дебошир» ему больше подходило. Но это была молодость, необузданность характера, жажда к справедливости. И давно это было. Больше двадцати лет прошло. Быстро время летит.
Но это был черновик его книги, и всё можно было там доработать, довести до нужной кондиции. Но тут бывший директор стал навязывать Распутину свой сюжет изложения его книги. Как говорится, предлагал кота в мешке. И никак не денег, про это речи не велось.
И раньше у них не было особых доверительных отношений, уже по известным причинам. А тут Распутин стал подозревать, что всё это просто игра, продуманная хозяином магазина. Почему бы ему не поиграться с писателем в кавычках, кто он для него?
Скорее всего, что дальше получилось бы так же, как в «Золотом телёнке»: Паниковский спорит с Шурой Балагановым: «Кто ты такой?» А тот: «А ты кто такой?» И всё!
Вежливо попрощавшись с Валентином Владимировичем, Распутин вышел из магазина на улицу. Сильно он не расстроился, потому что всё это можно было предположить. И практически «писатель» был готов к такому повороту событий. Жизнь уже научила его, если особо грубо сказать, что попрошайничать плохо.
Книга была издана  таким же способом, как и сказки. Деньги заняли: Елена, Валерия и Боря Лейсберг. А Гришка уже по частям возвращал им долг. Собирал ягоду на болоте, сортировал и продавал её. Елена помогала ему. Так получился свой семейный подряд. И так из года в год. Но книга стоит того.
От неприятных воспоминаний Распутина отвлёк приход Саши Пархоменко. И к тому же не один друг пришёл, а с внучкой Аришей. А это уже целое событие для Распутина: он любит детей, и те любят его. Потому что своих внуков ему не приходилось нянчить. Вот такой обидный провал в его биографии. Буквально, «по их следам» в квартиру зашла Елена. И для неё эта встреча — большая радость.
Елена хорошо знает Сашу Пархоменко, знает, что встретились старые друзья. И они с Аришей уже хозяйничают на кухне. Девочке семь лет, но она умница, каких мало на свете. Настоящая помощница в доме, и больше того, талантливая артистка. Уже и песенку им спела. И станцевала. И дальше готова продолжить свою творческую программу, на этот счёт у неё нет проблем.
— С моей кареокой красавицей Аришей вы не соскучитесь, — смеётся Саша Пархоменко. — Она на свою бабушку Татьяну Владимировну, мою жену, сильно походит: та старинных венгерских кровей. И характер у неё, иначе не скажешь, как цыганский. Вот и внучка в неё уродилась: а нам это только в радость. Главное, чтобы Ариша росла здоровой, красивой и счастливой. А ума у неё и сейчас палата: всем родным хватает. Этого у неё не отнимешь.
Распутин подарил Арише свою книгу сказок. А Елена подарила игрушечного пушистого белого котёнка. Маленькая гостья от такого подарка без ума. Котик беленький и голубоглазый: точно для неё создан. Она уже и имя придумала котику. Целует его: потом скажу!
— Дядя Гриша напишет свою новую книгу, — это Саша разъясняет ситуацию своей внучке. — И про нас с тобой напишет в этой книжке. Ты обязательно пойдёшь, Ариша, к нему на презентацию книги. Это праздник такой, там людей много будет. И ты нам всем песенку споёшь или стишок расскажешь. Мы очень будем рады: и я, и дядя Гриша, и тётя Лена.
— Что за вопрос? – удивляется маленькая артистка. — Мне надо там быть обязательно. Как же вы там без меня обойдётесь: только опозоритесь! Вы уже старые. А там должна быть другая энергетика: молодая и сильная!
Ну, как тут не смеяться? Вот это да!
Чего мы не ожидали, то и случилось: такая молодёжь у нас растёт! И говорят, что она у нас плохая. Да нам до неё, как до луны пешком. Мы действительно старые люди, потому что у нас нет запаса времени. И мы это понимаем...
Саша — уникальный человек. Он фанатик различных единоборств. И даже сам создал свою борьбу. Выучил своих учеников. И те не одно призовое место заняли на различных соревнованиях. Чем подтвердили преимущества этого стиля борьбы над уже известными нам стилями. Нонсенс!
А Саша Пархоменко уже увлёкся экстрасенсорикой. Да так серьёзно повёл это дело, что к нему люди валом пошли со своими бедами. Даже милиция приезжала на консультацию. И он никому в помощи не отказывал: работать так работать!
Взял из рук милиционера фотографию одного парня. И сразу говорит: «Его нет в живых!» Те сразу встречный вопрос: «Где его искать?»
Саша сосредоточился на фотографии. И уже видит себя под водой, на дне водоёма. И сверху светлое пятно, это далёкое солнце еле просматривается. Но он не торопится всплывать, привыкает к новой обстановке. И вдруг мимо него со дна поднимается тело утонувшего человека. Экстрасенс за ним потихоньку всплывает ближе к поверхности, стараясь не шуметь, не вспугнуть видение. Тут надо очень осторожно работать. Всплываю наверх.
Присмотрелся, а на берегу видать старые заброшенные гаражи. Большие деревья склонились над прудом. На них качели, но похоже, что они не в рабочем состоянии. Сломаны.
— Есть у вас такое место? – спрашивает милиционеров Пархоменко.
— Есть в километре отсюда.
Они берут машину и едут туда. Саша узнаёт это место. И вдруг вроде в подтверждение его слов, метрах в пятидесяти от берега забурлила вода. Что-то там обозначилось. Но что, сразу не разглядишь. Взяли лодку, поплыли туда, а там утопленник. Всё, как видел Саша, так и случилось.
Наградили его ценным подарком, потому что это было убийство. И убийц он увидел, сразу сказал, что друзья это сделали: один с разными глазами. И у мужика, действительно были разные по цвету глаза. Верная примета. У второго нет пальца на правой руке. И тот сам признался, не ожидал, что так быстро его найдут. Кто бы про его пальцы знал!
И по-другому всё было. Приходят к Александру Пархоменко родители. Приносят фотографию сына, просят сказать о сыне: жив он или нет? Уже полгода прошло, как он потерялся. Думают, что убили его, но найти его тело никак не могут.
Плачут родители: «Помогите, Александр Васильевич, никаких денег не пожалеем, дальше нам жить уже невозможно. Пока тело сына не найдём, мы не успокоимся».
— Не надо мне денег. За это грех деньги брать. Что смогу, то и сделаю для вас. Вот и вся мне оплата. Так что вопрос с деньгами навсегда снимается. Запомните это!
Хочет экстрасенс таким способом поменять ауру вокруг этого дела. Как говорится, снять лишнее напряжение. А там везде мрак: возле самой фотографии, возле родителей, и так далее. Сплошной негатив.
Никто бы не поверил, что такое случится. И действительно, даже в комнате стало светлее. И сами люди заметно успокоились. А дальше…
— Его нет в живых, фотография холодом разит, мёртвый он.
Охнули родители:
– Где он?
— Его закопали в лесополосе. Там три сосны растут, недалеко от этого места надо искать.
Нашли люди то место. Разгребли листья и ветки. И там тело оказалось, всё исколотое ножом. Да так, что, как говорится, целого места нет.
Отец, как увидел это, то у него из груди непроизвольно вырвалось: «Убью гада! Теперь мне моя жизнь ничего не стоит. Пока не отомщу за своего сына, не успокоюсь».
— Александр Васильевич, подскажите: кто это сделал? Мы вам как себе верим. Хоть чуть-чуть бы была подсказка.
Взял ключ экстрасенс, что нашли в кармане у мёртвого сына, и родителям показывает: узнаёте?
Те плачут ещё сильнее, узнали его: от квартиры этот ключ. Что там гадать: Пашин этот ключ.
— Ваш сын появится здесь сразу, как я снова в руки ключ возьму. Вы ничего не говорите, стойте молча, не пугайте его. Он сам за вас сильно переживает.
Ветер прошёл по деревьям. Потом наступила мёртвая тишина. Люди согнулись под непонятной тяжестью, что опустилась на них сверху. Все без исключения съёжились. От холода и непонятной тоски, где-то не так далеко завыла собака. Жуткое место, иначе не скажешь.

И вот тут появляется их сын. Его фантом, призрачное видение, плывёт, движется к Пархоменко. Природа заволновалась: снова шумят деревья, залаяла собака. И люди понимают по поведению призрака, что тот настроен решительно, как говорится, они будут «по-крупному разговаривать».
А что это Паша, тут ошибки быть не могло. Он возмущается. Пархоменко ежится перед его натиском. И родители уже готовы вмешаться. Но всё же находят в себе силы не делать этого. Помнят наказ экстрасенса: не мешать! Ни в коем случае! Только смотреть! И все видят одно и то же. В одном фокусе зрения.
Горит свечка. Появился призрак, он плывёт на неё. Пламя начинает «возмущаться», трепещет под его натиском. Потом чуть ли не гаснет от гнева. Идёт борьба, противостояние. Но вот пламя выравнивается. Набирает силу.
Исчез призрак сына, и природа заметно успокоилась. Кто-то ясно сказал: тут с вами совсем поседеешь. О себе сказал. Но с места никто из людей не сдвинулся. Люди ждут, что скажет экстрасенс.
— Сын просил ничего не говорить про убийцу. Сказал, что не наше это людское дело. Тут совершенно другие силы всё решают. Не наш это уровень. Там сами разберутся. И поясняет:
— Паше родителей жалко, особенно отца. Если тот вмешается, то всем родным плохо будет. Он должен быть чистым. Никакой крови на нём не должно быть. К тому всё идёт.
Упросите отца ничего не делать, не надо торопиться, это очень нужно. Всё само решится. Там решают!
Странная просьба. Как тут можно ничего не делать? Не искать убийцу своего сына.
Отец озадачен. Потом заплакал от своего бессилия.
— Значит, душе легче стало, — слышен чей-то сдавленный голос. – Пусть выплачется!
Родители смирились, хотя это очень трудно было сделать на грани их возможностей. Но всё вытерпели они, понимали, что так надо!
Через месяц убийца сам умирает: сердце прихватило. В записке он написал: «Что заставило меня признаться в убийстве человека, сам не знаю. Сейчас я раскаиваюсь, потому что мне плохо. Надо мной постоянно висит огромная глыба, и она меня раздавит рано или поздно. Если можно, простите меня… Глыба падает на меня!»
Пришёл Распутин на работу под впечатлением Сашиного рассказа. Он всё ещё не может избавиться от осмысливания этой тяжёлой для людей темы: «смысл жизни».
В конце рабочего дня к Распутину подходит Николай Николаевич Ермаков. Стройный, сероглазый, по-военному подтянутый, с лёгкой сединой человек. Сейчас он исполняет обязанности командира ВОХРа. Бывший кадровый офицер, с большим стажем работы. И главное, что это всегда была постоянная работа с людьми. Ермаков был командиром роты, где служил Толя Костыря. А это уже о многом говорит. Для Распутина это как пропуск в его душу. А там рана, жалко, не уберегли тогда Толика. Не смогли уберечь! Но...
Николай Николаевич много помог Распутину. Сам лично набирал его книгу «Мы духом таёжным сильны», вернее, её рукопись на компьютере. Тогда ещё у Распутина не было такой техники, он всё по старинке писал ручкой.
— Я тебе просто так помогу, Гриша. Никаких денег мне не надо. Хочу посмотреть, как рождается книга. Мне даже в это не верится, что я к этой теме прикоснулся своими руками: вообще такое возможно. Вот такой бескорыстный человек Николай Николаевич, и не хотел, чтобы о нём писали даже строчку.


© Copyright: Григорий Хохлов, 24 июля 2021

Регистрационный номер № 000292763

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий