Рассказы о детях

ДУША КОММЕРСАНТА Часть 4-я

Добавлено: 16 октября 2020; Автор произведения:Игорь Носков 43 просмотра


 
(«Здравствуй, чужая, милая)
«ЕСТЬ ТОЛЬКО ДВА СПОСОБА ПРОЖИТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ.
 ПЕРВЫЙ – ТАК, БУДТО НИКАКИХ ЧУДЕС НЕ БЫВАЕТ. ВТОРОЙ –
 ТАК, БУДТО ВСЕ НА СВЕТЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЧУДОМ».
АЛЬБЕРТ ЭЙНШТЕЙН, немецкий физик-теоретик
(1879 – 1955)
 
 
 
     После получения аттестатов зрелости дороги друзей разошлись на долгие годы. Володя успешно поступил и окончил Высшее авиационное училище. Женился на девушке из Риги, куда после окончания училища в Москве переехал на постоянное местожительство. Будучи полковником авиации, стал преподавателем одного института Риги. При Советском Союзе вместе с женой каждый год приезжал на отдых в свой родной город, где старые друзья встречались семьями. Потом Владимир попал под сокращение в армии, успев заработать военную пенсию. Будучи молодым мужчиной, стал тосковать по работе. Тоска ещё больше усилилась с распадом СССР. Нигде не мог приложить свои военные знания. Этому мешало, что он не знал латышский язык и не хотел его изучать. Чтобы жизнь казалась веселее, стал часто заглядывать в рюмку, хотя жена делала всё возможное, чтобы его не погубила пагубная страсть. Сама она, отлично владевшая языком нового прибалтийского государства, имела хорошо оплачиваемую престижную работу. На её зарплату и военную пенсию Владимира можно было безбедно жить. Правда, автомобиль так и не сумели приобрести. Но на хорошую еду и одежду денег всегда хватало. Сын, окончивший музыкальное училище, играл на ударных инструментах небольшого оркестра в довольно известном в Риге ресторане. Страшная беда пришла в семью неожиданно и нагадано.  Однажды сын поздно ночью, как обычно, не пришёл домой из ресторана. Ночные поиски ни к чему не привели. Рано утром его труп с многочисленными ножевыми ранениями был обнаружен на окраине Риги. Как он туда попал, где до этого никогда не был, загадка. Убийство осталось нераскрытым. Смерть молодого симпатичного сына окончательно подкосило Володю. Его пристрастие к бутылке не могла остановить волевая жена, сама едва державшая себя в руках. Случилось то, что должно было случиться.  Разные неприятности, в том числе, смерть сына, сделали своё чёрное дело.  Чрезмерное употребление спиртных напитков и глубокие переживания не выдержало сердце Володи. Инфаркт оборвал его жизнь мгновенно.
       Павлик после трёхлетней службы в армии и окончания специального оперативного милицейского учебного заведения и юридического факультета университета Одессы, вернулся в свой родной город, посвятив себя следственной работе. Давно из Павлика превратился в Пал Палыча, как его уважительно называли коллеги по службе. Не только с друзьями, а даже с близкими родственниками, почти не встречался, за исключением случайных коротких встреч. Работа поглощало всё время. Особенно его не стало хватать после распада СССР, когда вместо бывших братских республик возникли, громко называемые, независимые государства, которые сразу же накрыла гигантская волна преступности. Она всегда на порядки возрастает, когда начинают шататься основы государства. Жестокая преступность захлестнула все сферы жизни бывшего советского общества. Появились мощные преступные группировки, возглавляемые, как правило, безжалостными и жестокими главарями. Во многие преступные группировки вошли бывшие сотрудники правоохранительных органов, потерявших работу, и оставшихся без гроша в кармане. Их хорошее знание оперативной работы стало серьёзным подспорьем для банд по уходу от преследования сотрудниками милиции, остававшихся в её рядах, и порой не получавших зарплату несколько месяцев. Те, кто хорошо владел огнестрельным оружием, становились высоко оплачиваемыми киллерами, умело устранявших по заданию главарей банд неугодных для них лиц, будь то несговорчивые коммерсанты или члены банды-соперника. Могли пустить в расход и члена своей банды, нарушившего бандитскую дисциплину, или за плохо выполняемую грязную работу. Своих убивали для того, чтобы об этом знали все члены банды и делали соответствующие выводы.
     Начался грабёж и раздел ранее общего советского социалистического имущества. Деловые люди с железной хваткой за бесценок покупали громадные фабрики и заводы, когда-то принадлежавшие Стране Советов. Часто хозяевами дорогого недвижимого имущества становились представители преступного мира. Организованные преступные группировки (ОПГ) стали, по-существу, государствами в государстве со своими законами «по понятиям». Все территории были разделены между бандитскими группировками, решавшими «суд праведный» по возникающим экономическим и хозяйственным, а порой и политическим вопросам обессиленного государства. Что существовало и работало, находилось под строгим контролем бандитов.  Хозяева всех частных объектов, даже государственные структуры экономики, платили бандитам солидную дань.  Получаемые доходы от дани становились предметом разборок с поножовщиной и убийствами между бандитскими группировками. Порой бандиты не успевали хоронить своих соплеменников-единомышленников, погибших от рук таких же бандитов, но более мощных преступных группировок.
     Бывали дни, когда следователи для осмотра мест преступления работали сутками. Возбуждались уголовные дела по факту совершения всевозможных преступлений, в том числе, по особо опасным. Уголовными делами с нераскрытыми преступлениями были забиты сейфы всех следователей. А как можно было раскрыть преступление, если ни от одного предпринимателя, на которого «наехала» банда, не поступало заявлений. Все молча, и часто с поклоном за сохранённую бандитами жизнь, платили им требуемую дань. Тот, кто пытался разными способами увильнуть от непосильного побора, и, не дай бог, надумал заикнуться об этом в милицию, исчезал навсегда бесследно. Много лет спустя, когда государство окрепло, и начался разгром преступных группировок, стали находить в полях, лесах, в разных глухих местах, безвестные захоронения, а в заброшенных колодцах многочисленные трупы. Там лежали, как предприниматели, подвергшиеся, как правило, перед убийством страшным пыткам, так и члены банды, каким-то образом провинившиеся перед главарём банды. Убийство предпринимателей наводило ужас и приводило к послушанию ещё пока живых предпринимателей, а убийство членов банды дисциплинировало всех остальных её участников.
          Из-за службы в армии, учёбы несколько лет в Одессе, а затем работа, порой не дававшая несколько дней подряд выспаться, Пал Палыч длительное время не встречался с родственниками и близкими людьми, с теми, с кем когда-то учился в одной школе и крепко дружил. Пути-дороги некоторых бывших соучеников и старшего следователя Пал Палыча диаметрально разошлись. Ему несколько раз приходилось проводить расследование в отношении товарищей юности, с кем бегал на танцы, ухаживал за одними и теми же девушками, и в тесной компании весело отмечал различные праздники.
          Как-то поздно вечером, после работы, Пал Палыч зашёл в ресторан, расположенный в центре города, чтобы вручить повестку на допрос официантке. Её любовник, хорошо зарабатывающий рыбак заграничного плавания, совершил наезд со смертельным исходом на десятиклассницу, и её друга, получившему серьёзные телесные повреждения. Следователь хорошо знал официантку, как и других работников ресторана, включая музыкантов. Они выросли в одном небольшом городе, где многие знают друг друга.
     Зайдя в зал ресторана, заполненного до отказа гуляющими во всю посетителями, Павел Павлович кивком головы подозвал к себе официантку. В зале стоял гул голосов хорошо выпившей публики, утопающей в дыме сигарет. Отдав официантке повестку, и отказавшись от предложенного ужина, следователь собрался выходить, когда услышал, как его по имени кто-то окликнул. В стороне от входа в зал ресторана, ближе к оркестру, стоял, плотно приставленный к стене, столик на три места с постоянной табличкой «Для администрации». От столика поднялся мужчина, направляясь к следователю. Пал Палыч сразу узнал друга молодости, Гену. Лицом он совсем не изменился, но хорошо раздался в плечах, а на голове появилась небольшая лысина, тщательно прикрытая начавшими редеть волосами. Друзья крепко обнялись. Обоим, обрадовавшимся неожиданной встрече, хотелось расцеловаться, но обстановка к этому не располагала.  Не ожидая согласия Павлика, Гена крепко обняв его за плечи, подвёл к столику, за которым сидела очень красивая женщина с аккуратно уложенной модной причёской. Она была одета просто, но элегантно. Чёрный, длинный, под горло, свитер обтягивал упругую женскую грудь, подчёркивая узкую девичью талию.  Авдотья, которую в школу ласково называли Дуняшей, не скрывая любопытства, большими голубыми глазами, опушенными густыми ресницами, слегка подкрашенные чёрной тушью и короткими стрелками, идущими от уголков глаз, неотрывнпрасмотрела на Павлика.  Дуняша была, пожалуй, самой красивой девочкой в школе. Отличница. Училась в параллельном классе.  Победительница всех конкурсов по математике. Появившаяся женственность форм усилила её привлекательность. Чтобы предупредить желание Павла Павловича с ней обняться, Дуняша быстро поднялась со стула и протянула для поцелуя руку, украшенную кольцом с бриллиантом, вспыхивающим весёлыми искорками от света ярких люстр ресторана. На безымянном пальце правой руке молодой обаятельной женщины, как и у Гены, было надето обручальное кольцо.
     Друзья, выпив по рюмке хорошего коньяка, а Дуняша, сделав глоток персикового сока, поинтересовались здоровьем друг друга и семейным положением. У Павлика росла дочь, а у счастливых супругов две девочки-двойняшки, которые, как и дочь Павлика, на следующий год должны пойти в первый класс. Поговорив ещё немного с воспоминаниями о школьных годах, Дуняша поднялась из-за стола, попросив Гену проводить её к машине, чтобы уехать домой. Прощаясь с Павликом, Дуняша, показывая от улыбки милые ямочки на щеках, мягко проговорила: «Оставляю, мальчики, одних, чтобы могли от души потрепаться, что, может быть, мне не нужно слышать. Понятно, что выпьете ещё. Обязательно домой должны поехать на такси». При этом она слегка погрозила пальчиком с ногтем, украшенным не ярким лаком, как и помада на губах.  Красота Дуняши не требовала дополнительного разукрашивания лица. Ухоженные тонкие аристократические пальцы не нуждались в ярком вызывающем маникюре, чтобы на них обращать внимание. Зная это, Дуняша принципиально не пользовалась вилкой. Еду из тарелок красиво и элегантно брала двумя пальчиками и аккуратно отправляла в рот. Поймав удивлённый взгляд друга, Геннадий сказал, что очень любит наблюдать, как Дуняша успешно расправляется с едой, не отправляя её в рот с помощью железяки, похожей на маленькие вилы. Он не представлял красивый рот Дуняши, а рядом с ним вилы с наколотой едой. По его твёрдому убеждению, куда ни шло, пользоваться этим столовым прибором следовало мужику, но не женщине, тем более, красивой. Пал Палыч невольно стал поглядывать, как сидящие за столиками женщины вилками куски жаренного мяса отправляли в широко раскрытый рот с размазанной яркой помадой на губах с блестящим на них жире. Он вздохнул и подумал: «А, может быть, друг прав». Дуняша прислушавшись к их разговору, мило улыбнувшись, сказала, что так привыкла кушать с детства, а родители не смогли отучить от этой привычки. На чужие иронические взгляды не обращает внимание, как и те люди, кто ест рис с помощью палочек, или щепоткой из сложенных трёх пальцев. Главное, чтобы это не выглядело вульгарно. 
     Пал Палыч коротко рассказал о себе и своей семье. Подробнее остановился на работе. Слушая неприятную информацию о нынешнем положении правоохранительных органов, Гена неодобрительно покачивал головой. Дослушав Павлика откровенную исповедь до конца, Гена почти в приказном порядке твёрдо сказал: «Так, бросай к чёртовой матери свою нищую ментовку, и переходи ко мне на работу в качестве юриста. Со временем станешь соучредителем моей небольшой, но успешной коммерческой структуры». Пал Палыч от души поблагодарил друга, сказав, что у него на роду написано быть ментом. Свою работу никогда не поменяет на любую другую. Гена, с удивлением пожав плечами, стал рассказывать о себе.
     Он окончил физико-математический факультет, на котором оказалась Дуняша. С первого курса стали встречаться, а на последнем сыграли студенческую свадьбу. Вернулись в свой город. Брался за любую работу, чтобы содержать семью, в которой родились две дочки, копии Дуняши. Иногда приходилось жить впроголодь. Когда в разрушенной стране стали появляться первые предприниматели-коммерсанты, рискнул окунуться с головой в эту работу. Основой создания задуманной фирмы стали деньги от продажи дома его умерших родителей. Жили в двухкомнатной квартиры родителей Дуняши.
     Его математически хорошо продуманная работа быстро стала давать свои плоды. За прибылью, расходами денежных средств и разных финансовых сделок следила, ведя необходимую документацию, Дуняша, выполняющая роль бухгалтера, получая взамен зарплаты горячие поцелуи любящего мужа. Сейчас живут в уютном пятикомнатном домике с огородом и шикарным фруктовом садом. На двоих есть легковая машина иностранной марки. Думают купить вторую для Дуняши, блестяще управляющая транспортным средством. Для работы есть небольшой грузовой автобусик с холодильной установкой. Управляет ею шофёр, входящий в состав рабочих фирмы, которых ещё несколько человек. Во всём царит экономия, арифметически выверенная несколько раз. Нет модного офиса. Вся документация на фирму и бухгалтерские бумаги хранятся дома. Ему приходится очень много мотаться по Украине и России. Семью несколько дней подряд видит редко.
     Из всего сказанного Пал Палыч понял, что Геннадий покупает у браконьеров оптом красную рыбу. В сарае какого-то частного дома два нанятых высокого класса мастера, для балыков вялят и коптят свежую рыбу.  По предварительной договорённости он с шофёром отвозит фирмам, разбросанным в разных городах двух соседних государств. По своей школьной привычке прекрасно приготовленную рыбу часто с большой выгодой меняет на различные колбасные изделия, которые в своём городе оптом продаёт постоянным клиентам, имеющим торговые точки на центральном рынке. Со слов Гены, он сделал всё возможное, чтобы не засветиться перед бритоголовыми ребятами- качками, нагло, без труда, собирающим дань с людей, которые вкалывают день и ночь. Друг был уверен, что никакая сила не заставит его отдавать часть своей, потом и кровью, заработанной прибылью. В крайнем случае он всегда вымогателям продемонстрирует тот пистолет, который когда-то, в школьные годы, подарил Павлику.  Здесь Пал Палыч не удержался, и рассмеялся над наивностью друга. «Гена, дорогой, — пытаясь вернуть друга к реальности, заговорил Пал Палыч. — Своей пуколкой их только рассмешишь. Ты не можешь представить, как вооружены бандиты, и какие на них работают асы-убийцы». Как опытный, и много знающий мент, убедительно попросил друга быть осторожным. Он должен быть предельно закрытым перед коммерсантами, которым сдаёт колбасные изделия, так как все они, торгующие на рынке, платят безропотно дань бандитам. Стоит кому-то из них проговориться, как бандиты приставят ему нож к горлу, и он должен будет выбирать между жизнью и кошельком. Другого варианта быть не может, потому что его просто нет, как и нет защиты государством.  Сообщив в милицию заявлением о «наезде» бандитов, горько может об этом пожалеет, так как о его смелом шаге через пару минут будет известно жестоким бандитам, умеющим издеваться над детьми и жёнами несговорчивых предпринимателей-стукачей. «Пойми меня правильно, — откровенно сказал Пал Палыч. Не хочу тебя пугать бандитами. Я это говорю, зная, чем заканчиваются похождения коммерсантов в милицию с жалобами. Сейчас предприниматели по разным спорным вопросам обращаются не в правоохранительные органы, а к бандитам, и те быстро разруливают любой неприятный спор. С должников выбивают для заёмщика долг в течении нескольких минут. В суде на это уходят месяца. Причём, заёмщик не знает, чью сторону примет суд. Каждая сторона несёт в суд взятку, чтобы суд встал на его сторону. А побеждает тот, чья взятка окажется покруче. С помощью бандитов долг возвращается всегда, но его половина отдаётся бандитам. В суде заёмщик мог потерять всё.
     Гена дал Пал Палычу слово быть осторожным в своих сделках, и держать язык за зубами.  При угрозе не будет доводить обстановку до предела, помня, что отвечает не только за свою жизнь, но и за жизнь и здоровье жены и малых девчонок.
     Допив коньяк, друзья покинули ресторан, направившись на остановку такси. Ещё в ресторане намётанным глазом Пал Палыч обратил внимание на двух качков, сидящих от них через стол. Не скрывая, они временами внимательно смотрели в сторону друзей.  Когда с ними ещё была Дуняша, один из качков подошёл к столику и галантно пригласил её на танец. За Дуняшу, не поворачиваясь в сторону подошедшего, быстро и жёстко сказал Гена, что его жена танцует только с мужем. Парень, положив руку на широкое плечо Гены, и криво улыбаясь, стараясь мягко говорить, произнёс скороговоркой: «Прости, братан, за наглость. Береги красавицу жену». Дуняша и Гена на визит гостя не обратили внимание, так как подобные приглашения в ресторане происходят постоянно. Иногда заканчиваются дракой между выпившими людьми, переставшими руководить своими действиями. У Пал Палыча, как мента со стажем, имеющим оперативное образование, визит гостя-качка, оставил неприятный в душе осадок.
     Когда Павлик с Геной вышли из ресторана, вслед за нами вышли и бритоголовые ребята-крепыши. Куда они потом делись, Пал Палыч не заметил. Но ему показалось, что за такси всё время шла одна и та же машина на одних подфарниках.  По настоянию Гены водитель такси первым подвёз к дому Павлика, а потом Гену. Машина, ехавшая за ними, проехав мимо дома, увеличила скорость и включила фары. Её номер мент не успел рассмотреть.
      При расставании с Геной Пал Палыч дал ему номер домашнего и служебного телефона. Просил, если не заходить к нему из-за нехватки времени, то хотя бы позванивать, чтобы он знал, что у друга всё в порядке, а в случае необходимости, постарался бы ему чем-то помочь, хотя бы советом.  Гена был твёрдо уверен в своей ловкости умело обходить подводные камни. Беззаботно рассмеявшись, сказал, что бандитское лихо и дальше будет обходить его стороной, так как он делает всё возможное, чтобы не раскрыться перед наглыми братками. Был уверен, что они даже не знают, где мастера-спецы готовят из краснюка балыки. Если он до этого не засветился, то надеялся, что так будет продолжаться и дальше. Пал Палыча шокировала самоуверенность друга. Ему приходилось общаться с коммерсантами, которые были тесно повязаны угрозами бандитов.  Кое-кто, плюнув на честь и совесть, для ослабления давления со стороны бандитов сливал им нужную информацию по экономическим возможностям своих друзей-товарищей по бизнесу.
Продолжение следует
 
 


© Copyright: Игорь Носков, 16 октября 2020

Регистрационный номер № 000287887

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
 
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий