Рассказы

Бренд

Добавлено: 12 апреля 2017; Автор произведения:Николай Георгиевич Глушенков 37 просмотров
article232089.jpg

Автор М.Хейсен

Крейг Соренсен передал продавцу магазина «Сен-Лоран» платиновую карточку «Виза», не ожидая, что ее не примут.
— Простите, сэр, но карта не действительна, — сообщил элегантно одетый молодой человек.
— Должно быть, это ошибка. Можете попытаться еще раз?
Продавец провел картой во второй раз и получил тот же результат.
— У вас есть другая? Или вы предпочтете заплатить наличными?
— Нет, — ответил Крейг, и его лицо покраснело от смущения. — Боюсь, наличных не хватит, у меня не было возможности забежать в банкомат. Вот что я вам скажу: я вернусь за покупкой завтра утром после того, как разберусь с банком.
«Мне никогда еще не было так стыдно», — подумал он, выйдя из магазина на Родео-драйв в Беверли Хиллс и направляясь к своему «Бугатти Шерон».
Большинство людей с трудом  верили в то, что до этого случая он никогда не испытывал чувство такого стыда, учитывая, что слыл, если быть откровенным, альфонсом, но нельзя и считать содержанцем, потому что имел свидетельство о браке и носил обручальное кольцо. Будучи женатым  на актрисе, которая была на двадцать четыре года старше, его можно было бы назвать, выражаясь современным языком, «мужем-трофеем».
Вот и показалась дорожка на Голливудских холмах к особняку Дикси Фэй, и вдруг Крейг вспомнил наказ супруги, когда уходил из дома: «Дорогой, по дороге домой заскочи в аптеку», но после случая с кредиткой он хотел было плюнуть на ее обращение.
«Пусть сама купит свои проклятые снотворные пилюли», — сердито подумал он и вспомнил слова отца, печально известного пошляка: «Не кусай руку, которая тебя кормит».
Рука Дикси не только давала ему еду, но и одевала и давала кров над головой. Не желая рисковать единственным источником дохода, Крейг развернул «Бугатти» и направился в аптеку. Через двадцать минут он вернулся к особняку с прописанным лекарством и последним номером журнала о знаменитостях.
— Это ты, дорогой? — крикнула Дикси, когда услышала, как открылась входная дверь. Не дождавшись ответа, она спросила: «Ты купил мои пилюли?»
— Я купил их только что, — сказал он и прошел в гостиную, где жена смотрела по телевизору старые фильмы.
— Какой же ты лапочка! Не знаю, что бы без тебя я делала.
— Сегодня со мной произошло нечто странное, — сказал Крейг и постарался скрыть раздражение. — Я зашел в «Сен-Лоран» сделать покупки, а мою карту отказались принимать.
— Я как раз хотела поговорить с тобой. Кажется, у нас финансовые трудности, и мой бухгалтер предложил затянуть пояса.
— Какого хрена у нас появились проблемы с деньгами? За прошлую картину ты получила пять миллионов.
— Это больше чем в прошлом году. Надолго ли, ты думаешь, хватило этих пяти миллионов? Почему расходы на этот дом составляют… ну, не знаю сколько, но достаточно много. Потом машины, произведения искусства, одежда, зарплата прислуги и бог знает что еще.
Крейг, женившись на дважды обладательнице премии Киноакадемии, считал, что деньги никогда не окажутся проблемой.
— А этому парню можно доверять? Откуда ты знаешь, что он не запускает к нам руку?
— Не смеши! Он старый и надежный друг семьи. Кроме того, у него денег больше, чем у бога. Он заботится о моих делах в качестве личной услуги. Но не нужно беспокоиться. Мой человек найдет еще одну картину. До этого времени нам придется экономить.
Крейг отвернулся, чтобы скрыть хмурый взгляд. Жене хотелось верить в возможности агента, но муж понимал, что роли для женщин возраста Дикси были редкими и конкуренция слишком жесткой. Крейг, придя в уныние от такой новости, налил спиртного и отправился на свежий воздух, где сел в шезлонг у бассейна с журналом о знаменитостях.
— Затяните ремни, — буркнул он под нос, когда бесцельно листал страницы. — Экономить, а что дальше? Вырезать купоны и покупать все в «Уолмарте»?
Крейг никогда не верил в судьбу, неизбежность, карму и вмешательство Бога. Если событиям суждено идти по предопределенному пути, то он относил это к чистой случайности. Таким образом, перевернув страницу, он увидел, какие деньги получают от имущества наследники покойных знаменитостей. Ему и в голову не пришло, что какая-то неведомая сила в этот момент вложила в руки этот журнал.
— Невероятно, — воскликнул он, прочитав рейтинг самых высоких доходов за 2016 год журнала «Форбс». — Элвис Пресли умер сорок лет назад, а доход от состояния составил двадцать семь миллионов долларов. Как это возможно? А у Джона Леннона, скончавшегося в 1980 году, двенадцать миллионов, у Принца двадцать пять миллионов, а у Майкла Джексона неслыханные восемьсот двадцать пять миллионов долларов. Кажется, что состояния умерших знаменитостей стоят больше чем при жизни.
Ему показалось это несправедливым: их наследникам никогда не нужно беспокоиться о деньгах. «Клянусь, что кредиткам Лизы Марии Пресли и «Бланкета» Джексона никогда не откажут в приеме», — негодовал он.
В его памяти стали всплывать лица: за выражением сожаления на лице продавца, когда тот вернул карточку Крейга, быстро последовал отчаянный взгляд Дикси, говорившей о следующей роли в кино, которую вряд ли получит. Эти два лица перемешивались с фотографиями из статьи о знаменитостях. Последним, что появилось в сознании и могло бы поставить точку в его положении, была купленная в аптеке бутылочка со снотворными.
 
 
*   *   *
«На бога надейся, а сам не плошай», —  еще одно выражение покойного отца Крейга Соренсена. К сожалению, в данном случае, если бы сын помог себе сам, он не только откусил руку дающего, но и с жадностью сожрал своего благотворителя.
— Что же мне делать? — спрашивал себя Крейг.
Глядя на свое красивое отражение в зеркале, он заметил первые признаки старения. Крейг никогда не пытался обмануть себя, ведь красивая внешность всегда была его основным козырем.
«Нужно позаботиться о своем финансовом положении прежде, чем постарею».
Однако выбор был ограничен. Лучшей надеждой на будущее стало бы возвращение карьеры Дикси, но этого могло не произойти. Рассматривалась возможность бросить жену и найти кого-то еще, кто станет оплачивать счета, но поиск такой же Дикси — дело трудное, почти невозможное. Кроме того, у него возникли бы трудности с разводом и расходами, а желания «назло маме отморозить уши», — еще одно любимое выражение папы, — у него не было.
Появился третий вариант, который требовал предельного риска, но тогда Крейг мог потерять не только выгодное положение мужа голливудской звезды, но и свободу. И все-таки, если задуманное свершится, у него появился бы свой источник дохода и не пришлось  снова уповать на великодушие старой женщины. Не имеет значения, если он состарится, располнеет и станет лысым.
«Я буду сам контролировать расходы, — признавался он. — Пожалуй, смогу обзавестись красивой молодой женой».
Мысль о женитьбе на молоденькой красотке склонила чашу весов в пользу того, чтобы подсыпать Дикси снотворное в бокал вина. На следующее утро, когда Крейг позвонил в полицию и сообщил о смерти супруги, стоящий на ночном столике пустой бокал вина был заменен на такой же с содержанием смертельного напитка.
Когда детективы допрашивали его о состоянии супруги, вдовец рассказывал об отчаянии звезды в связи с падением карьеры и ухудшением финансового положения.
— Она боялась состариться, — говорил он, притворяясь, что от отчаяния едва сдерживает слезы. — Я молил ее не терять надежды и уверял, что все уладится. Все же она оставалась привлекательной женщиной да еще талантливой актрисой.
Из-за отсутствия доказательств, указывающих на убийство, смерть Дикси посчитали суицидом. После того как Крейг с облегчением вздохнул, обнаружилось, что финансовое положение супруги было еще хуже, чем он предполагал. Несмотря на то что он стал единственным обладателем ее состояния, наследовать, кроме долгов, было нечего.
— Значит, у моей жены не было даже страховки на случай смерти? — спросил он бухгалтера, когда обсуждали проведение похорон.
— Да, не было.
— А как же дом? Он, должно быть, стоит несколько миллионов?
— Сказать по правде, ей выдали ссуду под залог недвижимости. Самое лучшее, что можно сделать, продать его и расплатиться. То же касается машин, произведений искусства, драгоценностей и мехов. Дикси владела очень немногим. На все брались деньги в долг.
Крейг не мог поверить, что он ни за что убил золотую курицу, которая покинула его, не оставив ни цента.
— Не знаю, что и делать. Я…
Словами нельзя передать муки.
— Послушайте, мне всегда нравилась ваша жена. Я займусь приготовлениями к похоронам и позабочусь об особняке. Вам можно остаться в доме еще два месяца, и мой совет: начните подыскивать работу, подержанную машину и новое место жительства.
*   *   *
Через три дня после похорон супруги на мемориальном кладбище «Форест-Лон» Крейг Соренсен сидел у бассейна, подумывая о самоубийстве, как вдруг услышал, что на дороге показался неизвестный автомобиль.
«Кто бы это мог быть?» — спросил он себя.
Первым желанием было не принимать посетителя, но потом, подумав, что это может быть риелтор, который выставит дом на торги, пошел и открыл дверь.
— Привет, мистер Фэй, меня зовут Тэмми Берли.
Крейг был так очарован рыжеволосой красавицей, что даже не поправил ошибку.
— Во-первых, позвольте выразить свои искренние соболезнования по случаю вашей утраты. Супруга была замечательной актрисой, а я ее поклонница.
— Спасибо, проходите.
— Во-вторых, — продолжила Тэмми после того, как села в гостиной напротив Крейга, — прошу прощения за то, что переступила ваш порог в столь трудное время.
— Чем могу быть полезен, мисс Берли?
— Называйте меня Тэмми. И именно, что я могу для вас сделать, мистер Фэй.
— Фэй — фамилия моей жены, моя же Соренсен, но можете звать меня Крейг.
— Хорошо, Крейг. Я здесь по поводу имущества вашей усопшей жены.
— Она и вам задолжала? — спросил вдовец и нахмурился. — Если так, то, боюсь, вам придется встать в очередь.
— Значит, слухи оказываются правдой? Ваша жена в долгах?
— Простите, что спрошу грубо, но какое вам дело до финансовых проблем?
— Я здесь в надежде их устранить. Я журналистка, скорее стараюсь ей быть, — заметила рыжеволосая красавица.
— И что вы мне предлагаете?
— Вам ведь немного досталось от жены?
— Это мягко сказано!
— Но вы ошибаетесь: у вас есть права на ее имя и образ. Зайдите в любую сувенирную лавку в Голливуде и увидите изображения Мэрилин Монро и Джеймса Дина от футболок до чехлов мобильников. А деньги от продажи поступают наследникам.
Крейг вспомнил отчет «Форбс» о том, что наследники Майкла Джексона в 2016 году получили восемьсот двадцать пять миллионов долларов.
— И вы поможете мне заработать деньги на том, что снимки Дикси появятся на различных сувенирах?
— Да.
— Отлично! Где подписать?
— Подождите, все не так просто. Ваша жена великая актриса, но для нее нужно создать что-то особенное. Джеймс Дин был молодым бунтарем, когда трагически погиб. Монро была всемирным секс-символом и, как утверждают, покончила жизнь самоубийством в молодом возрасте. Плюс слухи о ее связях с семейством Кеннеди.
— Ну, смерть моей жены тоже посчитали суицидом, — с утверждением произнес Крейг.
— Это и поможет создать бренд, но…
— Бренд? О чем вы говорите?
— О присвоении торговой марки. Брендом является коммерчески успешный продукт. К примеру, возьмите «Кока-колу», сладкий газированный напиток с добавкой кофеина. Много калорий, но нет пищевой ценности. Его разливают в известную бутылку и при использовании надежной рекламы получают самый продаваемый в мире напиток.
— Итак, как же мы будем продавать Дикси в качестве бренда?
— Сначала вы поведаете публике о ее самом большом секрете.
— Каком?
— Она была безумно влюблена в бывшего партнера Чета Лангдейла.
— Что? Не думаю, что он, вообще, когда-нибудь ей нравился.
— Послушайте, его считали одним из самых популярных актеров восьмидесятых и, хотя был женат, слыл бабником. Он также снялся в трех фильмах с вашей покойной женой. Вы поведаете миру не только о безумной и страстной любви, но и о том, что ваша супруга забеременела от Чета Лангдейла, но ребенок, к несчастью, умер во время родов.
— Но это же ложь!
— Это Голливуд. Люди клюнут на такую историю. Кроме того, героев нет в живых, чтобы все это опровергнуть. Давайте, что вы теряете?
— На это потребуется время. Может, через месяц дом продадут и я окажусь на улице.
— Переезжайте ко мне, — предложила Тэмми.
 — Но вы меня не знаете.
— Да, но думаю, что оба заработаем много денег, если начну доверять вам.
*   *   *
В течение следующих шести месяцев Крейг и Тэмми тщательно готовили любовную историю между Дикси Фэй и ее партнером. В этот период они тесно сотрудничали над тем, чтобы создать правдоподобную причину самоубийства актрисы.
— Когда ваша супруга узнала о смерти Лангдейла, это вызвало боль от воспоминаний о страстных, но коротких любовных отношениях. Она больше не могла жить без него на этом свете.
— Но обо мне ничего не говорится, — жаловался вдовец.
— Если хотите заработать на имени жены, то нужно забыть о своих романтических взглядах на жизнь. Как бы вы себя ни видели со стороны и свою роль в браке, нужно публично признаться, что являлись всего лишь молодым любовником пожилой женщины, которой помогал скрасить одиночество и забыть несчастную любовь.
Едва история полностью была написана, Крейг несколько недель в красках пересказывал ее содержание. Никакому актеру не удалось бы это сделать.
— Вы знаете, что говорить, — сообщила за ужином красавица. — Пора появиться перед камерами и исполнить свою роль. Вы ангажированы в передачу Эллен Дедженерес.
— Так быстро?
— Нужно торопиться, пока имя вашей жены еще помнят. Кабельные каналы уже перестали показывать фильмы с ее участием, а желтая пресса по какой-то причине не считает самоубийство довольно сенсационным.
Едва Крейг поведал зрителям передачи о трагической любви своей супруги и Чета Лангдейла, жизнь изменилась. После выхода программы репортеры журналов People, US Weekly, Vanity Fair  и желтой прессы кинулись брать интервью. И телекомпании Е! и Reelz хотели предоставить пиковое телевизионное время на передачу любовной истории. А с интересом СМИ пришли и деньги.
   — Вот теперь могу позволить себе вернуться к прежней жизни, — обратился Крейг к Тэмми, когда они вечером праздновали за городом подписание книги.
— У меня есть идея получше, — ответила красавица и улыбнулась. — Почему бы нам не приобрести дом вместе?
От удивления Крейг поднял брови. Он и не думал, что прекрасная журналистка интересуется им не только как деловым партнером, но, быстро сообразив, он понял, что разница в их возрасте была такой же, как между ним и Дикси.
«Здесь совсем другое дело, — говорил он себе. — Покойная жена была кормилицей. У Тэмми есть своя карьера. Я ей не интересен ради денег».
Вскоре после того как книга Крейга вышла в свет и сувениры с изображением Дикси Фэй наполнили рынок, вдовец женился на молодой журналистке. Был ли это брак по любви? Возможно. Но это была повышенная самооценка Ромео средних лет, у которого была молодая красивая жена.
*   *   *
— Ты видел номер журнала «Форбс» за этот месяц? — спросила Тэмми, когда Крейг сидел у бассейна их особняка и потягивал «Пинаколаду. — Дикси Фэй попала в рейтинг ушедших знаменитостей.
— На какое место?
— Десятое, но уверена, что в следующем году результат улучшится.
— Она стоит выше, чем Мэрилин Монро?
— Монро вообще нет в рейтинге этого года.
— Как бы обрадовалась Дикси! У нее всегда был комплекс неполноценности, когда дело доходило до Мэрилин. Может потому, что жена была блондинкой, когда началась ее карьера.
— Говоря о Дикси, я получила сегодня интересный звонок. Меня хочет нанять жена Чета Лангдейла.
— Ты не находишь это забавным? — засмеялся Крейг. — Теперь ей захотелось сколотить баксы на взаимоотношениях, которых никогда не было. Надеюсь, ты ей отказала.
— С чего бы?
— Потому что мы сделали всю работу. Мы состряпали всю историю. Я продавал ее желтой прессе и телевидению. И не забывай об автограф-сессиях, которые проводил. Почему мы должны позволить кому-то присоединиться к нашей популярности.
— Я не только получу на ней хорошие деньги, но и еще одного клиента. Видишь ли, я решила специализироваться на раскрутке умерших знаменитостей. Это гораздо интереснее и полезнее с точки зрения финансов, чем рассылать по СМИ пресс-релизы и организовывать общественные мероприятия.
— Где ты найдешь время на раскрутку клиентов?
— Я наняла помощника.
— Правда? — с удивлением спросил Крейг. — Впервые об этом слышу.
— Он понравится тебе и придет вечером. У нас  срочное дело, над которым надо поработать.
— А как же ужин?
— Надеюсь, ты не станешь возражать, если я перекушу по дороге домой.
— Гамбургерами? — с разочарование спросил он.
— Нельзя же каждый день есть стейки и лобстеры. Кроме того, я приготовила тебе шоколадный коктейль. Я знаю, ты его очень любишь.
На его лице появилась улыбка. Когда он был женат на Дикси, то и не  мечтал о столь калорийном напитке. Ему всегда приходилось следить за своим весом. Теперь несколько лишних фунтов не имеют значения.
Крейг заканчивал есть картошку фри, когда в дверях появился  Стефан Кранц. Его не удивил тот факт, что помощник был молодым и стройным, и это не вызвало в нем тревогу. В конце концов, это Голливуд, и красивые молодые лица были здесь обыденным делом.
— Привет, — поздоровался Стефан, сидя за кухонным столом и не  протягивая руку.
«Я, что ли, должен подать руку первым? — рассуждал Крейг. — Он же не гость, а наемный работник».
После того как Тэмми с помощником прошли в кабинет, он продолжил пить коктейль. Решив развлечь себя, Крейг направился в домашний кинотеатр на первом этаже особняка.
— А то это будет похоже на слежку, — подумал он, просматривая названия фильмов. — Точно уж девчачье кино. Нужно посмотреть те, в которых снималась жена. Даже не с Леонардо Ди Каприо или Томом Хэнксом. Где же хорошие мужские фильмы? Вот один со Шварценеггером, Сильвестром Сталоне, Вин Дизелем или «Скалой» Дуэном Джонсоном.
Решившись, он выбрал «Грязного Гарри».
«Не застрелишь Клинта Иствуда из револьвера «Магнум.44».  
На половине фильма глаза Крейга отяжелели и он стал клевать носом.
«Почему я так устал? Еще нет и восьми часов».
Несмотря на усилия оставаться бодрым, он вскоре закрыл глаза и погрузился в сон. Когда на большом экране появились титры, его разбудил голос жены.
— Он готов?
— Еще нет, — ответил Стефан. — Все еще дышит.
— Что… происходит?.. — пролепетал Крейг.
— Ничего, дорогой, — ответила Тэмми. — Просто закрой глаза и спи.
—Где пустая бутылка из-под снотворного и стакан воды? — спросил помощник.
— Все здесь. Вложи стакан ему в руку, если полиция будет снимать отпечатки пальцев.
Даже в немощном состоянии Крейг понимал, что жена вместе с помощником замышляли его убийство. Хуже всего, они воспользовались тем же способом, к которому прибег Крейг в отношении  Дикси Фэй.
— Никогда… пошли прочь…
— Думаю, что так и надо сделать, — согласилась Тэмми. — Если я расскажу полиции о неоспоримых уликах, что ты отравил первую жену и я собиралась разоблачить тебя, они поймут, почему ты решился сам расстаться с жизнью, а не отправиться в тюрьму или получить смертный приговор.
На глазах Крейга появились слезы, когда он задал последний вопрос:
— Ради чего?
— Ради денег, конечно. Тебе нужно это понять. Я создала бренд, а ты получил большую часть денег, в то время как я лишь малую толику. Это несправедливо. Итак, я и Стефан решили, что если я выйду за тебя замуж, то стану единственной наследницей в случае твоей смерти.
Крейг закрыл глаза и погрузился в сон, из которого не было возврата. В последнюю минуту он понял, что Тэмми и ее любовник с самого начала задумали сколотить на нем состояние, а он сыграл им на руку.
С последним вздохом Крейга Соренсена убийцы перестали разыгрывать сцену. В качестве последнего реквизита вдова поставила один из фильмов Дикси Фэй с участием Чета Лангдейла.
— Когда желтая пресса узнает тпкую пикантную новость, это еще больше увеличит доходность нашего бренда.
2017 г.
 
 


© Copyright: Николай Георгиевич Глушенков, 12 апреля 2017

Регистрационный номер № 000232089

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
МОЙ ДРУГ ОЛЕГ ПОГИБ В АФГАНИСТАНЕ
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: +1 Голосов: 1
Комментарии (1)
Добавить комментарий
Sall Славик/оf # 12 апреля 2017 в 19:27 0
Прекрасная Коко!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев