Рассказы

ДЕТСКОЕ ДТП Часть 2-я

Добавлено: 16 ноября 2019; Автор произведения:Игорь Носков 747 просмотров


Окончание
«У детей нет ни прошлого, ни будущего,
зато, в отличие от нас, взрослых, они умеют
пользоваться настоящим»
Жан Лабрюйер, французский моралист
(1645 – 1696)
 
 
     Однажды я решил воспользоваться таким случаем.  Кататься по двору надоело до чёртиков. Захотелось новых впечатлений, скорости на просторе. Не долго думая, велосипед через калитку ворот вынес на улицу, и стал ждать, когда можно будет перейти на противоположный тротуар. Как только по дороге прошла последняя машина, я оказался на тротуаре. Не посмотрев, что делается впереди, сел на велосипед и закрутил педали, хотя, как оказалось, этого можно было не делать, так как он под уклон сам стал катиться вниз, быстро набирая скорость. Мне оставалось расставить ноги по сторонам, чтобы не мешать крутиться педалям, и управлять рулём. Казалось, что я мчусь быстрее ветра, что веселило и радовало детскую душу. Но когда я посмотрел вперёд, то она ушла в пятки.  В конце квартала, до которого оставалось несколько метров, у ворот дома на скамеечках сидели две женщины. У их ног крутился малыш, который был младше меня, и ещё не бойко ходил. Он что-то искал на земле. Потом поднялся, и неожиданно быстрыми шажками засеменил по тротуару мне наперерез. Я понял, что сейчас на него налечу. Быстро оттолкнувшись от руля, слетел с велосипеда, направив перед этим руль в сторону. Но было поздно. Малыш налетел на велосипед, упав на спину. Он заголосил на всю улицу так, что у меня заложило уши.  Женщины подбежали к нему, и стали поднимать. Малыш стал орать ещё громче. Ужас меня охватил с головы до пят. Я не помню, как оказался в своём дворе. Перебегая двор к квартире, я, не переставая, кричал от страха и предстоящим наказанием, как никогда не кричал: «Убил! Убил!» На мой истошный крик выбежали соседи, чтобы посмотреть на малого убийцу. Вылетела во двор и перепуганная мама, поспешно вытирая мокрые руки о передник. Захлёбываясь слезами и соплями, глотая слова, едва проговорил, что только что велосипедом убил маленького ребёнка, который перед смертью жутко кричал, и так как крик прекратился, значит, он умер. Мама побледнела и, всплеснув руками, направилась к воротам, чтобы увидеть убитого моим велосипедом несчастного малыша. Но тут калитка ворот открылась, и во двор внеслась тётка, державшая перед собой мой злосчастный велосипед. У него почему-то оказалось сильно согнуто заднее колесо, которого пацанёнка не должно было зацепить. Подойдя к нам, тётка с силой бросила велосипед на землю, отчего одна педаль тут же отломалась, а, перевернувшийся на руле звонок, жалобно звякнул, и умолк.  Тётка, тыча грозно в меня пальцем, кричала, поглядывая на соседей, что она ни за что не простит мою бандитскую выходку, покалечившая на всю жизнь её любимого внука. Она собиралась пойти с заявлением в милицию, чтобы посадили в тюрьму моих родителей, не умевших воспитывать детей. Я живо представил, как из-за меня, нарушившего указание взрослых, мама и папа сидят за решёткой и горько плачут, расставшись со мной. От представленного, я не удержался и взвыл, размазывая по щекам неудержимо бегущие слёзы. Когда тётка немного успокоилась, мама уговорила её зайти в квартиру. Вскоре они вдвоём вышли во двор и направились на улицу. Тётка в руках держала какой-то свёрток, бережно прижимая его к груди.
     Бабушка и тётя Люба завели меня квартиру, чтобы успокоить. Возвратившаяся мама сказала, что сбитый велосипедом малыш, жив и здоров. ДТП для него обошлось шишкой на затылке, а маме отрезом на платье для шумной его бабушки.
     К моему удовольствию и удивлению, родители не стали меня наказывать. Мама сказала, чтобы я на всю жизнь из случившегося сделал правильный вывод. Папа, придя с работы, взялся приводить в порядок мой велосипед. До начала оккупации немцами нашего города я катался только во дворе, даже не поглядывая в сторону ворот. Разумеется, при захватчиках я не катался вообще. В трёхэтажке, расположенной в нашем дворе, разместился немецкий штаб, в который постоянно входили и выходили немцы. Не только взрослые, но и я понимали, что было бы нелепо раскатывать на велосипеде среди чужих солдат. Я не обратил внимание, когда он исчез. Думаю, что мама, не ставя меня в известность, на рынке, или в какой-нибудь деревне, куда часто ходила за продуктами питания, выменяла на что-то из еды.
     Опыт вождения велосипеда в детстве и произошедший со мной случай, как ни странно, пригодились во взрослой жизни. Обучаясь в оперативном специальном заведении милиции, курсанты изучали устройство автомобилей и вождение. Как по другим предметам, мы сдавали экзамены по вождению и знанию правил дорожного движения. Курсант мог сдать экзамены на шофёра-любителя или профессионала. Я успешно сдал экзамен на шофёра-профессионала 3-го класса.
     Работая в милиции на разных должностях, в том числе, руководящих, я не пользовался служебным транспортом. От отца мне достался сначала «Запорожец», а затем ВАЗ-2101, называемый в народе «копейкой». На обеих машинах я накатал очень много километров. Помня случай из детства, старался быть всегда предельно внимательным. Как следователь, я несколько лет специализировался по расследованию уголовных дел, возбуждённых по фактам ДТП. Поэтому насмотрелся на искорёженные автомобили и на обезображенные трупы водителей и пешеходов. Со мной ни разу не случилось серьёзного ДТП. Увы, попасть в него можно не по своей вине. Не зря среди водителей существует золотое правило «Трёх Д» обозначающее – «дай дорогу дураку».
     За многие годы вождения автомобилями у меня произошло одно столкновение с велосипедистом и одно с пацаном, лет двенадцати. Если бы я своевременно не принял меры к торможению, могло бы случиться несчастье. Однажды на «Запорожце» я ехал домой на обед. Шёл сильный дождь,  был ливень. «Дворники» не успевали с лобового стекла смывать дождевую воду, словно льющуюся из ведра. Я ехал по главной дороге. Видимо из-за дождя на дороге транспорта было очень мало. Когда я подъезжал к перекрёстку, справа, по второстепенной дороге, усиленно крутя педалями, в мою сторону ехал взрослый велосипедист. На раме велосипеда сидел подросток. Я обратил внимание, что мужик из-за дождя максимально наклонив голову, не смотрит вперёд. Это меня сразу насторожило. Он мог запросто, не заметив меня, вылететь на главную дорогу, не пропустив мой автомобиль. Я решил перед перекрёстком притормозить, чтобы дать возможность велосипедисту разобраться в обстановке. Но я поздно принял решение о торможении. Мой автомобиль буквально на пол метра вылез на перекрёсток. Что и следовало ожидать, велосипедист сходу налетел на правую переднюю часть автомобиля. Мужик с пацаном упали на землю вместе с покорёженным до предела передним колесом велосипедом. У любителей ездить на велосипеде под дождём, к удивлению, не оказалось ни одной царапины.  Велосипедист стал голосить на всю улицу, что я, как водитель-ротозей, чуть не угробил его внука. Мол, слава Богу, что они удачно свалились с велосипеда, а вот велосипед очень пострадал, и ему теперь не на чем будет ездить на работу.  Требовал вызвать ГАИ. Я отлично понимал, что мужик был неправ. Но что-либо доказывать ему, находясь под проливным дождём и промокнув до нитки, было бесполезно. К тому же, я не должен был опаздывать с обеда, так как меня ждала срочная работа. Узнав у бойкого мужичка, сколько стоит новое колесо велосипеда, я отдал ему названную сумму. Велосипедист сказав, что я плохой водитель, но честный человек, с внуком погнали велосипед, скрипящий передним колесом. Мне расхотелось обедать. Я развернулся, и поехал на работу. В этом случае не помогло правило «Три Д».
     Второе незначительное ДТП случилось на улице Театральной. С коллегами по работе я ехал по этой улице, чтобы подняться на улицу 23 мая. По короткой, малолюдной Театральной, очень редко проезжают автомобили и появляются пешеходы. Когда я управлял свой «копейкой», не было ни машин, ни пешеходов. Никто не выходил со дворов, расположенных слева и справа от дороги.  Можно было спокойно ехать с дозволенной скоростью, до 60 километров в час. Я учёл, что тротуары очень узкие, и поэтому ворота домов близко расположены к проезжей части дороги. Это меня автоматически заставило снизить скорость. Подъезжая перед поворотом к последнему двору, расположенному справа от меня, обратил внимание на открытую калитку в воротах. Только интуитивно сбросил скорость, как тут же из калитки пулей вылетел пацан, чтобы перебежать дорогу. Он пробежал от экстренно остановленной машины в нескольких сантиметрах. Пацан левой рукой оттолкнулся от передка капота, свалился на землю, подскочил и помчался в сторону улицы Ленина, постоянно оглядываясь назад, чтобы убедиться в отсутствии за ним погони разъярённого водителя. В нашей машине нависла тишина. Дрожащими руками я стал раскуривать сигарету. Я прекрасно понимал, не сбавь скорость, пацан точно угодил бы под машину. В лучшем случае был бы сбит, не известно с какими телесными повреждениями. А это двойное расследование, уголовное и служебное. С помощью автотехнических экспертиз надо было разбираться, имел ли я при выбранной скорости техническую возможность предотвратить наезд на пешехода. А ожидание результатов — сильнейшая нервотрёпка. К тому же, бывает головная боль от всё новых и новых требований потерпевшей стороны. Всё это я знал в связи с расследованием уголовных дел.
     Воспоминание написал, в первую очередь, для лиц, управляющим транспортными средствами. Статистика по ДТП не радует ни водителей, ни пешеходов. В среднем в год в России совершается до 170.000 ДТП, из которых до 70% и выше, приходится на легковой транспорт. При этом до 200.000 участников ДТП получают травмы различной степени тяжести, а около 17.000 погибает.      
       
                 
 


© Copyright: Игорь Носков, 16 ноября 2019

Регистрационный номер № 000279988

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий