Рассказы

ДОЧЬ ГЕНЕРАЛА - 7 НОЧНАЯ ВСТРЕЧА

Добавлено: 12 июня 2019; Автор произведения:Игорь Носков 249 просмотров



«Счастье делает людей духовно здоровыми и чистыми» Люксембург Роза, германский деятель (1871 – 1919)
 
     С того памятного вечера у обоих остался осадок, временами напоминавший о себе, будоража мысли, подсказывая другие варианты их действий, отчего становилось тоскливо на душе. Тина перестала приходить к Эдгару в кабинет, боясь своим приходом осложнить отношения. Но они постоянно поддерживали связь по телефону, коротко сообщая друг другу о своём житье-бытье, стараясь не касаться серьёзных тем, связанных с личной жизнью. Эдгар часто ловил себя на мысли, что с приходом вечера начинал чувствовать, как скучает о Тине, о её губах и ямочке на подбородке. Ругал себя, что тогда, решившись поцеловать Тину в губы, не коснулся этой манящей к себе ямочке. Может быть, тогда спокойнее себя чувствовал.
     На дворе стояла очередная крымская зима с её непредсказуемым, постоянно меняющимся характером. С неба постоянно сыпал мягкий пушистый снег, неожиданно сменяемый снежной колючей крупой, подгоняемой ветром, прилетавшим с неспокойного потемневшего моря. На земле тающий снег создавал большие грязные лужи, которые обойти было невозможно. Потому приходилось идти, не разбирая дороги, слушая, как под ногами чавкает грязь. В такую погоду не хотелось покидать тёплый кров. В обед Эдгар обошёлся чашкой крепкого чая, заедаемого найденными в столе сладкими сухариками.
     К концу рабочего дня позвонил Адриан, попросив Эдгара срочно подойти к нему для серьёзного разговора. «Андрюша, дорогой, а нельзя ли нашу встречу отложить на завтра? Так не хочется в темноте шлёпать по мерзким лужам, которые нагло проникают в любую обувь, заставляя мёрзнуть ногам.» «Это касается твоей родственницы, племянницы, снова пристрастившейся к алкоголю,» — недовольно буркнул Адриан и бросил трубку. «Господи, чёрт бы её побрал.  Она ж недавно закодировалась. Видимо, сорвалась,» — размышлял Эдгар, одевая утеплённую куртку с большим меховым воротником и тёплую вязанную шапочку, заменившей шапку, оставленную сушиться у остывающего электро камина.
     Приближаясь к «Конному двору», мысли Эдгара, подгоняемые бьющей в лицо снежной крупой, невольно вернулись к годичной давности, когда стояла такая же погода, а он шёл с Тиной, держа её под руку, направляясь в бурлящий пьяной жизнью бар. «Жаль, что не сообразил встретиться с Тиной под предлогом отметить годовщину нашей встречи. Надо завтра же вернуться к этому вопросу,» — твёрдо решил Эдгар и потянул на себя подкову, заменяющую ручку для открывания двери. В баре, как всегда, было шумно от голосов гуляющих и, перекрывающих их, современной, бухающей ударными инструментами музыкой. Несколько пар на небольшом пятачке для танцев бойко перебирали ногами, танцуя каждый сам по себе, забыв о партнёре. Недалеко от двери, за сдвинутыми столами, сидели братки с прилипшими к губам сигаретами, по-зэкавски жестикулируя руками, пытаясь перекричать друг друга.  Сопровождавшие их разудалые девицы, со сбитыми набок импортными париками, своим вызывающе-манящем хихиканьем заставляли «любимых мальчиков» не забывать об их присутствии. «Братва празднует удачно собранную дневную дань с продавцов рынка, включая бабушек, торгующих разной мелочёвкой,» — отметил про себя Эдгар, не отвечая на их кивки головами в знак приветствия.  «Болта» среди них не было. Пройдёт несколько лет, когда в далёком от города поле, в заброшенном колодце, будет обнаружено несколько заваленных камнями трупов мужчин, среди которых окажется труп «Болта». В лихие годы человеческая жизнь ничего не стоила, что отлично понимали члены преступных группировок, и поэтому при первой возможностью заливали свой страх спиртными напитками и ночными похождениями с девицами лёгкого поведения, которых красиво стали называть «ночными бабочками», а чаще – «тёлками».
     Встретивший у дверей Эдгара Адриан, помогший ему раздеться, весело хлопнул о его подставленную ладонь своей ладонью, приобнял за плечо и повёл в глубину бара, на ходу, вслух посылая Динку, свою жену Диану, снова пристрастившейся к спиртному, к чёртовой матери. «Вызывая тебя по телефону, я выполнил настоятельную просьбу женщины-симпатяги,» — успел произнести не унывающий Андрей, подводя Эдгара к столику, за которым, как ему показалось в первое мгновенье, сидели две Тины, только одна от другой отличалась молодостью. При внимательном рассмотрении обнаруживалось ещё одно отличие: у старшей был вздёрнутый носик, а у младшей, прямой, с чувственными ноздрями. Эдгар поздоровался после того, как услышал вопрос Тины: «Что, дорогой Эдди, не можешь понять, кого когда-то в море держал на своих богатырских плечах, пытаясь без спроса облобызать оголённые бёдра несовершеннолетней девушки? И продолжила,- Так то была я, а это, моя доченька, Жанночка с папиным носиком, который я называла добрым топориком». Девушка, оказавшейся на пол головы выше Тины, выждав окончание маминой речи, встала из-за стола, подошла к Эдгару, протянув для пожатия руку: «Я очень рада с вами познакомиться, так как от мамы много хорошего слышала о вас, за что вам очень благодарна. Руку мне целовать не надо, так как это не принято у современной молодёжи. В знак нашего знакомства можете по-отцовски поцеловать сюда, — аккуратным пальчиком ткнув себя в щёку, показала девчушка, — или сюда», — ткнув в другую. Не стесняясь, по-детски похвасталась тем, что «придурки пацаны», признаваясь в любви, норовят поцеловать не в губы или щёчку, а в ямочку на подбородке. «В таком случае, можешь и меня считать придурком, так как я на их месте поступил также»,-ответил Эдгар, пожав руку Жанны, и слегка приобняв за плечи. Услышав такой неожиданный ответ, первой рассмеялась Жанна, показывая ровные белоснежные зубы, а за ней Тина. Усмехнулся от своей шутки и Эдгар, провожая Жанну на её место.
    Выпивая мелкими глотками шампанское, с большими перерывами между ними, Тина с гордостью сообщила, что дочь, окончившая школу с золотой медалью, успешно поступила в медицинский институт Москвы. А через пару месяцев сумела перевестись в медицинский институт, расположенный в главном городе области, что даёт возможность им чаще встречаться. Осталось осуществить серьёзную мечту: уговорить родителей Юлиана, взяв с собой урну с прахом сына, вернуться на его родину, где он стал первоклассным лётчиком. Не нужно было бы ломать голову, как побывать на Камчатке, чтобы погладить урну с прахом первого и последнего мужчины в её жизни. «Мамочка, — надув и вытянув алые губки, заговорила Жанна, — ты ещё молодая и самая красивая женщина. Думаю, папа на том свете был бы доволен, что ты нашла достойного мужчину. А я была бы рада, что кончилось твоё одиночество».
     Был поздний вечер, когда громко хлопнула входная дверь бара, и на пороге появился коллега Эдгара, заместитель начальника милицейского серьёзного отдела, Генрих Германович, который был на пять лет старше Эдгара, что не мешало их дружеским отношениям. Он был с сыном Даниилом, на голову выше папаши. Таких ребят называют акселератами. Парень заканчивал городское медицинское училище. Оба были мужиками-трудягами с рабочими мозолями на ладонях. Обоим приходилось много работать, ведя домашнее хозяйство в частном доме, расположенном в посёлке, в нескольких километрах от города. Надо было следить за огородом, фруктовым садом и за имеющейся хрюкающей и мычащей живностью. Пришлось и Даниилу научиться доить смирную, постоянно что-то жующую корову, которую мама ласкова называла Кларочкой, массажируя вымя, наполненное молоком. Два года назад неожиданно заболела неизлечимой болезнью и быстро скончалась жена Геры. Большую помощь по дому оказывали его престарелые родители. Но по мужской обстановке в доме чувствовалось, что во всём не хватало женского глаза. Генрих, чтобы забыться об невосполнимой утрате жены, с которой в школе сидел за одной партой, большую часть времени проводил на работе, а по ночам работал по домашнему хозяйству, совершенно не думая о женщинах, хотя в посёлке многие из них хотела бы выйти за него замуж, любуясь его крепкими широкими плечами, доброй улыбкой и, как небо, голубыми глазами, в которых однажды зародилась тоска, упорно не хотевшая покидать его.  Поняв, что Герман однолюб, претендентки на его руку и ставшим холодным сердце, перестали на него обращать внимание и посылать многообещающие взгляды, которые на него не действовали никаким образом.
     Герман с Даниилом по дороге на автобусную остановку зашли к своему знакомому Андрею, чтобы взять буханку хлеба, так как хлебные магазины были закрыты.
(Продолжение следует)
 
 
 
 
 
 
 
 


© Copyright: Игорь Носков, 12 июня 2019

Регистрационный номер № 000276580

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий