Рассказы

ДОЧЬ ГЕНЕРАЛА - 8 СВАДЬБА

Добавлено: 14 июня 2019; Автор произведения:Игорь Носков 229 просмотров


 
                                       
(Окончание)
«Посейте поступок, и вы пожнёте привычку, посейте привычку, и вы пожнёте характер, посейте характер, и вы пожнёте судьбу»Л.Н. Толстой, русский писатель (1828 – 1910)
    
     С разрешения Тины и Жанны, Эдгар пригласил своего коллегу с сыном к столу, которые с удовольствием приняли предложение. Так как впереди было воскресенье, можно было немного расслабиться и отдохнуть в приятной компании от постоянно наваливающихся забот. Когда перезнакомились, не забыв по традиции сказать, что знакомство было очень приятным, и выпив за здоровье всех присутствующих, стали говорить о крымской зиме, которая давно жителям полуострова не дарила снег, чтобы дети могли покататься на санках. Молодые люди, воспользовавшись занятостью взрослых разговорами, не покидали танцевальный «пятачок».
     Как только уставшие ребята от танцев вернулись к столу, чтобы выпить щекотавшую горло минеральную воду, Генрих предложил всей компанией поехать к ним домой, где они с сыном для шашлыков замариновали громадную кастрюлю баранины. Также хотелось похвастаться различными закатками фруктов, овощей и ягод, которые летом, до глубокой ночи, закатывали в банки и баночки различных размеров.  Услышав о шашлыках, Жанна, подпрыгивая, как маленький ребёнок, и звонко хлопая в ладоши, стала на распев выкрикивать: «Ура! Мы едем на шашлыки, со шкур барашек сошьём мы башлыки!» Эдгар, поблагодарил друга за приглашение, но отказался ехать, сославшись, что его давно дома ждёт жена. Зато он уговорил Тину не отказать просьбе добрых людей, давно не видевших в своём доме красивых женщин. По просьбе Эдгара повеселевшую компанию повёз в посёлок на своём видавшим виды автомобиле Андрей.
     С Генрихом Эдгар встретился в понедельник. Друга было не узнать. У него распрямилась спина и появилась добрая улыбка. Он долго жал руку Эдгара, благодаря за прекрасное знакомство. Как отдохнули у него гости, Эдгар не стал расспрашивать, считая такой вопрос нетактичным. После работы к нему забежала сияющая Тина. Она коротко рассказала, как её с дочкой приняли гостеприимные хозяева. «Представляешь, похвасталась Тина, — они нам с Жанночкой устроили русскую баню, в которой до этого мы никогда не были». Наклонившись к сидящему Эдгару, Тина чмокла в щеку, быстро проговорила «спасибо», взмахнула варежкой, цвета её широкого шарфа, и исчезла. Когда Эдгар подошёл к окну, чтобы для проветривания от дыма табака открыть форточку, он увидел выходящую из милицейского двора Тину, а рядом с ней провожающего её Генриха. От увиденного почему-то закололо сердце. Эдгар с силой захлопнул форточку, залпом выпил давно остывший кофе, сел за стол, нервно закурил, глубоко втягивая дым сигареты, и не мигая, уставился в окно, защищённое мощной решёткой, за которым начинался зимний вечер, украшенный хлопьями снега, посыпавшегося с чистого неба, на котором скоро должны будут появиться первые звёзды, но их нельзя будет рассмотреть из-за пушистых снежинок.
     Когда Эдгар звонил Тине домой, аппарат молчал. Она же до него дозванивалась постоянно, радостным голосом сообщая, что у неё всё хорошо, как и у дочки, успешно продолжающей грызть гранит медицинской науки.
     Эдгара по областной разнарядке неожиданно послали на курсы усовершенствования в Омскую Высшую школу милиции. Оттуда он по междугородке звонил только жене, чтобы узнать о её здоровье и успехах дочери, обучающейся на биофаке Одесского университета.
     Через месяц Эдгар приступил к исполнению обязанностей начальника следственного отдела. Вечером второго дня его новой должности, когда он изучал принимаемые дела, оставшиеся от бывшего начальника, ушедшего на пенсию, медленно, без стука, отворилась дверь, и в кабинет вошли сияющие Генрих с Тиной. Эдгар встал им навстречу, распахнув руки для объятия. Тина, не обращая внимание на присутствие Генриха, обхватила шею Эдгара, прижалась к груди и заплакала. «Эдик, я была уверена, что сейчас нет, кроме тебя, хороших мужчин. А ты доказал, что есть, познакомив меня с Генрихом.  Я себя вновь почувствовала счастливой женщиной, которой больше ничего не надо. И сейчас я плачу от счастья, что у меня есть заботливый и внимательный муж и его добрый друг, которого мы просим быть свидетелем на нашем бракосочетании».
     Для торжества Тина не стала наряжаться в невесту. На заказ было пошито удлинённое белое платье, подчёркивающее талию невесты, не требующей никакого корсета. В платье был предусмотрен спереди большой разрез, позволяющий Тине при ходьбе демонстрировать стройные ножки.  Когда в зале Дома бракосочетания началась торжественная часть, Тина стояла, прижавшись к постоянно улыбающемуся Генриху, не сводя с него счастливых глаз.
     Так как Тина грациозно левую ногу поставила чуть в сторону, разрез раскрыл её бедро с упругой кожей, с которой не успел сойти красивый загар прошедшего лета. Эдгару казалось, что по бедру стекают искрящиеся тонкие струйки морской воды, а он припадает к ним жаркими губами, чувствуя во рту солоноватость и горечь, отчего в глазах появляются слёзы.
 
           
 
   
 
      
    
         
                  
              
 
 


© Copyright: Игорь Носков, 14 июня 2019

Регистрационный номер № 000276613

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий