Рассказы

ДОЧЬ ГЕНЕРАЛА ИСКУШЕНИЕ

Добавлено: 10 июня 2019; Автор произведения:Игорь Носков 791 просмотр



«Тот, кто оказывается настоящим другом,  — тот и настоящий человек»
А. Шефстерги, английский философ (1671 – 1713)
     Вернувшись из командировки, Эдгар позвонил Тине, поинтересовавшись её успехами в личной жизни и на работе. По голосу Тины было понятно, что она обрадовалась звонку, и не скрывая этого, призналась, что соскучилась по своему любимому защитнику её непорочности. Очень просила Эдгара прийти к ней после работы, чтобы отметить её первую зарплату медицинской сестры, в чём есть его основная заслуга. Эдгар пожаловался на ворох накопившейся работы, который надо срочно разгребать, чтобы он не превратился в нарастающий снежный ком. Если зайдёт, то в позднее время, не на долго, так как устал с дороги, и очень хочет спать.
      На его короткий звонок дверь немедленно открылась, и Эдгар увидел перед собой с радостными смеющимися глазами Тину в лёгком цветастом халатике, не доходящим до, с бронзовым загаром, круглых колен, с расстёгнутой верхней пуговицей, отчего была видна ничем не прикрытая грудь. Тина поднялась на носки, легко чмокнула Эдгара в щеку с короткой щетинкой, взяла за руку и завела в комнату, посадив на широкую тахту, накрытую старинным, с потёртостями пледом, в чёрно-красную клетку. К тахте был придвинут небольшой низкий столик с двумя горящими свечами, освещавшими красиво оформленные бутерброды с сыровяленой колбасой и ноздреватым сыром, бутылки с коньяком и сладким шампанским.  На сверкающей хрусталём розетке лежали тонко нарезанные кружочки лимона, щедро посыпанные сахаром, отчего они оказались плавающими в густом соке. Тина села напротив Эдгара на пуфик, положив на него подушечку под цвет пледа. Раскрыв «дипломат», Эдгар вынул из него большую красивую баночку импортного кофе и в ярких обёртках две плитки шоколада, приобретённых им у спекулянтов, вертевшихся возле полу пустых продовольственных магазинов главного города области. «Думал с тобой выпить кофе, чтобы разогнать сон, — проговорил Эдгар, выкладывая на стол дефицитный гостинец, — а придётся пьянствовать, чтобы заснуть крепко и неожиданно». «Я бы это только приветствовала, так как давно не видела, как спят настоящие мужчины»,- весело проговорила Тина, и не давая опомниться Эдгару, взяла открытую бутылку коньяка, осторожно наполнив высокие с ручной гравировкой хрустальные рюмки. Когда они чокнулись, пожелав друг другу всего самого наилучшего в жизни, рюмки издали приглушённый мелодичный звон, прозвучавших в притихшей комнате.
     Оба за разговорами не заметили, как закончился коньяк. Вкусные, сытные бутерброды задерживали опьянение. Потому решили открыть шампанское, чтобы выпить по бокалу играющего пузырьками вино, закусывая его посасыванием кружочков сладко кислого лимона.
     Эдгар видел перед собой раскрасневшееся и помолодевшее лицо, не перестающей улыбаться Тины, которая всё больше становилась похожей на десятиклассницу его юности, только что вышедшей из моря. Он невольно переводил взгляд с симпатичной ямочки на подбородке Тины на открывающуюся грудь из-за предательски распахивающегося халатика, и на манящие для поцелуя соблазнительные коленки. Эдгару казалось, что он вдыхает запах молодого женского тела, который заставлял сильнее биться сердце и навевать мысли, от которых его бросало в жар. Чтобы не выдать своего состояния, Эдгар судорожно пил приготовленный Тиной кофе, не чувствуя, как обжигает рот. Он не помнил, как поставил на стол чашку с остатком кофе, и тут же усталость и спиртное неожиданно сморили его, и у него закрылись глаза. Но сквозь дрему он слышал, как Тина отодвигает журнальный столик. Раздавшийся скрип рассохшегося паркета под осторожными шагами Тины, взбодрил его, и он открыл глаза. То, что увидел, ему показалось чудесным сном. Но это была явь. Перед ним стояла голой Тина, заложив руки за спину, отчего возбуждённая грудь напряглась, поднимаясь и опускаясь вместе с прерывистым дыханием Тины. Хотя грудью она вскормила дочь, та нисколько не изменилась с тех давних лет, только стали чуть больше, не потеряв своей девичьей упругости. А бёдра слегка раздались, делая их настолько привлекательными и манящими, что от них невозможно было оторвать взгляд. Видя, что Эдгар открыл глаза, Тина мелко перебирая стройными ногами, стала приближаться к растерявшемуся Эдгару. Он подскочил на ноги, обнял дрожащую Тину, и успокаивая себя и её, стал нежно гладить по спине, целуя пахнувшие ромашкой волосы, всеми силами сдерживая своё волнение. Как можно спокойнее, но настойчиво сказал: «Если мы сейчас с тобой совершим глупость, мы потеряем друг друга вместе с воспоминанием о нашей молодости, а я бы не хотел этого. Я уверен, что между мужчиной и женщиной может быть дружба без физической близости». Подняв валявшийся на полу халатик, Эдгар заботливо стал его одевать на заплакавшую девочку, мечту его молодости.  Тина, мягко оттолкнув от себя обеими руками Эдгара, сквозь слёзы тихо прошептала: «Эдик, милый, скажи правду, может быть, я не так хороша, чтобы нравиться достойным мужчинам, и потому ты дипломатически отверг моё скучающее по мужской ласке тело?» «Глупенькая, ты не можешь даже представить, какая ты прелесть. Я уверен, что на твоей улице обязательно будет праздник, и ты не забудешь меня пригласить на свадьбу,» — со вздохом сказал Эдгар, без страсти, расцеловав на прощанье розовые, красиво очерченные губы Тины.
(Продолжение следует)
 
 
 
 
 


© Copyright: Игорь Носков, 10 июня 2019

Регистрационный номер № 000276522

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий