Рассказы

Ещё одна сказка о любви 36

Добавлено: 16 октября 2020; Автор произведения:Арон Аронович 51 просмотр



 
 
 
часть  тридцать шесть.
 

 
 
 
 
            Палата в реанимационном женском отделении Елизаветы Валериевны.
Лиза "растворилась"  на койке, пояснив своему Леши, — Устала!  Все же объясняя и отвечая   на его заковыристые вопросы.
Но какой-то внутренний "мандраж",  очутился, мурашками по всему ее телу.
   — Не знаю! Валяясь на подушки, кивала  головой Валериевна, — Нечего не знаю,  я сплю. Добавила чуть погодя, -  Сейчас или тогда спала?
Елизавета Валериевна готова была "на все", чтобы он ушел. "Все" даже  не могло приставить себе это  все! На сколько?
           Мужчина, пахнущий дорогим парфюмами, сидел рядом. Записывал ее  ответы.
— Хорошо. Отложив ручку, посмотрел на лежащую перед ним Лизу,  привстал со стула, — Почему вы с Коммуной, Райкой.  Улыбнулся, видя такую Елизавету в парашюте, — С Раисой Леонидовной. Продолжил спрашивать,  -  Пошли в "сакуру", а познакомились с Харченко в "Сафари"? К стати, -  Ее Леша достал  письмо и швырнул на  Валериевну, — Это от вашего Федора,  он написал вам письмо!
— Месье бережнее! Ответила на выпад Елизавета, взяв письмо и положив себе под подушку, -  Мой тигр, а как твоя, амурная — семейная жизнь?
Леша молча присел  на стул, уперся ладошами в свою голову, и облокотившись на свои колени,   пару минут  смотрел на Валериевну,  и тихо проронил,- Самое прекрасное, что было в моей жизни? Это ты! Я не мог тогда поступить по другому, она мне сказала. Или я нищеброд с тобой или тиши травы ниже воды с ней?! Ты же ее знаешь? Что она у меня судья, отсудила бы все. И моя карьера к черту!
Еще помолчал, добавил, — Детей жалко. Вырастут, и кого-то другого будут называть папой. У меня же две дочки, они такие чудные и занятные!
 
                         У Леши выступили с глаз слезы, — Будь, проклят тот день, когда я на ней женился! Мне в нашем юридическом центре, дают самые дешевые и грязные дела. Это все ее работа. Мне наш старший куратор юрист признался, как — то на одном корпоративе. Что она звонила к нему пригрозив, велела ему давать самые худшие и гнусные мне дела.
Леша разрыдался в истерики, — Она держит меня на коротком поводке, как свою собаченьку! Я ненавижу ее.
                    Елизавету Валериевну он  задолбал. Но это его откровение? за живое, за душу?! Лиза уже была не рада, что его спросила. Не стерпевши,  привстала со своей кровати и проорала,- Не знаю не чего! Чего пристал? И не чего не хочу слышать.  Руби отсюда шагом, истеричка!
                           На крик Валериевны в палату вбежал профессор вместе с аспирантом "Гением".
— Видите. Обратился к аспиранту профессор, — А вы говорите, что она здорова, и можно ее выписывать?
— Савелий  Абрамович. Обратилась к профессору Елизавета Валериевна, — Уберите его, пожалуйста, отсюда? Я устала и хочу спать. Пр — пр Сделала губами Лиза . 
— Да конечно. Уложил и накрыл одеялом профессор Елизавету, — Спите.
Совладав с собой, и вытершись платком с нагрудного карманчика, Алексей обратился к профессору, — Вы ее лечащий врач?
— А вы? Савелий Абрамович, глянул на  бывшего Валериевны, — Кто такой? Это ваш гроб в коридоре стоит? Распугал мне все отделение в больнице.
— Понимаете. Оправдывался Алексей, глядя на "гения" — аспиранта, что постоянно посматривал, демонстрируя ему свои дорогие часы.
— У меня к вам. Обратился бесплатный — адвокат Феди, к профессору,  — Тоже есть вопросы. Сложив бумаги, в портфель, встав,  отложил стул,  направился к дверям со всеми, — Насчет сантехников. Обратился  к профессору с вопросом, -  О  взрыве в больнице?
— Идемте ко мне в кабинет. Савелий  Абрамович закрыл за всеми дверь в палату Елизаветы.
                                                          — Марья Михайловна. Послышалось с коридора, — Когда уберут это? Он мне всех женщин здесь распугал.
— Сейчас уберем Савелий Абрамович. Девочки кто это приволок? Был слышен голос Марьи Михайловны.
— Ях, это сегодня привезли. Слышна была бабушка и скрип ведра, — Сказали что образец, визитку у дежурной сестры оставили.
— Немедленно убрать от сюда! Послышался разъяренный крик профессора, — у Нас карантин, а тут ходят, кто хочет, и носят не понятно что? Пройдемте в мой кабинет.
                                                                        Елизавета, перевернувшись, глядела в потолок, прошептала, — Не знаю, не знаю? Достала с под подушки письмо. " Не знаю" — само не знало, что ей ответить.
 
Здравствуй моя, чужая и близкая. (Так начиналось письмо от Феди)
Милая и родная.
Невзгоды мои улетучились, мне предоставили адвоката.
Знаю, что в этом поспособствовала  мне ты!
Те испытания,  и невзгоды, что навалились сейчас на меня? На нас!
Мы их вместе пройдем и победим.
Когда беда случается у одного? Рядом всегда ты!
Ты всегда была со мной рядом. В моих снах и мыслях.
Всегда меня поддерживала, помогала, спасала.
Постоянно здесь чувствую твои теплые руки, и теплый твой взгляд!
Я верю, что адвокат поможет мне? Нет. Нам!
И я окажусь на свободе. Все, что есть у меня, я брошу к твоим ногам.
Я верю и люблю тебя бесконечно. Спасибо за адвоката!
                          твой Федя.
— Бред какой-то? Произнесла Елизавета Валериевна, пряча письмо под подушку, — И с чего интересно, он взял, что это письмо мне? Идиоты!
Мягко повернулась на бочек, и уснула.
 
                  Утро. В кабинете заместителя прокурора вышей категории, Семёна Малайковича.
За столом в кабинете сидел сложенный мужчина, на столе перед ним покоилась кожаная папка.
Кабинет не чем не демонстрировал "коррупцию" хозяина. Хрустальные дорогие кубки, вазы дорогие подарки с модными шкафами и трюмо, с кожаными креслами и диванами, подлинные картины старых мастеров. Нет! Все как в кабинете географии. Развешаны карты города и края. Лица — фотографии,  с разной национальностью, и подписью " разыскиваются".
Напротив,  за столом сидел полковник внутренней службы Владимир Сергеевич, и бывший Валериевны напарник Петя.
                                                          — Я вас внимательно слушаю? Семен Малайкович обратился к полковнику с перемотанной бинтом головой.
— Что у вас с головой?
— Так. Вздохнул тяжело полковник, — Бандитская пуля!
Малайкович от такого ответа улыбнулся, — Хорошо. По делу?
— Значить по делу. Начал доклад Сергеевич, — По нашей  до- роследовательной работе. Посмотрел напротив сидящего тучного Петю, — Мы установили, что Елизавета Валериевна старший следователь по — особо тяжким. Немного подумал, добавил, — Бывший старший следователь.  Причастна к общей цепи преступлений с банкоматами и с денежными средствами одного банка.
Петя хотел что-то вымолвить. Полковник указал ему рукой молчать и продолжил свой доклад, — При посещении нами больницы, где она сейчас,  был установлен  еще один ее подельник  "Миша — глист". Сегодня ночью я наконец-то его вспомнил .
Заметив заинтересованность Пети и начальника, полковник продолжил, — Правда, при нашей встречи он меня не узнал? А может, узнал? Так как назвался чужим именем. Это сутенер и наркодилер. Он преставился нам как приятелем Валериевны.
Петя в знак единства покивал головой, -  Старым приятелем. Добавил Петя.
— Так вот! Продолжал доклад Владимир Сергеевич, — Миша — глист, сам с состоятельной семи, отец у него ученый, лауреат Нобелевской  премии по химии, мать домохозяйка. Один ребенок в семье. Занимается продажей наркотиков,  и сутенерством.
                    Подбирает  сдавшихся от жизни  девиц, уговаривает, вывозит за границу, там их продает. Был клиентом банка и  близким другом Хриплого старшего.
— Также. Продолжал доклад полковник, — Найденные сумки при задержании у  Хриплого Арест Василевича ( младшего), экспертизой обнаружены отпечатки пальцев  Соболь Елизаветы Валериевны. Также найденная банковская карточка с огромной сумой денег у Хриплого (млад.)? Принадлежит той же Валериевне. Выдержав дыхание, добавил, — Так что прошу дело не сдавать еще пока в архив, а провести тщательную проверку и обыск у Елизаветы Валериевны дома? Прошу еще вашего разрешения установит  охрану  у палаты Соболь. Глянул на Петю, — А также дать разрешение, на повторный допрос осужденных уже по всему делу хищения с банка.
Петю сидящего напротив, кинуло даже в жар, у него  сделались красные уши.
Заметив это, Малайкович улыбнулся, — Да? Посмотрел на "три майора", — Хорошо разрешение  на обыск, сейчас напечатает моя секретарша. Сейчас позвоню в полицию, пусть отправят наряд к ней в больницу.   Помолчав, изрек, — Да! Что-то еще?
— Пака все! Ответил "пять майором" с перемотанной головой.
— Можете быть свободны.  Вдогонку выходившим из его кабинета наказал  Малайкович, — Про ход   расследования докладывать мне лично!


© Copyright: Арон Аронович, 16 октября 2020

Регистрационный номер № 000287890

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий