Рассказы

КУСОЧЕК ХЛЕБА Часть 3-я

Добавлено: 27 февраля 2020; Автор произведения:Игорь Носков 277 просмотров


 
 
 
 

«Люди, которые… признают войну не только неизбежной,
но и полезной и потому желательной, — эти люди страшны,
ужасны своей нравственной извращенностью».
Толстой Лев Николаевич, русский писатель, философ
(1828 0- 1910)
 
     Но однажды мы не узнали любимого нами преподавателя математики. В этот день он почему-то задерживался. Наконец мы услышали в пустом коридоре, где стояла полнейшая тишина, стук его протеза и палочки. Чувствовалось, что он шёл быстро. У зашедшего в класс Алексея Арсеньевича лицо пылало гневом. Руки его тряслись. Подойдя к своему столику, он стал с размаха бить по нему своей палкой, и кричать одно слово «Сволочи!» Мы не понимали, что происходит. Когда он немного успокоился, вдохнув и выдохнув несколько раз полной грудью, мы услышали обличительную речь в отношении негодяев, которые не ценят хлеб и тяжёлый труд людей, работающих на полях нашей Родины. Как оказалось, во дворе школы он обнаружил валявшийся на земле кусочек хлеба, что вывело его из равновесия.  Алексей Арсеньевич утверждал, что мы быстро зажрались, если позволяем бросать хлеб под ноги и топтать его.  Воины Красной Армии дрались с фашистами не только за нас, но и за хлеб, который выращивается кровью и потом. Многие пленные наши воины погибали от голода, так и не дождавшись куска хлеба. Находились среди них такие, которые готовы были за этот кусок продаться фашистам, чтобы выжить любым способом. В мирное время какой-то бездушный ученик вместо того, чтобы оставшийся кусочек хлеба скормить птицам, или отдать голодным бездомным животным, избавился от него, бросив на землю.  Он не стал скрывать, что не каждая семья может сейчас купить хлеба столько, сколько желает. Много в городе нищих, готовых целовать руки за кусочек хлеба. К сожалению, среди них есть калеки-инвалиды, получившие тяжёлые увечья на войне. В конце своей речи Алексей Арсеньевич сказал, что мы умные, хорошие ребята пионеры, сможем сделать из случившегося в школе правильный вывод на всю жизнь. Он не стал в это раз проводить урок, отпустив нас раньше времени домой.
     Во время речи Алексея Арсеньевича я невольно вспоминал, как ночами стоял в очереди за хлебом, падая с ног от усталости. Иногда мама давала мне деньги, чтобы я купил на рынке пол буханки чёрного хлеба. Рынок многие годы после войны располагался в центре города, в сотне метров от памятника Ленину, и тянулся до кромки моря. Купив хлеб, чтобы у меня оставалось меньше времени для соблазна, я бежал домой, крепко прижав к груди, как мне казалось, необыкновенно вкусно пахнувший хлеб. Не сдержавшись, и в душе ругая себя за слабость духа, я предательски начинал отщипывать жёсткие края хлеба. Пытался долго жевать, но ничего не получалось. Вкуснейший хлеб моментально проваливался в пустой желудок, и я на бегу продолжал отщипывать корочки хлеба. Когда дома  маме протягивал купленный хлеб, я сам его не узнавал, так как он оказывался общипанным со всех сторон. Мама никогда меня не ругала за такой поступок. Она начинала молча его делить на всех членов семьи, на четыре части, на меня, себя, бабушку и свою младшую сестру. Но и здесь, мой кусочек оказывался больше остальных.
     Ещё я вспомнил жуткую картину, связанную с нашими пленными красноармейцами. Видимо, от воспоминаний у меня на глазах выступили слёзы, и я стал часто шмыгать носом, стараясь, чтобы это не заметили ребята. В классе были ученики, возвратившиеся с родителями из эвакуации, и поэтому не видевшие живых немцев-фашистов, их зверств, и русских военнопленных. Поэтому им было очень интересно слушать рассказы о жизни советских людей в оккупации. Они, заметив мои слёзы, начали приставать с расспросами, почему я плачу. Некоторые подумали, что я плачу из-за стыда и позора, так как это я выбросил на землю кусочек хлеба. И тогда я рассказал, как в нашем городе впервые увидел пленных красноармейцев, конвоируемых немецкими автоматчиками.  Это было совсем недавно, поэтому мне не надо было освежать память. Я рассказал так, как событие отложилось в моей детской голове. Ребята, пережившие оккупацию, будучи старше меня, дополняли мой рассказ. Тогда вместо урока математики прошёл урок истории нашего любимого города.
     «Керчь была одним из первых городов, попавших под удар немецко-фашистских войск в начале войны. Город был дважды оккупирован немецко-фашистскими войсками. Первый раз город был захвачен в ноябре 1941 года после кровопролитных сражений. 30 декабря 1941 года в ходе Керченско-Феодосийской десантной операции Керчь освободили войска 51-й армии. В мае 1942 года фашисты сосредоточили крупные силы на Керченском полуострове и начали новое наступление на город. В результате тяжелых и упорных боев Керчь снова была оккупирована. Четыре раза через город проходила линия фронта. Пока город был в руках врага, оккупанты разрушили все фабрики, сожгли все мосты и суда, вырубили и сожгли парки и сады, уничтожили электростанцию и телеграф, взорвали железнодорожные линии на полуострове. Керчь была почти полностью стерта с лица земли. В результате боев и длительной оккупации города было убито 15 тысяч мирных жителей, а более 14 тысяч керчан угнано в Германию на принудительные работы. Легендарной страницей, вписанной в историю Великой Отечественной войны, стала упорная борьба и длительная оборона в Аджимушкайских каменоломнях. Активную борьбу с оккупантами вели подпольщики и партизаны».
РИА Крым.
Продолжение следует
 
 
 
 
 


© Copyright: Игорь Носков, 27 февраля 2020

Регистрационный номер № 000282657

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий