Рассказы

Марионетка

Добавлено: 13 марта 2018; Автор произведения:Андрей Ливень 333 просмотра
article258651.jpg

Пролог 

                Две подруги сидели за столом на кухне. На столе стояла початая бутылка водки, две рюмки, к одной из которых никто не притронулся и она, так и оставалась налитой до половины. И какой-то салат. Был уже четвертый час утра. Олеся налила в свою рюмку до краев.
                — Ну, рассказывай дальше! – просила подруга Олесю.
                — Понимаешь!?.. Когда все проходят тысячи дверей, он влезает в окно. Сложным вещам он находит простое объяснение, но в абсолютно элементарном – он находит глубокий смысл.
                — Да, кто он вообще такой?
                — Циничный ублюдок! – и Олеся залпом выпила свою очередную рюмку. 

Глава первая 


                  Все знали кто он и откуда. Но никто и не догадывался, где он провел эти годы. Да, если честно, никого это и не интересовало. Никто не заметил его отсутствия, как, собственно, и появления вновь.
                  Только Олеся была рада его появлению. Он был ее детской любовью. Тайной. Она, просто любила, не посвящая в свою тайну никого. Даже своего возлюбленного. Со временем это переросло в нечто иное. Она хотела доказать ему, что он жестоко ошибся тогда… Тогда, когда не заметил ее влюбленного взгляда. Все, за что она не бралась, она доводила до совершенства. Дом, работу, семью… Да. Семьи, на момент их встречи, были у обоих. У нее в настоящем, у него в прошлом.
                  — Ты помнишь наш двор? Лавочку, на которой мы собирались всем двором?
                  — Да, конечно, — с холодком в голосе отвечал он ей.
                  — Я же любила тебя.
                  — Я тебя тоже, — ответил он и голос его дрогнул. Алекс словно поперхнулся словами. – Жаль, что я не знал, что это взаимно.
                  — А разве не было видно по моему поведению? Взгляду!?
                  — Мне было 16. Что я тогда понимал!?
                  — А сейчас?
                  — А разве любовь проходит? Боль затихает, чтобы напомнить о себе позже.
                  — Ты не ответил!?
                  Они шли по Невскому. Он держал зонт. Зонт был не большой, что говорило о том, что он предназначен для одного. И хоть она взяла его под руку и сильно к нему прижалась, его другое плечо промокло насквозь.
                  — Ты не ответил – повторила Олеся.
                  — Люблю и не переставал… Всю жизнь. – В тот момент она и не могла представить себе, что это будет едва ли не единственное его признание.
                  — Этого не может быть! Я тоже! -  она взахлеб начала ему рассказывать о своих успехах и о том, что все это было ради того, чтобы доказать ему, как он ошибся! Он, молча, улыбался уголком рта. Так они шли по дождливому Питеру. Она рассказывала, а он слушал.
                  — А еще у меня дочь!
                  — Я знаю. Я все о тебе знаю!
                  — Откуда? Мы же не виделись лет 10?
                  — Я справлялся о твоих успехах. Мы, кажется, пришли!? – Алекс головой указал на станцию метро.
                  — Да… так быстро время пролетело… — с грустью сказала Олеся, глядя ему в подбородок (она не могла смотреть ему в глаза, даже спустя столько лет), — Мне уже пора. – Она поцеловала его в щеку и рукой в перчатке вытерла помаду. Он поймал ее руку у своего лица. Поцеловал ее ладонь и тихо сказал:
                  — До свидания!
                  — До свидания! – вторя ему, прошептала она и пошла. Уже на входе в метро Олеся обернулась, а он стоял на том же месте и смотрел, куда-то под ноги. – Алекс! Мы еще увидимся?
                  — Обязательно! – сказал он, — Ведь, я теперь тебе поцелуй должен! – он широко улыбнулся, повернулся и пошагал прочь, сложив зонт. Она поехала домой. К мужу. В семью.
                  Капли дождя стекали с волос на лицо, куртка промокла, а он шел, не обращая ни на что внимания. И внутри, глубоко под маской он ликовал. А прохожие видели чудака с каменным лицом, идущего под дождем, держащего закрытый зонт за спиной двумя руками.

Глава вторая 


                Прошел год. Все это время Алекс и Олеся держали связь в основном через соц.сети. Виделись редко. Но каждая встреча была похожа на предыдущую. На ту первую встречу. Она, что-то постоянно рассказывала, боясь неловкой паузы. Стараясь избегать его взгляда «глаза в глаза». По не объяснимой для нее самой причине, она не могла выдержать этого. Она тонула в его глазах. В его обычных, по его словам, серых глазах.
                — Ты решила? – прервав ее очередной рассказ, спросил Алекс.
                — Я не могу. Ты знаешь, что у меня дочь.
                — Знаю. Но, заметь, взрослая дочь!
                — Можно мне еще подумать?
                — Еще год?
                — Не будь таким! Я знаю, что ты не эгоист! – В ее голосе была, скорее уверенность, чем мольба.
                — Ты ошибаешься! Все люди эгоисты! Я, твой муж, дети, родители! Все! Только ты хочешь быть для всех доброй. Так не бывает! Чтобы накормить птицу, нужно убить червяка!
                  — Не утрируй! Тут другая ситуация! Ты же знаешь?
                  — Что я знаю? Что моя женщина живет с человеком, которого не любит – вот что я знаю! Еще я знаю, что ты устраиваешь, какое то не понятное для меня самопожертвование, во имя… кстати… Во имя чего? Благополучия других?
                — Заметь, РОДНЫХ мне людей!!!
                — Кто это оценит? Все эгоисты! Пойми это, наконец! – он замолчал. Олеся тоже молчала. Так они дошли до станции метро, и она уехала, как и всегда. Домой. К мужу. В семью.
                Алекс шел привычной дорогой в свою съемную берлогу, к своему единственному другу компьютеру. Только эта бездушная железяка знала о нем все. Все его пристрастия, страхи и воспоминания. Это была его жизнь, работа и хобби. Жизнь, потому что большую часть своего времени, он проводил с ним. Работа, потому что это приносило ему не большой доход. А хобби, потому что два первых пункта доставляли ему удовольствие. Мало кому в этой жизни хобби приносит доход. Но Алекс считал тех не многих счастливцами и себя причислял к ним.
                Рухнув на кушетку плашмя, он придвинул к себе клавиатуру и кликнул мышь. Монитор «проснулся» и высветил браузер с открытой социальной сетью. Горело оповещение: «сообщения (1)». «Кому я понадобился?» — подумал Алекс и открыл письмо. Оно было от Олеси: «Я подумала. Еду к тебе. Возьму такси. Буду подъезжать, позвоню на трубку. Встретишь? У меня сумка.»
«Неужели я так долго шел в берлогу?» — промелькнуло у него в голове.
                Через десять минут он стоял у подъезда. Курил.
                Приехало такси, из него вышла Олеся:
                — Возьмешь сумку из багажника?
                — Да, — сухо ответил Алекс и прошел за  таксистом к корме автомобиля.
                Они поднялись в квартиру. Он привычно рухнул на диван за компьютером.
                — Ты не рад? – спросила Олеся.
                — Солнце! Я безумно рад, что ты, наконец, сделала логичный шаг!
                — Не очень заметно! – сказала она, слегка обидевшись, и сложила руки на груди.
                — Солнце! – отодвинув чуть в сторону  клавиатуру, спокойно (как ей показалось, даже чересчур, спокойно) начал он, — Поверь, у меня внутри расцвели цветы и я, как сумасшедший, танцую на этой поляне и во все горло ору песни! – он опять взял клавиатуру и уткнулся в монитор. – А сейчас можешь что-нибудь приготовить? То, что ты готовила днем — мы сожрали, а то, что я обычно ем один, ты вряд ли будешь есть. И, с твоего позволения, я поработаю!
                — Чурбан, — прошептала она и пошла на кухню.
                Ели молча. Съев свою порцию ужина, Алекс взял чашку с кофе. Глотнул и через край чашки посмотрел на Олесю. «Злится» — не без основания подумал он.
                — Не расскажешь? – спросил он.
                — Что?
                — Как прошел разговор!?
                — Мой муж – интеллигентный человек и скандала не было. Если тебя это интересует.
                — Нет. Это вряд ли может заинтересовать. А вот на каких условиях он тебя отпустил – это интересно!
                — Никаких. Он сказал, что я могу подать на развод, когда буду полностью уверена в том, что готова остаться с тобой навсегда. В чем я уже сильно сомневаюсь, хотя я только переехала к тебе.
                — А что изменилось? Единственное, что и поменялось это то, что с твоим переездом ты стала молчать! И, наконец, заметила, что этим все время занимался я, — Алекс, чуть заметно, улыбнулся.
                — Нормальный мужчина борется за свою любовь, а ты заставил меня решать все вопросы с мужем. Ты даже не проявил какой-либо радости, когда я приехала, сделав не простой для меня выбор! Весь вечер просидел со своей железкой, а я опять на кухне!
                — Не заводись! Давай по пунктам! Во-первых: «бороться за свою любовь» — Солнце! Это обезьяны дерутся за самку, а теорию Дарвина, как верующий человек, я не поддерживаю. Мы люди и должны договариваться. А так как замуж за него не я тебя отдавал, а ты сама за него пошла, договариваться нужно было тебе! Во-вторых: на счет радости я тебе все объяснил сразу и что я рад сказал тоже. Что не так? Ну не умею я ее выражать! И, наконец, в-третьих: моя работа – это моя «железка». Но в этом есть плюс и для тебя! Ты всегда знаешь, где я. – Он широко улыбнулся, но скорее наигранно, чем искренне.
                — Вот как ты это делаешь? – уже с улыбкой спросила Олеся.
                — Что именно? – с искренним непониманием уточнил Алекс.
                — Давишь логикой. Хочется все опровергнуть и оспорить, но включив логику…
                — Что для женщин вообще редкость! – перебил он – За что и ценю! Прости, продолжай!
                — … но включив логику, понимаешь, что ты прав!
                — Я всегда прав! – заключил он и поставил пустую чашку на стол. Встал, поцеловал Олесю в затылок и отправился к компьютеру.
                — Самоуверенный болван, — прошептала она.
                — Но ты же меня любишь именно таким! – крикнул он из комнаты.
                «Еще и с отменным слухом» — с улыбкой подумала Олеся и встала, чтобы помыть посуду.
 

Глава третья 


                  Будни. Ну, не так она представляла себе, свой переезд к Алексу. И их совместная жизнь, даже отдаленно не напоминала ее мечты. Ее счастье разбивалось о быт. За редкими походами «в свет», или прогулок по городу, совместное пребывание заключалось в сидении в разных углах его берлоги. Он, как всегда за компьютером, она, либо за рукоделием, либо в поисках себе занятий в промежутках между приготовлением еды. Одним словом – рутина. И периодически Олеся взрывалась от надоевшего однообразия.
                  — Мы с тобой больше общались, когда встречались.
                  — Счастье мое! Твой монолог и наш разговор – это разные вещи! Ты только, когда переехала ко мне, заметила, что я в основном молчу! Так было всегда. Ты говоришь, я слушаю. Иногда вношу ясность или направляю ход твоих мыслей в нужное русло. Так было всегда.
                  — «В нужное тебе русло»! Вот откуда ты взялся на мою голову? – продолжала возмущаться Олеся.
                  — Если не врет учебник анатомии…
                  — Хватит!!! Я устала от твоих издевок! Ты не пробиваемый эгоист! Ты не обращаешь на меня никакого внимания! Если я надену противогаз, ты и не заметишь! – Она надела плащ и вышла на улицу.
                  На улице было сыро. Но когда ты живешь в Санкт-Петербурге, ты знаешь все виды дождя. Она стояла на набережной и смотрела на воду. Олеся знала одно, она любит этого человека. Больше всего на свете. Но разве он не может пожертвовать, хоть  чем то, ради нее? Она оставила ради него все! Все, что было ей дорого. Но было ли? Или он прав и все люди эгоисты!? И каждый думает только о себе любимом. Но ведь вся классика говорит о самопожертвовании ради чего-то возвышенного! А может это и есть та жертва? Но он ничем не жертвует! Почему все вокруг должны жертвовать всем ради него?
                  За этими душевными терзаниями она не услышала шагов Алекса. Он подошел к ней и обнял за плечи, поцеловал в висок:
                  — Пошли в берлогу!? – прошептал он, зарывшись носом в ее волосы.
                  — Почему ты не называешь его домом?
                  — Дом – там, где ждут, а там берлога, где можно залечь в спячку. Пошли.
                  Прогулка успокоила разгулявшуюся нервную систему, но мыслей о том, правильный ли выбор она сделала, Олесю не оставили.
                  Они шли молча. Никто на них не обращал внимания, кроме, сидящей престарелой парочки на лавочке в соседнем дворе. Бабушка, наклонившись к интеллигентному спутнику, не громко сказала:
                  — Посмотри, какая красивая пара! -  она, по-доброму улыбнулась мужу, а он с милой улыбкой кивнул в ответ.
                  — Вы считаете? – спросила Олеся.
                  — Конечно! Вы мне напомнили нас, только двадцать лет назад. – Бабулька плечом прижалась к мужу. – Вы очень подходите друг другу! Это видно сразу! Даже внешне похожи!
Олеся улыбнулась милым старикам в ответ и Алекс, продолжая обнимать ее за плечи, повлек ее в сторону своей берлоги.
                  — Представь, что мы вот так…
                  — Я не доживу до их лет, — прервал ее Алекс.
                  — Почему? Ты же здоровый человек!? Не говори ерунды!
                  — Ну, будем считать, что мне так кажется. Пойдем уже. Прохладно!
                  — Домашний нарцисс!
                  — Тебе доставляет удовольствие придумывать мне определения?
                  — Разве тебя это не задевает? Я так пытаюсь вызвать у тебя, хоть какие то, эмоции!
                  — Прохладно. Пойдем! – ответил Алекс, и они зашагали в сторону дома. Олеся шла и пыталась понять: «прохладно» — это про погоду или эмоции. Но уточнять не стала.

Глава четвертая 


                   Шло время. Алекс работал за компьютером, она обустраивала его быт. Иногда он хвастался своими достижениями и успехами, а она не переставала им восхищаться. Все, за что бы он ни брался, у него получалось. И получалось превосходно. Может ее оценка была предвзятой, но именно так она думала. Со временем она привыкла к такой размеренной жизни, и срывы случались гораздо реже.
                   Выходные они смотрели спектакли или кино, гуляли по городу, кормили уток в парке. Иногда навещали дочь, которая смирившись, но не до конца поняв выбор Олеси, встречала их пышным ужином. Алекс нашел общий язык и с зятем. Но если быть до конца точным, это зять нашел внимательного слушателя.
                   Серые будни проходили по старому рецепту. И только ночью Алекс казался, Олесе искренним и любящим. Страсть и нежность, сила и мягкость, все сплеталось в ее возлюбленном ночью. Именно тогда он был в ее глазах настоящий. Любящий. Искренний.
                   Утро возвращало в реальность. Немногословный, угрюмый Алекс, выпивал свою чашку кофе и устремлялся изливать душу, такой же бездушной железяке. Порой, Олесе казалось, что он тоже запрограммированная машина, которая выполняет ряд действий, заложенных в него создателем. Все его эмоции, даже, когда он заканчивал очередной проект, выражались однообразно: он сначала делал громкий выдох, а потом изрекал: «Все. Закончил. Зацени!?». Олеся, как всегда восхищалась. Выдавала хвалебную речь, используя изощренные обороты и эпитеты. Говорила, какой он у нее гениальный. На что в ответ слышала: «обычный. Я делаю, что могу и умею». Сначала ее это обижало, но и к этому она привыкла.
Иногда, после просмотра очередной постановки или фильма, они оживленно обсуждали увиденное действо. В такие моменты Алекс позволял Олесе втянуть себя в ее игру. Они вместе восхищались или осуждали того или иного актера. Обсуждали сценарий или фантазировали, как бы это сделали они. Смеялись. За все время, такие дни, Олеся могла пересчитать по пальцам. Это и были ее праздники.
                 Однажды, Алекс отказался идти гулять, сославшись на «завал в работе». Олеся, так и не дождавшись, когда он ляжет, уснула.
Разбудил ее грохот посуды. Она поднялась и вышла в кухню. Яркий свет ее ослепил. Когда глаза немного привыкли, она увидела Алекса сидящего за столом. Он обхватил голову ладонями, молча, смотрел в дно кружки с водой. Рядом с кружкой лежала пачка, каких-то, лекарств.
                — Что случилось? – спросила Олеся.
                — Кружка упала. Прости, кажется, я ее сломал.
                — Я не о том. Что это за лекарства? Что у тебя болит?
                — Все хорошо. Просто голова заболела, наверное, переутомился. Спи, моя хорошая. Я тоже сейчас приду.
                Она обняла его и присела рядом на стул. А он, как то по-детски, подался ей и положил голову на грудь.
— Просто переутомился. Не бери в голову. Иди спать. Я сейчас.

                 Шли дни и недели. Не менялось ничего, кроме… Алекс стал, какой то мягкий, нежный. Как будто стальная пружина внутри него, размякла. Пару раз, когда она проверяла вещи перед стиркой, она находила в его карманах таблетки. На что Алекс отмахивался: «анальгетик. От головы».
— Может к врачу? Ну, это же не правильно! Надо обследоваться! – настаивала Олеся.
— Солнышко! Я был у врачей и прошел все обследования. Я здоров! Можешь посмотреть мою медицинскую карту. Они ничего не нашли. Никаких отклонений. Это — нервы… Скорее всего… пройдет… — Успокаивал он ее.
 
                 Так прошел год. Алекс начал чаще срываться. И его эмоции выплескивались фонтаном и Олесю это иногда пугало. Нет, он не дрался. Но, казалось, что до этого один шаг. Олеся стала чаще гулять одна. Она не понимала, почему история повторяется? Понятно, почему муж на нее срывался, она его не любила и не скрывала этого. Но тут? « Я же его так люблю! За что он со мной так?» По возвращении он сухо извинялся, как обычно целовал в висок и шептал: «Прости! Вот такое я дерьмо! Не понимаю, почему ты меня еще терпишь!?». А потом уходил к своей железяке и зарывался в работу с головой.
 
                  — У нас заканчиваются продукты, — сидя за завтраком, сказала Олеся.
                  — Скажу больше, у нас нет денег, — констатировал Алекс, — надо потерпеть пару дней, мне оплатят работу.
                  — Как нет? У тебя же лежала очень приличная сумма на счету?
                  — Его нет больше. Я все вывел.
                  — И куда ты потратил?
                  — Вложил в одно предприятие.
                  — Все? Ты с ума сошел? На что мы будем жить?
                  — У тебя всегда есть возможность вернуться к мужу. Вы же еще не развелись? Думаю, он тебя ждет!
                  — Ты идиот!!! – не выдержала Олеся, — Зачем ты так говоришь?
                  — Я лишь констатирую факт! У нас нет денег, муж тебя ждет. И у тебя, как всегда есть выбор. Либо рай в шалаше. Либо ад в золотой клетке. – Олеся, не выдержав, резко встала и вышла с кухни. Ее распирало! Хотелось орать и бить посуду. Но… Она знала, на что шла. Она знала, что у Алекса скромные доходы, по сравнению с ее мужем. Но что теперь? Им даже негде жить, квартира и та съемная. Любовь к Алексу подсказала выход, казалось, единственно правильный: «Поеду к дочери. Скандал может спровоцировать у него очередной приступ».
                 Она собралась, просветила Алекса, что едет навестить Катю и вызвала такси. Он даже не встал из-за компьютера. Кивнул головой, но не сказал своей излюбленной фразы: «Ты знаешь, где меня найти». В тот момент Олеся не обратила на это внимание. Только позже она поняла, что этот человек ничего не делает безосновательно.
Катя, была рада маме. Хвасталась своими кулинарными достижениями и победами своего мужа на службе. Болтали долго, потом вернулся зять. И они сели ужинать.
                  — У вас не ладиться? – спросила Катя, заметив смятение в глазах Олеси.
                  — Нет, все хорошо! Так… не большие разногласия.
                  — Может, сегодня у нас останешься? Еще поболтаем. Завтра по магазинам походим, когда Дима на работу свалит! – она подмигнула маме и с хитрецой скосила взгляд на мужа. Все рассмеялись.
                 Потом Дима, что-то рассказывал о своей работе, но Олеся его уже не слушала. Она думала об Алексе. Почему он не звонит? Может самой позвонить? И она, извинившись, встала и вышла на кухню с телефоном.
                — Привет! – сказала Олеся, когда гудки сменились холодным «алле».
                — Привет. Ты еще у Кати?
                — Да. Они оставляют меня на ночь. Катя простит сходить завтра с ней по магазинам.
                — Хорошо.
                — Это все, что ты можешь мне сказать?
                — Это твоя дочь. И общение с ней, и помощь – это твоя обязанность.
                — Ты поел?
                — Да, что-то проглотил из холодильника. Не переживай! Все будет хорошо.
                — Я надеюсь…
                — Все будет хорошо. Я уже обо всем позаботился.
                — Не сиди долго со своей железкой. Береги свое здоровье!
                — Постараюсь. Повеселитесь там! – он помолчал и продолжил, — Со мной все будет хорошо! – и повесил трубку.
 

Глава пятая 


                Утро прошло по запланированному сценарию. Катя очень радовалась, что мама посвятила ей столько своего времени. Они шутили, общались взахлеб. Делились «женскими секретами». День проходил замечательно. Вот только телефон молчал. Олеся, неосознанно, проверяла телефон, но звонков от Алекса не было. Катя, не могла этого не заметить:
                — Мам, позвони сама, не выдержала она.
                — Да, пошел он…, — сказала Олеся и сунула телефон обратно в карман плаща.
                Они бродили по торговому центру до самого обеда. И Катя предложила не идти домой, а посидеть в кафе. Они заказали не хитрой еды и продолжали общаться. Но Олесю не покидала тревога.
                — Прости, Катя, но я все-таки позвоню ему.
                — Конечно, позвони. А то так весь день мучиться будешь.
                Олеся набрала номер. В трубке, вместо привычных гудков, раздался холодный женский голос робота.
                — Телефон отключен…
                — Мам, ну, может, разрядился, а он из-за своей, долбанной работы, и не заметил.
                — Ты же сама знаешь, что это не про него, – она задумалась на секунду и вслух продолжила, — Что-то случилось. Прости, мне надо к нему… в берлогу… — Она встала и заспешила на стоянку такси.
 
                Через полчаса она была уже у подъезда. Олеся не заметила, как поднялась в квартиру. Там было пусто… Нет, все вещи были на своих местах, не было только Алекса на его диване. Она опять набрала номер – опять ответил робот. Где он? Она не понимала, что происходит, что делать. Олеся попыталась успокоиться и прошла на кухню. Включила чайник и села за стол. И только сейчас, под корзинкой с фруктами, она увидела конверт. На конверте крупно было написано «Тебе». Олеся была в замешательстве и долго не решалась его вскрыть. Оторвав аккуратно край конверта, она достала два листа от принтера. Развернув, она увидела крупную надпись «Включи компьютер».
                — Это, что? Квест? Что за дурацкие игры? – сказала она вслух и вытащила второй лист из-под первого. На нем так же крупно было написано: «Это не «дурацкий квест». Все не поместится в письме. Там видео для тебя».  И ниже скотчем была приклеена «сим-карта» от сотового телефона. Олеся, в замешательстве, поднялась и направилась к рабочей железяке Алекса.
                На «рабочем столе» был только один ярлык с простой подписью «тебе». Два клика и на экране появился Алекс, в привычной для него позе, сидящим за компьютером. Создавалось впечатление, что она, как в далекие времена, общается с ним по «Скайпу».
                — Привет, — как то неуверенно начал Алекс.
                — Привет, — машинально ответила Олеся. Она понимала, что это запись, но…
                — Я тебе все сейчас объясню. Постараюсь… В первую очередь, я хотел бы перед тобой извиниться. Не спрашивай за что, это ты поймешь в процессе моего рассказа. Все началось очень давно. Я заметил за собой особенность, четко распознавать типы людей по поведению. «На раз» я определял тех, от кого следует держаться подальше.
                В детстве я думал, что это обычная интуиция. Но с возрастом, я начал понимать, что это дар. И начал его развивать. Как и все, наверное, в 90-е, я увлекся трудами «западных психологов». Прочел все, что только попалось мне в руки. Но извлек оттуда я только одно: «они написаны не о нас». Нет, с течением времени, и у нас стали появляться индивидуумы, которые четко укладываются в рамки этих, с позволения сказать, учебников. Но! Мы – другие. Я имею ввиду «рожденных в СССР».
                — Зачем ты мне все это рассказываешь? – не понимала Олеся.
                — Потерпи, — вдруг ответил Алекс с записи… Олеся оторопела… Остановила запись и отмотала ее на 2 минуты назад. Это было в этом видео. Она опять остановила, после «потерпи» и сидела, глядя не понимающим взглядом на любимого ею человека. Точнее, на его, застывшее на паузе, изображение. «Как это? Этого не может быть!» Немного придя в себя, она встала и прошла на кухню. Выключила чайник. Не торопясь достала чашку и налила в нее чай. Мысли путались…
                Выпив чаю, она продолжила смотреть видеозапись:
                — Ну, теперь, когда ты немного пришла в себя, я продолжу, с твоего позволения. Я понимаю, что ты сейчас чувствуешь. Да, именно. Я могу просчитать все. Любой шаг, любого русского человека. Русский здесь не как национальность, а как состояние души. И как ни странно, такие есть и за рубежами нашей необъятной…
                — Может уже о нас? – нетерпеливо спросила Олеся, хотя осознавала, что разговаривает с видеозаписью. Но происходящее, заставляло ее сомневаться и в этом.
                -  Да, пора и о нас, — ответил Алекс с экрана монитора, — Собственно, за это я извинялся в начале записи этого к тебе обращения.
                Я любил тебя всю жизнь. Но манипулировать тобой, я не решался. Я делал такое со многими людьми. Это были женщины и мужчины. Я оттачивал свои способности и чувствовал себя совершенным существом. Но никогда я не был счастлив. Ты знаешь – я был женат. Но счастлив я не был, потому что я знал, на что способны люди окружающие меня, за долго до того, как они это совершат.
                Ну, вот для примера: ты никогда не задумывалась, почему я без особых усилий тебя находил в столь не маленьком городе? – он, ненадолго, замолчал, а в голове у Олеси пронеслись воспоминания всех ее прогулок, когда, не созваниваясь, Алекс приходил именно в то место, где она была. Был ли это парк или набережная, всегда он ее находил, — Исходя из сложившихся обстоятельств, твоего эмоционального состояния и зная твою психологию – это не трудно, – продолжил он. — И самое главное, за что я хотел бы извиниться – это наша встреча и все, что за ней последовало. Я манипулировал тобой. С самого начала.
                Однажды, мне показалось, что именно с тобой, я смогу быть счастлив. Нет, я всю жизнь не выпускал тебя из виду. Нет, не следил, но старался узнавать все, что с тобой происходило. Как ты жила, с кем дружила и с кем ссорилась. И когда я понял, что знаю тебя на 100%, я решился действовать. Дальше ты, почти все знаешь. Кроме того, что я манипулировал тобой даже тогда, когда мы ссорились. В те редкие моменты, я понимал, что тебе нужна разрядка психологическая и провоцировал небольшую ссору, после которой, продолжалась обычная размеренная жизнь. Пока я не понимал, что нужно опять дать тебе «выпустить пар». И даже сегодняшний твой отъезд… прости, к тому моменту, как ты будешь это смотреть – уже вчерашний, все спровоцировано мной.
                Я выстраивал нашу жизнь так, чтобы тебе было комфортно со мной. Нет, не в плане быта, а гораздо тоньше. На психологическом уровне. Ты же и сейчас не понимаешь, почему я ушел и чувствуешь острую необходимость в моем присутствии.
                — А ты не допускаешь, что это не «необходимость», а то, что обычные люди называют «любовью»? – взорвалась Олеся. – Ты сволочь! Ты мог со мной поговорить, прежде чем вот так исчезать?
                — Не мог…, — отозвалось изображение Алекса в мониторе, – моя любовь не давала мне сделать это раньше. Но я не могу больше использовать тебя, как куклу-перчатку. Ты поймешь позже. – Олеся остановила проигрыватель и заплакала, понимая, что он ушел. И ушел навсегда.
 

Глава шестая 


                Олеся рыдала в подушку и ругала Алекса всеми словами, какие только знала. Сколько так провалялась на его рабочем диване, она не знала. Но когда поднялась, за окном уже было темно. В Питере в это время года, очень короткие дни и безумно длинные ночи. Эту, ей предстояло провести без сна в томящем одиночестве. Несколько раз звонил телефон, но Олеся даже не доставала его из плаща, висевшего в прихожей. Она понимала, что это звонит не Алекс, а разговаривать еще с кем-то, она не могла сегодня.
                Позвонили в дверь. На пороге стояла подруга Олеси, Юля. Они никогда не были особенно близки. Юля жила в парадной по соседству, они вместе ходили по магазинам. Этим и ограничивалось их общение.
                — Что с тобой случилось? Он тебя избил? – с нескрываемой озабоченностью, спросила Юлька.
                — Хуже, — ответила Олеся и пошла в кухню, понимая, что подруга так сразу не уйдет.
                — Изнасиловал!? – толи утвердительно, толи вопросительно прошипела Юлька и, заперев за собой дверь, последовала за подругой.
                — Он меня бросил, — констатировала Олеся и села за стол. Юлька по-хозяйски поставила чайник и, отодвинув от стола стул, села рядом.
                — И чего ты тогда ревешь? Подумаешь! – и Юля в очередной раз начала рассказывать свою жизнь, в которой было пять, только официальных, замужеств, — И, заметь, все были удачными! Не печалься, мы тебе лучше найдем! А этот…. Еще тот персонаж! Вообще, что ты в нем нашла?
                — Ты его совсем не знаешь!
                — Ну, видела пару раз…
                — И… Я люблю его… — Олеся опять зарыдала, уткнувшись головой в руку, лежащую на столе.
                — Так! – выдала Юлька, вставая, — С чаем мы тут не разберемся! Я сейчас! – и вышла из квартиры.
                Через десять минут она вернулась с бутылкой водки. Не церемонясь, достала из шкафчика две хрустальные рюмки, она налила до краев и всунула в руку Олесе.
                — Пей! – приказала Юлька подруге. Та подчинилась.
                Действие алкоголя немного расслабило Олесю и мысли стали упорядочиваться. Она поняла, что ей сейчас, просто необходимо выговориться. И она начала рассказывать то, что узнала из видео от Алекса и все, что с этим связано.
 
                 Две подруги сидели за столом на кухне. На столе стояла початая бутылка водки, две рюмки, к одной из которых никто не притронулся и она, так и оставалась налитой до половины. И какой-то салат. Был уже четвертый час утра. Олеся налила в свою рюмку до краев.
                  — Ну, рассказывай дальше! – просила подруга Олесю.
                  — Понимаешь!?.. Когда все проходят тысячи дверей, он влезает в окно. Сложным вещам он находит простое объяснение, но в абсолютно элементарном – он находит глубокий смысл.
                  — Да, кто он вообще такой?
                  — Циничный ублюдок! – и Олеся залпом выпила свою очередную рюмку.
                  — Это понятно! Он провидец?
                  — Юль… Я не знаю… Мне нужно побыть одной. Спасибо, тебе! Ты очень мне помогла.
                  — Чем? – улыбнулась Юля, — за водкой сбегала? – и они улыбнулись уже вместе. Обнялись. И Юля пошла в прихожую, — Ты, если что, звони! Хоть днем, хоть ночью! Я приду! Если надо еще водки принесу! – они опять улыбнулись друг другу.
                  — Не нужно водки. Мне уже хватит. Нужно иметь трезвую голову, чтобы теперь понять, как мне жить дальше, — они опять обнялись и Юля ушла.
                 Олеся понимала, что нужно досмотреть видео, но уже боялась продолжения. Преодолев все сомнения, она села за компьютер. Монитор «проснулся» и на экране появилось застывшее изображение ее любимого.
                  — Теперь, когда ты все осмыслила, я хочу тебя попросить не тратить силы на мои поиски. Знаю, что ты не послушаешь, но все твои шаги я знаю наперед. Ты не найдешь меня. Прислушайся и не трать свою жизнь на это. Меня больше нет, — Олесю пробил холодный пот, — Нет, нет!!! – поспешило изображение на экране успокоить, — Я не умер и не покончил с собой. Меня нет в привычном понимании. Я растворился так же, как и появился. Представь, что меня и не было в твоей жизни. Помнишь, я тебе сказал, что вложил деньги в одно предприятие?
                  — Помню, — продолжила общаться с бездушной машиной Олеся, поддаваясь, навязанной Алексом, игре.
                  — Завтра к тебе приедет адвокат и привезет бумаги. Теперь ты совладелец этого предприятия. Кстати оно уже начало приносить небольшую прибыль, так что жизнь твоя будет обеспечена. Пока не много, но по моим прогнозам – доход будет расти кратно.
                  Квартиру я оплатил на полгода вперед. Так что можешь остаться в ней. Знаю, что так и будет. Еще раз попрошу: «Не ищи!» Знаю, у тебя все будет хорошо! Ты красивая умная женщина, что в этом мире большая редкость! Еще раз прости, – после этого Алекс наклонился к клавиатуре и выключил запись. Олеся сидела и пыталась понять, что ей делать дальше.
 

Глава седьмая 


                На следующий день Олесе позвонил юрист, после чего они встретились в кафе, где он передал бумаги. Так же он пояснил, что от Олеси не требуется ничего, только получать дивиденды. После чего, оставил визитку, сказал звонить по любым вопросам и удалился. Все попытки выяснить у него местонахождение Алекса, не увенчались успехом. «Это меня не касается и, если честно, меня не уведомляли об этом» — сказал он. Но пообещал уведомить, если Алекс у него объявиться. Надежда на юриста, конечно, слабая, но это лучше, чем ничего.
                Приехав домой, Олеся включила рабочий компьютер Алекса. Она не оставляла надежды найти в нем хоть какую-нибудь зацепку о том, куда он исчез.
                В углу монитора выскочило уведомление Скайпа: «пользователь перешел в режим в сети».
«Как я раньше об этом не подумала!?» — укорила она себя и открыла окно программы связи. В списке контактов «друзья в сети», она нашла друга детства Алекса и, не задумываясь, нажала «вызов».
                После пары гудков вызова, на экране появилось улыбающееся лицо Степана. После взаимного приветствия, Олеся атаковала:
                — Где он?
                — Кто? – искренне не понял Степан.
                — Алекс.
                — Но разве он не с тобой? Вы же вроде… Ну на сколько я знаю…!?
                — Он исчез. И не говори, что ты не в курсе! Кому-кому, а тебе он точно рассказал о своих планах, — не ослабляла давление Олеся.
                — Ну, ты же знаешь Алекса! Он всегда был таким. Если исчез, то пока сам не объявится, его никто не найдет. Просто для этого должно пройти время. Вы поругались? – с искренним сожалением и, пытаясь успокоить Олесю, поинтересовался Степан.
                — Не то чтобы… Да, не в этом дело…
                — Я могу чем-то помочь?
                — Ты же мент! Степ, пробей по своему ведомству, а?
                — Не «мент», а полицейский и не «Степ», а Степан Вадимович или товарищ майор! – пытаясь развеселить Олесю, с некоторой иронией сказал Степан. Поняв, что шутка не возымела должного эффекта, продолжил: — Я постараюсь. Но не уверен в успехе. Все что от меня зависит, я сделаю. Ты держись там. Позвоню, как только что-то узнаю…
                — Спасибо! – искренне поблагодарила Олеся, — в любом случае позвони. Отрицательный результат, тоже результат.
                — Хорошо. Тогда, до связи! – Степа отключился.
                Олеся продолжила просматривать всю возможную информацию в железяке, которая могла бы, хоть как-то, указать на местонахождение любимого. Она пересмотрела все закладки в браузере, все деловые и не деловые документы. Ничего не давало ни одного, даже маленького, намека на то, куда он мог отправиться.
                Полностью приняв свое бессилие перед компьютером, она решила привлечь специалиста. Вспомнив, что Юлька неоднократно хвасталась, что ее новый ухажер, «компьютерный гений», набрала ее номер. К вечеру, Юлька привела своего красавца. Попросив оставить его наедине с железкой, Юлькин хакер погрузился в загадочный мир цифры. А Юлька, за чашкой чая, тараторила Олесе, какие-то дворовые сплетни. Олеся «поддакивала» создавая вид, что внимательно ее слушает, а сама была полностью погружена в раздумья.
                Спустя два часа, на кухню вошел Юрий с широкой улыбкой.
                — Ну! Не тяни! – в нетерпении прикрикнула Юлька, чего Олеся не решалась сделать, поэтому одобрительно покосилась на подругу.
 

Глава восьмая 


                — Я, конечно же, нашел то, что скрыто. Но, боюсь, это не то, что вы от меня ждали, — сказал он, не переставая улыбаться.
                — Я тебя сейчас убью! – раздраженно прошипела Юлька.
                — Ну, пойдемте я вам покажу. Это лучше увидеть, – они, толкаясь и роняя стулья, кинулись к компьютеру. На мониторе горела надпись: «Приветствую тебя, Незнакомец. Вынужден тебя разочаровать, но на это железяке, ты не найдешь следов, которые могут тебя привести ко мне. Все что связанно с моим будущим (для вас уже нынешним) исчезновением, здесь нет. Но если ты это читаешь, признаю твою состоятельность в твоем не легком труде». И под этим — огромный, подмигивающий смайлик.
                — Не знаю, кто он. Но найти его будет, по меньшей мере, не просто, — с лица Юры так и не сходила широкая улыбка, — он шаман?
                — Сволочь он, — отрезала Олеся и, устало, плюхнулась на диван.
                — Можно попробовать через сотового оператора, но это не законно…
                — Спасибо, — сказала Олеся, — но думаю и там мы ничего не найдем.
                Юра с Юлькой ушли. Олеся понимала, что топчется на месте. Все, куда бы она ни направила свою энергию, сводилось к нулю. Он предусмотрел все.
                — Так не бывает! – повторяла она себе, — что я делаю не так?
 
                Шли дни, недели, месяцы. Никаких следов. Олеся не теряла надежду и продолжала поиски. Для упрощения задачи Степану, она написала заявление о пропаже. Вот только и поиски МВД уперлись в таксиста, который увез Алекса на автовокзал. Междугородных и международных билетов, Алекс не брал. И никто из опрошенных водителей автобусов и такси, не видел человека с фото.
                Тупик. Но, как говорит Алекс: «Нет безвыходных ситуаций. Есть ситуации, из которых сложно найти выход, но он есть!» Подбадривая саму себя этими словами, Олеся продолжала искать.
 

Глава девятая 


                Врач терапевт, а ныне главврач частного пансионата для людей с ограниченными возможностями, а по-простому – дома инвалидов, Быстров Федор Андреевич, шел по коридору, перелистывая очередную историю болезни. Рядом с ним семенил, маленького роста, Заведующий отделением ортопедии.
                — Федор Андреевич, ну вы поймите. Его нужно перевести в неврологию. По моей части у него точно ничего нет, — уговаривал Исаак Рудольфович своего начальника.
                — Исаак Рудолфыч, у нас не государственная больница! У нас не просто пациенты! Они же наши клиенты! Это желание клиента! Если по вашим рекомендациям ему нужно лечение невропатолога, пригласите Семена Ивановича. А лежит он у вас и именно в той палате, только потому, что это его желание! Поймите! Его, а не мое! И, пожалуйста, идите работать! – Быстров остановился и с нескрываемым нетерпением посмотрел на Эпштейна. Тот, превозмогая недовольство, задрав подбородок, отправился в свое отделение.
                — Исаак Рудольфыч, — окрикнул Глвврач, — хорошо, я еще раз попытаюсь его переубедить.
                — Спасибо, Федор Андреевич, — процедил  Эпштейн, и зашагал, с видом победителя.
                — Вредный старик, — улыбнулся Федор Андреевич и зашел в ординаторскую.
                После обеда, Быстров направился к этому странному пациенту. Обычно, пациенты этого пансионата, предпочитают одноместные палаты. А тут. Он, правда, со странностями. Попросился к деду, который не встает уже года три. Мало того. Еще и оплачивает его нахождение в этом пансионате. От бедного старика отказались все. А он, даже не родственник. Странный.
                — Здравствуйте, Алекс, — это пациент настаивает на том, чтобы все к нему так обращались. Ну, странный, — Ваш лечащий врач, Исаак Рудольфыч, рекомендует вам перебраться на этаж выше. В неврологию. Он настаивает на том, что так будет удобнее и вам, и Семену Ивановичу.
                — Федор Андреевич, уважаемый. Будьте так любезны, не тратьте ни свое, ни мое время. Я не перееду на второй этаж. Возможно, скоро, я совсем не смогу передвигаться, а там, я даже на улицу смотреть не смогу. А тут, сел, и люди гуляют за окном. Вроде и погулял. И друга я своего, как оставлю без присмотра?
                — Алекс, ну что вы как маленький, ей Богу!? Ну, какой он вам друг? Вы же его едва знаете! Да и когда узнали о его существовании, он уже не говорил, — продолжал настаивать на своем Быстров.
                — У каждого свои недостатки. Что я могу поделать? Да, он не разговорчив, за то отличный слушатель, — отшучивался Алекс, — И передайте, пожалуйста, Исааку Рудольфовичу, что его я тоже люблю, хоть он и ворчливый, — и Алекс опять уткнулся в ноутбук.
                — Хорошо. В конце концов, клиент всегда прав, — заключил Федор Андреевич и уже направился к выходу, но обернулся, — Да! Вспомнил. О вас справлялся наш участковый.
                — Чем заинтересовала его моя скромная персона?
                — Это его работа. Вы не подали никаких документов. Мы же вашей фамилии, даже, не знаем. А он должен знать, кто проживает на его участке. Может вы беглый преступник? – искренне улыбнувшись, с иронией спросил Быстров.
                — Скажите, я буду рад с ним пообщаться, в рамках внутреннего распорядка пансионата.
                — Я так и передам. Выздоравливайте! – Сказал Федор Андреевич и направился прочь из палаты.
                — Вашими молитвами, — парировал Алекс, не отрывая взгляд от монитора.
 

Глава десятая 


                В палату к Алексу вошел капитан полиции. Молча, взял стул, поставил его у кровати Алекса и сел.
                — Разрешите представиться, участковый N-ского района, Василевский Анатолий Иванович.
                — Тебя-то я не предусмотрел, — не отрываясь от монитора, почти прошептал Алекс.
                — Простите? – не понял капитан.
                — Это я не вам. Так о своем, — ответил Алекс, — Простите, чем обязан?
                — Хотелось бы узнать, для начала, с кем имею честь?
                — Зовите  меня Алекс. Дык, собсна, чем обязан? – повторил свой вопрос, уже слегка раздражаясь.
                — Алекс, — многозначительно протянул капитан, глядя в папку, — А по паспорту?
                — Бьют не по нему, а по роже, а она перед вами. Я в чем-то подозреваюсь? Или я похож на один из ваших фотороботов?
                — Не пытайтесь меня задеть. Я же к вам по-человечески. Я должен быть уверен, что у меня на участке не скрывается какой-нибудь преступник. А этот частный пансионат, где даже документов не нужно, чтобы сюда попасть, а только деньги, отличное для этого место. Не находите?
                — Полностью с вами согласен. Я, конечно же, подчинюсь представителю закона, но могу ли надеяться, что данная информация останется между нами? – осведомился Алекс
                — Если у вас чистое прошлое то, конечно же, да, — с уверенностью ответил капитан.
                — Вашими бы устами…, — не без иронии прошептал Алекс, но с законом шутки плохи. Он дотянулся до папки и достал паспорт гражданина РФ, — будьте любезны, не озвучивайте мои данные, если можно.
                — Как скажете, но данные я, все-таки перепишу. Так… Для себя. – Глядя из-под поднятых бровей, заключил Василевский.
                — Не скажу, что я этому рад, но надо так надо, — смиренно ответил Алекс.
                — А что это у вас прописки нет?
                — Законом не возбраняется! – Попытался возразить Алекс.
                — Нет, но и регистрацию никто не отменял, — назидательно парировал Анатолий Иванович.
                — Как же быть? Вы же в курсе моих проблем? Возможно, в скором времени, я вообще не смогу передвигаться.
                — Не переживайте. Я все сделаю. Помогать и защищать – наша работа! – Почти торжественно, как на параде, закончил капитан.
                — Именно поэтому я и переживаю, — прошептал Алекс.
                — Что, простите? – Не понял Василевский.
                — Конец моей конспирации.
                — От кого-то прячетесь?
                — От себя… — тихо ответил Алекс и, закрыв ноутбук, лег.
                — От себя не убежишь, — уверенным голосом сказал капитан.
                — До сегодняшнего дня удавалось.
 

Глава одиннадцатая 


                Алекс проснулся от яркого света из окна. Именно этот свет мешал ему разглядеть отчетливо, кто стоял перед его кроватью. Он, лишь улавливал до боли знакомые черты силуэта. Когда глаза немного адаптировались, он понял, что не ошибался в своих предположениях.
                — Зачем ты приехала?
                — Ты не спросишь, как я тебя нашла? – вопросом на вопрос ответила Олеся.
                — Тут, как раз, все просто. Капитан отправил запрос, по месту последней прописки, а Степка – предатель, выяснил, где я и слил всю инфу тебе. Ты не ответила!? – Настаивал Алекс холодным тоном.
                — Я знала, что ты будешь не рад. Знаешь, может ты конечно и разобрался в особенностях психологии русского человека, но одного тебе так и не удалось постичь!
                — Заинтриговала! Глупости человеческой? – иронично заметил Алекс.
                — Не знаю, может это и глупость. Это же ты у нас «кукловод», — так же не без иронии парировала Олеся, — Но я называю это любовью!
                — Нет! Это безграничная русская глупость! Прав был Бисмарк! – начал было раздражаться Алекс, но Олеся прервала его речь.
                — Можешь хоть раз меня выслушать? Выслушать и понять! Отключи свою дурацкую логику и попытайся понять, просто… по-человечески!
Алекс молчал. Он никогда еще не видел ее такой. Уверенной в себе. Сильной и спокойной.  Ни смотря на то, что все его планы пошли прахом, он понял, что был очень рад ее видеть.
                — Я искала тебя целый год! Сначала я искала, чтобы бросить в лицо тебе твои бумажки и высказать все, что я тогда думала. Я день за днем пересматривала твое обращение. Твои глаза выдали тебя. И я поняла. Ты уехал, не потому, что я тебе стала не интересна или ты наигрался мной, как и другими. А, потому что тебе стала нужна, чья-то помощь. Ты, исходя из своих принципов, не мог показать мне свое бессилие. И ушел именно так, чтобы я затаила на тебя обиду. И когда я это поняла, я начала меняться. Я начала искать не, как прежняя Олеся. И нашла! Когда Степа мне позвонил, я уже знала, где ты. Степа лишь подтвердил мои догадки, — она замолчала.
                — Ты хорошая ученица, — Алекс улыбнулся.
                — Как я люблю твою улыбку. А ты так редко улыбаешься. Обещай, что будешь мне чаще улыбаться!? – дрожащим голосом прошептала Олеся.
                — Обещаю, — так же шепотом ответил Алекс, — иди ко мне! – Олеся, встав на колени у кровати, обняла его. Он привычно поцеловал ее  в затылок и зарылся лицом в ее волосы.


© Copyright: Андрей Ливень, 13 марта 2018

Регистрационный номер № 000258651

Поделиться с друзьями:

ЛОХМАТЫЙ ДРУГ
Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: +2 Голосов: 2
Комментарии (2)
Добавить комментарий
Рената Юрьева # 13 марта 2018 в 21:08 +2
как часто люди ошибаются именно потому, что считают правыми только себя, а единственно возможными - свои мысли, убеждения, даже интуицию...да, это часто имеют быть место, и даже срабатывают, но даже такие люди сами не понимают, что это просто внутренняя блокировка своих чувств, надуманный мир, придуманный, как защита от жесткого и даже жесткого мира...при всей самоуверенности они очень ранимы, и это злит их очень, потому что есть вещи, которые не управляются даже такими сильными личностями, как Алекс... мне жаль его... ибо он так и не понял сам, что эта созданная им самим искусственная блокировка - попытка признать ,что есть сила, много больше его и созданной им системы, и это, конечно, любовь...
Андрей, мне понравилась Ваша мини-повесть. люблю психологические драмы. И написано хорошо, трудно оторваться)
Спасибо Вам! 01-a84215497860969bc538d922f9907f7a0
Андрей Ливень # 13 марта 2018 в 21:10 +2
Спасибо! blush
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев