Рассказы

НЕРАЗЛУЧНАЯ ПАРА

Добавлено: 16 июля 2017; Автор произведения:Игорь Носков 40 просмотров
article239613.jpg

 

         "Для тех, у кого совесть свободна, в страданиях животных
           есть  что-то ещё более невыносимое, чем в человеческих
           страданиях. Здесь по крайней мере признано, что страдание-
           это зло и что тот, кто причиняет их, преступен."
                         Роллан Ромен (1866-1944) французский писатель.


     Когда я был совсем маленьким, из домашних животных моим первым другом был большой кот. Любить животных меня научила мама. Первый раз в жизни я грубо обозвал взрослого человека из-за своего любимого кота. С нашей семьёй дружил военком города. Он часто приходил к нам в гости, благо ему было недалеко идти от работы к нашему дому. Мы жили по улице Свердлова. А в нескольких сотнях метров от нашего двора располагался военкомат. Его называл дядей Ваней. Помню, как он к нам пришёл в дневное время. Я в это время в комнате играл со своим любимцем. Дядя Ваня, разговаривая с мамой, почему-то взял моего Ваську за хвост и поднял над полом, отчего он жалобно замяукал. Забыв обо всём на свете и тому, как мама учила меня вежливо относиться к взрослым, мигом вскочив на ноги, я выхватил кота и прижал к себе. Глядя прямо в глаза одетого в военную форму дяди Вани, со всей детской злостью спросил, он не дурак ли. Мама, услышав от меня такие грубые слова, с ужасом всплеснула руками и стала извиняться перед другом семьи. А меня тут же направила стоять в углу. Для меня это было самым строгим наказанием. Ко мне оно применялось в редчайших случаях.

     С домашними собаками я близко познакомился, когда наша семья жила в частном доме по улице Айвазовского. Тогда я был учеником старших классов. Несколько комнат в доме и большая территория двора разрешали иметь несколько кошек и собак. Животных приобретала мама. Во дворе всё время находился громадный чёрный пёс по кличке Пират. Его задачей было охранять наш дом. Пирата щенком подарили наши хорошие знакомые, а вернее друзья родителей. Потом мама привела молодую овчарку, которую кто-то выгнал из дома. Как-то родители познакомились с артистами цирка, приехавшего в наш город. От них случайно узнали, что из-за старости и проф непригодности они хотят усыпить маленькую лохматую собачку, у которой чёлка длинных кучерявых волос закрывала глаза. Мама, конечно, приговорённую к смерти собачку, немедленно принесла домой. Всё время она проводила в моей комнате, как и овчарка. У меня была небольшая спартанская кровать, типа солдатской койки. Мне самому едва хватало места. И всё равно обе собаки умудрялись ночью спать вместе со мной. Они меня очень любили, как и я их. Кошки стремились также лечь мне под бок. Из-за места под тёплым одеялом между кошками и собаками иногда возникли ссоры. Каждый стремился раньше других получше занять место, которого было в обрез. Когда я пошёл служить в армию, то очень скучал о своих любимцах. У меня нет родных ни братьев, ни сестёр. Потому в письмах я всегда спрашивал, как себя чувствуют мои четвероногие друзья. Мама подробно описывала их собачью-кошачью жизнь.

     Когда я стал работать в УВД на улице Ленина, обратил внимание на большое количество крыс и мышей, поселившихся в подвальном помещении здания. Потом понял, что они перешли с соседнего двора, где когда-то размещался пивзавод. В связи с его переездом здание пивзавода разобрали, потому грызуны нашли новую среду обитания. Неизвестно откуда-то появившиеся кошки в течение нескольких лет их всех истребили. Так как четвероногую братию надо было кормить, то я, любящий кошек, эту обязанность взвалил на себя. Каждый день приходил часа на два раньше начала рабочего дня и на электроплитке варил для них кашу с выжарками из сала, которые покупал на базаре. Вечером раздавал утром купленные бычки. Кроме наших милицейских кошек ещё кормил бездомных, ютившихся в соседнем новом консолевском доме, и во дворе дома рядом с книжным магазином. Вся эта пушистая орда в одно и то же время дважды в сутки ожидала моего прихода, вылазая из своих потайных убежищ. Были граждане, которые, как и я, подкармливали кем-то выброшенных животных. Но были такие, которые их гоняли камнями и палками. Настало время, когда украинское государство перестало выделять деньги на питание служебных собак милиции. Каждый сотрудник для них приносил из дома что-нибудь из еды. Я вечерами дома варил громадную кастрюлю каши, которую утром разносил по вольерам для отощавших псов. Они меня всегда встречали простуженным лаем. Но особенная дружба у меня завязалась с бездомным псом, который с некоторых пор стал жить во дворе дома, расположенного напротив УВД. Там же жила белого цвета гигантских размеров домашняя собака, выброшенная хозяином на улицу. В переулке напротив этого двора находился банк. Его охранники видели, как однажды глубокой ночью в переулке остановился "Мерседес," хозяин которого из салона быстро выволок большую собаку с недавно родившимися щенками и, оставив прямо на дороге, умчался в неизвестном направлении. Именно охранники для бедной собаки сколотили добротную будку. Подросших щенков люди разобрали, а их мамаша продолжала жить в теплой, защищённой от ветра и дождя будке. Вот у неё, благодаря мне, появился друг — пёс чёрного цвета.

     Я с ним познакомился однажды зимней порой. Как обычно, пешком в дневное время шёл в УВД по улице Кирова, на которой мы тогда жили с женой. Когда я подошёл к мосту через речку Мелек-Чексме, то увидел толпу мужчин и женщин, которые что-то бурно обсуждали. Оказалось неравнодушные граждане ломали голову, как вытащить, видимо, давно сидевшую на тонком льду под мостом очень замёрзшую большую собаку чёрного цвета. Она сильно дрожала, но не реагировала на призывы граждан подойти к ним поближе, чтобы те попытались её вытащить на берег. Я быстро снял шинель, с помощью мужчин спустился на слабый лёд и осторожно, чтобы не проломить его, двинулся к собаке. Пёс не сопротивлялся, когда я его с трудом поднял на руки и донес до бетонного ограждения реки. Кое-как приподнял пса, а двое мужчин, до предела перегнувшись через ограждение,  его подхватили и поставили на землю. Женщины руками стали массажировать пса, чтобы его отогреть. Я же, поднимая пса, под тяжестью, у самой кромки речки провалил лёд, оказавшись по колено в воде. Хорошо, что там было мелко. Вслед за псом мужчины и мне помогли выбраться из речки. Вылив из ботинок воду и кое-как отжав штанины, я трусцой помчался в УВД, чтобы поскорее обсушиться и обогреться. Когда я услышал крики людей, то оглянулся назад и увидел, что спасённый пёс, семенил за мной следом. Так вдвоём мы добежали до моего кабинета, в котором всегда была горячая вода для кофе и бутерброды. На электрокамине я быстро высушил брюки. Пёс, съев пару бутербродов, улёгся возле камина и заснул. У меня в то время проживал двухлетний кот, которого мне котёнком подарил начальник вневедомственной охраны. Слава Богу, он спокойно среагировал на незваного гостя. Продолжал вальяжно нежиться на сейфе, наблюдая за своим промокшим хозяином, примчавшегося с какой-то собакой. По поведению кота я понял, что он давно стал считать себя хозяином кабинета, который я у него арендую на дневное время. Поэтому он великодушно разрешил мне прийти в его дом не одному.

     Пристроить пса мне помогла старая хорошая знакомая Гала, проживающая в здании рядом с УВД. Она не меньше меня помешана на кошках и собаках. Ежедневно кормила тех же бездомных кошек и собак, что и я. Пёс хорошо прижился в том же дворе, где жила собака, выброшенная из "Мерседеса." Между ними завязалась крепкая собачья дружба. Ни на минуту не покидали друг друга. Почему-то эту собачью неразлучную семейную пару называли Витей и Юлей. Подозреваю, что граждане с юмором дали такие клички животным по именам бывшим тогда деятелями Украины Ющенко и Тимошенко. Я был доволен тем, что у собак, выброшенными жестокими людьми, началась счастливая жизнь.

     Как-то утром, когда я мчался в УВД с кашей для собак, обратил внимание на многочисленные обильные следы свежей крови на тротуаре и дороге. По ним можно было понять, что они оставлены после какого-то волочения. На душе стало муторно и неспокойно. Шаги сами собой стали замедляться, ноги не шли дальше. Возле УВД я встретил заплаканную ожидавшую меня Галу. От неё  узнал, что сотрудники спец хозяйства ночью перестреляли всех собак и несколько кошек, которые не успели удрать. Не хотелось верить. Я побрёл во двор, надеясь на то, что меня, как обычно, с визгом и весёлым лаем встретит собачья пара. Двор был пуст, как и будка. Стояла неприятная тишина. Только кое-где прилипшая к будке и слегка шевелящаяся от слабого ветерка белая и чёрная шерсть напоминала о двух собаках, полюбивших друг друга.  Как и положено влюблённым, они вместе навсегда ушли из короткой собачьей жизни по воле человека.


© Copyright: Игорь Носков, 16 июля 2017

Регистрационный номер № 000239613

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий