Рассказы

О котике одном

Добавлено: 23 августа 2019; Автор произведения:Григорий Хохлов 132 просмотра


 
 
                                                                             О котике одном
 
Много сказано об этих, ох уж, удивительных котах, но наверно не всё, потому что эта тема бесконечна. А наш русский человек он ещё и своего в тему придумает, колориту добавит, ведь это его полное право. Тут уже, ему запретов нет никаких, особенно если он заядлый рыбак, охотник, грибник или ягодник. А чаще всего всё это в одном лице случается, и имя этому человеку звучное и гордое — таёжник. Именно, к такому разряду людей и относил себя Гришка Распутин, да и мы все в рабочем карауле не против того были.
Герой он был это точно, и бывалый человек тоже, этого у него не отнимешь.
Коренастый он, приметный, и уже седеющий человек, широкой кости, и конечно очень добрый. Но где, правда, в его рассказах, а где ложь тут уж извините…, думайте сами! Сам он говорит о своём живом творчестве рассказчика так: «Фильтруйте сами, мне не до того сейчас». И ему действительно, «не до того сейчас», искрятся его синие глаза, и душа уже на взлёте: ох, понеслась!
Слушают его товарищи всегда с интересом: если даже и приврёт тот кое-где, то всё равно как-то особенно, уметь так надо. А может и не врёт он вовсе, разбирайтесь сами.
Переживала моя бывшая жена по пропавшему коту очень сильно, жалко ей котика, любимчика своего. Потерялся тот несчастный неизвестно где, и ни слуху о нём нет, ни духу.
Такой красивый он был, и какой-то особенный, как мраморный весь. Ну, просто изумляюсь я его красотой. И так далее, и всё в том же духе. Плачет так жена, и спасу от неё нет никакого. Найди ей кота немедленно, а то жизнь её, видите ли, прерывается. Слово то, какое «прерывается», как будто, это реклама начинается, или забор какой из штакетника.
Короче надоело мне всё это очень сильно, — продолжает Распутин, — и я решил действовать по-своему, ведь, как известно на Руси, клин клином вышибают.
Кстати, к слову сказать, что жён у Гришки было, наверное, что у уличного кота блох, не меньше. Но все они не пьющие были, и Гришка тоже не пил, выпил уже своё. Может, от этого и была у них в личной жизни своя дисгармония.
Не выпить в доме, не поругаться, не по мордасам друг другу настучать, скукота одна, — так комментирует это яркое событие из Гришкиной жизни Фюрер, он же Юра Гребенников, товарищ по работе.
Тоже «заноза» хорошая, не зря его в коллективе фюрером назвали. Вся сухопарая фигура Юры ещё больше собралась в вопросительный знак. Так смех его раздирает, из самой глубины души рвётся наружу, что спасу ему, нет никакого, согнулся бедный.
Мысль, то какая? — восхищает он всех своим умом, этот философ доморощенный, — очень интересная!
Это редкостное по наглости умозаключение, «как жить Гришке надо», прозвучало хоть и неожиданно для всех, но Гришку, похоже, не удивило.
Ты сам, так жил бы, «собака бешеный», как говоришь — спокойно огрызается товарищу Распутин.
Всё по мордасам получал бы, по случаю и без случая, по роже фашистской, — он уже привык, к таким неожиданным выпадам Фюрера, и, похоже, дал достойный отпор умнику.
Портрет Юры сам по себе примечательный ничуть не исказился от этих обидных слов, а, похоже, наоборот входил в свою апогею веселья. Фюрерские глазки совсем в щелочки превратились, угольками сияют. Всё равно достал он Гришку, потому что знает его неугомонный характер. И не сдержался Фюрер, звонко прорывается наружу каскад его задорного смеха, что в нём до поры, до времени чудом держался.
А Распутин продолжает свой рассказ, как ни в чём не бывало, хоть и смеются все. Главное, что мужики слушают его внимательно. А Фюрер не в счёт, тот уже потерянный человек, его не перевоспитаешь и не остановить сейчас.
Побродил я по округе и выбрал подходящего по масти кота, приберу я его к рукам, и всем моим мытарствам конец. Другого выбора разрешения проблемы уже не было.
Кот был хитрый и старый, и долго не покупался на колбасу. Но голод, известное дело не тётка, и потихоньку загнал он кота в мою сумку за лакомством. Запела молния застёжка, и бездомный кот уже был полностью транспортабелен и совсем не опасен со своими острыми зубами и когтями.
Посмотрела жена на кота и сразу говорит, что не тот это кот хоть и похожий на Васю, и старый уже. А пришелец трётся о ноги хозяйки, и ещё колбасы просит, он совсем не против угощения. И что-то ласково хозяевам помуркивает, да глазки щурит. Совсем, как Фюрер наш, такой же хитрец.
Сломилось женское сердце от сострадания к бедному животному: «Пусть живет, чего уж там, ведь не выкинешь его на улицу, грех большой»!
Как его звать будем, Гриша?- спрашивает Надежда. — Только не Василием, второго такого кота уже не будет во всём мире, это точно! Васеньки моего любимого.
Зови его Ельциным, — предложил я Надежде. — Стар он уже, и мурло у него уж больно хитрое. Теперь это самое модное имя в России, после Чубайса конечно. Вон сколько таких ни в чём не повинных животин, оговорённых острыми языками, по дворам весело скачет, счёту им нет никакого. И на людей не обижаются даже, они выше наших мелочных предрассудков.
Ельцин так Ельцин, — коту тоже было всё безразлично. Пусть хоть горшком назовут, лишь бы в печь не совали. Далёк был кот от политики, потому что был голоден, и жить ему было негде. Ему бы чего-нибудь попроще, как в анекдоте про старого солдата:
Бабушка, у вас попить не найдётся, а то есть хочется, аж, переночевать негде. — Всё, как в жизни.
Немного освоился Ельцин в доме, и похоже, что воспрял духом, стал свой мех вылизывать, да в порядок шубку приводить. А потом стал и с квартирой знакомиться, ведь известное дело, что коты страшные собственники. Они больше не к хозяевам привыкают, а к месту, где сами живут. И порой даже гибнут, но жилья своего не бросят, не принято это у них.
И тут, я заметил странную особенность в поведении кота. Переходя из одной комнаты в другую, кот неожиданно залегал перед невидимым порогом. Прижимался всем телом к полу, и лихо переползал в другую комнату, как заправский солдат на полигоне. Затем этот умник вставал на белые лапы, отряхивал свой мех, и уже непринуждённо шёл дальше по своим кошачьим делам.
То же самое повторялось, и тогда когда Ельцин возвращался в обратном направлении. Снова кот ложился на пол, и скользил в другую комнату на брюхе. Двигался он, хоть и быстро, но всё же с опаской: уши его прижаты к голове, и глаза прикрыты. На нас хозяев, кот не обращал никакого внимания, сам успешно решал свои стратегические задачи без всякой нашей помощи.
А нас раздирало любопытство: такого чуда мы никогда не видели. Хотя известно, что чудес на свете не бывает, где-то должна быть и разгадка. И мы думали, и пока не находили ответа.
Что заставляет кота, так вести себя странно, в такой, казалось бы, обычной ситуации?
Может котику плохо становится? – вопрошает меня Надя, тревога у неё в глазах.
Конечно, — возразил я. — Колбасы натрескался вволю, и плохо ему стало, на помойке лучше жить. Мне бы тоже плохо стало.
Какой ты вульгарный Распутин, всё в крайности впадаешь, и жалости в тебе никакой.
Как будто в них есть жалость, — поддержали рассказчика слушатели.
Им кота жалко, или птичку, какую, а здорового мужика в гроб загонят, без всякого зазрения совести. Такой они народ, наши жёнушки! – Эх! — Это уже Пётр Павлович высказался, и вроде попал в точку, полный аншлаг в нашей аудитории!
И тут я обратил внимание на ведро, что стояло у косяка двери, — продолжает Гришка свой необычный рассказ. — На самом переходе кота стоит ведро, ведро как ведро эмалированное, только раскраска у него уж очень странная. На желтом и нежном фоне посуды: по боку, нарисована огромная ядовито-зелёная рыба. Неизвестно, какого рода и племени, а, скорее всего рыба будущего – мутант какой-то. Мерзостней твари я ещё не видел.
Какой наркоман, ухитрился так питьевое ведро ухайдакать, уму непостижимо?
Во всю свою энергетическую мощь страшно выпученных глаз, рыба хищно смотрела на окружающий её мир: то есть, на нас!
Неужели наш кот, боится нарисованную на ведре рыбу?
Вот где чудеса в решете -  изумился я и стал ждать развязки.
Смотри, — говорю я Наде, — сейчас кот поползёт.
И точно, не доходя до нарисованной рыбы на ведре, этого монстра. Наш Ельцин залёг на пол, и уже как бы под рыбой двинулся в другую комнату.
Для него скитальца, так было безопасней двигаться во всех отношениях, ибо улица научила его премудростям жизни – остерегайся! И обратно кот полз под нарисованной рыбой, то есть ниже ее всевидящих и страшных глаз. Смех раздирал меня изнутри, и я уже не мог сдержаться, смеялся до слёз.
Ельцин обиделся, как человек, я даже не ожидал такой реакции от животного. Зло сверкнули его глазки, и он тут же поднялся на свои ноги. Укоризненно посмотрел на меня, затем перевёл свой взгляд на рыбу мутанта. Что там был за поединок их глаз, я не знаю, и на каком уровне вёлся — тоже. У нас разное восприятие жизни, и другая энергетика. Нам это просто, не — да — но!
Кот отряхнулся, и как ни в чём не бывало, пошёл по своим делам. Он уже не замечал ни меня, ни рыбы, а сохранял свою задетую гордость. Больше он уже никогда не ползал под нарисованной рыбой, а только презрительно отворачивал от неё свою голову, будто и нет её. Запомнил кот свою оплошность, конечно, запомнил и сделал соответствующий вывод. И ещё у меня сложилось убеждение, что этот кот понимал человеческую речь, может, мудр был, я не знаю. Судите сами.
Кот уже обжился в доме, и любимым местом его отдыха был полированный письменный стол. Сам мраморного оттенка, Ельцин неплохо смотрелся в отсветах полировки, вальяжно развалившись на столе. Как говорится у нас, ловко вписывался в интерьер квартиры.
Бесило это меня здорово, но хозяйка была непреклонна:- «Отдыхает котик, намаялся он по подвалам: только жить начал по-человечески. Тебе бы так намучаться там?»
Оба вы с причудами, скоро с одной тарелки кушать будете, — не удержался я от колкости.
Какой ты вульгарный Распутин, кот и то умней тебя, — так парировала Надя, на мой выпад. — А ты душегуб какой-то. – И надула свои губки бантиком.
Да — а — а?- только и оставалось мне возразить, в своё оправдание.
А кот ехидно улыбается мне, своей беленькой, и уже холёной мордочкой. Иначе всё происходящее, я и не представлял себе: понимает скотинка!
К Наде часто приходит в гости её подружка Света. Она командирша, каких мало на свете. Поэтому муж, и терпит её дома пока трезвый. А если пьяный он, то жена уходит от него, от греха подальше. Тут уже без скандала у них не обходится, может и до рукоприкладства дойти. Не до командирства становится жене, власть уже поменялась. Так и любят они друг друга.
К тому же, Света большой любитель поговорить, очень эмоциональная натура. Говорит-говорит, а сама в окошко посматривает, как там муж. Горит свет в окне или нет. Улёгся он спать или бодрствует?
Наш Ельцин знал её хорошо, и слушал рассказчицу всегда внимательно: в лёгкой полудрёме, на своём любимом столе, с чуть ехидной улыбочкой. Мне казалось, что кот солидарен с мужиками, весь вид его говорил об этом. Что бы он понимал в нашей жизни, но это не так!
Ты что гад, подслушиваешь? – неожиданно, наша соседка обращается к коту. – Ух, змей! Все вы мужики сволочи!
И кот вжимается в стол, и хочет там растворится. Но Света уже забыла о нём, ей не до него стало, у неё что-то экстроважное накипело на душе, и ведёт она дальше свой душевный рассказ.
Опять подслушиваешь? – снова она уличает кота, и тот вжимается в стол. Он ни в чём не виноват, это ошибка. Но я вижу, что кот слушает внимательно, хитрец какой. Вот так, мы друг за другом и наблюдаем, на то она и прелесть жизни! И главное, что кот всё понимает!
Ну, и где же сейчас этот мудрый кот? — не удержался Пётр Павлович от вопроса. — Интересно посмотреть на него.
Не поверите, кот обиделся и ушёл навсегда от нас. Я же говорил уже, что он всё понимает, только не говорит по-человечески.
Стали мы брать кота на дачу весной, что бы прогулять его. А он птичку в зубах тащит, и к хозяйке несёт. А то бурундука или мышонка задавит.
Стала Надя журить его, как и меня: беспричинно. А он не понимает своими мозгами, за что такая немилость: хотел ведь, как лучше. Раз она высказала ему, два высказала, что не хорошо так делать, на том всё и кончилось.
Обиделся кот на нас, за наш непонятный «юмор», и ушёл навсегда. Получается, что свобода и честь дороже ему благополучия, и никто теперь не терзает его душу разными загадками.
Вот так ведь, и с котами бывает. Совсем, как люди они, только безмолвствуют. А если бы они умели говорить, то, сколько интересного материала, мы бы услышали о себе? Но это уже другая тема. А они ведь наблюдательней нас! Какие мы «хорошие»?
5 февраля 2010 года.

 


© Copyright: Григорий Хохлов, 23 августа 2019

Регистрационный номер № 000278066

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий