Рассказы

По селу колобродила свадьба.

Добавлено: 21 ноября 2020; Автор произведения:Елена Чистякова (Шматко) 132 просмотра


 ПО СЕЛУ КОЛОБРОДИЛА СВАДЬБА
 
МЯГОК ДА ГЛАДОК, ПОЕЛ — И НА БОК.
 
   Летний день. Село в полудрёмном состоянии. Отобедав, видимо полегли, предавшись отдыху и безмятежному сну. Кто пошёл на сеновал, распластавшись, погрузившись в свежее, духмяное сено. Кто-то в прохладной горенке нашёл отдохновение после сытного обеда, а иные, расстелив старое, ватное одеяло, пристроились в саду возле малинника, где сочные душистые ягодки сами «заглядывали» в рот или в густой траве под вишнями, или...
   Но, оказывается, предавались покою и неге не все в селе.
   Кое у кого была уважительная причина не укладываться на покой.
   Свадьба! Да, да свадьба!
   Вверх по улице села, прямо посередине пыльной, песчаной дороги пела, приплясывала, кружилась, колобродила свадьба! Двигалась компания между рядами домов от двора невесты, где уже умудрились, после регистрации молодых в сельсовете, выпить и закусить на славу. Теперь же шли к дому жениха, где были накрыты сколоченные накануне длинные столы, возле них скамейки. Здесь тётушки, дядюшки и добрые подруги родителей совместными усилиями заставили стол яствами сельскими, выпивкой, запотевшими жбанами ледяного кваса, кувшинами с компотом, заедками и закусками, соленьями и копчёностями, а уж горячее поднесут, подадут позже, в самый разгар веселья.
   Молодых ждал румяный каравай, с вставленной сверху в него малюсенькой солоночкой. Пышный каравай, ароматный и по виду смачный, разлёгся в тени раскидистой берёзы на вышитом полотенце и ждал своего выхода, своего звёздного момента, когда его торжественно родители поднесут новобрачным и те, крепкими, молодыми зубами отхватят по куску. Или, культурненько, отломив с боку, обмакнут в солоночку и скушают, поклонившись родителям. Да караваю-то всё равно! Главное, лёжа здесь неприкрытым, не заветриться бы и не засохнуть раньше времени. Гости постепенно прибывают, стоят группками в ожидании основных героев праздненства, сглатывают голодную слюну, поглядывая на богатый стол. Удивлённо осматриваются — где же хозяева, где сами молодые?
  — Время пока терпит, подождём, — так решают.
   А и правда, что случилось, что за задержка?
   Да всё нормально! Осталось пройти дворов с десяток и вот они, встречайте!
Невеста и жених, уже изрядно устав, упарившись, переволновавшись, шли впереди шумной компании плечом к плечу, крепко сцепившись руками. Сваха, дородная молодуха, отвечающая за порядок и точное исполнение торжества, чётко предупредила о том, чтобы между молодыми и мышь не пробежала. Иначе, уверяла, разведут, испортят счастливую жизнь, по себе знала.
   В туфельки невесты попал песок, он натирал ноги, но нагнуться и вытряхнуть, она не смела. А вдруг, как раз в это время, кто-то между ними да проскочит, какой-нибудь недоброжелатель. Видимо, только и ждёт момента. Нет, уж лучше потерпеть. Из под начёсанного парика, который громоздился на голове невесты ещё и увенчанный пышною фатой, струйками стекал пот, оставляя бороздки на щёчках, покрытых пудрой. Франтовато выглядевший жених, тоже млел во всём новом, ни разу не надёванном. Туфли, точно у арестанта-колодника, жали нестерпимо. Правда модные, лакированные, купленные по случаю. Пиджак будто влитой, по фигуре. Галстук, что удавка, на шее. Короче, молодым хотелось скорее попасть домой, переобуться в старенькое, ношеное. Сидеть за столом ведь неважно в чём, там не видно всё равно.
   За молодожёнами шли их родители, теперь сваты между собою. Бабушка невесты приплясывала, уже без деда, помер лет пять назад. Шло и старшее поколение жениха. Дед высокий, худой, опирался на бадик, прихрамывал. Так-то он всегда с сучковатой палкой ходил, но уж к случаю такому, ему приобрели бадик, чтобы всё культурно было. Его половина, бабушка жениха, маленькая, кругленькая, в круглых очёчках, захмелевшая веселушка, всё горланила частушки. Пели, приплясывали, вздымая вверх клубы дорожной пыли, родственники под гармошку. А как же без неё-то? На гармони наяривал брат жениха, только что демобилизовавшийся с морского флота. Брат при всём параде, как говорится — клёши, тельняшка, бескозырка. За неделю вольной жизни он так устал от внимания девчат, от любовных утех и бессонных ночей, что шёл и играл просто по инерции, на автопилоте, так можно сказать. До армии его вроде девчата и не замечали, а теперь, совсем другой разговор. Просто отбою нет! Да, флот помог завоевать симпатии, поднял парню самоуважение.
   Ну и сама сваха, разбитная разведёнка и не по одному разу разведёнка, трижды уж, бабёнка-зажигалочка, заводная. Она подвизгивала, подпевала, короче, бодрила всех.
   Вдруг молодожёны неожиданно резко остановились! Встали и замерли. На них, сзади поднапёрли родные, сбившись в кучу, но молодые даже не шелохнулись, лишь теснее прижались друг к другу.
   Из приоткрытой калитки дома, метров в десяти от весёлой компании, неторопливо и вальяжно вышел толстый, жирный кот и направился медленно к дороге. Был он чёрный! Чернее чёрной ночи! Точно печная сажа, гудрон, смоль, нефть! Ни одного белого пятнышка! Ни единого! Да ещё и поблёскивал наглыми глазами, поглядывая на замерших, растерявшихся людей. Все так и ахнули!
  — Так, приплыли, кажись,- конкретно выразился моряк,- полундра!
   Кот меж тем, не удостаивая вниманием толпу ошарашенных его появлением людей, стал пересекать дорогу, но дойдя до половины её, видать передумал идти дальше и рухнул в пыль. Сладко потянувшись, широко зевнул, скрутив язычок колечком, прижмурился, затем грациозно задрал вверх заднюю лапу и как все коты, которым, когда бывает нечего делать, принялся, изогнувшись дугой, уж как смог, вылизывать что-то в районе хвоста.
  — Вот срамник,- возмутилась бабушка жениха, — презирает нас, гадёныш!
  — А давайте я в него каменюкой запущу,- предложил моряк,- убежит, поди.
  — Убежать-то убежит, но куда,- рассуждал дед жениха,- конечно, не обратно рванёт, а вперёд. Вот же, сволочь, ты погляди?
   Молодые, в страхе прижавшись друг к другу, молчали.
  — Да я знаю, чего надо сделать,- громко выдал отец невесты и, не рассуждая более, три раза плюнул через своё левое плечо.
  — Ой, ёй, ёй,- заверещала сзади него новоиспечённая сватья,- ты чего ж, подлец такой, мне всё лицо-то заплевал и главное кружевной воротник,- негодовала мать жениха.
  — А ну-ка, расступитесь,- проревел отец жениха,- я ему сейчас в морду-то дам!
   Он растолкав всех стоящих впереди, протянул из-за спины жены мощную свою пятерню, пятерню молотобойца — кузнеца, кем и работал в кузне, схватил свата за галстук, и, притянув к себе, упёрся своим лбом в лоб новому родственнику:
  — Ты что творишь, паразит, ты знаешь, сколько мы отдали за тот воротник, будь он неладен? Заказывали в городе его, а ты обхаркал, так твою, раз эдак!
   Сват, который второй раз в жизни напялил галстук, первый-то, был на его собственной свадьбе и вот теперь, на дочкиной довелось надеть, жена заставила, для форсу. От натуги и сопротивления, когда его потянули, позеленел, захрипел, повиснув на галстуке, точно висельник, закатил глаза. Разнял дед, вставив бадик между конфликтующими сторонами. Да и мать свата пришла на помощь сыну, приобняла, успокоила.
  — Будя, будя уж, поимейте совесть, родня, вон молодуха плачет уж, довели!
   Когда свата, чуть придушенного освободили, он постарался оправдаться:
  — А я что, так надо было сделать,- прохрипел он,- когда чёрного кота встретишь. Надо плюнуть три раза чрез левое плечо, вот так,- и представьте себе, он с дуру или спьяну показал как! Опять плюнул!
   На сей раз заплевал очёчки бабушке жениха. Та было раскрыла рот, решила поднять крик, но под грозным взглядом деда смолкла, проявив, наверно, мудрость возрастную.
  — Ну, и чего делать станем, а?- спросила сваха,- нас там ждут, столы накрыты, а мы тут чуть не передрались, из-за вон того, вонючки,- она указала в сторону уже мирно спящего кота.
   Слово взял дед:
  — Надо пойти в избу, только осторожно, краем оград и попросить хозяйку, чтоб заманила его, хоть колбаской, кусочком, обратно.
   Отправили бабушку невесты. Та прокралась бочком, бочком вдоль штакетника и юркнула в калитку.
   Через пару минут вышли вместе с хозяйкой, которая всем заявила:
  — Не-е-е, не пойдёт он ко мне, хоть что давай — не возьмёт! В обидках он. Вчера залез на стол, опрокинул миску со сметаной и нажрался, нализался от пуза. И как только влезло. Я его отвалтузила, вороватый больно, спасу нету. Не возьмёт, не-е-е!
   В этот момент из под забора дома напротив вылез весёлый, бело-рыжий, лохматый кобелёк. Весь его внешний вид говорил о хорошем настроении. Глаза улыбались, розовый, влажный язык свесился на бочок, хвостик дружески повиливал.
  — Вот кто нам поможет здесь,- громко выдал дед жениха,- кутя, кутя, кутя,- стал звать он пса,- сейчас раздерёт тварь эту, из преисподней.
   Пёс было уж решил подойти к людям, да приметил кота, напрягся, быстро подобрал язык, сжал зубы и вытянувшись вперёд головой, двинулся в сторону кота.
  — Вот, вот, давай, давай,- подбадривали все,- дави его, окаянного!
   Хозяйка кота, хмыкнула:
  — Не выйдет! Пустые хлопоты!
   Больше она ничего сказать не успела. Кот резко вскочил, выгнул спину дугой, как уж получилось ввиду толстого брюшка, поднял хвост, шерсть встала дыбом и он со всей дури, с противным, воинственным кошачьим криком ринулся на беднягу, расцарапав до крови ему нос. Пёс, конечно, заскулил, заплакал и быстро шмыгнул обратно, под забор. Но даже и из-за забора доносился его пронзительный обиженный, страдальческий крик.
   Кот же, с видом победителя, не спуская торжествующего взгляда с людей, медленно, нога за ногу, пересёк-таки дорогу, под возглас ужаса со стороны людей и скрылся в кустах.
  — Вот стервец,- покачала головой мать жениха,- что же делать будем? Там всё простынет на столах, иль заветреется, горячее перепреет в печи. Народ, поди, в недоумениях, где мы запропастились.
   Жених повернулся в пол оборота, не выпуская руку погрустневшей невесты. Он с тоской посмотрел на брата и тот всё сразу понял.
   Обойдя родственников, встав перед новобрачными, он поправил бескозырку, растянул меха гармони и запел:
  — На верфи товарищи, все по местам! Последний парад наступает! — пошёл решительно вперёд, пересёк то место, где лежал злосчастный, чёрный кот.
   Его тут же окружили бегущие навстречу, посланные узнать, в чём загвоздка, люди. Молодые, а за ними и родня, теперь смело, и бесстрашно ринулись за ним.
  — Да, настоящий герой морячок наш! Брат, как же, собою пожертвовал, вот чего! — сказала бабушка жениха.
  —  Избежали мы беды-горя, сватьюшка, — ответила бабушка невесты.
   Так рассуждали две старушки неторопливо плетясь позади всех.


© Copyright: Елена Чистякова (Шматко), 21 ноября 2020

Регистрационный номер № 000288728

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий