Рассказы

ПОДЛЕЦЫ

Добавлено: 11 июля 2018; Автор произведения:Игорь Носков 171 просмотр




(из записок следователя)


                 "Я перед ним виноват, следовательно,
                   я должен ему отомстить."
                                               Достоевский Ф. М., русский писатель (1821 — 1881 г.г.)



     Она пришла в свой частный дом, где во времянке проживал одинокий мужчина. Евгений не имел своей крыши над головой. По объявлению в газете она пустила Евгения в свой пустующий дом, в котором тот по договору мог проживать с осени и до начала лета. Хозяйка в этот период проживала в благоустроенной квартире, в городе. Летний домик находился далеко за чертой города, среди других дач, но зато недалеко от моря. С приходом лета хозяйка переезжала на свою дачу вместе с приехавшими в гости детьми и внуками. Двор наполнялся шумными детскими голосами. Когда лето заканчивалось, тогда не только во дворе, но и вокруг, где стояли такие же дачи, наступала полнейшая тишина. Подавляющее большинство дачников возвращались на зимние квартиры, бросив своих домашних кошек и собак, превращавшихся в бездомных несчастных, голодных животных. Хорошо, что на некоторых дачах оставались немногочисленные горемыки типа Евгения, которые по -   возможности подкармливали одичалых четвероногих, совсем недавно числившихся в друзьях их бывших хозяев.

     Евгений был крепким, здоровым мужчиной, некурящим, немного выпивающим в исключительных случаях. Говорил редко и мало. Связано с тем, что сильно заикался. Этот физический недостаток сделал его до болезненности стеснительным. В детстве, упав с высокого дерева, сильно ударился головой. После этого к нему пришла такая беда. Его мучили частые головные боли. Особенно давали они о себе знать в ночное время. Евгений за времянку ничего не платил, так как по договору за это должен был охранять дачу, поддерживать чистоту и порядок, производить обрезку деревьев и винограда. Хозяйку устраивало то, что Евгений никогда никого в дом не приводил, не организовывал пьянок и гулянок. Очень редко приходили к нему только два знакомых — Михаил и Василий. Михаил считался другом Евгения. Они много лет работали на одном предприятии. А Василия он знал, потому что совсем недавно, несколько месяцев, проживал у него на квартире. До этого они были соседями. Из немногословного объяснения Евгения, хозяйка поняла, что он имел когда-то свой домик, который продал, а деньги отдал в долг Василию. В знак благодарности Василий предоставил Евгению угол для проживания. Василий имел скверный характер, становившимся невыносимым, когда он хорошо набирался спиртного. Попойка обычно заканчивалась скандалом, во время которого Василий всё чаще стал набрасываться с кулаками на Евгения. С выпученными красными глазами, с разбрасываемой во все стороны слюной, Василий кричал, что он никаких денег у Евгения не занимал, и поэтому не собирается их отдавать. Надоели Евгению дебоши скаженного Василия, и он ушёл от него. С тех пор стал скитаться по чужим углам, работая на хозяев и зарабатывая таким путём на скудную еду.

     "Хороший мужик Евгений, — думала хозяйка, продвигаясь к своей даче, — но надо будет выпроваживать, когда приедут дети."  Своим ключом открыла дверь крепкой калитки и зашла во двор. Времянка оказалась закрытой. С её разрешения Евгений вместо старого изношенного замка поставил новый, а запасные ключи забыл дать хозяйке, да она и не настаивала на этом. Не было такой необходимости. Евгений вставал очень рано и сразу же занимался какой-нибудь работой. Поэтому, когда бы не наведывалась хозяйка, она всегда заставала Евгения дома. Почему-то на этот раз было всё по-другому. Времянка закрыта на ключ, окна плотно занавешены шторами. Во дворе стояла непривычно зловещая тишина. В такое время Евгений никогда не уходил из дома. Сейчас его нигде не было видно. К малочисленным соседям он не мог пойти, так как с ними не общался. Они даже не знали его имени.

     Непривычная обстановка заставила хозяйку заволноваться и подумать о плохом. Она вспомнила, как Евгений однажды сказал, что устал от такой жизни, так как замучили участившиеся головные боли. Ей показалось, что он намекал на желание добровольно уйти из жизни. С дрожью в ногах хозяйка подошла к окошку, с внутренней стороны которого была приклеена записка на листке из ученической тетрадки. Текст был обращён в сторону двора. Неровным почерком было написано: "Прощайте. Никто не виноват в моей смерти. Евгений." Форточка шпагатом была привязана к раме окна, которая под напором хозяйки открылась. Отодвинув в сторону штору, хозяйка от увиденного едва не лишилась чувств. В глазах всё поплыло. Евгений висел на верёвке, привязанной к люку, ведущему на чердак.

     Вскоре следственно-оперативная группа осматривала место происшествия. По факту смерти Евгения было возбуждено уголовное дело и проведено расследование.

     В тот вечер Евгений сидел во времянке, не зажигая света. Делать было нечего. У него не было даже плохонького телевизора, и поэтому безмолвные вечера  нагоняли невыносимую тоску. Не хотелось ни есть, ни спать. Как обычно, начала болеть голова. Не помогли сильнодействующие обезболивающие таблетки. Стал вспоминать прожитую тридцатилетнюю жизнь. Каждый год прокрутился в памяти, как в калейдоскопе. Ничего хорошего не было. До сих пор не женат, потому нет детей. Иногда он обращал внимание на понравившихся ему женщин, да и некоторые из них с надеждой посматривали на него. Но Евгения всегда от решительного шага  удерживал страх быть осмеянным из-за  заикания. Как можно говорить о любви, когда каждое сказанное слово даётся с большим трудом. А вот Наталья, сожительница Василия, всегда нахваливала его золотые руки, силу, спокойствие и доброту. При редких встречах она ласково клала руки ему на плечи и неотрывно смотрела в глубину его глаз, как будто обещая что-то неизведанно — притягательное. Когда Наталья отходила от него, то загадочно улыбаясь, блудливо покачивала крутыми бёдрами на стройных ногах. В этот момент на Евгения что-то накатывало такое, чего ранее он никогда не испытывал. А в голове вместо шума появлялся ласкающий душу колокольный звон. Ему казалось, что это он под церковный перезвон колоколов ведёт Наталью под венец. Когда он приходил в себя, Натальи уже нигде не было. 

     Когда-то их дома стояли рядом;  был общий, без межи, как бывает у других соседей, огород. Дом Евгению достался после смерти матери. В доме было пусто и уныло. Казалось, что в нём никто никогда не жил. И если кто-то появлялся в нём, то только для того, чтобы переночевать и исчезнуть. А вот после встречи с Натальей  Евгению казалось, что старый дом заполнялся солнечным светом. Сейчас он проживал в чужом доме в нескольких сотнях метров от своего бывшего дома, но о нём никогда не вспоминал.

     Евгений стал чаще появляться на улице в надежде встретить Наталью и полюбоваться её походкой, от которой можно было сойти с ума. Встречи с Натальей на Евгения действовали как лекарство. Он обратил внимание, что у него после них переставала болеть голова. И тут неожиданно Евгению подвалило счастье. При очередном выходе на улицу Евгений встретил не Наталью, а её сожителя Василия. Он стоял возле своего дома, словно поджидал Евгения. Василий заговорил первым. Говорил тихо и вкрадчиво, поглаживая руку Евгения. Пожалел Евгения, сравнив его с бирюком, который оторван от людей, и потому не ощущает всех радостей жизни. С горечью в голосе признался в том, что у него разладились отношения с Натальей. При очередной встрече заявил, что будет расставаться с Натальей, так как они окончательно перестали понимать друг друга. В связи с тем, что он скоро останется один, то предложил Евгению продать свой дом и переехать к нему в добротную времянку. А пока Наталью он не выгнал, то у них будет одна семья с общими столом и заботами. Евгения не нужно было уговаривать. Он представил, как будет ежедневно видеть Наталью, любоваться её красивыми ногами, руками, пышной грудью, и слушать воркующую речь.

     Всю сделку по продаже дома Евгения осуществлял Василий, чему  Евгений был очень рад. Василий передал вырученные от продажи дома доллары Евгению, и тот даже не стал их пересчитывать Он был благодарен Василию и Наталье, которые не дали ему превратиться в дикаря. Жизнь Евгения полностью перевернулась в самую лучшую сторону. За столом Наталья всё время ухаживала за Евгением, следила, чтобы его тарелка не пустовала, подкладывала самые большие и жирные куски мяса. Всегда садилась рядом с ним, да так близко, что её круглая соблазнительная коленка постоянно касалась его ноги. Она смотрела глазами, из которых так и сыпались искры в сторону Евгения. От этого начинала кружиться  голова. Наталья вроде незаметно старалась поправить с глубоким вырезом декольте, из которого выглядывала добрая половина пышной груди, и одёрнуть всё время задирающееся платье, отчего Евгений видел то, что ему не следовало видеть. От увиденного по спине Евгения начинали бегать мурашки, а в голове раздаваться привычный, но приятный колокольный звон. Этот звон звал его бежать куда-то вдаль вместе с Натальей, туда, где они будут одни, не будет рядом Василия, и он будет вдыхать чудный запах горячего молодого тела Натальи. За это он готов был всё отдать. И порой, по поведению Натальи, ему казалось, что мечта скоро осуществится.

     В один из вечеров Наталья, не стесняясь Василия, как никогда, льнула к Евгению, и тот снова окунулся в мечты. Пришёл в себя от громкого голоса Василия. Тот говорил, что напрасно у Евгения хранятся деньги в чулке. Их можно пустить в оборот, например, купить легковую машину и на ней заниматься извозом граждан. "Да ты не переживай, дружбан," — весело громыхал Василий. Заработаем так, что получишь назад все свои деньги, и ещё с процентами." Василий  больше никогда не говорил о том, что будет расставаться с Натальей, а Евгений был рад этому, так как жизнь в доме у Василия без Натальи теряла бы всякий смысл. Евгений, не задумываясь, пакет с долларами спокойно отдал своему благодетелю.

     Прошло несколько месяцев. Василий перестал что-либо говорить о покупке машины. Зато в доме началась развесёлая жизнь. Спиртное лилось рекой. Закуска была разнообразной и отменной. Евгений стал понимать, что пропиваются его деньги. Поэтому один раз во время ужина напомнил Василию о своих деньгах. В ответ на это, хорошо выпивший Василий, со всего маха саданул Евгения по лицу. После этого случая Василий часто стал распускать руки, и всё это делалось в присутствии Натальи. А та делала вид, что она ничего не замечает. Наталья перестала обращать внимание на Евгения. В конце концов Евгений был вынужден уйти от Василия и Натальи. Он стал скитаться по чужим хатам, выполняя разную тяжёлую и грязную работу.

     Горькие воспоминания Евгения прервал крик Василия, что есть силы колотившему в калитку. Вышедшему Евгению, Василий, широко улыбаясь, сказал, что принёс долг, а вместе с ним бутылку водки, чтобы распить мировую. Евгений как-то сказал Василию, что если тот не отдаст долг, то об этом заявит в милицию. Василий обнял за плечи Евгения и они, как старые добрые друзья, зашли во времянку. Василий уговорил Евгения по такому случаю выпить чуть ли не целый стакан водки. От выпитого сильно зашумело в голове, и через какое-то время Евгений перестал понимать, что происходит вокруг. Василий склонился над ухом Евгения и как заклинание стал шептать, что тот зря мучается своим одиночеством, что из-за своей болезни не сможет нормально жить среди людей, которых он пугает заиканием. "Ты  человек одинокий, и если вдруг с тобой что-нибудь случится, то некому будет даже похоронить. Напиши заранее завещание,"- продолжал воздействовать на Евгения своим шёпотом Василий. Он подсунул в руку Евгения ручку и листок из ученической тетради. Стал диктовать, а Евгений выводить едва получающиеся каракули. Он, не понимая смысла, писал всё, что ему диктовал Василий. 

     Во время осмотра времянки следователем была обнаружена приклеенной к форточке записка, а ещё одна лежала на столе. В ней Евгений просил Михаила похоронить его рядом с матерью. Пока Евгений с трудом выводил непослушные и пляшущие во все стороны каракули, Василий подобрал толстую ножку от стула и встал за спиной Евгения. Когда тот )закончил выводить последнюю букву, то нашёл в себе силы с трудом выговорить, где же долг. В ответ на это Василий  палкой нанёс ему удар по голове, отчего Евгений потерял сознание и ткнулся лбом в стол. В последний момент в сознании Евгения вспыхнул образ Натальи. Она стояла в прозрачном летнем платье, широко расставив свои красивые ноги, и обеими руками манившая его к себе.

     Василий без труда нашёл бельевую верёвку, один конец привязал к люку, ведущему на чердак, а на другом конце сделал петлю. Подтащив Евгения к петле, Василий накинул ему на шею и стал затягивать, отчего тот захрипел. Тело забилось в конвульсиях. Чтобы они скорее прекратились, Василий на плечи Евгения стал давить вниз, и тот вскоре умолк. Когда страшное дело было сделано, он приклеил одну записку к форточке окна, а вторую оставил на столе. Тщательно вытер стакан, из которого пил водку, после чего вышел из времянки. Но он допустил ошибку:  найденными ключами закрыл сначала времянку, а затем калитку ворот. Спокойным шагом пошёл домой, где его ждала горячо им любимая Наталья, знавшая зачем поздно ночью Василий пошёл к Евгению.

     "Хорошо всё сложилось,-думал Василий, шагая по неосвещённой дороге. Главное, никто не видел."  Ключ от времянки он выбросил в кустарник, а от калитки машинально положил в карман брюк, и забыл о нём. Он думал о том, что уже сидел за хулиганство и грабёж. А вот убивать пришлось впервые. Но так надо было сделать, потому что Евгений всё равно пошёл бы в милицию и заявил  на него. Очень боялся, что снова посадят, а этого так не хотелось, особенно расставаться с любящей его Натальей. Размышлять о том, что всё гладко получилось, мешало встающее перед ним посиневшее лицо Евгения, да раздававшиеся предсмертные  хрипы.  "Ничего, со временем забудется,"- успокаивал себя Василий. С уверенностью о безнаказанности Василий бодро открыл дверь и вошёл в квартиру. В тот же момент у него на шее с поцелуями повисла Наталья, с нетерпением ожидавшая его возвращения.

     Преступление было раскрыто в течение суток. Слишком много Василий оставил после себя следов преступных действий. На ножке стула был обнаружен след пальца и ладони правой руки. При обыске в кармане брюк обнаружены ключи от калитки дачи, в которой жил несчастный Евгений. Под тяжестью улик Василий признался в убийстве и подробно рассказал об обстоятельствах этого жестокого преступления. Он так же рассказал о том, как с Натальей придумали, каким путём завладеть деньгами Евгения. Оба обратили внимание на то, что одинокий Евгений неравнодушен к Наталье. Их продуманная операция началась с соблазнов Натальей безобидного соседа.

 


© Copyright: Игорь Носков, 11 июля 2018

Регистрационный номер № 000265695

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (1)
Добавить комментарий
Наиль Борисович # 13 июля 2018 в 23:44 0
Прочитал и так сжалось сердце! Я ведь знаю, у Вас нет выдуманных историй.
У меня родной брат точно такой же, как Евгений: безобидный, доверчивый, в чём-то недалёкий Божий человек, который волею судьбы остался на растерзанной Украине. До известных событий, мы с отцом его регулярно проведывали, а теперь… Он сам нас просит не приезжать к нему пока – опасно! Знаю только, что прибился он давно, ещё до «Майдана», к какой-то католической, не воспрещённой теперь у них секте и, принимая в ней активное участие, как-то там, на какие-то гранты приодевается, подкармливается. Он бы без этой Веры не выжил! Это его духовная опора, ведь в быту и в жизни – совершенный раздолбай!
А что до подлецов... Знаете, Игорь, я работаю на производстве, среди обыкновенных обывателей-трудяг, таких, как Михаил из рассказа. Они мне понятны со всеми их грехами и достоинствами т. к. сам являюсь частью этого социального слоя. А таких моральных уродов, как Наталья и Василий я не понимаю! Они если и появлялись среди нас, то долго не задерживались, - не их эта среда, где нужно изо дня в день вкалывать и отвечать за качество и срок. Для этого нужно любить и ценить труд с определённой самодисциплиной и с годами выработанным навыком. И даже не это главное! Коллектив – вот что свято! Где чувствуешь, что ты нужен и тебя ценят! И я не представляю, как бы смогли вписаться в нём Василии и Наталии с их дикими помыслами, где все на виду! Заслышав о таком, у нас бы сразу сказали: «Стрелять в таких надо!» Потому, что, повторюсь, они бы этого не поняли!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев