Рассказы

В угол рогачи и молчи.

Добавлено: 26 ноября 2020; Автор произведения:Елена Чистякова (Шматко) 62 просмотра


В УГОЛ РОГАЧИ И МОЛЧИ!
 
НА ВЕДЬМИНЫХ ПОСЛОВ НЕ НАПАСЁШЬСЯ
 
   Подходя к избе бабки Миронихи, Поля услыхала странные звуки похожие на шипение, бурчание. Остановилась, прислушалась. Поняла, бабка Мирониха кого-то шугает, гоняет на дворе:
  — Кши, кши, пошли отседа, кши наядныя!
   Поля почувствовала себя неловко поначалу, вроде мешать не хотела, но всё же, улучив удобную минутку, когда старушка умолкла, громко позвала от калитки:
  — Баб Зина, ты где, отзовись!
  — Да иде ж я, здеся, во дворУ, у анбара топчуся,- прокричали в ответ,- хто тама, сюды бягитя.
   Поля открыла провисшую, скрипучую калитку и зашла на скотный двор Миронихи. Её глазам предстала странная картина. Старушка, надвинув платочек на лоб, вооружившись метлой, не подметала двор, а гнала кого-то, невидимого Поле, к задней, распахнутой двери в огород. При этом бурчала, ругалась и кшикала.
  — Кого это ты гоняешь, — поинтересовалась Поля, раскланявшись со старушкой.
   Та устало оперлась на метлу:
  — Да вота, повадилися к мене коловёрши шнырять! Спасу нету от них, окаянных,- посетовала бабка Зина, по- уличному — Мирониха, — пошли в дом, обскажу табе всё, как есть,- оглядев двор добавила,- много чести, штоба они ухи развесили, да об сабе слухали.
   Когда вошли в кухню, бабка Зина сначала направилась к ведру, с жадностью выхлебала кружку воды и утёрла рот рукавом кофты:
  — Фу! Заморилася вконец! Сдоньжили ети прихвостни Маруськины.
  — Это какой же Маруськи, уж не Жулиной ли,- уточнила Поля.
  — Её, её ведьмы поганой коловёрши,- в сердцах стукнула ладонью по колену Мирониха.
  — Это кто ж такие будут, козы или куры, так они уж по местам, ко сну приготовились,- не понимала Поля.
  — Ежели б куры! Нечисть, сподручники её, вота хто.
  — Да расскажи мне толком, я в этих делах не соображаю, какие-то коловёрши, надо же!
  — Ну ладно, слухай. Всем жа известна, што Маруськя ведьма, колдушка. У кажнай ведьмы приспешники имеюца — коловёрши. Они нам, людЯм, не видныя. Однакось воры отменныя! Бываить всё жа появляюца в образе чёрнай кошки, аль зайца. Тольки у ентова зайца зоб имеица, да-а-а! Вота ети гады, коловёрши, и тырять чаво плохо ляжить, да в зоб сабе пхають, а уж у ведьмы отрыгивають. А она тока успеваить миски да тазики подставлять. С етава и живёть, паразитка! Жируить и людЯм гадить. Их, коловёрш етих не видать, оне и фулюганють, да в разор мене вводють, так скажу. Яички с под кур тянуть, молочка отопьють, вяршки, маслица, оковалочек откусють, смятанку слижуть и бягом к хозяйке. Опрастають зоб и к другому кому на двор пошмыгають, — Мирониха тяжело вздохнула,- спасу прям нету, оббирають мене, стару бабку. Ты гляди, Полькя, не зявай, как ба чаво не вышло.
  — Ой, ой, ой! Мне только этого не хватало! Спасибочки, что предупредила баб Зина. А я-то к тебе тоже неспроста заглянула, со своим делом.
  — Ну, сказывай, чаво тама,- приготовилась слушать старушка.
  — Да ты ж знаешь, мы с Васей поженились недавно. Достатка пока никакого. Живём прижимисто, экономно. Как-то заняла я деньжат у тёти Тони, она сама предложила, даже настояла, чтоб я взяла. Отдаём долг в срок, всегда.
  — Ет у какой жа тётки Тони, уж не у Бяссонихи ли?- тревожно спросила баба Зина. И когда Поля утвердительно качнула головой, фыркнула,- нашла тожа у кого одалживать. В тянёты ейныя попадёшь, спутаить! У ей рот чёрнай, хитра баба, да и ведьма, похлеще моёй суседки Маруськи будить. Ты гляди, каб с деньгами-та, чаво табе не передала. Хворь какуя, свою, аль бяду бядоваю. Чуишь, чаво сказваю табе, девка?
  — Да, да, чую,- пригорюнилась Поля,- у неё сын, офицер был, погиб на войне. Так ей пенсию за него начислили. А много ль бабе надо? Вот и даёт нам, помаленьку. А я её за это подкармливаю. Мне не жалко тарелку щец налить, кашки положить, мясца. Вот она и ходит ко мне столоваться, каждый день.
  — Хитро, однако! Свои-та не тратить, расходов нету,- покачала головой, удивляясь, Мирониха., — а то б чаво самой сабе не спроворить? Нет жа, чужими руками-та скуснея выходить и дешевши, поди. От оно как! Барыня нашлася.
  — Да я уж не только от тебя, баб Зина, слыхала, что вроде она ведьма. Подруги шептали, крёстная сказывала тоже, а бабуня так прямо и говорит, мол, корми её как следует, чтобы не осерчала, да не наслала чего худого.
  — А дыма без огня не бываить, девка. Всё верно табе бабка Настя сказывала. Пойди к ней, пущай научить, как без вреда отучить Бессониху шастать к табе на кормёшку-та,- она поднялась с табуретки,- а я пойду, пока видать, пошугаю коловёрш етих мятёлкой. Дюжа не ндравица им, колючее, ворюгам.
   На следующий день, Поля отправилась к своей бабуне Насте за советом.
  — Вот ты говорила, будто Бессониха ведьма,- начала она разговор.
  — Да-а-а и ноня не отрекуся от своих слов, ведьма. А ты с ёй дружбу водишь, накармливаишь её, напарываишь, молоде-е-ец!
  — Что-то вы меня все застращали,- расстроилась Поля,- можно ли отвадить её от греха подальше.
  — И-и-и! Полькя! Да проще паренай репы,- откликнулась с охотой баба Настя, -
собери все свои рогачи, да и схорони их, куды подале. Тока постановь их вверх рогами в уголок. Сама увидишь чаво будить. Коли я обшибаюся, Бяссониха не ведьма, тады ничаво, а коли странностя какия заприметишь, тады точно, ведьма и будь радая, што избегла бяды.
   Дома Поля долго думала над словами бабушки. При чём тут рогачи, как это понимать? Уснуть долго не получалось. Вася мирно посапывал, уткнувшись носом в подушку, а она замерла, боясь его побеспокоить и всё думала, думала. Наконец уснула. Среди ночи Полю разбудил скрежет, постукивание, пощёлкивание. Потом послышался еле уловимый ухом топоток. будто бегает множества маленьких ножек, кто-то еле слышно чихнул, пискнул. Тело Поли покрылось испариной. Она бы хотела скинуть с себя одеяло, да забоялась. Наоборот поджала ноги к животу и укрылась с головою. Васю будить не стала, он-то разобрался бы живо, она не сомневалась. Да понял бы её? Вряд ли.
   Утром обнаружила, что испечённый с вечера каравай хлеба, весь искусан, изгрызан. Ну, всё! Она решилась.
   Собрала у устья все ухваты и спрятала их за большую русскую печь в закуток, в самый угол. Поставила кверху рогами, задёрнула занавесочку. Управилась, примерно за час до прихода Бессонихи. Сама накрыла на стол, как всегда. Порезала хлеб, положила ложку, поставила миску, сметану в плошке, а на керосинку разогревать щи.
   Посмотрела в окно и увидала, что Бессониха подходит уже к крыльцу.
  — Ну вот, наговор всё это, ничего не изменилось,- облегчённо вздохнула Поля.
   Да вдруг Бессониха остановилась, хотя уж и ногу занесла над ступенькой крылечка, замерла в сомнениях и потоптавшись пару минут, развернулась и быстро, быстро ушла, скрылась за углом.
  — Может забыла дверь запереть или свет выключить,- с надеждой подумала Поля.
   Но с той поры, Бессониха ни разу не переступала порога их с Васей дома.
   Хотите верьте, хотите нет.


© Copyright: Елена Чистякова (Шматко), 26 ноября 2020

Регистрационный номер № 000288837

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий