Религия

Пирасмир

Добавлено: 12 августа 2019; Автор произведения:Пётр Королёв 387 просмотров



Отче наш!
Создатель всего сущего; вопрос и ответ; прошлое, настоящее и будущее; небо, земля и вода; хлеб и кровь; музыка и тишина; мысли, слова и дела; любовь, жизнь и смысл — взываю к людям земным, проводя волю Твою.
Я есть тот, кто снял с себя покровы тьмы и пришёл к Богу нагим; тот, кто вопреки воле и помыслам зверя сломал печати его; тот, кто имеет два ключа: от ада и от места Суда Божьего; тот, кто не откроет два замка, пока будут длиться полные земные муки всех неправедных царей и согласных с ними, даже когда Господь трижды повелит мне открыть их; тот, кому дано право крестить род человеческий, и имеющий для этого два ковша: золотой и платиновый. В золотом ковше вода, в платиновом — земля. Вода всем раскаявшимся, а земля всем иным. Горе тому, кто примет на себя дар ковша платинового, ибо это крещение дьяволом.
Обращаюсь к вам, ловцы людей, заявляющие о своих способностях видеть день минувший и день завтрашний, исцелять болезни, возвращать ушедших и призывать желанных; глядящие в изображения и тексты лживые и пророчествующие от них; все, принимающие протянутую руку нечистого ради интереса своего и привлечения удачи — не успокаивайте себя благополучным исходом. К чему заблуждения эти? Отвергнув испытания Царя Небесного, отца и друга нашего, примите испытания врага Христова. Знайте же: участь детей и внуков ваших и всех, кто дорог вам, не завидна. Несчастье станет их другом, матерью, сестрой, свахой и кормилицей. И в час, когда Михаил и Гавриил придут и скажут мне: «Сколько продлятся страдания людей этих? Слишком тяжелы и страшны они», — промолчу и закрою ладонью глаза архангелов, ведь подлинные страдания предстоят, когда оборвётся земная нить. Тогда увижу приближающуюся толпу тех людей и тотчас же откину в стороны ковши. И скажу толпе: «Что ж, пришли последние, потому что тяжела и велика ноша ваша. Не осталось воды, крещёные ею — в Царстве Божьем. Не осталось земли, крещёные ею — в вечной смерти. Нет ничего. Открываю для вас двери в огонь и за вами закрою их. Этот огонь и есть дар тем, кто называл себя Богом и называл себя сатаной. Но ведь никто не является равным им».
И вы, клевету почитающие за добродетель — дела ваши мерзки и бесполезны. Возвращаю во сто крат больше каждое слово и каждую букву, возвращаю вам ваше. Не говорите, что не знаю, ибо нет в мире вещей, которые были бы не известны мне. В одной руке моей золотой клинок, в другой глиняная чаша. Они – спасение ваше. Четырежды примите клинок в грудь свою, дабы показались ядовитые помыслы из пристанища своего; двадцать три чаши мёда горького выпейте, дабы усладить сердце своё. Возымеете лишь тогда право предстать на Суде Великом.
Однажды шёл я вдоль Евфрата. Воздух был раскалён, песок сиял ярче солнца. На берегу реки сидел ребёнок с длинными русыми волосами, в чёрном платье. Подойдя, я осторожно опустил руку на детское плечо. Дитя обернулось. Лицо его было гладким, как стекло и белым, как песок в этой местности. Но глаза не источали никакого света и напоминали бездонные сухие колодцы, а веки изрезали морщины, глубина которых сопоставима разве что с трещинами на поверхности пустыни. Ребёнок улыбнулся и показал на реку.
По бурным водам, сквозь пелену испарений, нёсся небольшой плот из перевязанных канатом брёвен, сверху на котором были закреплены железные бочки. Бочки громко стучали, издавая резкий и гудящий звук. Когда плот почти поравнялся с нами, из бочек вдруг выглянули косматые головы, похожие на человеческие. Увидев нас, существа начали просить о помощи, их лица при этом выражали неописуемую радость. Будучи поражённым от увиденного, я и не заметил, как дитя взяло горсточку песка и бросило её в воду. Поначалу ничего не происходило, но внезапно река исчезла, словно её и не было. В мгновение ока плот перевернулся и упал на бочки так, что исключил всякую возможность выхода несчастных людей из железного плена. Ребёнок начал кашлять, будто страдал сильной простудой или чем похуже. Всё его хрупкое тело буквально содрогалось, приобретая странные, порою нелепые позы. В кашель добавились хрипы, а в долине занялась буря. Я хотел закрыть дитя своей холщовой туникой, но оно со злостью отвергло мою помощь. Тогда, присев на колено, я накрыл себя с головой. Вокруг всё ревело, после чего раздался свист, до того невыносимый, что от боли заныли уши.
Не знаю, сколько истекло времени. Всё перемешалось. Потом, со страхом сбросив тунику, я не узнал места, в котором находился: не было ни странного ребёнка, ни плота, ни единой живой души. Только песок, неторопливо шуршащий волнами барханов. У ног моих лежала деревянная табличка, вся разбухшая от воды и залепленная песочными крупинками. На ней было начертано:
«Мы, молящиеся праздно; слуги своих желаний; кричащие о чести и тут же беззвучно смеющиеся над ней; поклоняющиеся плоти. Мы лгали с раннего утра и до позднего вечера, лгали сами себе в сновидениях. О, ложь, сладкий пьянящий напиток! Ты действительно исцеляешь от самой страшной боли — той, что причиняет совесть. Но этого ли исцеления нужно всем нам?.. Родителям и потомкам нашим, тем, кто ушёл, тем, кому ещё предстоит явиться, суждено испить сто сотен чаш, и все они будут испиты к последнему земному часу. Уши, глаза, уста и руки их покроются глубокими язвами, видимыми и невидимыми. Мы же отправляемся в долины Евфрата, чтобы неустанно возделывать там сухие почвы и добывать руду из костей человеческих, которые станут пищей нашей. Всё станет тленом для нас, и мы рано превратимся в тлен, так и не познав радостей жизни. Для нас не найдёт добрая душа исцеления; мы не зовём напрасно Господа, ибо не откликались ему, когда звал Он. Только одного желаем — спокойно доплыть. Ибо зеленоокий простужен и в ярости рыщет.».
Я прочитал, и ясно понял всё. Поймёте и вы, имеющие разум.
Отче наш!
Да святится имя твоё!
Адам, Ева, Каин, Авель, Ной, Авраам, Исаак, Исав, Иаков, Иосиф, Моисей, Аарон, Навин, Иисус, Самуил, Давид, Нафан, Соломон, Илия, Елисей, Исайя, Иеремия, Иезекииль, Иов, Иона, Даниил, Осия, Иоиль, Амос, Авдий, Михей, Наум, Аввакум, Софония, Аггей, Захария, Малахия!
Василий, Григорий, Иоанн, Максим, Симеон, Исаак, Ефрем, Филарет, Иннокентий, Серафим!
Вы все — свидетели наречения письма сего. И вот ему имя: «ПИРАСМИР», что значит письмо радостей смирения.
Подтвердите все слова мои, ибо в них только Истина. В день, когда воскресну из праха, будьте рядом. День тот возвестит о смерти антихриста и паствы его.
Так возрадуемся же!
Разделим поровну хлеб и вино; вместе с нами за столом Отец, Сын, Святой Дух и Богородица.
Сможет ли кто противостоять?
 
 
сентябрь 2016 года.
Переработано в декабре 2018 года.
 


Все права защищены.


© Copyright: Пётр Королёв, 12 августа 2019

Регистрационный номер № 000277843

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: +1 Голосов: 1
Комментарии (1)
Добавить комментарий
Роман Риттер # 13 августа 2019 в 15:47 0
Потрясен!!!!
4a0bc94c81a5eae98613b4698567d2d1
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев