Репортажи

Пик Ленина-2016. Невозвращение

Добавлено: 7 сентября 2018; Автор произведения:Надежда Модестова 540 просмотров



 
 
… Я вдруг понимаю, что на самом деле боюсь только одного. Боюсь боли для тебя. Как в прошлый раз, когда несколько недель ты завязывал мне шнурки и застегивал пуговицы, потому что мои собственные руки, обмороженные, не слушались… Не хочу, чтобы ты пережил это снова. Не хочу, чтобы получил известие о том, что на этот раз я не вернулась с Горы. Мы знаем правила игры. Знаю, ты понял бы всё, но такой ценой...
 
…Позже нам рассказывали, что в эту ночь в базовом лагере, на высоте 4400 м, термометр показывал  минус 20 градусов. Сколько было у нас, в палатках на вершине Раздельная (6100 м), не знает никто.
 
 
 
ПРИТЯЖЕНИЕ   ВЫСОТЫ
 
Понадобилось много времени, чтобы разобраться в себе. Почему в этот раз, когда пришлось делать выбор, он оказался не таким, как раньше?.. Семь лет назад до Вершины мы дошли. В тумане и пурге, «Семь тысяч в несезон».  Как-то так: http://www.mountain.ru/article/article_display1.php?article_id=4110&code=1
 
Потом я говорила, что хочу вернуться туда в хорошую погоду и хоть что-нибудь увидеть сверху. Ещё, по секрету, захотелось глянуть вблизи на скайраннерский проект Lenin Race (ну, мало ли, а вдруг когда-нибудь…)
 
Или всё проще:  хотелось снова прикоснуться к Большой Горе. Подышать воздухом Высоты. И повидаться со старыми друзьями, которые с головой ушли в «гидовскую» жизнь. Где ещё встретиться, как не в горах?!.
 
 
 
ЖАРА  И  СНЕГ
 
-Какие интересные ботинки,  - вслух, но будто про себя заметила уборщица в аэропорту «Кольцово». Я улыбнулась и передвинула тележку с рюкзаком с сухого пола на вымытый:
-Это чтоб ходить в высокие горы. Там сейчас холодно и много снега.
-Куда летите?
-Ош, Киргизия.
 
Снег. Это звучало, как выдумка. Наконец-то у нас на Урале стояло жаркое 30-градусное лето. И только память о высотной пурге и обмороженных пальцах заставила, обливаясь потом, запихать в рюкзак нужное количество тёплых носков и варежек.
 
 
 
НАШИ  ЛЮДИ
 
Будущих спутников выдали, естественно, рюкзаки с привязанными снаружи ледорубами. Ещё кроссовки “Asics” и футболка “Kraft”. Значит, тренированные, бегуны или лыжники,  не с дивана встали. Оба в годах. Тоже норм, а то молодняк  в коммерческих группах настолько  изнеженный попадается, что аж противно.
 
Альпинистские дядьки метались вокруг багажных весов, трамбуя снарягу до приемлемой цифры, и в упор не замечали меня в пластиковых ботинках. Когда они справились с задачей и перевели дух, сама подошла знакомиться. Владимир и Фаиль из Златоуста. Мгновенное ощущение, будто мы раньше встречались. И точно. Говорят, волонтёрили на нескольких уральских пробегах по Иремелю и Таганаю.
Отлично всё складывалось с самого начала…
 
…Сибирский Воин появился, как обычно, из ниоткуда. Возник среди палаток киргизского стойбища на высоте 3600 м, на поляне Ачик-Таш, — в крайней точке, куда доходят машины при заброске экспедиций к пику Ленина. Нормально, да?! Не видеться 4 года, чтобы вот так выскочить – глаза в глаза… В самом неожиданном месте (хотя почему в неожиданном, мы всё время вот так и врезаемся). Да еще услышать: «Мы поймали в горах девушку Гулю из Челябинска и взяли с собой».
 
Гюльнара здесь?! Пыталась штурмовать с командой сибиряков?! Она и вправду спустилась в Ачик-Таш  на следующий день. Наша марафоночка Гюльнара. В бандане «ТрансУрал», конечно же. Казалось, мир только входит во вкус насчёт дарения сюрпризов и встреч…
 
Мой бродячий горный брат сменил стрижку и стал похож на самого себя далёких дугобинских времён. Словно не пролетело много-много лет. В нашем мире опять было тепло и легко. Вечерний дождь утих. Полнолуние залило поляну. Вдалеке и  в безмолвии возвышалась белоснежная Гора. Ребят она уже не пустила. Мне пока еще хватало наглости надеяться. Но у Горы было своё мнение насчёт нас всех.
 
 
 
ТЕОРИЯ  ЗВОНКОВ
 
Звоночки начались с высоты 4400. Интересная это штука – звоночек. Что-то вроде занозы в солнечном сплетении. Ничего плохого пока не случилось (может, и не случится вовсе), а заноза есть. Одна мелочь. Другая. Пока умеешь их замечать, будешь жить (наверное).
 
Одна-единственная неладная хрень крайне редко приводит к катастрофе. А вот сцепка из двух-трёх и более… Обычно Господь терпелив к нашим косякам, но всему есть предел. Большинство горных катастроф представляют собой именно ЦЕПЬ  мелких и крупных событий. Чтобы увидеть налипание мелких бед ещё до того, как они слипнутся в неуправляемо катящийся снежный ком, нужны постоянно открытые уши, глаза и сердце...
 
 
 
ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ   ВЫГОРАНИЕ
 
Мы приехали в конце августа, на заключительную смену. Гидовская бригада, отработавшая в горах всё лето, была превосходно акклиматизированная, но при этом морально уставшая. Чувствовалось, как мужики утомились смотреть на однообразные камни, снега, палатки…  Им домой хотелось, а не на Гору.  
 
Главный гид дядя Юра [в прошлой истории под именем «Командир»], едва встретив прибывших, вскоре свалил домой. Насовсем.
 
Сергей [в прошлой истории под именем «Гид»], КМС и в еще недавно  сильный инструктор, несколько лет назад надорвался на спасработах и с тех пор (по состоянию здоровья) участников не водил, а работал в базовом лагере поваром.
 
Русланчик, прежний товарищ по альпинистскому отделению, возмужал, получил корочки инструктора и еще лучше натренировал врожденную коммерческую жилку. Занимался, в основном, тем, что за огромные деньги затаскивал в верхние лагеря личные шмотки физически слабых участников. Своего яркого обаяния не растерял, много рассказывал про Гору, сдавал в аренду снаряжение,  кому требовалось. В общем, был единственным, кто хоть как-то работал с личным составом.
 
Ещё одного гида (Виталика) я видела в первый раз. Надеюсь, в первый и последний. Он не делал в экспедиции ничего. Только пил.
 
Звоночек №1: что-то не к добру поменялось в нашем королевстве. По сути, команды не существовало с самого начала.
 
 
 
АККЛИМУХА  НА  ВЫБИВАНИЕ
 
На высокие горы обычно поднимаются с постепенной акклиматизацией. Набрали высоту – сбросили. Набрали ещё выше – сбросили снова. Если рисовать график, правильная акклимуха будет похожа на зубья пилы.
 
Вот «высотная пила», по которой мы взошли в 2009 году: 4400 — 5400 – 4400 — 5400 —  6100 —  4400 (отдых) – 5400 – 6100 — 7134.
 
Экспедиция-2009 была весьма жёсткой по времени, однако 14 человек из 35 тогда смогли взойти. Если вкратце, восхождение включало в себя два подъема с ночёвками на высоте 5400 м, одну ночевку на 6100 м, спуск для отдыха и затем штурмовой подъём (по ходу которого в третий раз переночевали на 5400 и лишнюю ночь прожили на 6100 из-за непогоды).
 
В экспедиции-2016 творился бред: 4400 — 5100 – 4400 — 5400 — 5800.
 
С базы 4400 на первую акклиматизационную ночёвку всех погнали на некий пик Юхина, «пешеходной» сложности 1Б (5100 м) – корячиться в высотных ботинках по сыпухе.
 
Утром спустились, в день отдыха на 4400 поиграли в имитацию ледовых занятий. Они проводились в начале маршрута на пик Ленина, на первом взлёте тропы, ниже основных трещин и сераков. При этом ни один из гидов на ледник не явился. Как там контингент топчется  на свой страх и риск в кошках и как работает в связках, им было наплевать.
 
Далее последовал подъем с ночевкой на 5400, на следующий день  – на 5800 (это прямо под склоном Раздельной). На вопрос, почему не пойдём, как все люди, ночевать на 6100, внятного ответа не прозвучало.
 
После 5800 командование послало всех «отдыхать» в Ачик-Таш на 3600 м. Здесь я уже наотрез отказалась маяться дурью, осталась жить на 4400 и гулять по окрестным холмам, постоянно набирая и сбрасывая высоту. Решение оказалось верным. Участники вернулись через два дня, усталые и злые. Ещё бы! Отмотали по 12 км туда-обратно с рюкзаками под дождем, сорвали желудки на жирной мясной пище в киргизском стойбище, кое-как перекантовались ночь в холодной юрте, где не хватало места на всех… «Отдохнули», короче.
 
Настроение в несуществующей команде упало еще больше. Несколько человек послали всё к чертям и уехали домой.
 
Звоночек №2: неправильный график акклиматизации. Слишком малый разброс «пилы». Как будто акклимуха «на выбивание»: меньше клиентов –  меньше хлопот. Уж не нарочно ли?..  
 
 
 
МЕДИТАЦИЯ
 
Почти все ушли в Ачик-Таш, я осталась слушать Горы и ставить на место свои мозги. 
 
Очень липкий «плюсовой» снег – с подошв пласты толщиной 5 см приходится отбивать постоянно. С моренных холмов, по которым я гуляю, — чудесные виды на «Азиатские Белые Горы». Солнце по-разному играет из-за туч. А они обложили сплошняком.
 
Снег то прекращается, то валит, липкий, тяжёлый. Вдали вьётся конская тропа к перевалу Путешественников.
 
Тишина. Только гул подлёдной реки далеко внизу. Игры света и теней в полном молчании. Ниже меня пролетают галки, отчётливо слышен свист перьев.
 
Знакомое по прежним альпинистским сезонам состояние «рыбы, стоящей в горном потоке». Внимание, расслабленность, концентрация. Конечно, буду пытаться взойти, если Бог позволит, если даст здоровье и погоду. Уроки смирения продолжаются, как без них?!.
 
Так хочу, чтоб дома всё было хорошо у моего Солнышка. Главное – вернуться к нему живой и здоровой. Забить на «амбициозно-клеточные» проекты и вместе путешествовать. 
 
В этой экспедиции звенят «звоночки». Я слышу их отчётливо. Меня предупреждают — должна реагировать. Один из способов остановить ком надвигающейся беды, пока он ещё маленький, — это наступить на свою гордыню, сказать: «Нет» и отказаться от планов. Это очень горько и очень  неприятно. Но до сих пор работало.
 
Даже если Гора не пустит, набраться хорошей акклимухи на высоте 4400 м – очень пригодится для осенних трейлов.
 
Будь что будет.
 
…Дичайшей красоты звёзды ночью!!! Млечный Путь вылезает из седловины между Раздельной и Ленина. Звёздами усыпано всё небо: белые, оранжевые, мигающие…
 
Смотреть и улетать… Даже только РАДИ ЭТОГО быть здесь!..
 
 
 
РЫВОК
 
Итак, почти половина группы сошла с дистанции. Те, кто всё ещё надеялся штурмовать Гору, тоже были нервные и злые. К тому же Руслан заболел, остался единственный ходячий гид – ленивый и равнодушный Виталик.
 
Нам ставят задачу: дойти до палатки, оставленной на 5800 и заночевать. Перенести ее на 6100, переночевать и штурмовать вершину. Забрать и принести вниз палатки с 6100 и с 5400. Настроение напряженное. Явной погоды нет. Прогнозируется единственное «окно» с  02 на 03 сентября.
 
Тропа засыпана снегом. В передовой группе на Раздельную прорываемся Фаиль, Родион, я и двое парней с Камчатки: Сергей и Женя. Позже, по готовым ступеням,  взбираются гид Виталик, хитрый Антон и «две лучшие альпинистки Армении» (миниатюрные, упорные, но физически слабые девушки, за которых всё их личное барахло на всех выходах заносят гиды, шикарно зарабатывая на этом).
 
К сожалению, златоустовский Володя  после ночёвки на 5800 повернул вниз: не хватает воздуха. Жаль, я искренне «болела»  за него… Такой славный человек!.. Но — возраст и здоровье, ничего не поделаешь…
 
 
 
РАЗДЕЛЬНАЯ,   6100 м
 
…Позже нам рассказывали, что в эту ночь в базовом лагере- 4400  термометр показывал  минус 20 градусов. Сколько было у нас на 6100, никто не знает.  
 
На Раздельной бушует такой ветер, что палатки, расположенные в нескольких метрах друг от друга, общаются по рациям (без них докричаться невозможно). План с вечера – стартовать в 02 часа ночи.
 
В полночь мы с Фаилем вылезаем из спальных мешков, топим снег, собираемся.
 
К 02:00 мы готовы стартовать. Но Виталик обломал: «Вы там поморозитесь!» — и перенёс общий подъём (не выход, а только подъём!) на 03:00.
 
В 03:00 Виталик сообщает, что вся его палатка плохо себя чувствует, и добавляет: «А вы можете в 04:00 выйти прогуляться, протропить до 6400. Ну, замёрзнете – вернётесь… А я, может быть, выйду за вами навстречу в 7 часов».
 
Выбесил!!!  Что это за гид?!
 
Анализируем ситуацию: вместо хотя бы минимального отдыха мы получили дёрганую бессонную ночь. «Попробовать и вернуться, если замёрзнем», можно было и сразу, в 02 часа. «Камчатка» идти уже не хочет. Мороз сильный, тропы выше Раздельной нет, и пробиваться вдвоём – просто потеряем силы. Выжидать ещё сутки здесь никто не останется, да и погодное «окно» закроется сегодня к вечеру.
 
Что еще смущает меня: Фаиль сильный лыжник, очень выносливый, но чуть ли не впервые в жизни обулся в кошки. Ходит в них – «пятки вместе, носки врозь». Чем сильнее усталость, тем выше риск споткнуться. Плюс крайне самоуверенный характер. Я не доверяю Фаилю как напарнику. Но мне важно, чтобы он вернулся в Златоуст живым и невредимым.
 
Позже мы узнаем, что в палатке Виталика говорили о нас: «Пускай эти пробьют тропу, выдохнутся и вернутся. А мы утречком по их следам сходим на вершину!» Не слыша этих слов, я чувствовала шкурой: звоночек №3 – подстава.
 
Итак, что мы можем сделать?
 
Вариант №1: мы с Фаилем идём на вершину, благополучно штурмуем и возвращаемся, «гид Виталик – молодец, сводил клиентов» (даже если по факту мы сходим сами, а он так и не вытащит задницу из палатки).
 
Вариант №2: как альпинист-разрядник, ранее поднимавшийся на пик Ленина, я беру ответственность на себя, иду с новичком на вершину, кто-то из нас получает обморожение или погибает (либо просто разворачиваемся ни с чем), «гид Виталик – молодец, он их предупреждал, они сами дураки, пошли самовольно – и вот результат».
 
Вариант №3: мы протропим, а следом выйдет Виталик с фанатичными, но слабыми участницами — и привет высотной спасаловке силами малой группы…
 
Я люблю жизнь по законам спортивной группы, где каждый берёт ответственность в команде единомышленников. Но к выкрутасам коммерческих восхождений  не привыкла. А значит – НЕТ. В гнилые игры не играем.
 
… И главное -  в этот момент я понимаю, что на самом деле боюсь только боли. Не своей, а твоей. Не хочу, чтобы ты пережил это снова. Не хочу, чтобы получил известие о моем обморожении или смерти. Мы оба знаем цену, знаем правила игры. В ЭТИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ  – НЕТ…  
 
Около 07 часов утра мы смотали обледенелую «Канчу» и закрепили на рюкзак Фаиля. Тропу вниз уже замело, вместо неё свежий сугроб. Я вижу слёзы в глазах красавицы Шушан: наш отказ от восхождения означает, что спускаются все. Но видел бы кто слёзы горечи и ярости в моём сердце: уходить, даже не попытавшись!..  Но Горы вечны, и, кому суждено, тот вернётся снова.
 
Тропёжка, тропёжка… На 5800 ночуют «крутые перцы» Д. Грекова. Они «разумно» подождали, пока мы с Родионом и Фаилем пробьёмся по целине до морен на 4400.
 
Рюкзаки тяжеленные. Попросили по связи, чтобы в конце ледника нас встретили и разгрузили Фаиля. Дима с Володей подошли навстречу, принесли нам компот, забрали палатку и мою обвязку…
 
…На следующий день, спускаясь с 4400 в Ачик-Таш, всё думала, простраивала варианты, которые могли быть на 6100, если бы рискнула и вышла.
 
Кажется диким чувство отказа от возможности. Но, наверно, так было правильно. Теперь-то все мы поняли, что «странные глупые люди» из предыдущего заезда, которые в начале нашей смены сидели несколько дней на 6100 – 6400, но так и не сходили на вершину, на самом деле тоже ждали там Виталика. А он в это самое время свинтил в Ош и гулял там с девушкой. Те ребята оказались брошены на высоте. Слава Богу, все они спустились живыми.
 
Слава Богу, нас миновали лавины, никто не упал в трещину, и обошлось без спасательных работ!!! Господь сохранил и защитил нас всех… И выдал очередные уроки.
 
 
 
ЖИЗНЬ  ПОСЛЕ  СПУСКА
 
Сейчас я не знаю, что случилось бы, дёрнись мы с Фаилем вдвоём на вершину. Могло всё закончиться хорошо. А может, кто-то бы не вернулся. Это уже никогда не узнать. Выбор был сделан. Судьба пошла одним из возможных путей.
 
Разочарованные, но  невредимые мы вернулись к Людям, которые каждого из нас очень ждали.
 
Через неделю был чудесный Осенний трейл на Калиновке (10 км). Ещё через две недели – прекрасный и любимый Иремель (45 км), где мне удалось забежать на 2-ое место по возрастной группе (оно же 4-ое в женском абсолюте). Ещё через три беговой земляк помог мне улучшить личный результат на марафоне в Слюдоруднике. А потом оба узнали, что прошли отбор на Приполярный ТрансУрал.
 
Я продолжаю следовать в потоке жизни и ценить все дары, которые приходят.
 
…Должно было пройти много времени  - полтора года, —  прежде чем я смогла окончательно «отпустить» ситуацию и перестала задавать себе вопрос: «А что, если бы?..» Потому что из той спортивно неудачной экспедиции привезла нечто бесценное – ЗНАНИЕ. Всего лишь информацию, но она дала возможность нескольким людям починить травмы и освободиться из плена постоянной боли.
 
После пережитых испытаний открылись новые горизонты, возможности и приключения.
 
 
2016 — 2018
 


© Copyright: Надежда Модестова, 7 сентября 2018

Регистрационный номер № 000267553

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий