Романы

Ализе. Главы 5-6

Добавлено: 4 декабря 2021; Автор произведения:Милена Ренальская 91 просмотр


Глава 5

Минуло несколько дней, а от Юфиса вопреки обыкновению не поступило известий. Наказывая Эльзе не высовывать носу из дома, он не только не звонил, но и не передавал ей даже записок, способных хоть немного развеять ее тревогу. Зная склонность девушки к всевозможным домыслам, Юфис никогда не позволял себе столь жестоко ее терзать. Обычно на худой конец он присылал к ней своих доверенных лиц с сообщениями о себе. Сейчас все обстояло иначе.

На дворе царило бабье лето, по вечерам довольные жизнью горожане неторопливо прогуливались по залитым лучами уже нежаркого солнца улочкам, а в доме, где обитала Эльза, было холодно и мрачно. Подобрав под себя ноги, девушка часами сидела перед окном, провожая безучастными глазами прохожих. Иногда ей чудилось, что кто-то отворяет в передней дверь, что чьи-то ровные, как бой часов, шаги звучат на лестнице; тогда Эльза вскакивала, с радостным смехом спеша навстречу долгожданному гостю. Но Юфис не приходил. Даже камердинер Альберт пребывал в неведении относительно своего господина. Этот добродушный, но глупый человек из кожи лез вон, исполняя роль сурового стража. Он просматривал все ее книги, рылся в бумагах на письменном столе, отбирал у девушки ключи, а на прогулках не спускал с нее глаз ни на минуту. Что касается всего остального, то несчастный слуга только пытался обуздать строптивицу. Всякий раз при подобных процедурах между ними разыгрывалась буря, и в конечном итоге импульсивность Эльзы стихала под напором простодушного упрямства слуги. Впрочем, они мало разговаривали, ибо из Альберта был никудышный рассказчик. Он даже не умел слушать. Он жевал губами и качал головой, словно китайский болванчик, в случаях, если Эльза делилась с ним своими переживаниями.

Каждый прошедший день множил ее тревогу. Эльза молилась на дверь и телефон, но ни от одного, ни от другого не получала ответа. Она своими глазами видела записки с угрозами, которые кто-то присылал на имя Юфиса Корна, и теперь не питала иллюзий. При мысли об Арреле у нее леденело сердце. Нет, Юфис ошибался, называя ее храброй! Сейчас Эльза боялась как никогда, ведь, покидая ее, он направился прямиком в логово врага! Он рисковал, а она сидела здесь сложа руки!
 
*  *  *
 
До сих пор Эльза жила своими догадками, но однажды столкнулась с достоверными фактами, и услышанное заставило ее содрогнуться. В тот день она в сопровождении Альберта отправилась в кондитерскую, что располагалась в нескольких кварталах от ее дома. Пока камердинер расплачивался за эклеры, Эльза дожидалась его, сидя за белым столиком с витой ножкой. От скуки она вертела в руках салфетницу и невольно вспоминала времена, когда ребенком прислуживала в кофейне. Но даже отрывки той далеко ушедшей жизни манили ее по одной простой причине — в них присутствовал Юфис… Она помнила его более молодым, более свободным; она неудержимо улыбалась, представляя себе его улыбку, его глаза, его голос… Неужели он забыл ее? Неужели?..

Эльза встрепенулась. Ей показалось, что кто-то рядом произнес его имя. Подняв голову, она осмотрелась. У входа в павильон кондитерской два господина вели беседу о политике — девушка подошла ближе и прислушалась. Альберт не позволял ей даже читать газет, поэтому последней надеждой Эльзы стали местные сплетни. Она не ошиблась: джентльмены действительно обсуждали одного из будущих градоначальников. Забыв о приличиях, Эльза едва ли не вплотную приблизилась к собеседникам.

—… Ходят слухи, Корн как в воду канул, — говорил один.

— Да что вы! — всплескивал руками другой.

— Именно. Вот уже третий день, как о нем ничего неизвестно даже его приближенным. Он не явился на запланированные встречи и даже проигнорировал участие в церемонии открытия новой больницы, которая, кстати, была отстроена на его личные средства.

— Думаете, похищение? — с таинственным видом прошептал один из мужчин.

— Не знаю. Скорее, новый акт предвыборного спектакля...

Эльза не могла причислить себя к женщинам, которые теряют сознание по малейшему поводу. Ее всегда отличало завидное самообладание, однако после услышанного даже у нее потемнело в глазах. Вернувшийся с пирожными Альберт застал свою поднадзорную в состоянии такого дикого возбуждения, что помимо воли испугался сам.

— Где Юфис?! — Ее пальцы недевичьей хваткой вцепились в рукав слуги. — Отвечай же!

Альберт силой заставил девушку покинуть пропахшую ароматами ванили кондитерскую.

— Его похитили?!

— Мне ничего неизвестно, — цедил камердинер. — Мне велено присматривать за вами. Прошу, успокойтесь.

Всю дорогу Альберт стоически сносил бессильную ярость Эльзы. Она так неистово брыкалась, царапалась и голосила, что тому даже пришлось остановить такси и затолкать бунтарку на заднее сиденье, ибо ее крики начали привлекать внимание прохожих. Машина сделала несколько кругов по городу, пока Эльза, устав буянить, наконец не присмирела. Когда они остановились перед крыльцом знакомого ей дома, она только изредка всхлипывала, горестно уткнувшись в плечо своего спутника...

Девушка не могла не заметить, насколько внимательно относится к ней Альберт. Между тем она решительно не понимала его бесстрастия. Неужели этому человеку все равно, что стало с его господином? Неужели у него не возникло желания докопаться до истины? Нет, Альберт никогда не станет ей другом. Его отполированная чопорность нагоняет тоску.
 
Эльза не помнила, как прожила следующий день. В состоянии какой-то сомнамбулической отрешенности она переоделась в первое попавшееся платье, съела ужин, не почувствовав вкуса еды, поднялась к себе в спальню, и только чьи-то громкие голоса вывели ее из оцепенения.

Пришла Веста. Эльза узнала ее — служанка как всегда начала что-то причитать прямо с порога. Это была единственная живая душа, способная внимательно выслушать, поэтому девушка поспешила спуститься. Однако Веста нынче была не в состоянии слушать. Она пришла не одна — за ее спиной стоял сын, и оба имели такой вид, будто их окатили холодной водой среди ночи.

— Беда, — упавшим голосом сказала Веста, едва Эльза показалась на верхних ступеньках сумрачной лестницы. — Юфис Корн похищен, газету закрыли по обвинению в распространении клеветы, мой сын лишился работы.

— По моей вине, — машинально выдохнула Эльза, с трудом постигая смысл сказанного. Все это было так неожиданно, так дико, так страшно… И вместе с тем все это можно было ожидать.

Веста вытянула руки, в которых неистово стиснула дрожащие ладони девушки.

— Нет, девочка, здесь нет твоей вины. Это все Аррель. Он заманил Юфиса Корна в свой загородный дом под предлогом перемирия, а сам что-то сделал там с ним. Сама знаешь, какая охрана выставлена вокруг его усадьбы. Доброму человеку нечего скрывать и нечего бояться. А Аррель не добрый человек. Нанятые им сторожевые псы оберегают его черные дела от посторонних глаз, — затараторила служанка, брызжа слюной и задыхаясь.

— Мама! Это уже слишком, — выступил из темноты ее сын. — Газету закрыли не от нечего делать. Тому послужили серьезные причины и госпожа Морен здесь не при чем. Редакция могла не публиковать ее письма. По моему мнению, темы последних статей носили явно оскорбительный для Аррелей характер, поэтому лично я не возмущен, — спокойно сказал молодой человек. — Что касается самого Ури Арреля, то он не отважится на похищение человека. Особенно сейчас, когда все подозрения падут на него — первого врага Юфиса Корна. Госпожа Морен, мы просто пришли предупредить вас.

Эльза, с трудом сдерживая дыхание, растерянно переводила взгляд с матери на сына. Поздние гости были одинаково возбуждены, однако если женщиной владела паника, то молодой человек говорил вполне обдуманно. В полутьме коридора лица обоих внушали тревогу, и Эльза легко поддалась на провокацию отчаяния. Доводы Весты показались ей более правдоподобными. Она сама не раз подозревала за Ури Аррелем коварные планы.

— Против этого волка бесполезно выступать, — продолжала служанка, не обращая внимания на протесты сына. — Никто не осмелится идти с обыском в его роскошный дворец, никто не дерзнет допрашивать членов его семьи. У Арреля большие связи. У него все схвачено. Удача не на нашей стороне, Эльза.

Некоторое время девушка не могла ничего сказать. Ее мысли путались, сама она была раздавлена вестями.

Когда гости ушли, посеяв в ее душе одиночество и страх, Эльза принялась в тяжких раздумьях метаться по комнате. Где теперь Юфис? Где человек, который, приручив ее четырнадцатилетним подростком, восполнил нехватку родительской ласки? Который дарил ей любовь и радость? Где человек, которого в будущем Эльза надеялась назвать своим мужем? Она была преданна ему не из-за его богатства и высокого положения. Просто в Юфисе девушка видела единственного человека, которому могла доверять. Голос Весты еще звенел в ее голове, а краски воображения довершали мрачность картины. Быть может, Корн убит, его тело утопили в море, а он до последнего оставался так самонадеян! Подумав об этом, Эльза не удержалась от слез. Однако она никогда не умела долго плакать, если судьба требовала от нее немедленных решений.

Новая мысль сменила предыдущую и подарила слабую надежду. Может, Юфис еще жив? Может, он находится в доме Арреля; может, его силой удерживают в плену с целью добиться выполнения каких-то условий?

Эльза выпрямилась и утерла слезы. Чем дальше она раскручивала свою новую догадку, тем пуще убеждалась в ее правильности. О, да ведь это правда! Юфис так упрям и горд, что даже под страхом пытки будет стоять на своем, а Ури Аррель уверен в своей безнаказанности. Люди забыли о его темном прошлом; он же, довольный собственными успехами, продолжает дальше вить преступные сети. Но если другие не посмеют осквернить честь Арреля тенью подозрений, все же найдется человек, чья воля сильнее страха. Эльза поняла, что ради своей любви не только готова, жертвуя собой, отправиться прямиком к Ури Аррелю, но и, если будет нужно, преступить черту закона...

Девушка проследовала к шкафу, извлекла темную шаль, подаренную ей Юфисом на годовщину их знакомства; заплела свои длинные волосы в тугую косу и, высунувшись в коридор, громко пожелала Альберту спокойной ночи. Ее «надзиратель» не должен ничего заподозрить: девушка обыденно погасит свет, ляжет в постель, до подбородка накроется теплым стеганным одеялом; но только из соседней комнаты донесется храп, она моментально вскочит на ноги, впотьмах, обернувшись шалью, проберется на первый этаж, в кухню, где есть низкое окно. Затем поднимет раму и выскользнет на улицу, словно тень. Конечно, бедный Альберт не заслужил предательства, но Эльза была уверена, что на данный момент она больше нужна своему возлюбленному...

Глава 6

Уже шагая по тихому, мертвенно-неподвижному городу, девушка начала постепенно приходить в себя. После отчаяния она впала в боевую решимость, не лишенную радости от маленькой первой победы.

Итак, побег удался. Конечно, Юфис не одобрит ее действий, но она просто не в силах поступать иначе! Как можно спокойно спать, зная, что любимый человек — более того, единственный близкий человек на всем белом свете — находится в руках бандитов?! Нет, пусть спокойно спят другие. Эльза все сделает сама, если не из любви к этому городу и его жителям, то из любви к мужчине, чей авторитет в ее глазах не подвергался сомнениям. Она найдет его, чего бы ей это ни стоило! Она крепко-крепко сожмет его в своих объятьях, чтобы он наконец отказался от всех своих рисковых идей. Зачем желать какой-то власти, к чему добиваться еще каких-то благ, когда жизнь и так дала им все в избытке? Они повстречались однажды — разве не это наивысшее счастье?!

Порой Эльза не понимала Юфиса Корна. Он балансировал на острие ножа, он заставлял ее переживать, не спать ночами, однако она всегда находила в себе желание понять его поступки. Она старалась принять его таким, каков он есть, и даже сама помогала ему добиться успеха.
 
Расстояние до резиденции Аррелей Эльза покрыла пешком, поэтому когда позади остались стерегущие покой огни спящего города, а впереди обозначилась широкая подъездная аллея, небо на горизонте слегка посерело — должно быть, до утра было не так далеко. Вместе с едва уловимым веянием ветерка в воздухе остро запахло морем; там, за темными кронами деревьев, лениво плескался прибой. Эльза ускорила шаг. Ей казалось, что стоит ей очутиться за высоким забором усадьбы, как случай тут же подскажет следующий ход. Пока еще неведомым способом она удостоверится в пребывании Юфиса в доме врага, а потом возвратится за подмогой. Друзья не оставят в беде человека, который рискует собой, борясь с преступником за закон и справедливость; полиция же будет немало удивлена, когда обнажится правда «приличного» семейства. Без доказательств не может быть обвинения, поэтому Эльза ясно представляла себе главную цель — незамеченной проникнуть во владения Ури Арреля. А что делать потом — станет ясно позже.

Однако по мере продвижения к воротам вражеской «крепости» запал Эльзы угасал. По ту сторону с неуловимостью привидений маячили фигуры вооруженных охранников. Где-то в глубине двора повизгивали сторожевые псы… Нет, не надо даже думать об этом! Затуманенное усталостью и отчаянием сознание девушки выдало простой ответ: ей ни за что туда не пробраться. Даже если дать волю фантазии и вообразить, что Эльзе каким-то чудом удалось проникнуть за высокие каменные стены, собаки растерзают ее прежде, чем она успеет сделать шаг.

Девушка как могла быстро пересекла освещенный фонарями участок аллеи, но даже мгновения хватило для того, чтобы ее волосы вспыхнули янтарными нитями. Эльза натянула на голову шаль, огляделась по сторонам, не увидев вокруг себя ничего, кроме враждебного мрака, и продолжила красться вдоль стены забора. Псы глухо урчали, принюхиваясь к свежему ночному воздуху. Как видно, Аррель сделал все, чтобы обезопасить себя: возможность тайно попасть в его дом практически исключалась: территория усадьбы была ярко освещена, охрана добросовестно несла свою службу.

Когда Эльза поняла абсурдность собственной затеи, силы покинули ее. Ноги дрожали от возбуждения и ныли после долгой ходьбы, а горькие слезы пеленой застилали глаза. О, как же она злилась на Арреля! Как в мыслях ругала Юфиса Корна! Но больше всего Эльза негодовала на свою трусость. Юфис там — за этой высокой стеной; Эльза в какой-то безумной одержимости твердо уверилась в этом. В ее воображении он, истекающий кровью, лежал на каменном полу подземелья, прикованный цепями. Кругом него враги, которые не ведают пощады. От ужаса Эльзе захотелось кричать, но она сдержалась. Если ее догадки верны и она действительно навлекла на Юфиса беду, посылая письма об Ури в газету, то теперь обязана искупить свою ошибку. Да, пусть Эльза всего лишь глупая женщина, но также она — женщина, которая добьется своего во что бы то ни стало!

Спустившись по склону холма к воде, она поняла, что даже идя берегом пробраться во владения Аррелей ей не удастся. Усадьба со стороны напоминала тюрьму для особо опасных преступников: кругом вооруженная охрана, собаки, высокий забор и повсюду мелькают огни, пронизывая темноту стальными клинками света. Дрожа от предрассветной прохлады, Эльза вспомнила слова служанки. Веста права — порядочному человеку незачем уделять много внимания собственной безопасности. Раз вокруг Арреля столько охраны, значит ему есть, что скрывать и чего бояться...

Перед затуманенным взором Эльзы вихрем проносились сцены из прочитанных романов. Казалось, она сама перевоплощается в одну из блистательных героинь. Что ж, Ури Аррель еще пожалеет, что связался с Юфисом Корном! А тот будет гордиться своей отважной союзницей.
Еще раз окинув взглядом пространство, Эльза принялась проворно разматывать с себя шаль. Затем она ухватилась обеими руками за подол своего платья и резко, с остервенением рванула его вниз так, что в тишине затрещала ткань. Оставшись в одном подъюбнике и лифе, девушка с удовлетворением оглядела себя.

С детства Эльза росла не так, как другие девочки ее возраста. В своем поведении она заимствовала что-то и от мальчишеского озорства и от девичьей застенчивости, поэтому иногда все же любила вместе с детворой понырять с пирса или принять участие в заплыве на глубину. Благодаря этому опыту она умела неплохо держаться на плаву, и теперь что-то подсказало ей воспользоваться своим детским умением. Нужно было всего-навсего вплавь пересечь границу, отделяющую владения Арреля от просторов окраины, и выйти на берег со стороны аррельского причала. Именно поэтому Эльза избавилась от оборок своего платья — намокнув, материя опутала бы ее ноги и камнем потащила ко дну.
Эльза старалась не падать духом. Ей предстояло проплыть около сотни футов в состоянии острой опасности быть замеченной с берега, но девушка верила, что все получится. Тем более, было еще темно. Широкая светло-серая полоса протянулась вдоль горизонта, но у берега морская гладь оставалась по-прежнему смолянисто-черной, слегка искрясь под тусклым светом почти слившейся с небом луны, затянутой редкими облаками.

Медленно погружаясь в воду, что сковывала тело колючим панцирем холода, Эльза вспомнила свой последний разговор с Юфисом, и это в который раз помогло ей побороть страх. Несмотря на свое пренебрежение к анонимным письмам, Юфис понимал, что ему грозит опасность. Иначе бы он просто не отстранил Эльзу от ее занятий в самый последний момент...

Солнце едва окрасило небосвод; Эльза плыла уверенно, превозмогая усталость. Ее длинные ножки усиленно работали под водой, а маленькая голова со вздернутым кверху подбородком казалась едва заметной точкой.

Может, Юфис совсем рядом? К примеру, его могут держать на борту одной из яхт, стоящих на приколе…

Пока все шло по плану. Эльзе удалось правильно распределить остаток сил, их ей хватило бы, чтобы еще продержаться на глубине несколько минут в случае, если на берегу появится кто-то из охранников. Отсюда девушка видела озаренную иллюминацией колоннаду мраморного особняка, дорожки уютного приусадебного парка с белеющими вдали арками беседок и статуями фонтанов. Широкие каменные лестницы, обсаженные цветами; дивная уединенность ниш с удобными скамейками, изящные фонари в виде нагих богинь… Как же там хорошо! А эти Аррели, должно быть, живут среди роскоши и совсем ее не замечают.

Юфис много рассказывал Эльзе об ухищрениях богатея, который ни в чем не знает отказа. «Даже если бы у меня было столько денег, я бы не стал отстраивать подобный замок», — в сердцах говорил он. Тогда Эльза всячески поддерживала его, но сейчас, в любой момент рискуя хлебнуть порцию соленой воды и быть замеченной охранниками, она с рассеянностью отвлеченной мысли подумала о том, как же все-таки здорово иметь такой дом и такой парк...
 
Когда Эльза начала грести к берегу, там неожиданно показались фигуры людей. Они громко о чем-то спорили. Ухватившись за буй, Эльза разрывалась между желанием заплакать от отчаяния и взвыть от изнеможения. Вода оказалась довольно холодна — ноги начинало сводить судорогой. Между тем люди не помышляли уходить. Они еще не заметили вторгшейся на их территорию чужачки и продолжали обсуждать какие-то свои проблемы.

У несчастной девушки не оставалось другого выхода — ей не хватило бы сил на обратный путь. Она была слишком потрясена пережитым, чтобы и дальше считаться с опасностью. Пришло время побеспокоиться за собственную жизнь. «Аррель, — подумала Эльза, чувствуя, что у нее стремительно темнеет в глазах, а сама она неудержимо проваливается в какую-то зыбкую бездну, — если Юфис пострадает от твоей руки — клянусь, ты пожалеешь об этом. Никто не отнимет у меня право любить этого человека, тем более такой негодяй, как ты».
Из последних сил добравшись до берега, Эльза упала на камни и лишилась сознания.

Продолжение следует...


© Copyright: Милена Ренальская, 4 декабря 2021

Регистрационный номер № 000294788

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий