Романы

Ализе. Главы 7-8

Добавлено: 4 декабря 2021; Автор произведения:Милена Ренальская 86 просмотров


Глава 7

Эльза резко села в постели. Она находилась в незнакомой спальне. Повсюду блистали позолота и мрамор; нежные оттенки дымчато-серого соседствовали с янтарем и растворялись в буйном великолепии маково-красных портьер. Потолок был одет в зеркальные панели, отчего без того внушительных размеров комната рассматривалась как бы в двухмерном пространстве. Кровать, увенчанная куполом из тюлевых драпировок, занимала половину спальни; кресла, обитые красным бархатом в тон занавесей, — от всего этого могла закружиться голова. Но больше Эльзу шокировала мысль, что она находится у Аррелей. Ее нашли на берегу без чувств и отнесли сюда — вымыли, причесали, переодели… Более, чем гуманно для пленницы!

Следующее, что обратило на себя внимание девушки, было чье-то присутствие здесь, в спальне. Еще до того, как открыть глаза, Эльза чувствовала на себе пристальный взгляд и слышала осторожные шаги. Но стоило ей подать признаки жизни, как некто испарился — спальня была пуста, лишь слегка шевелилась портьера...

Эльзу разобрало любопытство. Она как можно тише соскользнула с шелковых простыней и уже начала на цыпочках подкрадываться к портьере, намереваясь рывком отдернуть ее, как с противоположной стороны распахнулась дверь, и на пороге возникла молодая женщина в сиреневом платье. Эльза, безусловно, видела ее раньше на фотографиях в газетах; это была Стефани, вторая жена Ури Арреля, а в прошлом — крошка Фифи из заведения, о котором не принято говорить вслух.

— О! Я гляжу, вам лучше! — воскликнула она.

Эльза медленно опустила ресницы, но тут же вскинула на вошедшую недоверчивый, острый взгляд.

Госпожа Аррель имела своеобразную внешность. Про таких женщин говорят: «пышка» и «лакомый кусочек» — полноватая, она обладала светлыми, как во́ды горного ручья, голубыми глазами. Пепельные локоны ее обрамляли обильно нарумяненное лицо. Даже прическа, украшенная диадемой с бриллиантами, на этой женщине смотрелась просто благодаря прямому пробору, что лишь подчеркивал округлость ее щек.

Стефани запросто сходилась с людьми. Ее все любили, начиная с домашних слуг и кончая женами высокопоставленных чиновников, причем любили от чистого сердца. Ей без труда прощали то, что вряд ли простили бы другим: излишество в одежде и украшениях, прямоту высказываний, привычку громко, безудержно смеяться… Стефани умело пользовалась вниманием мужчин, а ее декольте никогда не оставляло простора воображению.

— Мне очень приятно, что вы пришли в себя, — проговорила женщина, складывая на груди пухлые руки, унизанные браслетами и перстнями. Когда на драгоценности госпожи Аррель падал солнечный свет, окружающие слепли. — Мы все были так напуганы! Вас нашли на берегу полуодетой, истощенной, бесчувственной. На вашем лице не было ни кровинки!.. Да-да, я рада, но все же извольте вернуться в постель. Сейчас вас повторно осмотрит доктор. Я не хочу, чтобы вам стало хуже.

Эльза подчинилась, а когда опять посмотрела в сторону портьеры, та колыхалась заметно сильнее. Наверняка там кто-то прятался все это время, а теперь, воспользовавшись моментом, выскользнул на галерею и остался незамеченным.

Девушка нахмурилась. А как иначе, если кругом — враги?! Разве не об этой миловидной женщине, которая сейчас так трогательно печется о ее здоровье, она всего несколько дней назад писала непристойные вещи, которые затем открывались всему городу?! О, да Эльза знала многое обо всех членах этой семьи — куда больше, чем они знали о себе сами.

Девушка решила, что постарается как можно дольше оставаться на территории усадьбы. Только так она сможет узнать что-то о судьбе Юфиса Корна. Он сам не раз говорил: «Выжимай из ситуации все, что она может тебе дать, ибо даже самый горький проигрыш можно при желании обратить в победу». Что ж, Эльза воспользуется его советом!
 
Наступили полуденные часы. В доме готовились к обеду — с первого этажа явственно тянуло съестным. Эльза слышала за дверью топот множества ног, голоса, звон посуды, ключей...

Едва она улеглась посреди широкой кровати, где поперек могла поместиться дюжина человек, как заметила, что госпожа Аррель по-прежнему стоит над ней в покровительственной позе.

— Ализе — верно? Вас зовут Ализе?..

Девушка вздрогнула: откуда им известно ее второе имя? Ответ не заставил себя долго ждать — на раскрытой ладони Стефани блеснул медальон. Тот самый, который когда-то принадлежал настоящей матери Эльзы.

— Это было у вас на шее. Там написано «Ализе», вот я и подумала...

Эльза с силой вырвала медальон из рук госпожи Аррель, чем вызвала ее недоумение.

— Ализе, — нерешительно начала она, — надеюсь, вы расскажете мне, что с вами случилось? Обещаю, что приложу все усилия к тому, чтобы помочь вам.

Стефани помолчала в ожидании ответа, однако девушка продолжала пристально глядеть ей прямо в глаза; от этого взгляда по коже пробирал мороз.

— Дорогая, доверьтесь мне. Я никому не скажу, если здесь что-то тайное. Может, вас кто-то обидел? Вы связались с нехорошими людьми?

— Я...— Эльза сделала судорожный вдох. — Я ничего не помню.

— Ах! — Стефани Аррель смотрела на гостью с таким сопереживанием, что та невольно потупила взор.

— Да, не помню, — глухо повторила Эльза. Это был единственный способ уклониться от ответа, а также избежать дальнейших расспросов.

Нельзя не отметить, как близко восприняла несчастье незнакомой девушки Стефани Аррель. Несколько секунд она беспомощно хватала воздух ртом; затем, осмыслив положение, постаралась убедить гостью в том, что скоро та обязательно все вспомнит.

Сразу после ухода Стефани в спальню пожаловал доктор. Он задал Эльзе вопросы касательно ее самочувствия, пожеланий, а также недавнего прошлого. По большей части Эльза молчала. Она с трудом сдерживалась, чтобы в свою очередь не закричать о том, что так ее беспокоило: «Где Юфис? Что вы с ним сделали?!»

Вытерпев все процедуры, включавшие демонстрацию языка и измерение температуры, Эльза облегченно откинулась на мягкие подушки, которые прислуга, тщательно взбив, разложила у изголовья. Однако ей не дали передохнуть. Как только доктор скрылся за дверью, перед кроватью возникла улыбчивая девушка в форменной одежде с огромным бронзовым подносом в руках.

— Извольте откушать, — пролепетала она, одновременно кланяясь Эльзе и ставя свою ношу на столик. — Если вам будет что-то нужно, звоните в колокольчик. С вашего позволения. — Служанка удалилась.

Эльза еще некоторое время сидела, сцепив пальцы рук на полусогнутых под одеялом коленях. Это непостижимо! Во вражеском доме ей оказывали столько почестей… Да нет же! К ней вовсе относились как к какой-то герцогине! Слуги, еда, заботливые речи… Никогда прежде Эльза не знала такого к себе отношения. С подчиненными Юфиса она общалась на равных. К примеру, Веста или Альберт запросто могли сделать ей выговор или похлопать по плечу, рассказать последнюю сплетню или прямо указать на какой-либо промах. Эльза не обиделась бы, потому что это было в порядке вещей.

Но здесь, в «королевском» доме Аррелей, все обстояло по-другому. Здесь царили иные порядки, здесь каждый слуга знал свое место, а господин возводился чуть ли не в ранг полубога. Эльза покачала головой: как странно! Что теперь будет?.. Она с сомнением взглянула на поданные ей яства и почувствовала, что очень проголодалась. Между тем, если вспомнить те же романные истории, есть как раз таки не стОит — еда может быть отравлена. Девушка еще немного подумала, затем подвинула к себе тарелку с ароматным бульоном и остановиться уже не смогла.

Эльза не собиралась отлеживаться, пока Юфис в опасности. В самом деле, то, что она вошла в доверие к Аррелям, очень ей на руку. Вскоре она сможет открыто исследовать усадьбу, а также выведать у слуг о тайных закутках дома, где мог содержаться пленник.

Глава 8

От госпожи Аррель не утаилось нежелание девушки сидеть на месте, и Эльзе разрешили спуститься к ужину, где должна была собраться вся семья — вражеская семья, что уж отрицать очевидное! Эльза робела перед очередным испытанием, но не потому, что боялась Аррелей, а потому, что опасалась не сдержать гнева при виде их холеных лиц. Она изо всех сил должна показывать потерянность, робость, апатию, но никак не маниакальную ярость.

Стефани, которая негласно возложила на себя ответственность за судьбу девушки, перед ужином взялась показать ей дом — если не весь, то хотя бы его часть. С третьего этажа, где находилась комната Эльзы, они неспешно спустились по витой лестнице с узорчатыми перилами этажом ниже, чтобы посетить библиотеку, каминный зал, несколько гостевых комнат. Царящая кругом обстановка впечатляла: обрамленные балюстрадами галереи, персидские ковры, в которых ноги утопали по щиколотку, висячие зимние сады, арочные дверные проемы, мебель с инкрустацией из красного дерева, дубовые резные столы, увенчанные свечами в золоченых канделябрах, дамасские диваны, стулья, обитые сафьяном… Что и говорить — владелец гостиничной империи знал, что подразумевается под словами «роскошь» и «комфорт».
Эльза сохранила хладнокровие. Ее щеки не зарделись румянцем, а глаза не вспыхнули завистью, когда в сопровождении Стефани Аррель — такой же блистательной, как и ее жилище, — они остановились на очередной лестнице. Эльза уже потеряла им счет. Даже при виде статуй поразительной красоты, которыми была уставлена одна из зал, она старалась не забывать о своей цели — найти Юфиса. Здесь девушка увидела каменных львов в натуральную величину и бархатно-черных пантер с картинно оскаленными пастями. Она позволила себе лишь на мгновение задержаться около чучела тигра. Припадая на одну громадную лапу, вторую полосатое чудовище заносило как для удара, широко растопырив вперенные в пустоту когти. Хоть глаза у него были стеклянными, Эльзе померещился в их выражении отблеск того огня, который всегда ее пугал и завораживал во взгляде Юфиса Корна. Жажда войны, жажда крови, жажда власти — вот, что запечатлелось в нем… Эта нелепая ассоциация слегка позабавила девушку и она уже готовилась улыбнуться, как Стефани, отчаявшись водить гостью по нескончаемым лабиринтам комнат в намерении как-то расшевелить, прибегла к последнему способу. Она хотела обнять Эльзу за плечо, но та резко отпрянула, будто обожглась.

— Прости, — огорчилась Стефани. — Я не хотела тебя напугать. Скоро ты поймешь, что находишься в безопасности.

«Никогда! — зло подумала девушка. — Я никогда не забуду, кто вы есть на самом деле и каким путем достигли богатства!» Однако, сделав над собой усилие, она все же позволила приветливой даме себя обнять.

— Не бойся, — ласково повторила госпожа Аррель, а Эльза снова чуть не взорвалась от досады. Бояться не ее удел! Иначе она бы сейчас здесь не стояла...

— Погоди, я тебя кое с кем познакомлю, — вдруг мигнула Стефани и подвела гостью к перилам белоснежной балюстрады, заставив посмотреть вниз, где посреди огромной гостиной, спиной к лестнице стоял человек без сюртука — на нем были лишь темные брюки и шелковая белая сорочка, небрежно одетая навыпуск.

— Ализе! — намеренно громко сказала Стефани.

Человек медленно повернулся, взглядывая на обеих женщин снизу вверх, а Эльзе показалось, что у нее на миг перестало биться сердце. Ее словно окатили холодной водой, а затем отхлестали по щекам, ибо взор у незнакомца был тяжелый и неподвижный — совсем как у чучела хищника. Разница заключалась лишь в том, что вместо властолюбивого огня в нем таилось детски невинное, жалобное выражение тихого страдания. Страдание было таким явным, что вонзалось в души других, заставляя их сжиматься.

— Это племянник моего мужа, Элиан Аррель. Он и есть твой спаситель, — чуть иронично сказала Стефани. — Эли, ты не поцелуешь мне ручку? — окликнула она юношу, зайдясь коротким грудным смешком.

Пока он восходил по ступенькам, Стефани успела добавить:

— Сегодня утром меня разбудили громкие крики. Я выглянула в окно и увидела, как Эли на руках несет тебя к дому, а те болваны — рабочие с яхты — бегут следом с таким паническим видом, как будто за ними гонится стая волков. Это было так… так зрелищно, что я даже не успела испугаться. Сперва только восхитилась, — томно улыбнулась госпожа Аррель, подкатывая к потолку свои пленительные глаза.
По обращению Стефани к своему племяннику, который был лишь несколькими годами ее младше, Эльза подметила в нраве этой женщины нотки вульгарности. Однако вскоре стало ясно, что вульгарность госпожи Аррель есть не что иное, как манера поведения со всеми мужчинами, включая дворецкого и шофера. Ее кокетство сделалось незабвенным атрибутом, и те, кому довелось получше узнать эту женщину, впредь не судили о ней слишком строго.

К этому времени племянник Ури Арреля уже достиг верхней ступеньки и легким галантным жестом, который получался в его исполнении естественно прелестно, поднес руку тети к своим губам. Поцелуй едва запечатлелся на сияющих алмазным блеском перстнях, а Стефани уже вовсю смеялась, ласково трепля племянника по щеке, пока он не зарделся от смущения. Но стоило ему посягнуть на руку Эльзы, как госпожа Аррель оборвала благосклонный смех:

— Не так быстро! Это тебе не одна из твоих подруг. Сперва нужно заслужить ее доверие, а уж потом целовать.

Эльза мысленно поблагодарила понимающую даму, ибо сама вдруг так обомлела, что, наверное, не нашла бы в себе сил для сопротивления. Никому, кроме Юфиса, она не позволяла прикасаться к себе губами; прикосновение же этого страшного человека — этого Арреля — вовсе невозможно было снести без слез омерзения и досады. Его сверлящий взгляд нагнал на нее столбняк — Эльза до сих пор не могла с уверенностью ответить себе, что же это было: смущение или беспросветный ужас… Стоя вблизи него, она могла без труда рассмотреть его до мельчайшей подробности, однако одна деталь надолго вычеркнула остальные. Несколько минут девушка видела только его глаза — темно-голубые, беззащитные и властные одновременно. Это глаза убийцы — не сомневалась Эльза. Аррель-младший такой же черный человек, как и его дядя, несмотря на то, что его волосы песочно-золотистого цвета. «Преступник! Твое место в тюрьме!» — хотелось крикнуть ей, плюнув в самодовольную рожу. Но она лишь крепче стиснула зубы.

— Заслужить доверие? — одними губами улыбнулся Элиан, тогда как верхняя часть его лица хранила мрачную неподвижность. — Что ж, я готов сделать это.

С самого начала их разговора он смотрел исключительно на Эльзу, даже когда отвечал Стефани. При этом не пожирал глазами — нет! Он и не пытался рассмотреть свою новую знакомую. Можно подумать, он давно ее знал, ибо как-то странно глядел на нее исподлобья, словно ждал некого жеста с ее стороны, условного сигнала, понятного только им двоим…

Никто и никогда не смотрел на Эльзу так. Сперва ее бросило в жар, а потом до костей пробрал холод. Остро захотелось бежать — неважно куда, лишь бы скрыться от этого странного типа, однако ноги одеревенели и не внимали приказам. Племянник Ури Арреля словно гипнотизировал ее, и Эльза цепенела перед ним, как кролик перед удавом. Несомненно, это страшный человек!..

Девушка смутно улавливала, как Элиан отвечает что-то госпоже Аррель. Она не слышала звука его голоса. Начав проваливаться в пустоту, она лишь завороженно следила, как шевелятся его губы. Удивительно: даже мысли о Юфисе не возымели результата. Раньше в трудных ситуациях Эльза чувствовала, что возлюбленный незримо стоит у нее за спиной. Теперь этого не было.

Теперь был только этот Аррель. Вопреки желанию она не могла оторвать от него глаз… Какое-то упрямое наваждение заставляло ее изучать его внешность, не замечая ничего вокруг себя… А он будто нарочно не спешил уходить, чтобы позволить ей в полной мере насладиться созерцанием. Что ж, не без оснований! Элиан Аррель был образцом мужской красоты, вернее — образцом утонченной мужественности, свойственной только аристократам. Изогнутые дуги бровей, значительно более темных, чем золотистые волосы, что пышной волной обрамляли высокий чистый лоб; глаза, опушенные густыми ресницами. У него были тонкие губы и безукоризненно прямой нос, лишь горькие складки в уголках рта придавали ему суровость. Высокий, широкоплечий, ладно сложенный, он, между тем, имел небрежность во всем своем облике — черту, указывающую на наплевательское отношение к жизни.

Эльзе вспомнились ее разговоры с Юфисом об Аррелях. Юфис с особенным злорадством смаковал подробности злодеяний племянника. По вине Элиана Арреля — этого белокурого мальчика с ангельски грустным выражением глаз, — погибли две девушки. Одной из них едва исполнилось пятнадцать… Пятнадцать лет! Осмыслив сей факт, Эльза побледнела и выпрямилась. Элиан Аррель убил тех, кто был слабее его. Более того, он остался на свободе!

...— Дорогуша, почему ты раньше не познакомился с Ализе? — долетел до слуха девушки беспечный голос Стефани. — Если не ошибаюсь, все время, пока она была без сознания, ты находился рядом...

«Так вот, кто прятался за занавеской!» — догадка молнией озарила сознание Эльзы. Что ему нужно от нее, этому чудовищу?! Может, Эльза уже готовится стать его следующей жертвой? Ну конечно… Эльза облизнула пересохшие губы. Ее счастье, что она вообще до сих пор жива, ведь это он первым обнаружил ее на берегу...

Как всегда богатое воображение Эльзы расставило точки над «и». Теперь она живо представляла Элиана избивающим Юфиса по приказу дяди. Душераздирающая картина была такой ясной, что Эльза, казалось, отчетливо услышала стоны истерзанного человека… Ей пришлось с силой прижать руку к губам, чтобы подавить крик отчаяния.

Она не успела дать себе зарок держаться подальше от господского племянника, как обнаружила, что осталась с ним один на один. О ужас! — он неуклонно вел ее по коридору к одной из комнат! Девушка попыталась воспротивиться, к тому же уход Стефани не на шутку встревожил ее. За те несколько часов, что они провели вместе, Эльза успела привыкнуть к ней, а близость этого человека была равносильна пытке.

— Не думал, что вы пугливая!

Только после этих слов, сказанных предельно деликатным тоном, Эльза заметила, что дрожит, но не от испуга, а от досады.

— Я не помню, как вы меня несли...

— Это естественно, ведь вы были без сознания.

— И была в вашей власти...

Он удивленно наморщил лоб:

— Вы мне не доверяете?

Она упрямо качнула головой:

— Нет.

В его поведении угадывалась развязность кутилы — эдакого пресыщенного роскошью сынка, который прожигает жизнь за карточным столом, много пьет и напропалую сорит деньгами. У него с детства есть все, и он, впрочем, немного устал от жизни. Вот откуда это тоскующее выражение глаз.

Еще бы! Родители дают ему свободу и не призывают к ответу за промахи. Хочешь баловаться спиртным? Пожалуйста. Жаждешь знакомства с красивыми женщинами? На здоровье. Нужно проявить силу, чтобы самоутвердиться? Что ж, в случае неприятностей с полицией деньги всегда придут на выручку. Эльза не помнила, когда в последний раз ее охватывала подобная ярость. Если бы Юфис Корн каким-то образом узнал, с какими гадкими людьми ей пришлось столкнуться по его милости, он бы нескоро простил себе это. Но сначала он бы отругал ее за то, что она подвергает себя опасности.

Продолжение следует…


© Copyright: Милена Ренальская, 4 декабря 2021

Регистрационный номер № 000294790

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий