Романы

Ализе. Главы 9-10

Добавлено: 6 декабря 2021; Автор произведения:Милена Ренальская 78 просмотров


Глава 9

… Несколько минут собеседник Эльзы молча наблюдал задумчивое выражение на ее лице, пока она, отрешившись от всего, покусывала губы и сосредоточенно хмурила лоб.

— Вижу, вы заняты не слишком приятными мыслями, — с грустной усмешкой заметил Аррель, коснувшись рукой ее плеча. От его прикосновения девушка в мгновение ока пришла в себя: на Элиана обратился взгляд звереныша, который ожесточился лишь в силу беспомощности. — Вы поделитесь со мной своими думами?

Если прежде Эльза досадовала только на несправедливое устройство жизни, позволяющее преступникам спокойно разгуливать на свободе, то сейчас ее до глубины души возмутило нахальство этого типа. Раз он богат, то может чувствовать себя хозяином всех и вся?! Вправе допрашивать людей о сокровенном?!

— Размышления каждого человека — их личное дело, — ледяным тоном ответила она, но тут же спохватилась, что может выдать себя, и добавила: — Наверное, вы хотите, чтобы я рассказала вам о себе? Увы, ничем не могу удовлетворить ваше любопытство — я не помню даже собственного имени.

Казалось, он согласился довольствоваться ее ответом, хоть и вряд ли поверил ему — слишком уж девушка выглядела агрессивной. Люди, которые пережили потрясение, так себя не ведут. Так ведут себя только на встрече с заклятыми врагами.

Распахнув какую-то дверь, Аррель перед этим попросил Эльзу закрыть глаза. Конечно же она не подчинилась! Тогда молодой человек торжественно ввел ее в помещение, где среди мрака все было залито водянисто-синим отсветом. Мутные пятна струились по полу и потолку; здесь вообще можно было потерять ход времени, заблудиться между днем и ночью.

На сей раз Эльза не сдержала вздоха удивления. Вдоль всех четырех стен от пола до потолка зал был уставлен аквариумами. Там, среди беспрерывного роя воздушных пузырьков, лениво плавали рыбы разных размеров и оттенков. О, да тут были почти все обитатели океанского дна в воссозданной руками человека природной обстановке. Ахнув, Эльза огляделась вокруг. От увиденного у нее закружилась голова и перехватило дыхание. В какой-то момент ей почудилось, что огромная серебристая акула плывет прямо на нее; девушка инстинктивно отпрянула в сторону и тут же была подхвачена ловкими и сильными руками, которые, нежно сжав, задержались на ее талии.

— Не бойтесь! — улыбнулся Элиан, и Эльза, оторопев, увидела, как в темноте его красивое лицо принимает мертвенно-синий оттенок. Отражаясь, аквариумные пузырьки скакали по его шее и щекам, плавно перетекали и скользили корявыми тенями. Эльза поспешно отшатнулась. «Он страшно красив, — подумалось ей, — его притягательность губительна, как аромат ядовитого цветка».

Они еще постояли около живых витрин, а потом незаметно оказались в коридоре.

— Мой дядя любит ухищрения подобного рода. — Элиан завороженно смотрел на нее, а она, ломая руки, ждала, когда же этот галантный мерзавец оставит ее в покое. Она бы сама сию минуту покинула его, если бы не боялась заблудиться в дворцовых анфиладах.

— Знаете, Ализе, — сдавленным голосом заговорил вдруг юноша (по всему было видно, что он сильно взволнован), — когда я увидел вас сегодня утром, то первой моей мыслью было, что вы мертвы, и я никогда бы не подумал, что уже вечером мы будем с вами вот так беседовать, гулять по дому… Что я смогу видеть блеск ваших прекрасных глаз...

Она не удостоила его ответа. Словно черепаха, она старалась как можно глубже спрятаться в панцирь своего недоверия, лишь бы только не внимать смыслу звучавших слов.

— Ализе! — Он обратил на нее страдающий взор. — Мне кажется, вы посланы мне самой судьбой… Может, я сумею загладить свои ошибки...
— Его губы дрогнули; казалось, он вот-вот заплачет. — Ализе, позвольте мне заботиться о вас, пока вы будете жить в нашем доме. Я очень прошу...

«Какой он странный!» — с омерзением подумала Эльза.

— Вы удивительная... — Он благоговейно окинул глазами фигурку девушки, в особенности длинные рыжие волосы, которые укутывали ее худенькие плечи. — Совсем русалочка...

— Где же тогда мой рыбий хвост?! — язвительно воскликнула она, но Элиан был настолько затуманен своими переживаниями, что не уловил ее издевку.

— Со мной такое впервые. Я еще никому не говорил столько глупостей. Русалочка… В детстве отец рассказывал мне одну сказку...
Эльза гордо вздернула подбородок — пора пресекать этот бред!

— Если вы полагаете, что сказкам можно доверять, советую поскорее пересмотреть свои взгляды. Жизнь не бал, на котором вы желанный гость.

— Не смею оспаривать сказанное вами, — чуть слышно пролепетал молодой человек, — но когда рядом вы, я словно попадаю в сказку. Прошу, не прерывайте! — вскричал он, видя, что она пытается что-то возразить. — Выслушайте до конца! Я понимаю, что это дико, глупо, немыслимо, но… Поверьте, будет правильнее, если вы прежде услышите от меня то, что потом скажут другие. Надеюсь, я не опоздал, и никто из обитателей этого дома еще не успел нашептать вам обо мне разных гадостей. — Элиан Аррель возбужденно всплеснул руками. — События последних месяцев перевернули всю мою жизнь, они вывернули ее наизнанку. Никто больше не доверяет мне, даже самые близкие люди. Все шарахаются от меня, как от прокаженного. Но сегодня, увидев вас, я пообещал себе — слышите? — я поклялся, что вы станете моим другом. Мне все равно, кто вы и зачем сюда пришли. Мне плевать на ваше прошлое и на свое — тоже. Поймите же, — он захлебывался, не успевая перевести дыхание, — мне нужен друг. Он необходим мне как воздух! В одиночестве я задыхаюсь. — Он рывком ослабил ворот рубашки, а затем требовательно взял ее руку. — Ализе! Раз вы здесь, вы будете моим другом!

Взмыленный, отчаявшийся, он походил на человека, который собрался броситься в бурлящий водоворот. Что и говорить, вся эта «дружба» свалилась на Эльзу, как снег на голову. Некоторое время она даже не знала, посмеяться ей или разразиться бранью. Пыл, с которым говорил этот странный юноша, внушал подозрение на искренность, поэтому ей пришлось признать, что она не настолько бессердечна, чтобы ответить смехом на его мольбы.

Однако… Даже если бы у Эльзы в самом деле отняли память, она все равно не смогла бы забыть подлостей семейства Аррель. Подумать только: она будет дружить с одним из членов этой семьи, что уже равно предательству. Бесчестный Ури Аррель не должен победить на выборах, и Эльза постарается не допустить подобную ошибку. Недаром она уже успела подпортить репутацию им всем, в том числе и своему новоиспеченному «другу»! О, если бы только племянник Ури Арреля знал, кому предлагает руку дружбы!..

 
Впрочем, случай избавил девушку от необходимости что-либо отвечать. Внезапно рядом с ними появилась незнакомая особа; Эльза даже не успела ее как следует рассмотреть — лишь добротное платье выдало принадлежность той к семейству хозяев. Девочка — на вид ей было около пятнадцати, — подскочила к Элиану и с воплями принялась молотить кулачками по его груди:

— Это ты! Ты хотел ее убить, но испугался свидетелей! — Она со всей силы ударила его по лицу. От пощечины, оставившей на его щеке багровый след, он покачнулся. — Признайся! Не будь трусом! О, мне гадко на тебя смотреть!..

Глядя на отчаяние разгневанной девочки, на покорность молодого человека, который сохранял спокойствие с кричащим ужасом в душе, Эльза была близка к сочувствию. Она словно побывала на месте проведения публичной казни. А девочка и не думала прекращать экзекуцию! С мрачным, диким наслаждением она кружила вокруг Элиана, яростно размахивая своими маленькими руками. Тот не пытался оправдываться. Он просто стоял, опустив голову, и не смел поднять на Эльзу переполненных слезами глаз. Но больше всего Эльзу поразило то, что в пределах одной семьи могут тесниться такие противоречия; что люди с одной фамилией могут друг другу не доверять. До сих пор Эльза представляла Аррелей преступным кланом, где каждый готов стоять за другого горой, покрывая совместные махинации. Теперь стало ясно, что этот огромный дворец, наполненный чудесами роскоши, на самом деле обычный дом, как множество других, со своими проблемами, заботами, семейными драмами...

Тут дочь Ури Арреля (а это была она) обратилась к Эльзе:

— Не бойтесь. Он ничего вам не сделает. Я за это ручаюсь. А теперь говорите. Говорите же! Что он с вами сделал?!

Офелия Аррель… Что сообщал о ней Юфис? Он любил в красках расписывать недостатки противника и своим ядовитым красноречием не щадил никого, даже эту избалованную девочку с не по годам расшатанными нервами. Пожалуй, в чем-то Юфис был прав.

— Не молчите! — Офелия погрозила своим маленьким кулачком, сжатым с такой силой, что побелели костяшки. — Хотите жить с чистой совестью, тогда не покрывайте преступника! Скажите, что он, — она указала на Элиана, — сделал с вами прошлой ночью. Не притворяйтесь, что якобы потеряли память!

Эльза вспыхнула.

— Я… я не скажу того, чего не знаю.

— Понятно. — Девочка круто повернулась к молодому человеку. — Ты сумел ее запугать. Но она все равно мне скажет. Не сейчас, так позже. Запомни это, негодяй. Тебе не удастся в третий раз осуществить свой коварный замысел.

Приподнявшись на цыпочки, она снова отхлестала его по щекам, а он в который раз стерпел это унижение молча, держась с подчеркнутым равнодушием, словно бесчувственная кукла.

На крики прибежала Стефани. Очевидно, разлад в семье не был для нее тайной. Во всем поддерживая своего мужа, она также, как и Ури Аррель, старалась хотя бы внешне сохранить остатки былого доверия к племяннику. Вырвав юношу из лап полицейских ищеек, супруги выполнили свой долг — спасли честь семьи. Однако в глубине души Аррели продолжали считать, что, окажись их непутевый племянник за решеткой, все бы вздохнули с облегчением. Так рассуждал каждый в этом огромном доме… Что ж, отдавая дань репутации, иногда приходится закрывать глаза на безопасность. Но кто знает? Что на уме у человека, за которым упорно тянется преступный шлейф?

Если Ури и Стефани проявляли тактичность, то Офелию обмануть не удалось. Видящая грабителя в каждом столбе, она имела нюх на всякого рода тайны. Говоря откровенно, она попросту страдала манией преследования. А как иначе? Девочка с раннего утра до позднего вечера видела лишь решетку высоких ворот, да могучие спины охранников. С годами страх прочно укоренился в ее существе. Она часто замечала, как переживает отец за их семью, какие деньги бросает на укрепление без того надежной охраны.

Бывало, Ури Аррель просыпался среди ночи в холодном поту — ему снился один и тот же кошмар: злые люди врываются в его спальню, круша все на своем пути, хватают за волосы отчаянно голосящую Стефани… Тогда он долго ворочался в своей широкой постели, не в силах заснуть; будил жену, чтобы убедиться, что с ней все в порядке, а потом мерил комнату напряженными шагами. А через стену дочь, слыша его шаги, сгорала от тревоги. Неудивительно, что нервы Офелии начали сдавать. Пришел час, когда она обеспокоилась угрозами больше отца, и тогда особняк превратился в настоящую крепость.

Вновь нанимаемые слуги проходили тщательный инструктаж, а в охрану брали только мужчин, в прошлом состоящих на военной службе. Теперь уже ни у кого не вызывали удивления проверки «караула», производимые хозяйской дочкой. Худенькая, с трогательными бантиками в волосах, она каждый вечер решительно шагала к воротам, где требовала представить ей доказательства безопасности. Девочка осматривала ружья, пересчитывала заступивших на дежурство громил. Те беззлобно посмеивались, между собой называя барышню «маленьким генералом». Лишь после процедуры проверки постов она засыпала спокойно...
 

Офелия и раньше не доверяла кузену; известие же о его новой проделке вовсе ополчило ее против него. Одолеваемая тревогами, несчастная девушка никак не могла смириться с мыслью, что опасность находится не где-то за каменным забором усадьбы, а непосредственно здесь: за обеденным столом или в соседней комнате. Офелия потеряла покой, измучив не только себя, но и домашних. Негласно они соглашались: чем скорее Элиан уедет, тем будет лучше. Но он не спешил уезжать. Ему как будто нравилось держать в напряжении весь дом одним лишь фактом своего присутствия. Стиснув зубы, он стоически переносил оскорбления и нападки… Да, он страдал, но не желал страдать в одиночку.

Глава 10

...— Офелия! Одумайся! Он твой брат! — Стефани бросилась между падчерицей и племянником.

— Он мне не брат! Убийца не может быть братом! Смерть одной женщины, потом другой… Теперь в нашем доме непонятно как появляется третья… Нет, это слишком!

— Полно, дорогая. — Стефани, от которой, казалось, постоянно исходит сияние праздника, осталась невозмутимой. Однако от Эльзы не ускользнуло, что женщина, ласково обняв падчерицу, явно проигнорировала племянника. Повернувшись к Элиану спиной, она отнеслась к нему, как к пустому месту. Похоже, все в доме настроены против него. Он одинок и несчастен. Заслужено ли?

— Тише, душечка, все хорошо, — успокаивала Офелию Стефани, гладя по вздрагивающей голове.

— Когда он съедет от нас? — рыдала та. — Когда перестанет нас мучить?..

«Я поклялся… Раз вы здесь, вы будете моим другом», — пронеслись эхом слова. Эльза мельком посмотрела на юношу и почему-то почувствовала себя виноватой. В ее присутствии он был морально растоптан...

Когда же она снова взглянула туда, где еще недавно стоял поникший, бледный как простыня Аррель, его там не было. Он тихо ушел. Быть может, он теперь уедет. Эльза уверилась в своей догадке, когда Элиан не явился к ужину. Впрочем, никто про него и не вспоминал. Внимание всех было приковано к ранее пустовавшему месту за длинным столом, где теперь скромно пристроилась чужачка. Обитатели усадьбы то и дело поглядывали в ее сторону. Эльза нервничала, но старалась держать себя в руках.
 

До прихода главы семейства есть не начинали. Женщины смиренно ждали, когда хозяин соблаговолит выйти к столу или же сообщит о своем отсутствии по причине неотложных дел.

Вскоре он явился. Когда к месту во главе стола вразвалочку подошел неказистый толстый человечек на коротких подагрических ножках, лысоватый, с подслеповатыми, оплывшими жиром глазами и двойным подбородком, который дрожал, как холодец, Эльза подумала, что впервые видит Ури Арреля вживую. Она представляла его грозным воплощением зла, а он оказался обыкновенным стариком — со своими проблемами.

Ури Аррель, вопреки ожиданию, не выглядел надменно. Скорее, он пребывал в состоянии постоянной озабоченности, что порой выражалось в раздражении и ворчливом тоне. Но на деспота он никак не походил. Эльза задумалась… Аррель чем-то напомнил ей отчима, тоже вечно занятого, отягощенного грузом неразрешимых проблем. «Что, если я ошиблась? Что, если Юфиса похитил вовсе не Аррель, а другой человек, которого я не знаю?!» Если это так, то выходило, что она проникла сюда напрасно. Эльза испуганно огляделась вокруг. Ее словно встряхнули после долгого сна. Внезапно все происходящее показалось ей ужасной ошибкой… Что, если она и вправду теряет здесь драгоценное время?!
Нет, отступать нельзя. Сперва надлежит все основательно проверить, а уж потом уходить.

Между тем подозреваемый номер один по-хозяйски осмотрел роскошно сервированный стол; при том взгляд его ни на секунду не задержался на Эльзе. Казалось, Ури не заметил ее.

— Где Эли? — только и спросил он, не обнаружив племянника по правую руку от себя.

Офелию передернуло; Стефани обыденно повела полными белыми плечами.

— Полагаю, он готовится нас покинуть, — сообщила она мужу.

— Вот как? — На лице Арреля мелькнуло подобие улыбки. — Давно пора. Как вы его уговорили?

— Мы поставили его перед фактами, — возразила Стефани.

— Я высказала ему все, — добавила Офелия.

— Он обиделся. Это выглядело немного жестоко.

— Еще чего! — обрюзгшие губы Арреля скривились. — Если б не я, он бы гнил в тюрьме, так что нечего корчить из себя парию.

— Здесь нет ничего удивительного, папа. Просто некоторые люди не умеют быть благодарными. Впрочем, — Офелия мстительно сверкнула маленькими холодными глазками, — почему-то меня не оставляет уверенность, что ваш племянник вскоре снова окажется там, откуда вы его освободили. Остается только желать, чтобы поводом для этого не послужило очередное убийство.

— Позволь разъяснить тебе кое-что...— Стефани обратилась к Эльзе, и все остальные вслед за нею посмотрели на нее. — Как ты, наверное, успела заметить, Элиан очень невезучий человек. Едва ему успевает понравиться какая-нибудь девушка, как ее тут же настигает гибель. Так случалось уже два раза. Каждый волен по-своему объяснять эту трагическую закономерность: например, одна наша служанка утверждает, будто некто, позавидовав красоте и доброму сердцу Эли, смешно сказать, заколдовал его, чтобы обречь на вечное одиночество. Впрочем, такая версия складывается не от большого ума. Лично я считаю, что обе смерти — чистой воды случайность. Подумайте сами, к чему нашему мальчику убивать тех, кто первыми проявляли к нему благосклонность?

Ури Аррель с глубокомысленным видом пережевывал кусок куриного филе, а его дочь изображала полную отрешенность.

— Вижу, мое мнение никто не разделяет, — улыбнулась Стефани. — Что ж, признаюсь, я сама верю в него с трудом. Во всяком случае, следует соблюдать осторожность.

— Осторожность, — с набитым ртом повторил Ури, после чего красноречиво перевел глаза с жены на Эльзу. — Штеффи, ты всегда отличалась ангельской добротой. Если не ошибаюсь, в присутствии этой девочки за нашим ужином есть твоя прямая заслуга… Это правда, что вы ничего о себе не помните? — Ури Аррель сощурил на Эльзе свои рыбьи глаза. — Даже адрес, по которому мы могли бы вас отвезти?

Девушка с трудом нашла в себе силы кивнуть. Похоже, она рано усомнилась в преступной деятельности этого типа. Его сверлящий взор так и норовил пошатнуть ее самообладание. Но этот человек, несомненно, считал свои силы и время благами особой ценности и не собирался растрачивать их на пустые разговоры, поэтому больше не сказал Эльзе ни слова. Зато потом, после ужина, он негромко попросил жену следовать за ним в его кабинет, и Эльза, уловив момент, незамеченной отправилась за ними. Ей было необходимо услышать разговор, который, как она надеялась, даст ответы на многие ее вопросы.

Подкравшись к двери, девушка припала к щелке, из которой в темный коридор проникал свет настольной лампы. Муж и жена говорили вполголоса, отчего Эльзе приходилось напрягать слух, чтобы хоть что-то услышать. Со своего наблюдательного пункта ей был виден профиль насупленного Ури, а где-то справа, из недоступного глазу угла, время от времени давала ответы как всегда невозмутимая Стефани.

В отличие от других жен богатых и влиятельных господ, она не собиралась вести жизнь ненасытной эгоистки. Несмотря на то, что Стефани питала слабость к красивой одежде, драгоценностям и вниманию окружающих, главным для нее была семья. Пять лет прошло со дня ее свадьбы с немолодым вдовцом, но всем обитателям усадьбы казалось, что она жила здесь всегда. Стефани принимала живейшее участие в воспитании своей падчерицы, а также не обходила стороной и племянника мужа. И все в их доме шло хорошо, пока с Элианом не приключилась беда и пока… Ури Аррель не решил участвовать в политической гонке.

Сердце женщины чуяло неладное, но в часы отлучек супруга громадный дом с целой армией слуг ложился на ее плечи, поэтому ей волей-неволей приходилось «держать марку» и подбадривать повзрослевших детей. Стефани была немногим старше своих подопечных, но она умела так утешить в трудную минуту, так душевно поддержать, что Офелия и Элиан по праву могли считать ее своей матерью. Только недавняя трагедия с гибелью девушки в одночасье провела черту между Элианом и его семьей. От этого отчуждения страдали все, но увы — не могли побороть недоверие в своих сердцах.

Продолжение следует.


© Copyright: Милена Ренальская, 6 декабря 2021

Регистрационный номер № 000294807

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий