Романы

ДэЖаЛе 3. Неожиданное родство. Глава 1.

Добавлено: 24 августа 2015; Автор произведения:Vilenna Gai 956 просмотров
article161910.jpg

Часть третья.

© Copyright: Виктория Чуйкова, 20.04. 2015
Свидетельство о публикации №215042000822
 
                                 Неожиданное родство.
 
                                                               «Когда под рукой нет белого флага — ты обязан выиграть!»
 
 
Глава 1.
                Октябрь был утомительно жарким. Выбравшись из своего заточения, мужчина вышел на крыльцо поместья и с радостью обнаружил, что зной иссяк. Сверкали крыши, деревья, чугунные ограды аллеи сада, от крупных капель дождя и пробивающегося из-за туч солнца. Осень спешила ворваться на обновленную погодой местность и отогнать «бабье лето», провеивая ветрами простор.
Спустившись во внутренний дворик он, подставляя дождю лицо, расставив руки, вдыхал полной грудью, словно пил эту свежесть, насыщая себя, наполняя влагой и прохладой на долгие месяцы. Забрызганный каплями он стоял долго, не меняя позы, и отдавался воспоминаниям. Легкий запах тревоги коснулся его души и от этого дуновения он вздрогнул. Антрацитовое серебро ограды нагло мозолило глаз. Летучие пряди развеянных облаков тянулись друг к другу и упорно закрывали солнце. Оно не сопротивлялось, оно угасало, подавшись их напору. Клумбы, еще недавно кричащие марципановым лоском, поникли от тяжелых и холодных потоков воды. Фонтан посерел, совсем немного, в отдельных уголках сверкнул осколками света и сник, подчиняясь серости бытия. Мужчина повернулся, посмотрел на дом. Открытая внизу дверь колола глаз от беспросветной мглы.
— Дождь и серость цветов тут не играют главную роль, хотя и влияют на настроение, — решил он, — должен признаться себе, что какой-то жучок меня съедает изнутри. Гони, не гони назойливые мысли, а избавится от ощущения и беспокойства, что подобное уже разыгрывалось в моей жизни, я не могу. Как не крути, а нечто печальное спряталось за той дверью! Явь неотступно намекает на неизбежность развязки, повторяясь, о нет, доказывая, что все предрешено.
— Ну, вот чего ты там остолбенел? — Крикнула Владислава, выглянув из большой гостиной. – Мне что, с тобой еще и как с ребенком нянчится?
— Хорошо, Лада, как в детстве! – невпопад ответил он, не отреагировав на замечание девушки.
— Заходи сейчас же! Это тебе не летний дождик. Это наша осень, русская! С холодными ливнями и сквозняками.
— Я тут вспомнил юность!
 Со стороны казалось, они не вникают в слова друг друга, находясь каждый на своей волне.
— Ничего не хочу слышать, пока не войдешь в дом! – Девушка нарочно громко захлопнула балконную дверь. Мужчина опустил голову и плечи, свесив по бокам руки, слегка косолапя, пошел в открытую «пасть мрака».
— Хуже дитя! – Встретила она его в холле и подала полотенце. – Чего выеживаешься?
— Вы…, что? – прищурив один глаз он уставился на ее заботливое лицо, хотя девушка так старалась показать не заботу, а возмущение, что кипела в ней. Мало того, что он вдвое старше ее, совершенно чужой ей мужчина, ну да, они очень сдружились в последние дни, и ей с ним было интересно. Но почему она должна возиться с ним?! Приглядывать, веселить, заполнять его досуг, вытаскивать из студии, где он мог проводить сутки напролет, без еды и сна, выкуривая сигарету, за сигаретой и выпивая множество крепчайшего кофе. С ее уст было сорвалась претензия, но она вовремя спохватилась и вздохнув глубоко, отмахнулась:
— Не важно! Иди, переоденься, ну, надень сухие вещи. Дал же бог мне подопечного! – легонько толкнула в плечо, обозначая направление. – Возишься, а тебе никакой благодарности… — Бубнила она, перебегая от родного русского, до его английского, от чего фразы получались замысловатые. Идя следом, зачем-то рассматривала оставляемые им следы, похожие на лужицы, и струйками разбегающиеся по плитке.
— Я думал мы друзья. – отозвался Пат.
— С больными дружить – себе вредить!
— Все шутки – прибаутки! Я плохо понимаю. – Он уже довольно сносно говорил на русском, но признавался честно, когда не мог понять смысла фраз.
— Подольше стой под проливным дождем, вообще перестанешь соображать. – Мужчина зашел в свою комнату, а она, сделав круг на одном каблучке, пошла наверх. – Вот оно мне надо? И чего я такая добрая? А что я вообще собиралась делать? – Присела на кушеточку у большого зеркала, напротив рояля и прикрыла глаза. В зале было совсем темно, но включать освещение не хотелось. Незаметно навалилась усталость, не физическая, а моральная. Откинув голову, уперлась о холодное стекло и застыла в полудреме, наслаждаясь тишиной и одиночеством. Легкий стук поднятой крышки ее не заинтересовал, как и первые аккорды. Пальцы касались клавиш, как капли дождя, заставляя их плакать. Тихий мужской голос запел протяжно, душещипательно.
«Сумерки! – подумала Владислава. – Вместе с дождем они окутали нас своей негой». – Но и это не смогло ее заставить отрыть глаза и посмотреть на того, кто старался украсить ее временное отрешение. Так и сидела, под аккомпанемент дождя и рояля с закрытыми глазами, с запрокинутой головой.
— Сумерки! – Произнес Эд прямо в ухо Вел, услышав первые аккорды. – Вот они и поселились в нашем доме. С твоей легкой руки и моей наивностью.
— Наивностью? – Вел напряглась. Час назад они вернулись с прогулки, на которую ее, практически силой увез муж, оторвав от важного дела. Это были прекрасные часы, она уже собралась его поблагодарить за подаренный вечер, как он взял и все испорти. — Эд, не делай себя лучше, чем ты есть – это просто не возможно! – Вскипела, сжала кулаки, сморщив нос, но тут же в ней все поменялось, от выражения лица до чувств, заклокотавших в груди. – А зачем ты мне это сейчас сказал?!
— Просто вспомнил.
— Просто вспомнил… — Повторила она протяжно, уносясь в далекую юность, о которой так некстати напомнил муж.
По стеклу стекали сплошные потоки воды, не барабаня, а дополняя голос, тихо и протяжно, с грустью, но без боли, звучащий в большом зале из особняка.
  — Он тебе мешает? – спросила она и внимательно присмотрелась к мужу, тот все еще спокойно лежал, запрокинув одну руку под голову.
— Нет. – просто ответил Эд, в уголках губ появилась легкая улыбка. — Я бы даже сказал наоборот, навевает воспоминания нашей встречи.
— Это плохо? – все еще не понимая его настроения, Вел насторожилась.
— Это очень хорошо! Даже замечательно! — Эд переменил место своего расположения и увидел блеск ее глаз. Тут же щелкнул ночник. Минуту он любовался ее видом – раскрасневшиеся щеки и оливкового масла глаза. Того самого, насыщенного, которое ты еще не пробовал, но уже знаешь, в нем прикус с небольшой горчинкой. Алые губы, легонько прикушенная нижняя губа, совсем крохотный кончик белого зуба. Слегка вздернутый, курносый нос. А главное — легкая стыдливость, все еще витающая во взгляде. Ему не важно было, по какому поводу она возникает, он любил эту стыдливость, эту неловкость, что нет – нет, а нахлынет на любимую Вел, единственную женщину в его достаточно долгой жизни. Желание ударило в голову, но Эд не стал прерывать идиллию момента, просто лег рядом: — Все хочу спросить, а о чем ваш фильм?
— Тебе, правда интересно, или так, для разговора?
— Вел! Ты же знаешь, что мне с тобой и молчать в сладость, а уж говорить всегда есть о чем. Мне интересно, очень, очень! Процесс долгий, а я любопытен до всего, что касается тебя.
-Ну, ладно! – Вел повернулась на бок, поцеловала его и села, моментально сменив томность на радость от его интереса к ее работе. – Расскажу тебе вкратце, только обещай не смеяться.
— Я хоть раз высмеивал твои дела? Но обещаю!
— Это должно быть вери, вери гуд! – вдохновенно заявила Вел и даже про жестикулировала. — Сюжет о любви.
— Я и не сомневался.
— И не перебивай! – хлопнула его ладошкой и продолжила: — Не той похотливой, а чистой и как ты любишь повторять – невинной. Парень случайно заметил девушку. Был праздник Купалы, она вышла из воды, и им хватило встретиться взглядами, чтобы полюбить навечно. Далее так. Они встречаются каждый вечер, на одном и том же месте, долго говорят, дарят друг – другу нежные прикосновения, наивные поцелуи, пронизывающие насквозь. Все это длится не долго, она неожиданно исчезает. Вот так просто испарилась у него на глазах. Парень в шоке, ничего не понимая, бросается ее искать, даже не догадываясь, что живут они в одном доме, в одно время, только на разных параллелях. Которые, по непонятным причинам, сошлись. Что это было? Сбой, или чудо… Девушка томится, не зная, как же его увидеть вновь….
— Твоя идея?
— Не угадал – его! Но мне понравилось. Это же так фантастически. Но если подумать, вполне может быть.
— А я-то все думаю, что вы снимаете, как-то не по-русски.
— Не прав, именно по-нашему. Просто есть две жизни – ЕГО и ЕЕ. И они, на радость или беду, на миг встретились.
— Значит, оба живут в этом особняке?
— Нет! В нашем домике на обрыве. Сад и парки, ах да, бухточка – здешние. Мы смонтировали ее год жизни, теперь снимем его и их встречу.
— Его…. Это Мэйсон. Правильно я понял?
— Ага! Пат в него просто влюбился, ну не в него, а в типаж. Я знала это заранее. Сам подумай, в нем же столько дикости, столько притягательности!
— Нечто подобное я подразумевал, когда ты их отправляла в Англию. Ставку делала сразу с козыря.
— Эд! – ударила она его в плечо.
— Комплимент, родная, комплимент! Кто же милое создание, закружившее его голову?
— Наша Агния!
— Почему она, а ни кто-то из Славок? Да, а Жека знает?
— Она потому, что больше вписывается в природную загадочность. Славочки – как солнышко, без таинственности, ну и прочего. Нет у них чертовщинки, понимаешь? – Эд кивнул. – Вот. А Агния, просто Нимфа, что однажды выйдет из воды. В нашей Мире нет бунтарства, а Владка, та чересчур серьезна. И потом, Владиславу прельщает больше процесс, чем самой быть в этом процессе. Ну и главное это то, что ты у них еще в детстве отбил тягу к публичности.
— А как же Агния, Мэйсон?
— Я долго думала над этим, даже говорила с Жаном и мы пришли к тому, что десять лет дети могут «светиться», потом, как  многие артисты одной роли, забудутся.
— А ты не думала, что им могут посыпаться предложения?
— Нет, об этом я не думала. Подумаю, если.
— Н-да! Просты ты и Ев в молодости. Помню, помню!  — кивнул он сам себе. — Ты не ответила на второй вопрос.
— Да, да, Жека! Дорогой, я не знаю, как он реагирует на это.
— Понятненько! – замолчал, прислушался. – А мой рояль ничего, звучит.
— Так он же никем не терзаем.
— Да, ему повезло. – Эд провел по ее руке,  поцеловал пальчики. – Вел, а ты случайно не знаешь, куда исчезла Жаннетт со свадьбы?
— Нет, а что?
— Опять влипнет.
— Чего так думаешь?
— Нужна была, звонил, не отвечает. И не перезванивает.
— И как ее все ваши законы терпят? – Засмеялась Вел и легла рядышком, обняла и прикрыла глаза.
— Она их красиво, я бы сказал, с любовью, обходит.
****
          Рояль умолк и Владка сразу открыла глаза:
— Что, это все? Исчерпал запас обольщения?
— Мой голос стал скрипуч?
— Я бы так не сказала. Так что ты решил, останешься здесь, посмотришь наши непогоды, или еще что?
— Мне катастрофически нужны оба героя. Но! – Пат развел руками. — Поэтому решил отложить.
— Чего так?
— Домой захотелось, до боли!
— Значит домой. – поднялась, подошла к роялю. Он тихо наигрывал, простой мотивчик, поднял к ней глаза:
— А скажи мне, милое дитя, в меня можно влюбиться?
— Скорее да чем нет. А что так?
— Сам не знаю. Пока прятался от фанаток – потерял время. А сейчас, когда всеми забыт, вдруг захотел семью, детей. Ощутить себя молодым и любимым.
— Время, в отличие от денег, накопить нельзя. Ты бы сам влюбился для начала, а остальное подтянется.
— А ты что одна?
— А какие мои годы? – Влада передразнила его, но тут же вернулась в прежнее расположение духа и ответила серьезно. – Знаешь, тут такое дело получается. Я бы и не против, но поняла одну важную вещь – мне хочется, чтобы рядом был тот, кто умеет слушать и слышать меня. А пока, только я слушатель. – Пат моргая соображал смысл ее слов. – Не обращай внимания. Это я так, ляпнула.
— Что есть ляпнула?
 Влада вздохнула и отошла от вопроса, не удовлетворив его пояснением:
— Будешь дальше терзать отцовскую игрушку? — Он отрицательно мотнул головой и поднялся. – Я к себе! – Мужчина пошел за ней, тихо ступая, слегка косолапя, так, что девушка сразу и не услышала его шагов за собой. Открыла дверь своих комнат, ставших вдвое больше, после свадьбы сестры, и чуть не ударила его дверью по лицу, вовремя развернулась и придержала дверь. Пат застрял на пороге, уставившись в одну точку.
— Извини! – Испуганно произнесла она, не зная, как реагировать на его ступор. – Я не успела тебя задеть?
— Что? – Мужчина словно очнулся от ее голоса. – А я не был ни у кого из вас, в личных комнатах…
— Хочешь зайти?
— Если можно. – Он переступил порог, а глаза то и дело уходили мимо нее, вглубь комнаты. Владка бросила взгляд, но ничего привлекательного не нашла. Он прошел, скромно присел на стул, в уголке, и скромно сложил руки между колен. – А водички можно? – У него во рту все пересохло и опять, тот же запах опасности пронесся мимо. Влада подала стакан, он обхватил его двумя руками, сделал маленький глоток, смачивая язык, собирался сделать второй, побольше, но опять перевел все внимание в глубь комнаты. Влада его не трогала, стояла и ждала.

 


© Copyright: Vilenna Gai, 24 августа 2015

Регистрационный номер № 000161910

Поделиться с друзьями:

Хранители планеты. Глава 5. Роковой маршрут.
Предыдущее произведение в разделе:
ДэЖаЛе 3. Неожиданное родство. Глава 3.
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: +1 Голосов: 1
Комментарии (2)
Добавить комментарий
Анна Магасумова # 24 августа 2015 в 12:40 +1
Рада новой встрече с Гаями! secret Ой! Что их ожидает? Уже начинаю беспокоиться.
Vilenna Gai # 24 августа 2015 в 14:09 0
Спасибо! Ожидает - новый виток приключений.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев