Романы

Серый кардинал

Добавлено: 19 мая 2017; Автор произведения:Андрей Романов 92 просмотра
article235316.jpg

Серый кардинал
 
 
Казахстан. Бетпак-Дала. Сентябрь 1995 г.
 
Майор Долин Виктор Петрович вышел из дежурки и посмотрел на небо. Говорят, что у летчиков есть такая привычка – смотреть на небо, когда выходят из помещения. Таким образом, они определяют, будут полеты или нет. Редкие пушистые облака медленно проплывали по голубому небосводу. Некоторые из них были причудливой формы. При наличии богатой фантазии в них можно было увидеть рыцарские замки, диковинных животных или ужасных монстров.
День обещал быть солнечным и теплым.
Виктор не был летчиком, и погода его не волновала. Просто хотелось пройтись и подышать свежим воздухом. Офицер некогда славных войск ПВО был сегодня дежурным по объекту. Уже несколько лет этот объект был закрыт и находился в состоянии «чемодана», который нести тяжело, а выбросить жалко. Старая, никому не нужная техника ржавела под открытым небом. Все, что можно было с нее снять, давно уже сняли, но по непонятным причинам до сих пор не могли списать. Даже в виде груды металла эта техника для кого-то представляла ценность. Впрочем, кому именно это нужно, ни для кого секретом не было. Периодически на объект с разрешения и по приказу командования части приезжали грузовые машины, принадлежавшие местным коммерсантам. В них грузили старые, но вполне пригодные для работы, движки, трубы, кислородные баллоны, медь, алюминий и многое другое, что на «черном» рынке имело ценность. Все это увозилось в неизвестном направлении. После развала Союза осталось очень много неучтенной техники и имущества. Этим сразу воспользовались предприимчивые люди. По дешевке скупались дизели, двигатели, трубы, стройматериал. Со старых казарм снимались окна, двери, шифер, балки и полы. Здания разбирались по кирпичику. Товаром становилось все, что могло пригодиться при строительстве домов, дач, гаражей и еще черт знает чего...
Основная задача наряда заключалась в том, чтобы охранять объект от набегов любителей поживиться на халяву. По степи мотались многочисленные бригады, которые собирали цветные металлы и все, что плохо лежит. В условиях повальной безработицы для многих этот промысел был единственным источником дохода. Военные объекты для них являлись «лакомым кусочком». Здесь они всегда находили то, что потом можно было продать. Если не удавалось договориться с охраной объекта, «старатели» на свой страх и риск проникали на охраняемую территорию. Выставлялись наблюдатели, которые предупреждали о приближении военных, создавались «отвлекающие группы». В общем, проводились полномасштабные, почти войсковые операции. Активно привлекали для этого дела детей и женщин, справедливо полагая, что по ним стрелять не будут. Так оно и выходило. Иногда таких нарушителей удавалось задержать. Их передавали милиции, но через некоторое время те же люди вновь появлялись на тех же объектах.
Обычно на дежурство приезжали вдвоем. Но напарник Долина заболел, а заменить его было некем. В части катастрофически не хватало людей. Из-за нехватки солдат срочной службы наряд был офицерским. Одно время, в их части даже состав караула был из одних офицеров. Командованию это очень понравилось. Улетучились все проблемы, связанные с недобросовестным несением службы. Ведь офицера не надо уговаривать нести службу по уставу – это у них уже в крови. Солдату же постоянно нужно доказывать, что если не идет война, и вокруг не свистят пули, то это не повод, чтобы спать на посту. Подъем ночью по тревоге – это не блажь командира, а необходимый элемент учебы военных. Без подобных тренировок невозможно научить солдат в нужное время действовать быстро и без суеты. Все проблемы отпали, когда в караул начали заступать офицеры. Никого ни в чем убеждать не надо. Все не только хорошо знали свои обязанности, но и добросовестно их выполняли.
Череда сокращений привела к тому, что из армии ушло большое количество отличных специалистов. Особенно много уволилось молодежи. Их никак не устраивала убогая зарплата. Поэтому они наплевали на имеющуюся выслугу лет, на будущую нищенскую пенсию, предпочтя начать жизнь «с чистого листа», пока еще есть здоровье и силы.
Нехватка офицеров в части привела к тому, что в течение семи дней Долину предстояло куковать на объекте в одиночестве. Виктора это нисколько не беспокоило. Он спокойно переносил одиночество. Возможно, что смог бы прожить и на необитаемом острове долгое время без общения с людьми. Долин был необщительным человеком и трудно сходился с незнакомыми людьми. Наверное, из-за этого, в свои тридцать пять лет, оставался холостяком. Поэтому недельное дежурство на объекте для него не было в тягость. Долин с удовольствием приезжал сюда. Подальше от нудного начальства, которое вечно всем недовольно, от их нотаций и армейского маразма, который всегда процветал в армии.
Раздражало лишь отсутствие связи. До части сто километров. До ближайшего объекта, где есть связь – три. Если что-то случится, не докричишься. А случиться может многое. Змея укусит, зуб заболит или ногу сломаешь. Раздражала инструкция, которая предписывала спать не более четырех часов. Четыре часа в сутки в течение недели. Какой идиот ее писал? Маразм начался после того, как их часть, входящую в состав войск ПВО, передали в подчинение РВСН. Войска, которые за всю свою историю никогда не воевали, очень преуспели в бумаготворчестве. Все у них было расписано до мелочей. В течение полугода в части изучали талмуд, в котором рассказывалось где, сколько, каких размеров и в каком месте должны висеть бирки и всевозможные надписи. Приезжающие проверочные комиссии всегда находили кучу недостатков по этому поводу. О состоянии дел в подразделениях судили по правильно оформленным бумажкам. Можно подумать, что боеготовность части зависела от правильно развешанных табличек.
Майор обошел объект по периметру, на что ушло больше полутора часа. Слава Богу, под ноги можно было не смотреть. В конце сентября змеи уже, практически, не показывались на объекте, и можно было не опасаться, что ненароком наступишь на скользкую тварь. После таких встреч он несколько дней внимательно смотрел себе под ноги, видя в любой проволоке или обрывке веревки, змею. Змей Долин боялся. Эти скользкие извивающиеся гады вызывали у него чувство отвращения и ужаса. Он всегда удивлялся тем людям, которые в них души не чаяли и даже держали у себя в доме. Говорят, что в Индии приручают удавов охранять детей от хищных зверей и змей. Долин представил себе, что такой телохранитель, свернувшись кольцами, будет лежать у его ног, и по телу побежали мурашки. Всякий раз, когда на его пути попадалась змея, он непроизвольно прыгал в сторону. Это стало у него уже рефлексом. Хуже всего для него было выходить из дежурки. Однажды, он чуть не наступил на свернувшуюся колечками змею, расположившуюся прямо на пороге. Чем ее привлекло это место, было не понятно. Но с тех пор Долин осторожно открывал дверь дежурки и внимательно смотрел – нет ли на пороге этих гадов. Эту привычку он сохранил и в зимнее время. Правда, опасался не змей, а волков. Как-то, выйдя из дежурки, увидел в шести метрах от себя волка. Хищник вел себя мирно – сидел и смотрел на Долина. Он не убежал, не кинулся на майора, а просто сидел и смотрел. Не было в его взгляде ни злобы, ни агрессии. Словно приблудившаяся собака, которая потерялась и ищет того, кто бы ее приютил. Но это был хищник. Крупный, сильный, способный перегрызть горло любому, кто ему по каким-то причинам не понравится. Все это Долин прочитал в волчьем взгляде. Такой сосед был ему не нужен. Майор достал из кобуры пистолет, навел мушку между глаз и выстрелил. Волк упал, но через пару секунд опять поднялся и сел. Пуля чиркнула по голове, рассекла кожу. Из раны полилась кровь. Долин сделал поправку. Прицелился в левый глаз и плавно нажал на спусковой крючок. Хищник упал и больше не поднялся. Было непонятно, почему его не испугал первый выстрел, почему он не попытался убежать, чтобы спасти свою жизнь? Долин долго стоял и молча смотрел на поверженного зверя. Он не мог понять причин побудивших волка дать себя убить. Было в этой покорности судьбе что-то непонятное и даже мистическое. Долин для себя так и не решил, правильно он тогда поступил или нет? Он лишил жизни живое существо, чтобы обезопасить себя. Но была ли опасность? Как определить грань между целесообразностью и жестокостью?
Майор встряхнул головой, словно сбрасывая нахлынувшие воспоминания, и опять посмотрел на небо. Погода стояла теплая, солнце приятно грело спину и в дежурку идти не хотелось. Долин стоял на небольшом бугорке и смотрел в даль. Ему нравилась степь. Ее бескрайние просторы, уходящие за горизонт, ее тишина и безмолвное величие. Полное отсутствие деревьев на многих наводило тоску, а ему нравился этот пейзаж. До самого горизонта тянутся редкие колючие кусты, равнина чередуется с холмами, и никакие звуки не нарушают тишину. Создается ощущение, что ничего живого вокруг нет. Но, это только кажется, что степь необитаема. Если внимательно посмотреть вокруг, то обязательно увидишь пробегающего паука, греющуюся на солнце ящерицу или притаившегося, похожего на засохшую веточку, богомола. Тушканчики и суслики изрыли весь объект своими норами. Они часто выбегают на поверхность, забавно крутят маленькими головками, а при приближении человека, издав пронзительный свист, быстро скрываются в своих жилищах. Зимой, когда степь застилает снежный покров, можно увидеть многочисленные следы зайцев и лис, тоненькие, переплетающиеся между собой цепочки, оставленные миниатюрными лапками куропаток. Конечно, есть еще скорпионы, которые иногда залезают к тебе в кровать, змеи, греющиеся на тропинках, по которым ты идешь, и прочая гадость, но о них лучше не думать и не встречать.
В степи все хорошо просматривается. Глаза улавливают любое движение. Когда дует ветер, то часто можно увидеть мчащийся по степи клубок перекати-поле. Он катится гонимый ветром, а, наталкиваясь на препятствие в виде куста или бугорка, резко подпрыгивает вверх, и начинает лететь. Потом приземление и опять стремительное движение без остановок, до тех пор, пока не превратится в маленькую точку и не скроется за очередным холмом. Хочется пойти следом и посмотреть, что же находится за линией горизонта. Хотя Виктор и так знал, что на расстоянии ста километров вокруг кроме голой степи ничего нет.
Летом часто налетал «Афганец», обжигающий своим раскаленным дыханием все живое. Так называют здесь, несущий жару ветер. В такие дни приятно расположиться в тени и наслаждаться, хоть и относительной, но прохладой.
Иногда природа баловала эти места дождем. Двадцать минут с неба льется вода, принося с собой прохладу и свежесть, а через десять минут земля становится опять сухой. И если бы вы своими глазами не видели дождя, то ни за что бы не поверили, что он был. Пропадали все следы его присутствия.
Но, не смотря ни на что, Долин любил степь. Хотя вслух об этом никогда не говорил. Боялся, что его засмеют или примут за сумасшедшего.
Майор нашел небольшой плоский камень, сдул с него пыль и сел. Его взгляд устремился в небо. Высоко над ним парил беркут. Плавные неторопливые взмахи крыльев завораживали взор. В такие минуты Виктор завидовал птицам и жалел, что человеку не дано так же величественно парить в небе. Опустив взгляд к линии горизонта, он увидел, что вдали появилось облако пыли. Это означало, что кто-то едет. Если по степной дороге движется машина, то обязательно поднимается пыль, которая тянется длинным шлейфом, словно хвост кометы.
Дорога проходила в десяти метрах от Долина. Он с интересом стал смотреть на приближающееся облако пыли. Иногда оно скрывалось за холмом на некоторое время, а потом вновь появлялось. Когда до объекта оставалось пятьдесят метров, из-за холма выехал мопед, управляемый мальчиком. Долин подошел к колючей проволоке и стал ждать. Что-то его насторожило. Появилось чувство опасности, а по сердцу прошла холодная волна. Слишком часто ребенок оглядывался, и управляемый им мопед все время вилял. Создавалось впечатление, что за рулем пьяный. Через несколько секунд из-за бугра появились волки. Они отстали от мальчика на двадцать метров. Когда мопед почти поравнялся с Долиным, ребенок что-то крикнул. В это время переднее колесо наскочило на небольшой камень. Руль резко повернулся в сторону, мальчик его не удержал, и мопед опрокинулся посреди дороги. Ребенок покатился кубарем, поднимая дорожную пыль. Он попытался вскочить, но видимо, от страха и выпавших на него переживаний силы оставили его. Сидя на коленях, широко раскрыв глаза, с ужасом глядя на приближающихся хищников, мальчик раскрыл рот в немом крике. Судорога свела его мышцы, и из горла не вырвалось ни звука.
Долин перелез через колючую проволоку и подбежал к ребенку, который, покачиваясь, сидел посреди дороги. Он понял, что не успеет затащить мальчика на территорию объекта. Волки уже были в десяти метрах от них. Долин вытащил из кобуры ПМ, снял с предохранителя, дослал патрон в ствол, встал на одно колено и нажал на спусковой крючок. Первый волк свалился в двух метрах от него. Долин перенес огонь вправо, сделал два выстрела по ближнему хищнику. Повернулся влево и опять дважды выстрелил. Стая остановилась. Оскалив клыки, и злобно рыча, волки смотрели на людей и излучали ненависть. Звери не умеют ненавидеть, но Долин почувствовал именно волну ненависти, исходящую от хищников. Два волка не подавали признаков жизни. Третий катался по земле и скулил. Оставшиеся три волка замерли в двух метрах от своих жертв. Вздыбленная шерсть на холках, торчащие из открытых пастей клыки и злобное рычание вызвали неприятный холодок между лопаток майора. Было ясно, что выстрелы волков не испугали, и от своих планов они отказываться не намерены. Предстояла схватка не на жизнь, а на смерть.
В магазине осталось три патрона. Долин понимал, что перезарядить пистолет он не успеет. Поэтому необходимо было, чтобы каждый выстрел поразил цель. Пусть даже не убить, а только ранить. На поясе висел самодельный остро заточенный охотничий нож. Можно будет попробовать отбиться. Ведь, несмотря на острые клыки и крепкие челюсти хищников, человек все равно сильнее волка. Главное, не дать вцепиться себе в горло, не потерять сознание от боли, если в твое тело вонзятся острые зубы, и ни в коем случае не терять присутствие духа. Необходимо на время схватки самому стать злобным и беспощадным хищником. Рычать, кусать, рвать на части любого, кто покушается на самое дорогое, что у тебя есть – твою жизнь. В этой схватке не будет ни правых, ни виноватых, а только побежденные и победители. Цена победы – жизнь!
Все эти мысли промчались у майора в голове мгновенно. Долин навел мушку на левого волка, целясь ему между глаз, и мягко нажал на спусковой крючок. В первом выстреле он не сомневался. С такого расстояния по неподвижной цели промахнуться трудно. Ведя ствол пистолета вправо, майор дважды нажал на спусковой крючок. Второй выстрел угодил в грудь, а третий в лапу. Один хищник остался лежать на земле, а оба подраненных волка развернулись и побежали в степь. Долин перезарядил пистолет, подошел к единственному еще живому волку и выстрелил в голову. От яркого солнца и волнения пот заливал глаза. Майор рукавом вытер вспотевшее лицо. Ноги отяжелели, словно налились свинцом. Сердце бешено колотилось. Пришлось немного постоять на месте, чтобы прийти в себя.
Мальчик, которому на вид было лет двенадцать, все это время сидел на земле, обхватив правой рукой левый локоть, который ушиб во время падения. Глаза широко раскрыты. В них застыл страх. Ребенок был явно в шоковом состоянии. Долин положил пистолет в кобуру, подошел к мальчику и сел напротив. Он ни о чем не стал его спрашивать. Положил левую руку на плечо, а правой погладил по голове.
– Успокойся. Все уже позади. Больше тебе нечего бояться.
Сзади послышался шум подъезжающей машины. Долин вскочил и развернулся в сторону источника шума. По дороге прямо на него мчался черный джип. Не доезжая трех метров, машина резко остановилась. Из нее сразу выскочили четыре человека, одетые в камуфляж. Трое из них были вооружены короткоствольными автоматами. Все четверо побежали к Долину. Первая мысль, которая возникла у майора – террористы. За всю историю существования объекта не было ни одного случая нападения. Но все когда-нибудь случается в первый раз. У Долина неприятно сжалось сердце. Он даже не попытался выхватить пистолет из кобуры.
Но выскочившие из машины мужчины, не обращая внимания на офицера, подбежали к мальчику. Один из них схватил ребенка и сильно прижал к себе. Через минуту мужчина заговорил на непонятном языке и стал осматривать ребенка со всех сторон. Убедившись, что никаких повреждений, опасных для жизни нет, подошел к Долину, который так и стоял посреди дороги, не зная как реагировать на столь внезапное вторжение чужаков.
– Вы спасли жизнь моему сыну. Как вас зовут?
Мужчине было больше сорока лет. Восточные черты лица, короткая аккуратная борода и густые черные брови. Если бы не камуфляж, то его можно было бы принять за профессора, какого-нибудь университета. Говорил он по-русски без акцента.
– Майор Долин, – представился по-уставному офицер. На секунду, замявшись, добавил, – Виктор Петрович.
– Меня зовут Агим Джабара, – представился мужчина. – Если не возражаете, то мы разобьем здесь лагерь, а вас я приглашаю почетным гостем на торжество по поводу спасения моего сына.
– Я на службе, – неуверенно ответил Долин, – а располагаться можете, где хотите, степь большая.
– Нет, уважаемый Виктор Петрович, без вас праздника не будет. Оставьте за себя старшего и через час подходите.
– Я здесь один.
Джабара удивленно посмотрел на офицера.
– Такой большой объект охраняет один человек?
– Так получилось, – майору, почему-то стало очень стыдно, но ничего объяснять постороннему человеку он не стал.
– Значит, здесь нет ничего ценного, – констатировал Джабара. – Сейчас подъедет еще одна машина с телохранителями, и организуем охрану. Верьте мне, ничего не пропадет.
Долин посмотрел на собеседника и поверил. Плотного телосложения, уверенные движения, умный проницательный взгляд. Все это наводило на мысль, что Агим Джабара привык повелевать. Именно повелевать, а не приказывать. И за свои слова отвечать.
В это время подъехал еще один джип. Как только рассеялась поднятая им пыль, Джабара подошел к приехавшим и начал говорить на непонятном Долину языке. Двое мужчин начали выгружать из машины вещи, а трое, вооруженные автоматами, подошли к Долину.
– Товарищ майор, – обратился по-уставному один из подошедших, – хозяин приказал выполнять все ваши указания.
Говорил мужчина по-русски, но с небольшим акцентом.
Майор внимательно оглядел это воинство, пытаясь понять, кто они такие. Все рослые, широкоплечие, оружие держат уверенно. Сразу видно, что обращаться с ним умеют. Юнцами их не назовешь, но и не старые.
Долин недолго думал. Если бы эти люди хотели напасть на объект, то он бы все равно не смог оказать должного сопротивления. Слишком их много, и хорошо вооружены. Поэтому решил довериться Джабаре. Что-то было в этом человеке такое, что располагало к доверию. Инструктаж занял меньше минуты: «Ни в кого не стрелять, гражданских отгонять, по прибытии военных – сообщить».
Тем временем люди Джабара поставили небольшой шатер, разожгли несколько костров для приготовления пищи. Долин подошел к убитым им волкам, склонился над одним и с интересом стал разглядывать.
– Это не волки, – сообщил подошедший мужчина, – одичавшие собаки. Кстати, намного опаснее волков, так как хорошо знают повадки людей.
Долин и сам уже это понял. Волков он в степи видел много раз. Обычно они появлялись в то же время, когда начиналась миграция сайгаков. За последнее время количество сайгаков сильно уменьшилось, и волки все чаще стали искать пищу рядом с жилищем людей. Были случаи нападения на часовых. Откуда появились одичавшие собаки, никто не знал. Наверное, из-за многовековой вражды со своими собратьями они всегда организовывали свои стаи. Хотя среди них часто попадалась и помесь волка с собакой. Если одичавшие собаки встречали волчью стаю, то начиналась самая натуральная грызня. Долин однажды наблюдал такую встречу. Даже смотреть было страшно, как эти непримиримые враги набросились друг на друга. Тогда, он убежал от греха подальше, зажав подмышкой свое охотничье ружье. И никогда не жалел о том, что не увидел, чем эта битва закончилась. Одичавшие собаки были опасны тем, что обладали повадками волков, стали жить по их законам, но и своих, приобретенных на службе у человека повадок, не забыли. Они выжили в дикой природе, стали ее полноценными членами, своими клыками отвоевав право на жизнь.
– Виктор Петрович, – позвал Джабара, – идите в шатер.
Шатер был четырехугольной формы. Одна его сторона свисала до земли и защищала от солнца, а оставшиеся три были аккуратно завернуты и закреплены вверху. Внутри уже стояли раскладные стол и стулья. Кроме Джабары в шатре никого не было. Мальчика, видимо, уложили спать, а своих людей хозяин шатра почему-то за стол не пригласил. Впрочем, Долина это вполне устраивало. Так как он не любил общаться с незнакомыми людьми, то чувствовал себя здесь неуютно. Поэтому, чем меньше за столом незнакомцев, тем лучше.
– Садитесь, выпейте чая. Или хотите чего-нибудь покрепче? – поинтересовался Джабара.
Майор посмотрел на свои дрожащие пальцы. Началась запоздалая реакция на стресс – его начал бить озноб.
– Сейчас не помешало бы водки выпить, – признался он.
Джабара дал команду, и через пол минуты на стол поставили бутылку с прозрачной жидкостью, овощи и хлеб. Долин стал разглядывать этикетку. Это была израильская водка под названием “Стопка”.
– К сожалению, не могу составить вам компанию. Ни я, ни мои люди не пьют, – сообщил Джабара. – Но вы не стесняйтесь.
Майор не был стеснительным и не страдал предрассудками. Поэтому открыл бутылку и налил пол стакана. Небольшими глотками выпил водку, занюхал хлебом и на несколько секунд замер. Дождался, когда по груди поползла теплая волна, взял помидор и закусил.
– Как вы здесь оказались? – поинтересовался Долин.
– Хотел показать сыну соколиную охоту. К сожалению, мои друзья не выполнили своего обещания, и охоты не получилось.
На самом деле, охота состоялась, но не так, как рассчитывал Джабара. Он привык к охоте на лошадях, ощущать на руке тяжесть сокола. Наслаждаться стремительным взлетом хищной птицы, когда кажется, что в небо устремилась частичка тебя самого. Задрав голову вверх, наблюдать, как сокол плавно кружит над степью. Через некоторое время создается ощущение, что ты тоже паришь в небе. Джабара любил мчаться на коне вслед за птицей, подставляя лицо ласковому степному ветру. Почувствовать тот самый момент, когда сокол должен броситься на свою жертву, пришпорив коня, слиться воедино с птицей в смертельном броске. Ему нравилось подскочить к дичи до того, как сокол ее растерзает.
Приехав в этот раз на соколиную охоту, Джабара был неприятно удивлен. Видимо, друзья, желая показать, что не отстают от технического прогресса, решили показать ему охоту на современный лад. К лапе сокола прикрепили миниатюрный передатчик. Убедившись, что аппаратура, расположенная в роскошном джипе, хорошо принимает сигнал, выпустили сокола в свободный полет. Пол дня Джабара трясся в машине и проклинал умников, извративших древнейший способ охоты. Когда все выходили из джипа, чтобы посмотреть на добычу, то перед ними представала ужасная картина. Добыча сокола была уже растерзана так, что трудно было определить, что это была за птица. Хищник к приходу людей успевал выклевать своей жертве глаза, легкие и печень.
Джабара был культурным человеком, поэтому ни одним словом не обмолвился своим друзьям, что такая охота ему не по душе.
– А сами, откуда? – продолжал расспрашивать Долин.
– Из Саудовской Аравии.
Майор удивленно приоткрыл рот, но тут же вспомнил, что в части на инструктаже ему говорили об арабах, приехавших в степь на охоту.
– И стоило ради охоты ехать в такую даль?
– Только ради охоты, наверное, не стоило. Я хотел показать сыну Родину его предков. Но вы, уважаемый Виктор Петрович, совсем забыли о еде. Давайте я за вами поухаживаю. – Джабара взял бутылку и налил четверть стакана, пододвинул тарелку с салатом, огурцами и помидорами.
Долин, чтобы не обижать гостеприимного хозяина, выпил и стал закусывать овощами. То, что Джабара и его люди являются мусульманами, майор уже давно понял. Этим и объяснялось их воздержание от употребления спиртного. Хотя, местные мусульмане, с которыми был знаком майор, пили водочку наравне с русскими. Долин называл их «советскими мусульманами». Верить в Бога стало модно, а в некоторых случаях и обязательно. Но от старых привычек многие отказываться не собирались.
– Я ведь родился в Казахстане, – начал рассказывать Джабара. – Мой отец, араб по национальности, приехал по делам в Советский Союз. Встретил мою мать, полюбил. В результате этой любви родился я. Браки с иностранцами в те времена не поощрялись, поэтому меня и мать, отец смог вывезти из Союза только через пятнадцать лет. В это время отец жил в Египте. Там я окончил школу, поступил в университет, стал юристом.
Джабара надолго замолчал. Его мысли вернулись в то далекое прошлое, которое сейчас казалось чем-то нереальным. Словно все это происходило не с ним.
После переезда в Египет, он попал в другой мир. Все было здесь не так. Другие обычаи, другие и непонятные люди, другие нравы. Здесь все было по-другому, что вызывало у него неуверенность и страх. Первый год дался ему очень тяжело. Только благодаря отцу, он смог изменить свое сознание, привычки и влиться в новую жизнь полноправным членом нового для него общества. Отец все время был рядом с ним, помогая справиться с непривычной обстановкой, всячески его поддерживал. Он был и учителем, и другом. Именно отец приобщил его к вере. Терпеливо разъяснял Коран и рассказывал о различии религиозных течений в исламе.
– А, что было дальше? – решил прервать затянувшееся молчание Долин.
– Дальше? Через три года в Афганистане начались известные вам события. А еще через год я отправился туда добровольцем.
– Нравилось воевать?
– Нет. Туда я поехал по велению сердца. Джихад, объявленный неверным, требовал, чтобы правоверный мусульманин принял в этой войне участие. И в начале ни у кого не было сомнений, что мы поступаем правильно.
– А потом, появились сомнения? – усмехнулся Долин.
– Ближе к концу войны. Многие начали извлекать выгоду для себя лично. Забыли те святые цели, которые преследовались в начале войны.
– В общем, угробили кучу народа, а оказалось зря? – Долин потянулся, было за бутылкой, но тут же передумал. Решил дождаться шашлыков. От мангала уже шел дразнящий запах жареного мяса.
– Нет, не зря! – возразил Джабара. – Основную задачу мы выполнили – изгнали неверных из Афганистана. Заставили многих укрепиться в вере, объединили разрозненные группы мусульман под знаменем ислама.
– И породили банды убийц, которые под знаменем ислама стали творить зло, – Долин никогда не был в Афганистане, но его почему-то разозлило то, что его собеседник там воевал на стороне моджахедов.
– Что вы имеете в виду? – не понял Джабара.
– Возросший за последнее время терроризм. Много участников афганской войны занялись разбоем, похищением людей, ушли в наркобизнес. Все это во имя «великих идей» ислама?
– Всякая война порождает много грязи, – не стал возражать Джабара. – Все, что вы перечислили, присуще и вашим участникам боевых действий. Многие солдаты, пережившие ужасы войны, начали употреблять наркотики. Те, кто занимается террором, такие же солдаты. Это их метод ведения войны. Партизаны во время Великой Отечественной войны занимались тем же самым. Похищали людей, совершали диверсии, убивали тех, кто сотрудничал с немцами…
– Не слышал, чтобы партизаны истязали людей ради освобождения своей Родины, – с возмущением заявил Долин. – Только ислам в настоящее время подвергает иноверцев истязаниям и смерти.
– О пытках и убийствах никто не любит говорить. Вы ведь читали только то, что правительство и Коммунистическая партия разрешали вам читать. Смотрели фильмы, в которых главные герои были «рыцарями без страха и упрека». Поэтому вы и не слышали о многих вещах. Неужели вы думаете, что НКВД, подвергавшее пыткам своих граждан, с иностранцами обращалось гуманно? А пойманные шпионы давали на допросах показания из-за того, что им становилось стыдно за свои действия? Сначала Ленин, а потом Сталин устроили невиданный по своим масштабам террор против своего народа. Советский Союз на своей территории в специальных лагерях готовил «революционеров», которых сейчас все называют террористами. Так, что в создании международного терроризма Союз принимал самое активное участие. Сейчас и пожинаете плоды, которые вырастили предыдущие правители.
Если вспомните историю, которую вам преподавали в школе, то христиане тоже в свое время огнем и мечом утверждали свою веру, – напомнил Джабара. – Рыцари, отправляясь в крестовые походы, набирали в свое войско всякий сброд. Воры, грабители, наемники – все пошли «освобождать гроб Господень». Это войско начинало грабежи уже на территории христианских стран. Можно себе представить, что они творили в Иерусалиме.
– Христиане переболели этой болезнью. Сейчас не средние века. А ваш ислам объявил войну всему миру! – не сдавался Долин.
– Это совсем не так, – запротестовал Джабара. – В Афганистане джихад объявили захватчикам.
– А, сейчас с кем воюете? – ухмыльнулся Долин.
– Лично я, ни с кем, – спокойно ответил Джабара. – А, вообще, сейчас враг номер один для всего арабского мира – это Америка.
– Опять будут взрывы, похищения, кровь, – Долин взял бутылку и налил себе водки.
В это время первая партия шашлыков была приготовлена и аппетитно дымилась на столе. От шашлыков исходил ароматный запах мяса, специй и дыма. Майор выпил водку и с удовольствием закусил свежеприготовленным мясом. Кусочки мягкой баранины не надо было жевать, они просто таяли, наполняя рот приятным соком.
Несколько минут оба молча наслаждались едой. Закончив есть второй шашлык, Джабара продолжил прерванный разговор.
– Вы путаете ислам и исламизм. Исламизм – это религиозный фанатизм. Это идеология, которая прикрывается великой религией. Среди мусульман в настоящее время нет единства. Их тоже раздирают междоусобные войны. Мусульманин воюет против мусульманина. Вы же обращаете внимание на терроризм только тогда, когда действия этих людей направлены против вас. Вольно или невольно, но у вас сложился образ врага в виде мусульманина. Не надо валить все в одну кучу и вешать ярлыки.
Долин молча обдумывал услышанное. Он, конечно, не был специалистом по вопросам терроризма. Все его знания базировались на том, что давали в средствах массовой информации. Поэтому спорить ему было трудно. А по большому счету и незачем.
– Все народы хотят решать свои проблемы мирным путем. К этому стремятся большинство правительств вместе с ООН. Как вы могли заметить, мирным путем решить проблемы удается далеко не всегда. Поэтому и возникают различные организации, которые по-своему решают возникающие разногласия. Чаще всего, у таких организаций нет реальной власти. Их не пускают за стол переговоров, с ними никто не считается, а это всегда обидно. Поэтому они воюют и против неверных, чтобы заслужить уважение единоверцев, и против своего правительства, которое, по их мнению, неправильно решает те или иные вопросы. Есть и откровенные бандиты, которым наплевать на религию. Но, они тоже поднимают знамена с красивыми лозунгами. Тем самым получают поддержку некоторых влиятельных лиц, которые их финансируют и используют в своих интересах.
– Я не хотел вас обидеть, – извинился Долин. Агрессии в его голосе уже не было. – Просто, на мой взгляд, в настоящее время можно многие проблемы решать, более цивилизовано.
– Как это вы себе представляете?
– Становой хребет любого государства – это финансы, оборона и внешняя политика. С армией США вам не справиться. Но решать свои проблемы с помощью разумной политики и поколебать финансовую мощь своего врага вам под силу.
– Об этом мечтают многие. Пока я не слышал, чтобы это у кого-то получилось.
– У вас для этого есть все возможности. Семьдесят пять процентов нефти и газа сосредоточены в мире мусульманских народов. В две тысячи пятом году заканчивается “Соглашение Квинси”. По этому соглашению США владеют дешевой арабской нефтью, они устанавливают цены на нефть. Нет нефти – нет экономики США.
– До две тысячи пятого года надо еще дожить, – рассмеялся Джабара.
– Готовиться к этому надо уже сегодня, – не унимался захмелевший майор. – Подрывать экономику Америки можно уже сейчас. Любая нестабильность на финансовом рынке приводит к ухудшению экономики.
– И вы знаете, как такую нестабильность создать?
– В небольших масштабах это не сложно. Я не экономист и не финансист. Поэтому могу предложить только общую идею, а доводить до конечного результата должны профессионалы.
– Чувствуется, что вы тоже не любите американцев, – рассмеялся Джабара.
– А кто их любит? – пожал плечами Долин.
 
 
США. Нью-Йорк. 12 апреля 1996 г.
 
Национальный банк Нью-Йорка был построен в прошлом веке. С тех пор его фасад изменяли трижды. Менялись времена, менялись вкусы и взгляды на архитектуру. Сейчас банк сверкал тонированными синими стеклами, в которых отражались небо и соседние здания, причудливо искажая их формы. Входные двери, сделанные из алюминия и стекла, плавно разъезжались в разные стороны, когда к ним подходили посетители. Если смотреть на вход со стороны, то создавалось впечатление, что гигантский монстр открывает рот, проглатывает маленьких человечков, а через некоторое время, сжалившись над беззащитными созданиями, отпускает их обратно. Синий фасад и серебристые двери были намеренно сделаны в холодных тонах. Точный расчет и гарантия – все, что обещал банк клиентам. Никаких симпатий или антипатий. Профессионализм, с присущей ему холодной расчетливостью, и ничего более.
Внутри банк был отделан белым мрамором. Серые и черные разводы не утомляли глаза, а только настраивали на рабочий лад.
Управляющий банка остался доволен недавно сделанным ремонтом. Впервые он нанял молодую строительную фирму, которой для выживания необходим был солидный заказ. В сжатые сроки и в три раза дешевле строители выполнили все договорные работы. Несмотря на то, что работа была выполнена быстро, на качество это никак не повлияло. Управляющий лично проверил все участки работы. Все было сделано на должном уровне. Пусть теперь лопнут от злости те крупные строительные фирмы, которые загибали астрономические цифры. Привыкли тянуть деньги с богатых клиентов. Давно пора было охладить пыл этих хапуг. Ведь, как не крути, а банк свои деньги зарабатывает. Они не падают с неба. Все зарабатывается тяжелым трудом…
Управляющий еще раз посмотрел на вывеску банка и вошел внутрь. Настроение у него было отличное.
В 9 часов 30 минут, когда в банк начали заходить посетители, к стеклянным дверям подъехал синий микроавтобус-фургон. Из него выскочило восемь человек, которые быстро вбежали в здание. Два охранника, стоявшие перед дверями банка, были сбиты с ног и оглушены ударами по голове.
Все вбежавшие были одеты в черные комбинезоны и черные маски с прорезями для глаз. Каждый держал в руках короткоствольный автомат или пистолет, у пояса болтались сумки с противогазами. Следом за ними из фургона вышли двое в такой же форме. Неся за ручки фанерный ящик, они быстро зашли в банк.
Фургон уехал, а на его месте появилась машина с большой цистерной из нержавеющей стали. Развернувшись, она вышибла двери и въехала в холл. Кабина осталась на улице, а большая часть цистерны – внутри банка. Из машины сразу же выскочили два человека в черных комбинезонах. Один остался стоять у входа в банк, а второй начал снимать блестящие шланги из нержавеющей стали, прикрепленные по бокам машины. Он быстро состыковал их между собой и подсоединил к цистерне.
Внутри банка налетчики собрали посетителей, работников банка, охранников и загнали всех за стойки кассиров. Приказали всем лечь на пол. Двое налетчиков остались их охранять.
Вторжение было столь стремительное, что охранники не успели вытащить оружие и что-либо предпринять. Люди, совершившие налет, отлично знали, где будут находиться охранники. Вбежав в банк, четверо налетчиков сразу кинулись к вооруженным людям в униформе, пятый подбежал к мужчине в синем костюме и приставил пистолет к его спине, надел на него наручники. Это был начальник службы безопасности банка. Не было сомнений, что всю охрану налетчики знают в лицо.
Еще один налетчик ворвался в комнату визуального наблюдения, где за мониторами сидел охранник.
Один из кассиров успел нажать кнопку «Тревога», которая заставила специальный механизм опустить железную решетку у входной двери. Но, заехавшая за несколько секунд до этого цистерна перегородила вход, и железная решетка уперлась в верхнюю часть бочки.
После нажатия кнопки «Тревога», в полицейский участок прошел сигнал о нападении на банк. Также должна была сработать защита хранилища. Вход в хранилище, расположенный в подвальном помещении банка, представлял собой большую металлическую дверь, снабженную кодовым замком. В случае «Тревоги», код автоматически менялся, защелкивались два дополнительных замка, которые открывались специальными ключами. Один ключ находился у управляющего банком, второй в полицейском участке.
Согласно инструкции, работники банка не должны оказывать сопротивление грабителям. Надежная защита хранилища исключала возможность открыть дверь. Главное – нажать кнопку «Тревога», которая находилась у каждого кассира и еще в двух местах, где стояли охранники.
Та же инструкция запрещала охране применять оружие, если в банке находятся посетители. Поэтому никто из них не пытался выхватить свой пистолет. За всю их многолетнюю службу не было ни одного ограбления. У охранников не выработались необходимые рефлексы на такие ситуации. Они просто не были к этому готовы. К тому же налетчики действовали столь стремительно, что не оставили охранникам ни единого шанса оказать сопротивление.
Двое грабителей, которые принесли ящик, подошли к лифту. Без спешки извлекли портативную газовую сварку. Приварили к дверцам лифта железный штырь. Также поступили со всеми дверями, ведущими на верхние этажи банка.
Четверо налетчиков начали внимательно осматривать все помещения первого этажа. Обнаруженных в дамской комнате секретаршу и уборщицу отвели к остальным заложникам. Все находящиеся в банке люди – персонал и посетители, пребывали в шоке. Для всех это было в первый раз. Никто не знал, что ему делать и как себя вести. Этим воспользовались налетчики. Они подавляли психику людей громкими криками и грубым обращением, заставляя их выполнять свои приказания.
Управляющий банка сидел на стуле отдельно от остальных заложников. Его лицо покрылось капельками холодного пота, который тоненькими струйками тек по вискам, спускался к подбородку и капал на воротник его белоснежной рубашки. Обильно выделяющийся пот сильно досаждал ему, но он боялся пошевелиться и достать из кармана носовой платок. Один из налетчиков непрерывно смотрел на него. От этого взгляда управляющему становилось жутко, и его начинала бить дрожь.
За две минуты до налета его вызвали в зал. Одна пожилая женщина потребовала управляющего, чтобы узнать, почему на ее кредитной карточке не осталось денег. Дэнис Амберман, так звали сорокапятилетнего управляющего банка, спустился в зал. В это время и налетели грабители. Пожилая дама находилась в зале и разговаривала по своему сотовому телефону. Широкая шляпа и темные очки не позволяли хорошо разглядеть ее лицо. Как только грабители вошли в зал, она покинула банк. Никто ее не задерживал.
– Мистер Амберман, – обратился один из грабителей к управляющему, – проводите нас к хранилищу.
– Это бессмысленно. Извините, не знаю, как к вам обращаться, – Амберман собрал всю свою волю, чтобы не выдать страха, старался выглядеть спокойным. Только руки предательски дрожали. – После включения «Тревоги» попасть в хранилище невозможно.
– Называйте меня мистер Кук, – ответил грабитель. – Проводите нас в хранилище и делайте то, что я вам буду говорить. Нам не нужны бессмысленные жертвы. Выполняйте все, что я скажу. Тогда доживете до глубокой старости.
Двое грабителей бесцеремонно подняли пожилого человека со стула и поволокли к дверям, ведущим в подвал. Амберман не сопротивлялся, понимая, что это бесполезно. В его положении можно было только беспрекословно выполнять приказы налетчиков, не провоцировать и не злить их. Он знал, что в хранилище сейчас попасть невозможно. Надежная система защиты дверей, неоднократно проверенная, должна была защитить хранилище от несанкционированного вторжения. Единственное, чего боялся Амберман – это реакции налетчиков на свою неудачу. Когда они поймут, что в хранилище попасть не удастся, то могут выместить свою злость на заложниках.
Прежде чем попасть в подвал, необходимо было открыть дверь с кодовым замком. Когда грабители вместе с Амберманом подошли к ней, там уже стояло двое налетчиков. Крышка замка была снята, а к нему подсоединены провода от небольшого устройства.
– Как дела? – спросил подошедший мистер Кук.
– Готово! – дверь открылась от легкого толчка.
Спустившись на два пролета вниз, процессия уткнулась еще в одну дверь.
– Откройте, – потребовал мистер Кук от Амбермана.
Управляющий достал из кармана связку ключей. Вставил в замочную скважину один из них, набрал код. Послышался щелчок. После поворота ключа дверь открылась. Все вошли в просторное помещение квадратной формы. Слева была видна бронированная дверь. Два метра в вышину и полтора метра в ширину. Ее вид внушал уважение. Чтобы ее открыть, потребовалось бы много динамита. Ближе к левому краю находились две коробки с кнопками – кодовые замки. Посередине расположилось колесо, напоминающее маленький штурвал, который можно увидеть на прогулочных яхтах.
В противоположной стене находилась такая же по конструкции дверь, но меньших размеров.
Мистер Кук взял управляющего под локоть и подвел к маленькой двери.
– Открывайте.
– Я же предупреждал, что это невозможно, – напомнил Амберман.
– Наберите код, – мистер Кук говорил спокойным голосом.
Амберман пожал плечами и начал набирать код. Ему совсем не хотелось лишний раз злить этих бандитов. Пока с ним обращались вежливо, он успел даже немного успокоиться. Все равно ничего не получится, так как после нажатия кнопки «Тревога» дверь должна была заблокироваться.
Когда загорелась зеленая лампочка, и послышался знакомый щелчок, Амберман покрылся холодным потом. Система защиты не сработала!
Как только дверь открылась, управляющего подхватили под руки и потащили к большой двери. Процедура повторилась. Вспотевший от волнения и страха Амберман дрожащими пальцами начал набирать код. У него мелькнула мыслишка набрать неправильно код, но он тут же ее отогнал. Ему страшно было подумать о том, что с ним сделают, если обнаружат обман. Амберман никак не мог понять, почему не сработала защита дверей хранилища. От этого все его мысли начали путаться. В висках сильно пульсировала кровь, словно невидимые кузнецы стучали своими молотами по наковальне. Управляющий почувствовал легкое головокружение. В глубине души он все еще надеялся, что защита все-таки сработает, и дверь в хранилище не откроется.
Его надежды не оправдались. Дверь, не издав ни единого скрипа, открылась.
Амберман пребывал в полуобморочном состоянии. Ноги подкосились, но его тут же подхватили с двух сторон и поволокли наверх. Больше он здесь был не нужен. Управляющий не сопротивлялся. Передвигать ногами он был не способен, и они волочились по полу вслед за телом. Двое грабителей не обращали на это внимания. Через две минуты Амберман сидел на полу вместе с остальными заложниками. Все, что от него требовалось грабителям, они получили.
В это время трое налетчиков разбирали пол в коридоре возле двери, ведущей в подвал. Они сняли два десятка плит. Под полом оказалось углубление, отделанное керамическими плитами.
Из подвала стали выносить слитки золота.
Закончив переносить золото, Кук с четырьмя налетчиками спустился в хранилище, где находились деньги.
– Не торопитесь. Времени у нас много, – инструктировал Кук своих товарищей. – Плотно укладывайте пачки в контейнеры и хорошо закрутите крышки.
Контейнеры представляли собой цилиндры из тонкой нержавейки, которые с одного конца закручивались крышками.
Двое налетчиков брали со стеллажей пачки долларов и аккуратно складывали их у контейнеров. Двое других забивали их в цилиндры.
Как только в полицейский участок поступил сигнал из банка, дежурный офицер дал команду ближайшей патрульной машине отправляться в банк. Через пять минут от них поступило сообщение о захвате банка группой неизвестных. Еще через десять минут, вокруг банка скопилось десять патрульных машин.
Дежурный офицер доложил о случившемся своему начальнику капитану Фрику. Капитан чертыхнулся, бросил на стол бумаги, которые до этого внимательно читал, и немедленно отправился к банку, приказав без него ничего не предпринимать. Он выскочил из участка и бросился к патрульной машине, стоящей у входа.
– Гони к банку, – приказал капитан водителю, как только плюхнулся на сиденье.
Включив сирену и мигалки, водитель помчался по улице. Обгоняемые им машины послушно прижимались к тротуару. Один раз ему пришлось выскочить на встречную полосу. Водители испуганно шарахнулись от него в разные стороны. На этой улице машин обычно было мало. Поэтому обошлось без столкновений. Какие слова понеслись вдогон полицейской машине, можно было догадаться по выражению лиц водителей, высунувшихся в окошки.
Семнадцатый полицейский участок города Нью-Йорка находился в четырех кварталах от банка, поэтому через пять минут Фрик был уже на месте.
К этому времени грабители вышли на связь с полицией. Требование выдвинули только одно – отказаться от попыток штурмом взять банк. Восемнадцать заложников, которых они захватили, пока не пострадали. Если полиция попытается ворваться в банк, то найдет там восемнадцать трупов.
Фрик вышел из машины, которая остановилась в тридцати метрах от банка. Здесь уже стояли патрульные машины, выстроенные полукольцом.
К капитану подбежал полицейский.
– Сэр! Сержант Вильсон. До вашего приезда я взял на себя руководство…
– Что произошло за последние пять минут? – перебил его Фрик.
– Ничего. Налетчики находятся внутри банка. Один стоит у входа. Больше мы никого не видели.
– Из банка кто-нибудь выходил? Есть свидетели?
– Никто из здания банка не выходил. Очевидцев случившегося я еще не искал, – виновато сообщил сержант.
– Срочно начинайте искать свидетелей. Нам надо знать, сколько этих мерзавцев в банке. Здание окружили?
– Да, все подходы к банку надежно блокированы, – заверил сержант.
– Надежно? – не поверил капитан. – Наверное, патрульными машинами перегородили дороги?
Сержант виновато пожал плечами. Чем он еще мог блокировать дороги?
– Посмотрите на эту цистерну, – Фрик ткнул пальцем в сторону дверей банка. – Она разметет все ваши машины и не заметит этого. Люди решившиеся взять заложников не остановятся ни перед чем. Поэтому будут прорываться с боем, с пальбой во все стороны.
В это время к капитану подошел его заместитель, лейтенант Корнелл.
– Том! Ты как раз вовремя, – обрадовался Фрик. – Возьмешь на себя оцепление. Отгони подальше любопытных граждан. Сейчас их соберется большая толпа. На такое шоу они слетаются, как пчелы на мед. Перекрой улицы грузовиками.
– Их потребуется много. Где я их возьму?
– Попроси на стоянке задержанных машин. Задействуй пожарные машины. Пока нет пожара, им все равно, где стоять.
Лейтенант повернулся, чтобы отправиться выполнять полученные указания, но капитан Фрик его остановил.
– Не забудь вызвать спецназ. И еще… Корреспондентам, которые я думаю, скоро слетятся сюда, как коршуны, никакой информации. Гони их за общее ограждение. Эта публика всегда действует мне на нервы своей бесцеремонностью.
Лейтенант Корнелл давно работал вместе с капитаном. Поэтому понимал его с полу слова. Через минуту он сидел в патрульной машине и раздавал указания по рации.
Через час прибыли представители ФБР, которые организовали штаб по освобождению заложников и возглавили операцию.
– Капитан Фрик, что известно о террористах? – высокий, начинающий толстеть сорокавосьмилетний мужчина, обратившийся к начальнику семнадцатого полицейского участка, являлся начальником отделения ФБР города Нью-Йорка. Звали его Харел Берг.
– Ничего. Когда мои ребята, после поступления сигнала тревоги, подъехали к банку, цистерна стояла там, где она сейчас стоит. Один террорист стоял у входа. Больше никого они не видели. Я дал команду ничего не предпринимать до вашего приезда. Только организовал оцепление.
– План банка у вас есть?
– Да, – Фрик развернул схемы, которые ему только что принесли и начал водить по ней пальцем. – Подвальных помещений, через которые можно проникнуть в банк, нет. На втором и третьем этажах остались работники банка. Выйти они могут только через первый этаж. Для этого есть один лифт и две лестницы. Террористы выше первого этажа не пошли. Находящиеся на верхних этажах охранники постоянно поддерживают с нами связь.
– Кто-нибудь из сотрудников банка пытался выбраться из здания?
– Нет. Люди напуганы и ничего не предпринимают. Два охранника попытались спуститься по лестнице в зал, но не смогли открыть двери на первом этаже. Их чем-то заклинили. Лифтом пользоваться побоялись. Я приказал им ничего не предпринимать. Никто из тех, кто сейчас находится на втором и третьем этаже, налетчиков не видел. Поэтому никакой полезной информации получить не удалось.
– В зале должны быть установлены видеокамеры, – напомнил Берг.
– Помещение слежения находится на первом этаже. Я думаю, что пленки с записями уже уничтожены.
– Кто додумался расположить помещение слежения на первом этаже? – возмутился Берг.
– Когда впервые установили в банке систему слежения, то использовали единственную свободную комнату, которая находилась именно на первом этаже. Днем, после начала работы банка, там постоянно сидит оператор. Вечером комнату закрывают. Камеры работают в автоматическом режиме. Руководство банка посчитало, что у них достаточно хорошая система охраны. Один раз в сутки меняют пленки, которые хранят семь дней. Система охраны предполагала, что грабители ворвутся в банк и постараются быстро его покинуть. Ведь полицейский участок находится в пяти минутах езды от банка. За это время можно успеть опустошить только кассы в общем зале. Двери хранилища быстро открыть невозможно. Для этого понадобится взрывчатка и сварка.
– Скорее всего, вы правы, наверняка налетчики уничтожили пленки, – согласился Берг. – Как вы с террористами связываетесь?
– Мы им дали два телефонных номера, по которым они могут позвонить в мою машину. Мы им тоже можем позвонить. Они воспользовались сотовым телефоном управляющего банка.
– Соедините меня с ними, – попросил Берг.
К телефону подошел мистер Кук.
– Слушаю.
– С вами говорит начальник нью-йоркского отделения ФБР. Могу я узнать, с кем имею дело, и зачем вы захватили банк?
– Меня называйте мистер Кук. Мы представляем организацию, которая борется с засильем американского капитала. Своими деньгами вы развращаете другие народы, скупаете ресурсы, вмешиваетесь во внутренние дела суверенных государств…
– Хорошо, – перебил затянувшуюся речь Берг. – Что вы хотите?
– Это мы сообщим через час. Не вздумайте штурмовать банк. В цистерне находится отравляющее вещество, которым мы воспользуемся в случае штурма.
Связь отключилась. Берг посмотрел на капитана Фрика.
– Что вы об этом думаете?
– Очень похоже на блеф, – не задумываясь, ответил капитан.
– Почему вы так считаете? – спросил Берг.
– Название организации не сказали. Какое отравляющее вещество, непонятно. Единственный козырь – это заложники.
– Козырь все-таки солидный, – вздохнул Берг. – Никто нам не простит смерти заложников. Придется ждать, когда они начнут выдвигать требования.
– Может, все-таки начнем штурм? – предложил капитан Фрик.
– Для штурма нам нужно время. Мы не знаем, сколько террористов в банке, где находятся заложники. Мы вообще ничего не знаем, – раздраженно возразил Берг. – Свяжитесь лучше с военными. Пусть пришлют подразделение химической защиты.
Капитан Фрик дал выговориться Бергу. Сейчас вся ответственность за проведение операцией лежала на ФБР. Поэтому он выражал свое мнение, но ни на чем не настаивал.
– Думаю, что времени у нас достаточно много.
– Что вы имеете в виду? – Берг пристально посмотрел на капитана.
– Обратите внимание на то, как начался захват банка. Грабители ворвались достаточно быстро. Судя по тому, что никто не слышал выстрелов, охрана ничего не успела предпринять. До приезда полиции у грабителей было пять минут свободного времени. За это время можно было опустошить несколько касс и покинуть банк. Ничего подобного не произошло. Злоумышленники не собирались ограбить банк в сжатые сроки. Может быть, они рассчитывают взять более крупную сумму? Но это не важно. Главное, что захват заложников был заранее запланирован. Это подтверждает и цистерна с отравляющим веществом. Если оно конечно там есть. Они уже довольно долго сидят в банке, но не выдвигают никаких требований. Значит, они намеренно тянут время.
– Для чего? – спросил Берг.
Фрик с трудом подавил в себе желание нагрубить своему собеседнику. Откуда он знает – для чего?
– Это со временем мы узнаем. Сейчас же я хочу сказать, что у нас есть время, чтобы подготовиться к штурму.
– Ну, а если террористы не блефуют, и в цистерне действительно отравляющее вещество? Вы представляете, сколько будет жертв?
– Что же вы предлагаете? – поинтересовался капитан Фрик.
– К штурму мы, конечно, готовиться будем. Но это крайняя мера. Сейчас нужно собрать как можно больше информации о террористах. Многое прояснится, когда они начнут выдвигать требования.
К штабному фургону подошел сотрудник ФБР.
– Сэр, – обратился он к Бергу, – получено сообщение из города Берлингтома.
– Что там?
– Террористы захватили банк. Двери вышибли машиной с цистерной. Никаких требований пока не выдвигают. В случае штурма обещают уничтожить заложников. Через тридцать минут после захвата банка, из цистерны, стоящей в дверях, пошел дым бурого цвета. На вопросы о дыме террористы не отвечают ничего конкретного. Просят не беспокоиться. Дали поговорить по телефону с заложниками, которые подтвердили, что с ними все в порядке. Это все.
– Любую информацию из Берлингтома немедленно сообщать мне, – Берг был возбужден. Он понял, что два аналогичных нападения на банки, звенья одной цепи. Теперь необходимо отслеживать все действия террористов здесь и в Берлингтоме. Скорее всего, они будут повторяться. – Во сколько произошел захват банка в Берлингтоме?
– Через десять минут после здешнего захвата, в девять часов сорок минут.
– Начнем игру, – Берг удовлетворенно потер руки. – Пусть снайперы занимают свои места. Группы захвата перекроют все подходы к банку, займут второй этаж и крышу. Капитан! Отводите своих людей. Пусть перекроют близлежащие кварталы. Подготовьте камеры в вашем участке для приема гостей.
Капитан Фрик вздохнул и молча пошел выполнять приказания. Будучи сторонником «жестких мер» он был недоволен, что не смог убедить Берга начать штурм банка. Его каждый раз коробило, когда власти шли на уступки террористам. Ради сохранения жизней заложников, приходилось выполнять их требования. Всегда откровенно-наглые, часто граничащие с безумством. Никогда не было уверенности, что террористы выполнят свои обещания. Получив то, что они хотели, могли спокойно уничтожить всех заложников. Ведь среди этих бандитов часто попадались фанатики и настоящие сумасшедшие, которые ни во что не ставят ни свою жизнь, ни чужую. Им все равно, убить одного человека или сотню. Такие люди опасны непредсказуемостью своих поступков. В этом вопросе надо брать пример с израильтян. Они не ведут с террористами переговоров, а безжалостно их уничтожают. В начале, наверное, были жертвы. Зато сейчас подобные акции против Израиля очень редкие. Чего не скажешь об Америке. Скоро любой алкоголик, захвативший в заложники собственную жену, будет требовать от президента изменения политики страны. С другой стороны, когда среди заложников находится твой родственник, то на эту проблему начинаешь смотреть совсем по-другому. Требуемые миллионы долларов не кажутся такой уж астрономической суммой. Государство может и раскошелиться ради своих граждан. Душегуб, которого требуют освободить из тюрьмы, не кажется таким уж страшным…
Раздираемый противоречивыми чувствами, Фрик направился к своим людям. Предчувствие говорило капитану, что это не простое ограбление. Что-то должно произойти из ряда вон выходящее.
Вокруг банка началось движение. Десятки людей двигались в разных направлениях. Полиция пыталась уговорить любопытных граждан разойтись, что было очень тяжело сделать. Люди, заполонившие улицу перед банком, с удовольствием созерцали суету полиции. Для них это было бесплатное шоу, в котором они принимали, пусть и пассивное, но участие. Чувствуя себя в полной безопасности, они не желали расходиться и лишить себя удовольствия сообщить друзьям и знакомым, что они были живыми свидетелями того, о чем скоро заговорят во всех новостях. Представители прессы и телевидения возмущались, что их не подпускают поближе и не дают никакой информации. Вечное стремление быть первым толкало корреспондентов прорываться сквозь заслоны полиции. Некоторые предлагали себя в качестве посредников в переговорах с террористами. Но все их попытки были тщетны. Берг приказал гнать всех корреспондентов подальше от банка. Он за время своей службы неоднократно убеждался, что от этой публики можно ожидать только одни пакости. Некоторые корреспонденты, стремясь завоевать симпатии своих читателей или зрителей, начинают искажать факты происходящих событий. Выдумывают свои версии, которые не имеют ничего общего с действительностью, но зато сильно щекочут нервы доверчивых обывателей. Совершенных преступлений всегда больше, чем пойманных преступников. Поэтому у корреспондентов всегда есть возможность упрекнуть полицию в плохой работе. Что они часто и делают. Даже совершив задержание преступника, можно попасть под «обстрел» критиков. Вечно недовольные действиями полиции граждане, обязательно обвинят ее в чрезмерной жестокости.
С прессой и телевидением хорошо общаться, когда ты победитель. Тогда есть шанс, что количество хвалебных статей будет равняться количеству ругательных. Все остальное время лучше держаться от этой братии на расстоянии.
В автобусе с аппаратурой связи, где сидели Фрик и Берг, царило спокойствие. Сюда стекалась вся информация от всех подразделений, участвующих в операции. Руководители операции пили кофе и ждали сообщений от террористов.
В это время на втором этаже банка шла напряженная работа. Люди из технического отдела ФБР внимательно изучали планировку банка и вентиляционную систему. Им было поручено установить видеокамеры, которые позволили бы наблюдать за террористами. Наружные окна не позволяли этого сделать, так как стекла на них были тонированными. Сверлить пол они не решились. Опасались, что с потолка первого этажа посыплется штукатурка и привлечет внимание террористов. Оставалась вентиляционная система. Видеокамеры на гибком кабеле могли пролезть в любую щель. На предоставленной им схеме нашли две подходящие вытяжки. Выложенная из кирпича труба, имеющая ответвления на каждом этаже, начиналась на первом этаже и выходила на крышу, где находился вентилятор.
Высокий мужчина, которого все звали Бобом, вместе со своим помощником зашел в кабинет главного бухгалтера.
– Нам придется вас побеспокоить, – сообщил он полному мужчине, который сидел за широким столом.
– Никаких проблем. Все равно сегодня поработать не получится, – сказал главный бухгалтер, выходя из-за стола. Он был мокрый от пота. То ли из-за своей тучной комплекции, то ли из-за событий, разыгравшихся в банке. Крупные капли пота беспрерывно текли по его лицу. Он периодически вытирал их носовым платком, но это мало помогало. Работающий кондиционер тоже не мог облегчить его страданий.
– Мы воспользуемся вашим столом? – вопрос был задан, чтобы соблюсти приличие. Боб уже двигал стол к стенке, а его помощник водрузил на него стул.
Боб взобрался на эту импровизированную лестницу и осмотрел решетку вытяжки. Расстегнул свою куртку. На поясе оказалась небольшая сумка с инструментом. Он достал отвертку и стал откручивать шурупы, удерживающие решетку. Как только решетка было снята, помощник подал ему кабель, на конце которого была вмонтирована миниатюрная видеокамера. Боб начал осторожно спускать ее вниз. Тем временем, его помощник подсоединил второй конец кабеля к небольшому жидкокристаллическому экрану. Через две минуты камера во что-то уперлась.
– Что это такое? – спросил Боб.
– Вернись назад. Не могу разглядеть, – попросил помощник.
Боб поднял камеру на десять сантиметров вверх.
– Это металлическая сетка. Очень мелкая. Камера не пройдет.
– Откуда она взялась? – удивился Боб. – На схеме ее нет.
– Может мы просмотрели?
– Не говори глупостей, – возмутился Боб. – Со мной такого не бывает.
Это была правда. Боб всегда скрупулезно изучал схемы, прежде чем начинал что-либо делать. Поэтому он был уверен, что не ошибся. Тем не менее, его помощник разложил на столе схему и начал внимательно ее изучать.
– Ты прав. На схеме нет никаких перегородок.
Боб спрыгнул на пол.
– Идем к другой вытяжке. Что-то мне подсказывает, что там мы натолкнемся на то же самое препятствие.
Главный бухгалтер проводил взглядом непрошеных гостей, которые скрылись за дверями его кабинета, и уставился на свой стол. Поставить его на место? Ни желания, ни сил у него на это не было. Он немного постоял, а потом пошел в соседнюю комнату, откуда слышались голоса. Там собрались сотрудники банка, и что-то бурно обсуждали. Главный бухгалтер решил, что общение с сослуживцами поможет ему успокоиться и снять нервное напряжение.
Двадцать минут спустя, Боб доложил Бергу, что установить видеокамеры через вытяжки не удалось. Он предложил сверлить пол.
– Сделайте всю предварительную работу, но до конца отверстия не пробивайте, – приказал Берг. – Если будем брать банк штурмом, я вас предупрежу. Тогда и просверлите. Ждите моей команды.
Через два часа, так и не дождавшись звонка от террористов, Берг позвонил сам.
– Вы сказали, что позвоните через час, – изобразил он возмущение, – уже прошло два часа.
– У нас были срочные дела, – спокойно ответил мистер Кук.
– С заложниками все в порядке?
– Все живы и здоровы.
– Можем мы прислать врача и пищу для них?
– Это исключено.
– Мы хотим убедиться, что все заложники здоровы. Дайте мне с кем-нибудь из них поговорить.
– Через час мы выпустим несколько человек. Ждите.
Связь прервалась. Конечно, хорошо бы было послать в банк своего сотрудника под видом врача и узнать о террористах побольше, но… Берг понял, что люди захватившие банк, видимо, тоже хорошо понимают, что любой человек со стороны будет обязательно соглядатаем полиции. Ничего не поделаешь, придется ждать. Потянулись томительные минуты. Технический персонал ФБР все это время настраивал свою сверхсовременную аппаратуру. К сожалению, результат был пока нулевой. Мощные объективы были бесполезны, они не могли видеть сквозь стены. Прослушивающая аппаратура оказалась бессильной. Служба безопасности банка в свое время постаралась на славу. Все, что происходило внутри здания, было надежно защищено от посторонних ушей. Без сомнения, террористы хорошо подготовились к захвату банка, знали много о действиях полиции в таких случаях. Не вызывало сомнения, что это не обычные грабители, которые размахивая пистолетом требуют у кассира наличку. Эти ребята задумали что-то более серьезное.
Берг вскочил со стула и начал нервно прохаживаться по салону автобуса. Его раздражало полное отсутствие информации. Для того чтобы действовать, ему были необходимы хоть какие-нибудь исходные данные. Он же сейчас находился в информационном вакууме. Какое количество террористов находится в банке, было неизвестно. Кто они такие? В данный момент времени это узнать не представляется возможным. Какие цели преследуют? Тоже непонятно. Имея мощные компьютеры с огромным информационным банком данных, самую современную аппаратуру слежения, Берг не мог ничего сделать. Это его бесило.
Единственной зацепкой была цистерна, которая стояла на виду и мозолила всем глаза. Ее происхождение уже пытались определить, но никаких данных еще не поступало. Номерные знаки были, естественно, фальшивыми. Это установили в течение пяти минут. В угоне подобные цистерны не числились. А проверить всех людей, которые покупали или брали в аренду такую машину, было затруднительно. Помимо частных лиц, такие машины приобретают крупные компании и мелкие фирмы по всей Америке. Поэтому Берг хорошо понимал, что пока цистерна не окажется у них в руках, ее хозяина найти не удастся.
От прозвучавшего телефонного звонка Берг вздрогнул. Звонил мистер Кук.
Берг схватил телефонную трубку.
– Берг на проводе.
– Говорит мистер Кук. Вы еще не соскучились?
– Говорите по существу! – раздраженно ответил Берг. – Чего вы хотите?
– Я думал, что это вы хотите? – издевательски произнес мистер Кук.
– Не понял? – растерянно произнес Берг.
– Вы же хотели, чтобы я выпустил часть заложников. Вы, что забыли? Как с вами после этого работать, если вы не помните о наших договоренностях? Мне что, поменять партнера?
– Мы с вами не партнеры! – наглость этого бандита взбесила Берга.
– Не надо грубить, а то я могу обидеться. Мне показалось, что у нас с вами доверительные отношения, почти дружеские…
– Хорошо, – Берг взял себя в руки. Он стал аккуратно подбирать слова, чтобы не спровоцировать Кука, который, возможно, искал повод, чтобы нарушить данное им обещание. – Вы обещали выпустить заложников. Когда это произойдет?
– Вы хитрите мистер Берг.
– Не понял?
– Я обещал выпустить не заложников, а только несколько человек. По-моему разница принципиальная? Вы не находите?
– Хорошо, хорошо. Я это и имел в виду, – Берг поморщился. Было ясно, что Кук просто издевается над ним. Все это словоблудие, скорее всего, было направлено на то, чтобы потянуть время.
– Не буду больше вас томить, – смилостивился мистер Кук. – Я готов выпустить часть заложников прямо сейчас. Вы готовы?
– Конечно.
– Не бросайтесь словами мистер Берг. Я должен в этом убедиться.
Берг чуть не взвыл. У него появилось желание разбить телефонную трубку о голову Кука. К сожалению, тот был сейчас недосягаем. Берг прижал телефонную трубку к своему лбу и мысленно досчитал до пяти. Он бы с радостью досчитал до ста, чтобы полностью успокоиться, но нельзя было давать понять бандиту, что его вывели из себя.
– Чего вы хотите?
– Чтобы освобожденных людей встретила не полиция, а врачи.
– Хорошо, – не задумываясь, согласился Берг.
– Это не все, – перебил его мистер Кук. – Пусть врачи их тут же опросят и осмотрят. После этого, по телефону подтвердят, что с ними все в порядке. Только после этого передадут их полиции. Я забочусь о своей репутации. Мне не хотелось бы, чтобы меня обвинили в плохом обращении с заложниками.
– Хорошо, все выполним, как вы просите, – заверил Берг.
– Требую. Требую, дорогой мистер Берг, – мягко проговорил мистер Кук.
Разговор длился еще час. Мистер Кук больше не издевался над Бергом, говорил только по делу. Он уточнял, где должны находиться встречающие отпущенных заложников врачи, где должны находиться полицейские и многое другое. Наконец, обговорив все детали, террористы выпустили несколько человек. Все они были из службы безопасности банка.
Берг сразу приступил к их допросу. Начальник службы безопасности банка сообщил, что террористов примерно десять человек. Все вооружены. С заложниками обращаются хорошо. В помещении банка появился неприятный запах. Но, что это за запах, никто ответить не смог.
– Фрик, что вы об этом думаете? – спросил Берг.
– Вы имеете в виду цистерны?
– Да, именно эти чертовы цистерны, – нахмурился Берг. – Они меня сильно беспокоят. Им отведена какая-то роль. Но какая?
– Я думаю, чисто психологическая. Нас хотят заставить поверить, что в них отравляющее вещество, – убежденно заявил Фрик.
– Для чего?
– Чтобы мы выполнили их условия.
– Но они ничего не требуют, – напомнил Берг.
– Может они, просто тянут время? – предположил Фрик.
– Очень похоже, – согласился Берг. – Опять возникает вопрос – для чего?
– Я все думаю, не отвлекающий ли это маневр?
– Захватить два банка, чтобы в другом месте провести какую-то акцию? – усомнился Берг. – Вы представляете, какие средства были задействованы, чтобы подготовить и осуществить захват двух банков? Какие суммы, со сколькими нулями они должны получить взамен, чтобы все это окупить? Никакая политическая акция этого не стоит. Тем более что захватили банки в разных городах.
– Пожалуй, вы правы, – согласился капитан Фрик. – На отвлекающий маневр не тянет.
Оба надолго задумались. Проработали всевозможные варианты. Необходимо было ответить только на один вопрос – ради чего террористы все это затеяли?
– Вы не пытались охарактеризовать мистера Кука? – прервал молчание капитан Фрик.
– Наглый бандит, – сразу ответил Берг. Через секунду он взял себя в руки и внимательно посмотрел на Фрика. – Вы имеете в виду его психологический портрет?
– Да. Он совсем не похож на обычного уголовника. Разговаривает культурно, не позволяет себе крепких выражений, не делает пауз, чтобы найти подходящее слово. Создается впечатление, что он получил хорошее образование.
– Это еще ни о чем не говорит, – возразил Берг. – Очень много парней с хорошим образованием и из хороших семей сбиваются с пути и оказываются за решеткой.
– Все это так, – согласился Фрик, – но я хочу обратить ваше внимание на его личные качества. Все-таки не так уж много уголовников, которые окончили университеты. Можно такого человека попытаться поискать в базе данных.
– Хорошо. Попробуем понять, что это за человек. Начинайте.
– Как я уже говорил, мистер Кук получил хорошее образование. Он гражданин Соединенных Штатов или долгое время прожил здесь. Это видно по его речи. Говорит он без акцента. Умный. Дурак не смог бы руководить такой операцией. Уравновешенный, умеет держать себя в руках. Обладает логическим мышлением. За это говорит то, как он производил выдачу заложников и вел переговоры. Мистер Кук старается в своих действиях не упускать ни единой мелочи. Хороший психолог.
– А это с чего вы взяли? – поинтересовался Берг.
– Я это понял, когда слушал последний ваш с ним разговор. Вы рыбак?
– Нет, – Берг удивленно посмотрел на Фрика.
– Когда ваш крючок заглотнет большая рыба, то надо приложить умение, чтобы ее вытащить. Если вы резко дернете удочку или попытаетесь подтянуть рыбу к берегу, то можете порвать леску. Здесь необходимо осторожно чередовать подтягивание рыбы к берегу и ослабление лески. Иногда необходимо дать пойманной рыбе на некоторое время «свободу». Разрешить ей отойти от берега и на глубину, а потом мягко напомнить, что она все еще на крючке. Надо подождать, когда она выбьется из сил. Опытные рыбаки, иногда, по двадцать минут так «водят» рыбу, прежде чем вытаскивают ее на берег.
– И кто из нас рыба? – Берг подозрительно уставился на Фрика.
– Извините, мы оба, – дипломатично ответил Фрик, хотя было ясно, что он имел в виду одного Берга.
– Поясните.
– Мистер Кук отлично знает, как действует полиция, когда захватывают заложников. Это описывается во многих художественных книгах и фильмах. Он так же знает, что нельзя «перегибать палку», иначе полиция начнет штурм банка. Поэтому мистер Кук выдвигает жесткие требования, но в то же время не делает ничего такого, чтобы спровоцировать штурм банка. Он умело тянет время. Старается вывести нас из себя, чтобы мы начали делать ошибки и не заметили каких-то его действий. Время от времени делает нам «подарки», чтобы мы расслабились и не вышли из-под его контроля – «не оборвали леску», которая нас связывает. Несколько раз он выводил вас из себя. После этого, всегда следовало обнадеживающее обещание, а в последнем случае – «подарок» в виде отпущенных заложников. Я чувствую, что у него все действия рассчитаны с точностью до минуты, но, тем не менее, он иногда импровизирует. Часто террористы требуют беспрекословно выполнять их требования, угрожая, в противном случае убить заложников. Ставят полицию в жесткие рамки, нагнетают обстановку. Прут к своей цели, как танк, напролом. Мистер Кук делает все это мягко. Но нет сомнений, что он уверенно движется к намеченной цели. У меня даже сложилось впечатление, что штурм банка его не очень огорчит.
– Хорошо. Вы меня убедили. Покопайтесь в базе данных. Все равно у нас пока нет никаких идей по установлению личностей террористов.
– Мои люди уже этим занимаются.
Их разговор прервал телефонный звонок. Мистер Кук хотел пообщаться с журналистами. Он потребовал предоставить ему возможность сделать заявление для прессы. Договорились, что свое заявление мистер Кук сделает по телефону. Журналистам предоставят громкую связь, чтобы все могли их слышать. Через пол часа связь обеспечили.
Мистер Кук говорил сорок две минуты. Он обвинял Америку и американский образ жизни во всех смертных грехах. Призывал весь мир бороться с этим злом…
Уже через двадцать минут стало ясно, что эта речь является обычной демагогией. Но, журналисты добросовестно ее записывали. Ведь им надо было о чем-то писать в своих газетах. Полиция же никакой информации о террористах им не давала. А Берг и Фрик по-прежнему не находили ответа на свои вопросы. Длинная, пространная речь террориста не давала никакой полезной информации. Что за организация предприняла эту акцию, так и не было сказано. Чего они хотят? Никаких требований опять не было выдвинуто. Единственное, что понял Берг – террористы тянут время. Правда, он так и не понял, для чего? Поэтому он принял решение со штурмом не спешить. Террористы надежно блокированы в банке. Деться им было некуда. Они должны были потребовать транспорт, чтобы уйти из банка. Лишь бы они вышли наружу. Специальное подразделение ФБР по борьбе с терроризмом готово решить любую задачу по захвату и уничтожению бандитов.
Закончив свою речь, мистер Кук сообщил, что готов освободить половину оставшихся заложников.
Опять начались переговоры о процедуре освобождения. Через час семь заложников покинули банк.
Из Берлингтома сообщили, что террористы освободили девять женщин. По их словам, в банке находится десять террористов. Все заложники закрыты в трех комнатах. Чем занимаются террористы, никто из женщин ничего сказать не мог, потому что с момента захвата банка, их поместили в комнату, откуда они ничего не могли ни видеть, ни слышать.
Берг молча слушал сообщение из Берлингтома, помешивая кофе ложкой. Пить ему не хотелось, но сам процесс помогал сосредоточиться. Капитан Фрик тоже сохранял молчание. Он пытался соединить два события в единое целое. Но, пока это не получалось. Было непонятно, что связывает эти два города? Почему террористы выбрали именно эти банки? Если это политическая акция, то зачем было захватывать банки? Обычно в таких случаях захватывают посольства или другие административные здания. Слишком много действий террористов не поддавались логике. А все из-за того, что до сих пор была не ясна конечная цель этой акции.
– Думаю, мы правильно решили, что захват банка в Берлингтоме и здесь – это звенья одной цепи, – стал размышлять вслух Берг. – Они практически синхронно делают одно и то же.
– Есть маленькое различие, – уточнил Фрик. – В Берлингтоме из цистерны пошел дым.
– Может это случайность? Исполнители что-то напортачили? Бывают же непредвиденные ситуации.
– На счет случайности, я не уверен, – задумчиво произнес Фрик. – Слишком уверенно действуют террористы. Каждое их действие хорошо просчитано.
– Может, цистерна дала течь? – упорствовал Берг.
– Отравляющее вещество разлилось, а террористы сохраняют полнейшее спокойствие? После этого выпускают заложников, которые проходят мимо дырявой цистерны, испускающей ядовитые пары?
– К чему вы клоните? – Берг понимал, что его доводы не убедительны.
– В цистернах не отравляющее вещество, – уверенно заявил Фрик.
– Зачем тогда террористы взяли с собой противогазы? – Берг понял, что капитан сейчас опять начнет настаивать на штурме банка. Ведь основное препятствие для этого, было заявление террористов, что в цистерне находится отравляющее вещество. Именно из-за этого Берг и не дал разрешения начать штурм. Теперь же выходило, что это решение было ошибочным. Хотя жизни заложников были в опасности в любом варианте. Поэтому и не хотел Берг применять крайнюю меру. Часто террористы, подняв шум и обратив на себя внимание общественности с помощью телевидения и прессы, в конце концов, отпускали заложников и складывали оружие. В глубине души он надеялся, что в этот раз обойдется без стрельбы и кровопролития.
– Возможно, чтобы защититься от слезоточивого газа, который может применить полиция при штурме.
– То есть вы думаете, что они будут активно защищаться в случае штурма?
– Уверен в этом, – капитан Фрик не заметил ловушки, которую ему поставил Берг.
– Они знают, как в таких случаях действует полиция. Заранее готовятся к этому и пойдут на любые жертвы ради достижения своих целей, – Берг с удовлетворением посмотрел на Фрика. Глаза его зажглись хитрыми огоньками. – В таких условиях вы предлагаете немедленно штурмовать банк? Имеем ли мы право рисковать жизнями заложников?
Капитан Фрик промолчал. Его рассуждения Берг обратил в свою пользу. Поэтому сейчас было бесполезно уговаривать его начать штурм банка.
– Есть еще маленькие различия в действиях террористов, – продолжил Берг. – В Берлингтоме выпустили женщин, а здесь мужчин из службы безопасности.
– Не понимаю, какая для нас разница? – пожал плечами Фрик.
– Я просто хочу понять логику. Ведь совершенно ясно, что террористы действуют синхронно. Их действия должны совпадать до мелочей. Мы же постоянно наталкиваемся на мелкие различия.
– Наверное, логично было бы отпустить в первую очередь охранников. Они могут создать проблемы, если дело дойдет до штурма, – предположил Фрик.
– Правильно. Но в Берлингтоме выпускают женщин, а охранников по-прежнему держат в заложниках.
– Может быть, там более подготовленная группа? Нам сообщили, что все террористы, находящиеся в банке, похожи на японцев.
– Мои люди уже отрабатывают версию об участии в этом ограблении японской преступной группировки, – сообщил Берг. – Самое интересное, что в Берлингтоме таких группировок нет.
– Гастролеры?
– Обычная практика – не воруй, где живешь.
– Насколько я знаю, японцы не любят совместных операций с другими этническими группами.
– Спасибо, что просветили, – усмехнулся Берг. – Как на счет ответов на все эти вопросы?
Капитан Фрик понял, что Берг опять подвел его к вопросу о штурме. Преступные японские группировки отличались особой жестокостью. При задержании не задумываясь, применяли оружие. Они фанатично были преданы своим организациям и готовы были пойти на любое преступление. Все японцы-предприниматели были под их «крышей». Японская диаспора сохраняла традиции своей далекой родины. Всячески препятствовали вмешательству чужаков в свои внутренние дела. Не удивительно, что среди японцев найти информатора было очень затруднительно. Поэтому, при штурме банка, была большая вероятность того, что будет много жертв.
– Где-то сидит координатор, который руководит действиями обеих групп, – перевел разговор в другое русло Фрик.
– Без сомнения, – согласился Берг. – Ему сообщают обо всем, что происходит возле банков наблюдатели. Сам же он неуязвим. Отдает приказы по телефону или по рации. Короткая фраза, которую могут понять только террористы, и опять молчание. Обязательно наблюдатели находятся где-то рядом.
– Попробуем прочесать близлежащие кварталы? – предложил Фрик.
– Попробуйте, – энтузиазма в голосе руководителя операции не наблюдалось. Вокруг банка высились многоэтажки, в которых чего только не было. Сотни офисов различных фирм, кафе, автостоянки, магазины. Искать неизвестно кого, было бессмысленно. Но Берг не стал останавливать инициативу капитана. Бывают в их работе случайности, которые приводят к раскрытию преступления.
Фрик отправил несколько пар детективов прочесать район – искать иголку в стоге сена.
– Похоже, что дело идет к развязке, – подвел итог Берг. – Террористы начали избавляться от «балласта». Скоро они должны что-то предпринять.
– Судя по количеству террористов, им понадобится автобус. А это не тот транспорт, на котором уходят от погони, – высказал свое мнение Фрик.
– Вертолеты здесь посадить негде, – дополнил его мысль Берг. – Добираться до аэродрома, если они потребуют самолет, опять придется на автобусе, куда обязательно посадят и заложников. Пора готовить группу захвата.
В это время на связь вышел мистер Кук.
– Мы готовы отпустить заложников и сдаться, – сообщил террорист. – Только одно условие.
– Какое? – Берг с нетерпением ждал ответа на свой вопрос: “Ради чего это все затевалось?”
– Наши лица не должны видеть журналисты.
– Хорошо, – Берг был озадачен. Произвести столько шума и просто так сдаться? Это не укладывалось у него в голове. Неужели он ошибся? Никакие это не террористы, а всего лишь неизвестная партия из числа вечно недовольных? Но уж слишком профессионально они действуют.
Позвонили из Берлингтома. Террористы сообщили, что готовы сдаться. Внутри банка зафиксирован пожар, включилась система пожаротушения. Спецназ ворвался в банк.
– Внутри банка начался пожар, – доложил капитану Фрику подошедший полицейский.
Берг про себя отметил, что действия террористов в обоих банках совпадают с точностью до минуты. Неведомый координатор хорошо отслеживает события в обоих городах и умело руководит действиями своих людей. В этой синхронности таилась зловещая опасность. Только было непонятно, в чем она заключалась. Если слаженные действия по захвату двух банков можно было понять, то одновременная сдача не поддавалась никаким объяснениям. Впрочем, если террористы решили скрыться, воспользовавшись пожаром, тогда их действия становятся понятными.
– Пожарных не пускать, пока не арестуем всех террористов, – быстро отреагировал на сообщение Берг. – Видимо, это и есть их вариант ухода из банка. Воспользоваться пожаром и суматохой, вызванной им, чтобы незаметно скрыться. Всех заложников отправить в полицейский участок до выяснения личности.
Из банка начали выходить заложники. Их окружили плотным кольцом полицейские. Не обращая внимания на возмущения, всех обыскали и посадили в автобус для перевозки заключенных.
Берга теребил начальник прибывшей пожарной команды. Он боялся, что если они вовремя не вмешаются, то пожар не удастся потушить. Берг не обращал на пожарного внимания, отдавал распоряжения своим людям.
К входу банка подогнали закрытый фургон. Такие машины использует полиция для доставки большой партии заключенных в суд.
Спецназ уже вошел в банк и обыскивал террористов, которые не оказывали сопротивления. Все десять человек покорно положили оружие перед собой и стояли с поднятыми руками. Никто не пытался оказать сопротивления.
С потолка лилась вода из системы пожаротушения.
Быстро закончив с обыском, полицейские начали выводить террористов на улицу.
Всем подразделениям было приказано оставаться на своих местах до особого указания. Спецназ начал тщательно осматривать все помещения банка. Они внимательно проверили каждый закоулок, но так никого и не обнаружили.
Полиция с трудом сдерживала толпу корреспондентов. Увидев выходящих из банка заложников, они дружно кинулись к ним. Протягивая перед собой микрофоны, мастера печатного слова выкрикивали свои вопросы. Но заслон из полицейских не давал им близко подойти. Бывшие заложники тоже не проявляли желания общаться с прессой. Увидев кричащую толпу корреспондентов, они предпочли скрыться в полицейском автобусе.
Как раз в это время из банка появилась большая группа людей. С первого взгляда они мало отличались друг от друга. Все в темной одежде, на всех черные маски с прорезями для глаз. Только внимательно приглядевшись, можно было разглядеть, что в середине процессии находились безоружные люди, у которых руки были скованы наручниками. Их окружили плотным кольцом вооруженные полицейские.
Журналисты дружно бросились к ним. Засверкали вспышки фотокамер. Но полиция быстро выстроила живую изгородь из своих тел, создав проход от входа банка к полицейскому фургону. На вопросы корреспондентов никто не отвечал.
Берг поручил капитану Фрику сопровождать задержанных террористов в участок. Выделили две патрульные машины для охраны. Одна двигалась впереди, освобождая дорогу, вторая, в которой сидел Фрик, замыкала процессию.
Они проехали два квартала. Весь транспорт, попадающийся на пути, добросовестно прижимался к тротуару, уступая дорогу колонне, сопровождаемой полицейскими машинами с включенными сиренами и мигалками. Машина сопровождения проскочила перекресток, когда слева выехал грузовик с прицепом, перегородивший улицу. Полицейская «каталажка» не успела затормозить и врезалась в него. Скорость была сравнительно небольшая, но достаточная, чтобы сидевшие в кабине полицейские получили ушибы. Еще один грузовик, прижимавшийся до этого к правой стороне дороги, принял влево, отсекая патрульную машину, замыкающую колонну.
На перекрестке образовалась пробка. Несколько легковых машин, чтобы избежать столкновения, выскочили на тротуар. Пешеходы бросились в разные стороны. Через несколько секунд все заволокло желто-белым дымом. Десять дымовых шашек, неизвестно кем брошенных, создали такую плотную дымовую завесу, что на вытянутую руку ничего не было видно. Нетерпеливые водители, которые не видели, что происходит на перекрестке, с остервенением давили на клаксоны. Вокруг стоял невообразимый шум. Но все сразу стихло, когда послышались автоматные очереди. Водители начали выглядывать в окошки своих автомобилей, пытаясь разглядеть, что происходит на перекрестке. Пешеходы, подталкиваемые инстинктом самосохранения, торопились подальше отбежать от опасного места.
Капитан Фрик выругался, проклиная водителя грузовика, который перегородил дорогу. Он достал из кармана платок и вытер лицо, обильно покрытое потом. Это неожиданное дорожное происшествие всех выбило из колеи. Только, когда появился дым, все полицейские из патрульных машин выскочили наружу. Именно сейчас стало понятно, что это не обычное дорожное происшествие, а преднамеренная акция. Капитан Фрик был в замешательстве. Из-за дымовой завесы ничего не было видно. Автоматные очереди не способствовали проявлению героизма. Никому не хотелось нарваться на пулю. Все-таки пересилив страх, Фрик дал команду продвигаться к машине, в которой находились задержанные террористы. Он осторожно подкрался к кабине грузовика, перегородившего улицу. Взялся за ручку и резко открыл дверь. В кабине никого не было. Мимо кто-то пробежал. Первым порывом капитана Фрика, было нажать на спусковой крючок своего револьвера. К счастью, он быстро сообразил, что беспорядочно бегающие вокруг него люди – это прохожие. Капитан выругался, ему сильно хотелось курить. Опять послышались автоматные очереди, но из-за дыма и отраженного от домов эха, невозможно было понять, откуда и куда стреляют.
Пять минут потребовалось Фрику, чтобы добраться до дверей «каталажки». Дверь, за которой находились задержанные террористы, была закрыта. Капитан подбежал к кабине и открыл дверцу. На него смотрело дуло тридцать восьмого калибра. Лоб сразу покрылся холодной испариной. Фрик поблагодарил Господа Бога за то, что перепуганный полицейский не выстрелил в него.
– Что вы здесь сидите? – закричал капитан на своих подчиненных. – Быстро проверьте задержанных!
Полицейские пулей выскочили из кабины и бросились к дверям «каталажки». Фрик с двумя полицейскими встал напротив двери, приготовив оружие для стрельбы.
– Открывай! – дал команду капитан.
Дверь распахнулась, обдав полицейских клубами желто-белого дыма. Когда дым немного рассеялся, все увидели, что внутри никого нет.
Капитан заскочил в фургон. В полу зияла квадратная дыра. Отверстие явно было сделано с помощью газового резака, неровные края оплавленного железа были еще горячие. Фрик встал на колени и опустил голову вниз. В метре от него, ближе к кабине, он увидел канализационный люк. Ребристая крышка лежала на положенном ей месте.
В то время, когда капитан Фрик стоял над люком, в котором скрылись террористы, и думал о том, чтобы послать в погоню своих людей, террористы уже поднимались на поверхность, всего в квартале от него. Над канализационным люком стоял синий микроавтобус. В полу было сделано специальное отверстие, через которое все террористы проникли внутрь. Здесь для них была приготовлена одежда, в которую они начали быстро переодеваться. Через три минуты черные комбинезоны, ботинки, маски и нижнее белье были собраны в мешок, обильно политы бензином и брошены в канализационный люк. В темной трубе вспыхнул огонь.
Двое молодых людей вышли из микроавтобуса и направились к ближайшей автобусной остановке. Через пять минут они проезжали перекресток, где возле канализационного люка скопились полицейские. Капитан Фрик все-таки послал небольшую группу в погоню за беглецами. Пассажиры автобуса с любопытством смотрели на скопление полицейских. Многие уже слышали об ограблении банка.
Синий микроавтобус проехал один квартал и остановился. Из него вышли четыре человека. Молодые люди разошлись в разные стороны. Двое пошли в бар, где заказали себе пиво. Третий направился к стоянке такси, а четвертый к станции метро.
Микроавтобус продолжил движение. Он периодически останавливался, выпуская очередную партию пассажиров. Когда в нем не осталось никого кроме водителя, микроавтобус направился к окраине города. Время от времени, мимо него проносились полицейские машины, которые освобождали себе дорогу своими мигалками и сиренами. Микроавтобус двигался среди другого транспорта, не пытаясь никого обогнать или проскочить перекресток на желтый свет. Его ни разу не остановили полицейские, которых в этот день на улицах было чересчур много. Спустя сорок минут, водитель подъехал к одноэтажному дому. Он вышел из машины, внимательно посмотрел по сторонам. Убедившись, что вокруг нет ничего подозрительного, подошел к железным воротам гаража. Открыл навесной замок и распахнул створки. После этого, вернулся за руль и загнал микроавтобус в гараж. Плотно закрыв ворота, мужчина начал снимать с машины номера…
 
Вы прочитали ознакомительный отрывок. Книгу можно приобрести:
https://www.amazon.com/-/e/B00XBESK22
 
 


© Copyright: Андрей Романов, 19 мая 2017

Регистрационный номер № 000235316

Поделиться с друзьями:

Аляска-2 Глава 9
Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий