Романы

Жаневви 1. Вилен - начать бы все сначала. Глава 8.

Добавлено: 15 октября 2015; Автор произведения:Vilenna Gai 817 просмотров
article167486.jpg

           На удивление всем, Виен очень быстро приходила в себя. Рука, правда, была багровой, зудела,  рана покрывалась странной коркой, которую постоянно снимал Евгений,  на ее месте тут же вырастала  новая, твердая, неприятного серо-зеленного цвета. Компрессы снимали зуд, увы, на время, достаточно короткое, чтобы отдохнуть от него и не расчесывать. Она и внешне была спокойна и не устраивала истерик, правда, присутствие гнома в своих покоях, Виен категорически не хотела опротестовать. Более того, она при любом моменте вспоминала о нем. А еще Виен странно поглядывала на горничную, растягивающую уборку и передергивалась от ее взглядов, но не гнала и не торопила. Для Виен первым делом был гном, и именно его она все время ждала. 
— Что это? – Жан отдал Евгению пузырек, найденный у Михаила.
— Узвар из белены. Точнее не скажу, пока не разложу его. Запах специфический, может быть с примесью…, нет, Жан, бросаться выводами не буду.
— Вызывает галлюцинацию?
— А к чему же говорят: «Белены объелся»?
— Вот же – белена! Мог, друг Михей сварганить такое? Мог! Мы с ним не раз в лесах травками лечились, — рассуждал Жан вслух, не обращая внимания на присутствие Евгения. Парень не знал, к какому роду принадлежали Гаи, но вся семья, негласно его готовила к посвящению, как и Мэйсона, который в отличие от Жеки, сам догадывался о чем-то подобном, вот только лишних вопросов не задавал. – А ведь могли и подставить. Еще как могли! Тут и стараться не надо. Он всегда нараспашку. Нет, Михей не мог опростоволоситься. Все что угодно, но не так просто. Что скажешь, доктор Женя?
— Вам видней. А приготовить проще простого. Пасленовый вид растет повсюду. Запах одурманивающий.
— Цветет?
— Ага, лиловыми цветочками. Жан, я тут подумал…, превысил немного позволенное, и повозился у Дэна в кабинете. Виен укусил зверь.
— Зверь? Ты уверен?
— Как тебе сказать…? Не человек – это точно. Слюна, зубные бактерии, попавшие в рану, скорее звериного происхождения, чем нечистоплотного человечка, даже если бы соорудили челюсть, то выделения нельзя нанести. Но вот беда – нет такого животного! Программка не нашла ни малейшего соединения, не обнаружила имеющийся у нас ген. Нечто фантастическое.
— А змея? – предположил Жан. – Если подумать, то и сама могла в дом попасть и принести могли без проблем. Виен говорила, появилось из угла… Стоп! Я вспомнил, в первый день, когда ее поведение меня насторожило, она говорила о мышах. Мол, выбежала из-за угла. Но это не было мышью, она бы так не реагировала.
— Так, это как? – не понял Евгений.
— Испугалась, очень испугалась. Но если видела змею, то почему просто не сказала об этом? Змея? 
— Нет, уверен, что нет.  Змеи все известны. Разве что гибрид новый, да и размер какой должен быть?! Ты же видел, там размер челюсти, как у ребенка, пяти – восьми лет. Но если все же предположить что Виен укусил зверь, то в доме опасно находится, всем.
— Опасно.  – согласился Женя. — Виен об этом только и твердит. Девчонок надо увозить. Но не поедут же! Бросим силы на поиски. Времени займет много, но нам спешить не куда. Нам этот ребус решить просто необходимо!
— Нам нужна Мира! – услышав последние слова беседы мужчин, Владка не испугалась, а вполне реально посмотрела на вещи и поняла – какой бы, «зверек–гибрид», не прятался в доме, сестра его вытащит из закоулочков. – Но это не змея. У вас в комнате ни одной щели, на отдушинах сетки, как и у нас.  Да и ты не мог бы не заметить. Потом, Лерка, она бы уже смылась. Если то, что Лера твердит правда, и она подскочила к бабушке в момент укуса, она должна была заметить, хотя бы мельком, присутствие постороннего. Но Лера же упорно твердит, что в комнате никого не было, что Виен сама резала себе вены!
— Влада, я согласен с твоими словами. А дом мы основательно проверим. Миру не будем спешить звать. Хочу вернуться к тому, что уже спрашивал – как насчет игрушки?
— Ты склоняешься к Валерии. Думаешь, она вот так просто могла задействовать дочь? – Спросила Влада, взвешивая такую возможность.
— Не думаю,  а предполагаю. – ответил Жан. — Собственно, почему нет? Ангелина еще ребенок, мама придумала игру, разве бы отказалась? Нет, не отказалась. А укусить могла не преднамеренно, от испуга, злости, да мало еще от чего!
— Дед, но в Лине же душа…. – Влада замолчала, но Жан понял ее недосказанность.
— Чистая. – Незаметно кивнул ей Жан.
-Да говорите, не стесняйтесь. Я привык к вашим «непоняткам».  Могу и выйти. – улыбнулся Женя и отошел в сторону.
— Скоро, совсем скоро, мы с тобой поговорим наедине, и я постараюсь  ответить на все твои вопросы. Сейчас немного не до того, прости. – Жан подошел и по-дружески хлопнул парня по плечу, как бы прося и прощения, и остаться, и сразу же вернулся к внучке: – Дорогая моя, я не уверен. Да, мы все надеемся на это, но… Так это или нет, мы не узнаем еще очень, очень долго. Сейчас меня настораживает лишь то, что в Лине  сочетание разных семей.
— Я не совсем понимаю, о чем вы ведете речь, но Жан говорит умные вещи. Если по одной из ветвей были душевнобольные, то в любом из поколений, это вылезет на поверхность, особенно по линии матери. Медицина знала немало таких примеров, когда много поколений подряд, мать передавала  неблагоприятную наследственность дочери. – не подходя к ним, сказал Женя. Может, это было совсем не то, о чем перемигивались Влада с дедом, но вполне подходило.  Жан благодарно кивнул, посмотрел на внучку и та закивала тоже, принимая все сказанное, как одну из версий.
****
                    Вел влетела в комнату, как фурия, таща за руку Ев и не стесняясь в словах и тоне, закричала:
— Ну, вы блин, знаете что!.. Почему я, …., мы с Ев, узнаем последние и случайно! – Ев уже прослезилась, выдала взглядом все, что думала зятю, на Жана даже не глянула, подошла к матери. Вел махнула рукой, последовала за ней, но тут же вернулась, договорить: – Ну ладно Жан, он меня всегда игнорировал и не первый раз экспериментирует над мамочкой. Но ты, Влада, моя дочь!
— Мы не успели, события, как ледяной поток, шквалом. – начала дочь, но Вел ее остановила взмахом руки:
— Не надо мне тут практиковаться в поэзии.
— Вот чувствовала же, — Ев выглянула из-за двери, — Что-то не так. Звонил же ПАПОЧКА, — сделала ударение на слове и умерила звук, чтобы не сильно волновать мать. – А Дэну я еще всыплю! Еще как всыплю! – Тут же они услышали ее обращение к маме. – И кто тебя так, он, да? Говори, наша душечка, Вел сейчас, со всеми разберется! – голос звучал шутливо, но не настолько, чтобы все засмеялись или поднялся дух у Виен.
— Нет, девочки, даже не грешите на Жана, он старался.
— А кто тогда? – выкручивая матери руку, сняв без разрешения повязку,  интересовалась Вел. – Как страстно! Так кто это?
— Любовник! – засмеялась Виен и тут же закашлялась.
— Давайте, вы потом ее будете допрашивать. – Евгений решительно вошел в комнату и оттеснил их от дивана. — Пока любимого Дэна нет, я тут и Айболит и все остальное. Да и Виен устала.
— Ничего я не устала! – сморщилась, от обработки, закусила губу и ждала, пока Жека наложит сухой бинт.
— И что это? – Вел ткнула пальчиком. – Вся рука в пятнах, да и шея…
— Шея? – Удивился Евгений и осмотрел. – Блин! Реакция пошла. Кровь заразилась, как я не старался промыть. Мне нужны лекарства! Ев, скажи, у Дэна есть антисептики?
— Посмотри в кабинете. Вход знаешь где.
— Люди! – не унималась Вел, — что тут произошло? Чего молчите? Правда, мам, если бы не твоя смска, я не забила бы тревогу.
— СМСка? – удивилась Виен. – Я телефон пару дней как потеряла.
— Потеряла? Странно. Мне пришло послание: «Все ОК! осталось добить.»  Кого добить? Звоню – ноль! Тогда я к Ев: «Что с мамой?»  Она мне – «все в норме, хотя текст последнего послания был странным». И читает –«У меня все ОК. Устала — жуть, но есть  выход…»
— Девочки! Я же говорю, телефон потеряла!
— Или украли. – бросил Жан.
— Может быть. – просто сказала Виен и не стала задумываться над этим. Ей важно было другое, но они не давали ей возможности высказаться. Как она не пыталась обратить на себя внимание, как не  дергала дочерей за одежду, те были заняты выяснениями.
— Так вот почему ты не звонила и не отвечала! – Ев гладила ее по руке, бросая взгляды-молнии на всех, кто был в комнате. – А я-то все думаю, при твоей не любви к посланиям, вдруг сама, четко, два раза в день.
— Мама! – Влада потянула за локоть Вел, увлекая за собой. – Нам очень нужна Мира.
— И что?
— Надо бы ускорить.
— А! Сделаем. Идем! – забрала дочь из комнаты.
— Вел! – окликнула ее Виен. – Подожди. Где мальчики?
— Понятия не имею. Главное, что Эд знает, где я! – махнула рукой и вышла.
— Не волнуйся, муль. Эд с Дэном, нас переезжают. Завтра будут, но если они тебе так важны, то мы их – ракетой! Ты же знаешь Вел, налетела, как ураган – трах, бах, тарарах! Ученная…
Жан облегченно вздохнул – при всей болезненности жены, глаза светились счастьем. Да и он может заняться, безотлагательно, решением накопившихся вопросов. Теперь-то все наладится, дети вернулись! Что ж, человеческая глупость неиссякаема! – самокритично подумал он в свой адрес.
****
              Эйфория встречи шла на спад. Мужчин в комнате не было и Ев, не теряя времени, начала допрос с пристрастием. Ния, спокойно сидя в уголке, почувствовала волнующее приближение тайны и бросила все свои силы, чтобы раскрыть ее, прикрыла глаза. Опять полились «мультяшки», но на их фоне, уже четко, прослеживалась Вилена.
— Муль! Не томи. – говорила Ев. – Не заставляй меня лесть тебе в голову. Колись!
— Сама хочу, но вы все время гомоните. Доча, я боюсь показаться смешной, но меня укусил гном.
— Кто? – не удержала смех Ев.
— Вот я так и знала.  – вздохнула Виен: — А между делом – это так! – замолчала, прислушалась: — Кажется, наша «расторопная королева чистоты» удалилась? Пойду, почищу зубы, во рту кошкой пахнет.
— Я не смеюсь, удивляюсь. – Ев подхватила мать под руку, помогая подняться. Ния же продолжала свое погружение в тайну вообще отмалчивалась.  – У меня давно мультики в голове, когда думала о тебе. Но что бы настолько! – добавила Ев.  Виен опустила ноги, сбросила простынь и дочь не сдержалась:- Ох, мамочки!
— Да уж, не ждала что так…  Лежу тут, мутирую. Вот ведь, не увидишь, не поверишь! – с трудом передвигая ногами, в пятнах и отеках «до нельзя», зашла в ванную комнату и выставила Ев. Дочь застыла у двери туалетной комнаты и прислушивалась к звукам.
 Агния побелела, в ее голове четко открылась картинка, да настолько тревожная, что она испуганно содрогнулась и воскликнула:
— Мама!  Виен…
— Беги за мужем! – Ев рывком открыла дверь и влетела в ванную. Виен наклонилась над мойкой, хрипела, изо рта шла пена, глаза подкатывались. – Я же тебя не удержу! Вел! – кричала она в ужасе, обхватив мать за талию и прижимая к тумбочке. – Вел! Где же тебя носит?!
Синее лицо матери отражалось в зеркале, хрип затихал, а еще, еще холодные, стеклянные глаза смотрели в никуда. Виен сползала и Ев не в силах больше ее держать, опустилась на пол и, обхватив ее за голову, зарыдала.  У их ног лежала открытая тетрадь, в которой черным на белом, поставлена точка: «Я больше не могу».
Где-то близко,  завыла собака, которую так не любила Виен. Именно та, что появлялась неоткуда и пела, свою заунылую песню, так часто в последний год.  Песню  С…
И закрутилось все вокруг, запутывая временное пространство. Пелена слез застилала глаза Ев, и та, не в силах держать себя, продолжала кричать, раскачивая тело матери:
— Нет! Нет! Так не может быть! Не сейчас, не так. Ты же еще… Ты не можешь ууу…. – она проглатывала страшные слова и все сильнее раскачивалась. – Это не к сммм… она воет, это песня сна, да, сна! Это сон, мамочка моя, крепкий сон. Дэн обещал… Дэн! – Она кричала все громче и громче, все отчаянней, повторяя имя мужа: – Дэн! Дэн! Дээээн! -  За закрытыми горем глазами, маячили и носились тени. Тяжесть рук и ног исчезла, а она все сидела на полу, посреди ванной комнаты матери, зажимая в руке ее тетрадь, запрокинув голову назад, рыдая навзрыд.
****
            Зайдя в ванную, Виен ненароком глянула на часы, светящиеся на стене – 08:08.
— К счастью! – подумала она, пополоскала рот и опустила голову. Качнуло влево, затем вправо и понеслось. Она открыла глаза  — стена кружилась с такой скоростью, словно ее детские карусели, решили размотаться. Застонала, схватилась руками за мойку. Скорость не уменьшалась, а наоборот набирала обороты. Тело переставало слушаться, голова существовала отдельно, сознание отдельно. Кричать не могла, но прекрасно понимала, что без помощи не обойтись. Хрипела, стараясь выдавить слова, и тут ее обхватили. Догадалась – дочь. Тепло и страшно. Очень страшно, что вот сейчас, на ее руках, она…
Виен лежала как тряпичная кукла и из всего, ей был доступен только слух.  Тело, как ватная добавка, сбитая и мокрая, тягостно обременяло. Голова была настолько полна вакуума, что мозги просто плавились. Ее руку кто-то гладил, и это придавало сил не прощаться с жизнью. Но …, но ничего не получалось. Пыталась открыть глаза, а они тут же подкатывались. Время превращалось в резину и казалось бесконечно долгим.  Отдалась своему уделу,  лишь только тошнота все еще напоминала, что жива. Когда не могла себя держать, то ее «выворачивало» и изо рта опять текла пена, горькая, отвратительная. Виен все сильнее хваталась за слова, доносящиеся в ее разум, повторяла их, не понимая значения, просто повторяла и повторяла.  Левая сторона мозга сдавалась и пропускала вперед черноту, плотную, беспросветную, почему-то прямоугольную. А в правом полушарии, все еще  кружились картинки. Они были «левые», Виен до них не было дела, Виен они даже тяготили. И мозг, приняв ее сигнал, забрал все видение, оставив размазанные, разноцветные пятна. Совсем немного поплавав, они превратились в  малиновые шары. Но не сочные, а прогорклые, сникшие, вялые, с коричневой окантовкой. Эти шары заплясали, закрутились, слились в однородную массу. Покой. Она начала сосредотачиваться на этом, все меньше и меньше заботясь о дрожании мышц всего тела. Да и тело было уже не ее. Телу нравилось лежать пластом.  А вокруг все больше суетились и нарочно громко говорили с ней, даже пытались шутить и ругаться. Хлопок. Да, это был именно хлопок, не взрыв, не удар, а хлопок. Яркая точка в самом центре ее мироздания, интенсивная, горящая, увеличилась до размера ореха. В этот же момент страх в последний раз посетил ее, на долю секунды, и вспышка полетела в два конца, направо и налево, делая четкую прямую.
— Ну, вот и все! – подумала Виен. – Я и попрощаться не успела. 
А в голове уже все кружилось в обратную сторону…

               
 


© Copyright: Vilenna Gai, 15 октября 2015

Регистрационный номер № 000167486

Поделиться с друзьями:

Жаневви 1. Вилен - начать бы все сначала. Глава 7.
Предыдущее произведение в разделе:
Жаневви 1. Вилен - начать бы все сначала. Глава 9.
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: +1 Голосов: 1
Комментарии (2)
Добавить комментарий
Анна Магасумова # 15 октября 2015 в 18:21 +1
Меня с начала жизни преследовали 8 - 18.08.1958....
Vilenna Gai # 15 октября 2015 в 19:00 0
)))))))))) Знаковая цифра.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев