Романы

Жаневви 2. Оттенки любви. Глава 3.

Добавлено: 28 октября 2015; Автор произведения:Vilenna Gai 822 просмотра
article169542.jpg

                   Самолет плавно приземлился на заснеженную полосу. Видя мерцание снега, Ев надула губки:
— Изверги, вы, тетки – дядьки! Пушистую, домашнюю кошечку и в морозный беспредел.
 Дэн, шутя, нахлобучил ей на голову шапку, командуя:
— Двигай к выходу, домашняя кошечка! Там тепло и сказочно. 
Сразу же стащив шапочку, побурчав, что он сломал ее идеальную прическу, Ев пошла за остальными, неся в руках свою сумку, не маленьких размеров, и портфель с ноутбуком. Ступив на землю, натянула головной убор обратно:
— Тепло?! Отчего же тогда так холодно?
Дэн не реагировал на ее реплику, прощаясь с пилотом, обменялся визиткой. Пассажир из первого ряда закрыл ей мужа своим торсом, еще раз остановил свой взгляд на ее лице. Пальто было не застегнуто, встретивший их ветер, и мороз не пугали его, он лишь приподнял воротник, расправил шелковый шарф, не соответствующий погоде. Ев вдохнула его запах, не распознала одеколона, или еще какой мужской косметики, но зато ей навеяло нечто необычное, непредсказуемое и она поневоле повернула за ним голову и следила, пока парень не скрылся из виду.
– Мам! – Евгения схватила  за локоть, содрогающуюся от холода Виен, и прижалась к ней. – Это наш попутчик?
— Гддде?
— Не пялься. Он оглядывается. Красавец! Правда, я даже не успела разглядеть его лицо, как следует.
— Тогда что же в нем красиво?
— Все! Он какой-то неординарный. Ну, да фиг с ним. Где же наши изверги? Они что, решили из меня мороженное сделать?
— Перенесут багаж, погрузят и вернутся за нами. Но если ты, как и я, замерзла, можем вернуться в здание и дождаться их там.
— Не хочу!
— Тогда отпусти меня. Мне самой холодно, а тут ты еще зубами стучишь.
— Хочу батарейку, хочу батарейку! – Ев заплясала на месте.
— У тебя что, заряд заканчивается?
— Нет, обогрев! Если тут так холодно, то, что же с нами будет там?
— То же самое. Ура, мужья идут!  – Виен заметила Дэна и они с дочерью пошли навстречу. – А где же моя половинка?
— У машины, грузится. Я за вами.
Ев сразу завладела его предплечьем, как грелкой, прижимаясь и бурча:
— Сейчас приеду, напьюсь горячительного и спрячусь, под всем, что есть теплого!
— Напьешься и не осмотришься?
— Именно напьюсь! А ч-то-то ттутт смотттреть?  Зимы не видддела, что ли?
— А ты рот не открывай, теплее будет! –хмыкнул Дэн.
Ев бы его треснула, но без него по снежным дорожкам идти было трудновато. А тут еще и ветер подгонял. Забрались в «гормозеку», на огромных колесах и быстро понеслись вперед, прыгая по сугробам и лавируя снежные горки. Несмотря на белизну, окружающую их, горизонт был серым, в предвечернем состоянии.
— Ты бы еще танк нашел. – Немного согревшись, заметила Ев.
— Прости, родная, но в горы, на Ламбарджини не доедешь.
Мимо пронесся небольшой снегоход, Ев ухватила силуэт и заинтересовалась. В протертую ладошкой дырочку, в замороженных окнах, было не сподручно заглядывать, отчего уловив лишь яркую деталь легкого шарфа, догадалась, что этот загадочный мужчина с первого места, зачем-то отмечается в ее жизни, словно ставит многоточия.
— Прямо правнук деда Мороза! А вот возьму, влюблюсь в него и закручу интрижку! – произнесла скорее себе, так, для «щипка» в адрес мужа.
— Что ты там бурчишь? – спросил Дэн, перекрывая гудение мотора, приблизив к ней лицо.
— Что еще немного, и я буду Снегурочкой, или сосулькой. Третьего не дано.
Виен молчала, подышав на стекло, кулачком раздвинула «рамки» открывающейся перед ней природы и любовалась красотой заснеженного леса. Сказка была однообразно бела, достаточно долга, чтобы это ей не надоело и она, отвернувшись, собралась изучить наклейки, украшающие салон, как авто остановилось.
Двух этажное здание, буквой «П», стояло в метрах тридцати от ворот. От него, на приличном расстоянии, тянулись коттеджи, а вокруг – лес. Сумрачный, белый, неприветливый. Не найдя в этом снежном царстве людей, Виен вздохнула, предвидя «обалденно» веселое препровождение времени, вздохнула и отдалась судьбе, ища во всем этом плюсы. Ев же ворочала головой, прищуривалась, смотря куда-то в даль, выискивая нечто в шеренгах деревьев. Ей  показалось, что там маячит обогнавший их двухместный снегоход, на котором тот.... 
Дэн ее потянул за рукав и она, недовольно бросила:
— Нам что, еще и пешком идти?
— Совсем чуть-чуть! Мы арендовали срубчик, в самом конце базы. Что бы тебе никто не мешал, что бы ты могла наслаждаться красотами! И выспаться, родная, выспаться! Ты даже и представить не можешь, какой восхитительный вид из нашего окна!
— Интересно чем?
— Спусковыми площадками. Увидишь. Идем, идем!
— Ну, тогда нам уж точно никто мешать не будет! – Голос Ев звучал вызывающе и Виен, на это раз, с ней была полностью согласна.   Дэн же легко подхватил пару, неимоверных размеров, чемоданов и связку лыж, кивнул жене, следовать за ним, та топталась, стоя рядом с матерью.
— Идите. – кивнул им Жан. – Я вторым заходом.
— Могли бы и подвезти. – Недовольно бурчала Ев.
— На территории базы,  — оглянулся Дэн, — ножками. Это не далеко. Отсюда видна наша крыша.
— И какая именно?
— Красная.
— Красная! – громко повторила Ев. – Снял бы кто с нее снег.
Идти действительно было не далеко. Поставив поклажу, Дэн пронесся мимо женщин, полетел к отцу, балансируя на скользких дорожках, разводя руки в стороны и весело смеясь. Пока они дошли, появился Жан, поставил в холл сумки и направился на выход.
— Ты это куда? – Встревожено спросила Виен, не снимая верхней одежды, уселась на диванчик.
— Помогу Дэну. Он же столько амуниции набрал, словно собрался покорить все вершины. 
Виен кивнула, уперла локти в колени и положила на руки голову. Ев стащила шапку:
— А тут вроде не холодно.
— Да, не холодно, особенно с мороза. – вздохнула Виен, посмотрев по сторонам. – И что я тут делаю? Можно подумать, лыжи, это мечта всей моей жизни!
— И не говори! – Ев, приоткрыв ротик, крутилась на месте, затем начала обследования их прибежища на десять, не сулящих интереса, дней.
Хрустя снегом, явились мужья, раскрасневшиеся и счастливые. Поставили у входа лыжи, с торчащими вверх носами, сбросили рюкзаки:
— Так и сидите? – Спросил Жан, смахивая снег с ботинок.
— А вы надеялись, что уже висим,  сосульками? – саркастически заметила Ев.
— Грубиянка! – Парировал Дэн. – Вот и разнообразь ее досуг. Виен, как настрой? Прогуляться территорией, познакомится с округой,  желания нет? Сумки можно и потом разобрать.
— Желание-то, есть. – Виен выпрямилась, опустила руки на сидение и ухватилась за него. – Но оно естественное, по своей природе.
Ев хихикнула, глядя на то, как смутился своему предложению муж, и добавила:
— А что тут смотреть? Три сосенки, две скрюченные березки и обледенелый ельник. 
— Почему же? Тут есть бар, пару кафе. Я заприметил, пока нес багаж. Я не говорил, что сразу, ну пойдем, а?
— Это что же получается, есть захочется, надо бежать через весь этот двор?
— Ясно! – Жан подхватил сумку Ви. – Наши барышни пока не в духе! Право  — лево? – Спросил он у Дэна.
— Это его право – налево! -  сразу же вставила Ев. – А я, так всегда на право! – но с места не сдвинулась, поняв, что у них и мужчин – стороны не совпадают. Дэн же взял поклажу и открыл перед ней дверь:
— Заходи, заяц-русак, посмотри свои хоромы!
Виен молча пошла за Жаном.
Их комната оказалась просторной, со всем необходимым, с большой кроватью, в дальнем углу от входа, а у двери – небольшой диванчик. С любого из этих мест можно было смотреть телевизор, пристроившийся на стене. Шкуры на полу и поперек кровати. Камин – не большой, но оригинальный. Был тут и холодильник, и бар с напитками.   Остальное она не стала рассматривать, сбросила дубленку и отправилась знакомиться с ванной комнатой.
— Надо бы отметить. – Жан заметил, как она немного оттаяла. – Пойдем к детям, или их к нам?
— Дай им осмотреться, часик – другой. – Ви сняла с себя все теплые вещи, заглянула за стойку, оценила чистоту посуды, провела рукой по микроволновке и сморщила нос от урчания холодильника.
— Я уже слышал, сделаю, мешать не будет!
— У детей все так же?
— Возможно, не видел. Комната чуть меньше, наверное. Хотя на фото могло и показаться.
Виен подошла к окну:
— Странно. – чему-то удивилась она. – А их окна куда выходят?
— Виен, их комната на втором этаже.
— Он что, двух этажный?
— Ну, ты, мамочка, даешь! Второй этаж не видела?!
— Нет, не видела! Я шла и думала, как бы ни свалиться.
— Прости! Их комната, кажется, сразу над холлом.
— Странно! – повторила Виен, садясь на кровать и всовывая ноги под шкуру. – Мне показалось, что вы с Дэном тут бывали. Ну, да ладно. Налей чего-нибудь, что ли.
— Бывали, в советские времена. Но тогда тут все-все было иначе.
Долго сидели у огня, просто молчали и пили. Затем появились дети – примерившись и, кажется, найдя золотую середину в предстоящих днях. Не смотря на это, Ев отказалась выходить, Виен даже обрадовалась, но после пятого, или шестого стаканчика, женщинам потребовался свежий воздух. Пройдя по ночному дворику, добрались до бара, так и не заметив прелестей местности и собственного воодушевления. Покрутили носы от курильщиков в соседнем зале, уселись ближе к выходу. Пили много. Ну, очень много. И спать легли поздно, даже скорее рано, к рассвету следующего дня. 
****
            Солнце безжалостно теребило носик Ев. Почесав его несколько раз и нахмурив лоб, натянула на лицо одеяло и вдруг осознала – она в комнате одна! Села и только затем стала понимать – где, с кем и как давно. На подушке мужа лежала записка:
«Кошечка! Ты так сладко спала, скрутившись калачиком, что я не посмел будить. Сделаю два кружочка и вернусь, как послушный мальчик. Целую.
Виен дома. Сок на тумбочке. Твой балбес».
— Приехали!  Он будет развлекаться, а мне сиди и жди! Балбес, он и в Африке балбес! Тфу! Мы-то уж точно не в Африке. – упала ровно посредине кровати, натянула на себе все, что можно было, прячась как в норке, щелкнула пультом телевизор и часы пробили девять утра. – Что?! Еще так рано? Ну, тогда пусть носится, слонопотам. Разбудил. Тоже мне – горнолыжник!
Задремала. Сон падал мозаикой,  показывая пухнастые деревья и танцующие снежинки. Легкое покалывание на кончике носа поползло вниз. Губы почувствовали влагу. Открыла глаза – Дэн сидел рядом – морозно свежий. Его рука, с комком снега, застыла на шее.
— Нет, ты не оправдываешь себя! Ты не балбес, ты намного хуже!
— Не понравилось? А я так старался. Снег с доставкой на дом.
— С доставкой, говоришь?  Старался? – он кивал на каждый вопрос. — Твое счастье, что я так отреагировала, а то ты лицезрел бы весь отпуск, как другие резвятся. Ну, давай уже! – Протянула ладошки, поднесла к лицу. – пахнет свежестью, как… — «Тот парень», пронеслось у нее в голове. Дэн даже не догадался, о финале ее предложения, сидел и лыбился, как мартовский кот.
— Еще бы, здесь столько кислорода! Не то, что у нас. – расслабился, облокотившись двумя руками за спиной, и наблюдал, как жена, прикрыв глазки, дышит морозцем, вместившимся в ее ладошках. Залюбовался. Ей хватило секунды, чтобы снежок попал ему за пазуху и стремительно пополз вниз комбинезона.
— Ев! Утоплю в сугробе! – Подскочил и принялся стаскивать с себя одежду.
— Не-а! – хохотала она, прыгая на кровати.
— Обещаю!
— На ветер! Все твои слова падают на ветер!
— Берегись! – Дэн наконец достал подтаявший ком снега, значительно уменьшившийся в размерах, бросился к ней и чуть не схватил ее за голую ножку, но Ев перепрыгнув, спряталась в ванной. Бросив снежок в мойку, решительно подошел к двери, положил руку на ручку, начал ее поворачивать, но остановился. Поднял свои вещи, развесил вблизи тепла, прислушиваясь к действиям за дверью. И вошел к ней…
****
    Погода была настолько мягкой, даже можно было сказать – нежной, что выбравшись на улицу, обе женщины мгновенно отбросили вчерашнее впечатление о городке и даже свое настроение на отпуск. Солнце ослепляло и грело, как в мае. Вместе с тем, легкий мороз, пощипывая щеки, делал их румяными, а все вокруг «звездным». Горело и сверкало буквально все: крыши домишек, многочисленные беседки для отдыха и встреч, скамейки, а главное — деревья. Одевшись в белоснежные шубы, они приобрели сказочные формы и впечатление вечного новогоднего праздника. Надев очки и отойдя от дома, женщины различили, во всей свалившийся яркости, горы, величаво окружающие их со всех сторон.
— Лапландия! – не стесняясь своего впечатления, воскликнула Ев, постепенно сдавая позиции, улыбаясь и крутя головой. – Жалко Вел не приехала, она так мечтала увидеть горы!
— Типа вы, гор никогда не видели. – неся две пары лыж, Дэн умудрялся все время спасать ее от падения. Крутя головой, Ев не смотрела под ноги, то и дело оступаясь. Она проигнорировала его замечание, сама недавно тыкала носом мужа, что горы — это есть горы, у них в Крыму, или где в другом месте.
— И где тут прячется Дед Мороз? Он забыл мне принести подарочек в новогоднюю ночь, я бы могла забрать сама!
Мужчины засмеялись, Виен в очередной раз умилилась дочерью. Жан принялся рассказывать, где что находится и заметил — если они поднимутся выше, то все что увидели, покажется простым, ибо даже на самой низкой вершине открываются неописуемые виды:
— Милые, решайтесь, поднимемся! Мы с Дэном сделаем всего два спуска, вы даже не успеете соскучиться, пока рассмотрите все и примете загар. Давайте! Прочувствуете себя с высоты птичьего полета!
— Мам, как думаешь, побалуем их?
— А куда деваться? Еще восемь дней впереди, их же надо куда-то девать! – Виен не представляла, как она сможет осилить подъемник, но заранее истерику не устраивала, всегда можно отказаться и вернуться. На ее удивление, с легкостью села на не останавливающееся креслице,  Жан запрыгнул уже на ходу, помогая ей. Ев не переставала громко выражать восхищение, никого вокруг не замечая, а Дэн, Дэн просто был счастлив, постоянно подтрунивая над ней:
— А я знаю, что ты трусиха. Да, да! Не смотри на меня так. Ты никогда не решишься стать на лыжи!
— Я не боюсь, а не хочу! Это большая разница. – Стояла на своем Евгения.
Виен опять приподняла брови – она с младенчества не замечала в дочери боязни такого рода. Уж кто-кто, а Ев первая рвалась покорить все, от санок, до…. Но Дэн гнул свою линию:
— Да ладно, я же понимаю, девчонка. Горные спуски это вам не халям-балям! Это вам не урок физкультуры в школе.
В таком настроении поднялись, ступив на площадку, сразу бросилась в глаза мужская торопливость. Площадка была большой, хорошо расчищенной и укатанной, но вместе с тем и многолюдной. Все смеялись, торопились, здоровались, желали друг другу успешного спуска, делились впечатлениями и назначали свидания. Солнышко пригревало сильней, и Виен опять опустила очки на глаза, перед этим смахнув слезы:
— Глазам больно. – ответила она на немой вопрос мужа. – Я же не очень люблю столько света.
— Хочешь присесть? Смотри, какие прекрасные и удобные скамейки. И с них все прекрасно видно.
— Ну, уж нет! – вмешалась в разговор Ев. – Мы хотим тут все рассмотреть. Особенно то, как вы будите вилять булками, перед всей этой сворой хищниц! – Ев сразу усекла, что женской особи здесь больше в два раза.
— Ев, угомонись! – взяла ее под руку Виен. – Дай им наслаждаться единением с природой.
— С чем, с чем? – переспросила Ев, готовясь бросить очередную порцию колкости в адрес мужа.
-  С ветром, любимая, с ветром! – Гордо произнес Дэн, опуская очки и скользя на месте.
— Или с сугробом! – Улыбнулась Виен, чем рассмешила дочь и та подхватила:
— Давайте, давайте! Мы с удовольствие полюбуемся! – Разрешила Ев и Виен пожалела о сказанном.  Муж и Дэн с такой скоростью бросились вниз, с крутого спуска, что душа ее оборвалась. Не снижая, а набирая скорость, оба лавировали, объезжая все виражи и исчезли из вида.
— Ев! Ты их видишь? А то я даже боюсь смотреть.
— Ага… Фух! Все, спустились. Присесть не хочешь, тут мы всем мешаем, вон уже косятся.
— Нет. Я испугалась. Не мое это, не мое! – однако дала себя отвести немного дальше от края.
— Хочу! – неожиданно заявила Ев.
— Ну, давай присядем.
— Да нет, я тоже спустилась бы!
— Я тебе спущусь! Убить меня собралась?
— Мам, ну я же не девочка. Хочу и сделаю – большая разница. Мульчик ты мой!
Появились мужья, удовлетворенные и помолодевшие. Виен сразу заметила, как у Жана открылось второе дыхание и желание жить дальше. Все его прожитые годы, грузом лежавшие во взгляде, уменьшились на половину и мысли понеслись ровные, жизнелюбивые. Виен опять не заметила, как прочла их. В последние дни ей все чаще казалось, что она просто предугадывает то, что чувствует муж, или должен сказать. Других она не слышала и пока не понимала, радоваться потери дара, или огорчатся. Две недели, всего две недели прошло с того дня, как она заметила удаляющийся «белый капюшон», дышащий на нее забвением и не открывающий лицо владельца,  и это повисло в ее голове, как ограничительный знак во всем.  Однако не оглядывалась, не осторожничала. Жила с легкой депрессией, все больше отмалчиваясь. И если бы не ее семья, завалилась бы в койку, лицом к стене и лежала, лежала, лежала,  закрыв глаза. А тут, вдруг, глотнула свежего воздуха, всплыла некая, так скоро забытая ею, тяга к жизни. Совсем чуть-чуть. Жан! Как же светились его глаза, цвета гречишного меда, вбирающего в себя все солнце, все тепло и всю радость мира. Это же надо, такой пустяк, а привел мужчину, давно перешагнувшего не одну сотню лет, к неописуемому восторгу. Он всегда был подтянут, без обвислого «пивного» брюшка, с сильными ногами и руками, но чтобы вот так, по-молодецки, нестись с горы! Виен не ожидала и невольно посмотрела на него заинтересованными глазами. Спохватилась и обрадовалась, что очки на глазах. Однако улыбка мужа говорила, что и они не прикрыли ее интереса. Дэн отвел в сторону ее мысли, спросив, еще издали:
— Ну, как мы смотримся?
— Не плохо, — равнодушно заметила Ев, — неожиданно. Если учесть твой возраст.
— Ну, если ты так думаешь, то я на второй заход! – и помчался, продолжая дразнить ее.
— Все хорошо? – Жан наклонился к Виен, глянул на Ев, крутящую голову за мужем и ждал, ответа.
— Да, все хорошо! Обещай, что головы не сверните.
— Обещаю! Я еще разик?
— Хоть два. – Ев схватила Ви за руку, сильно сжала и Виен насторожилась: – Ты чего?
— Поубивала бы! – злясь ответила Ев.
— Кого, доця?
— Стайку! Причем всю, без исключения.
Виен повернула голову. Группа девиц, нагло глазели на их мужей, не обделяя и их надменными взглядами. Толкая друг друга, явно давая понять, что нашли двух простушек – кумушек, которым «только семечек не хватает».
— Пираньи! – определила Виен. – Приехали на охоту! А мы с тобой, что-то типа мишени. Они же на лыжах! Другое дело, что кататься не могут и спускаться не будут, но не в ботинках же, как мы с тобой, не на скамейке. Брось, Ев, не стоят они твоего внимания. 
Двое из стайки спустились менее опасной трассой и продолжали клеить Дэна. Остальные стояли между спуском и подъемником, двигая ногами и задом, показывая, как они владеют своим телом.   – Завтра не буду подниматься! – решила Виен и поставила сползшие лыжи Ев, которые на всякий случай захватил Дэн.
— Почему это? – Ев заставила себя отвернуться от девиц и, приподняв очки, глянула на мать.
— Лучше уж встречать их внизу, чем видеть все взгляды, и косые в том числе. А мне еще и свою ущербность.
— Брось!
— Ев, ну я же здравый человек, не смотря на недавнее…. – Виен прикусила язык, кивнула сама себе и продолжила. – Мне так не бегать.
— Не из такого выходили и с этим справимся. – Ев задрала мордашку, подставляя ее солнцу. Мужчины съехали и, если их никто не перехватит внизу, то скоро будут здесь.
— Одни, без лыж и на такой высоте! – Не знакомый мужской голос заставил обоих открыть глаза. Перед ними выстроились трое мужчин, не понятного возраста. Один явно бал азиат. – Каким же ветром вас сюда занесло, девочки?
— Южным, дядечки! – Ответила Ви. – Мы загораем, не заметили?
— Мы заметили лишь скучающую красоту. – Заулыбался, открыв желтые от табака зубы, самый низкий из трех.
— И то, что вам нужны инструкторы! – Добавил крепыш.
— Решайтесь, мы здесь лучшие! – Закончил азиат, и троица приняла зазывающие позы.
Ев долго, молча, оценивала каждого, нагло переводя глаза сверху донизу и обратно, по очередности переводя их на парней. Подняла руку, указала пальчиком:
— Слышишь, черненький! Вот сюда отъехал. Вот, вот! И не сотрясай воздух. Мы не предрасположены к беседе.
— Бросьте, девочки!
— Было бы чем, с удовольствием! А пока, смойтесь, мальчики! – Сказала Ев, возвращая очки на носик.
— А вот грубить не надо!
— Поверьте, мы еще не начинали! – Виен уже заметила мужа и попыталась как можно быстрей отделаться от них. – Но если вы не исчезните, могу и не сдержаться. Давайте, двигайте, добычи тут хватает!
— Пойдемте, друзья, они же новенькие, сразу видно, еще не голодные. Надоест скучать, сами найдут нас.
— Ага, только зонтики прихватим!
Жан уже спешил к ним:
— Что у вас тут случилось?
— Ничего, а должно?
— Ви! Я про этих, не обижали?
— Нас, дорогой, трудно обидеть, если мы не хотим. Мальчики же предлагали услуги.
— Что еще за услуги? – Дэн подъехал позже и не видел ребят.
— Оптом и дешево! – Ответила Ев.
— Вас что, клеили?
— По себе меряешь? – Ев кивнула на вынырнувшую за ним стайку.
— Ох, ну ты и злючка, дорогуша!
— А ты иди, иди, тебя ждут!
— Я на сегодня – пасс! – Дэн расстегнул застежки, собираясь снять лыжи.
— А чего, так же прикольней, да и в клевом обществе. – Ев кусалась взглядом и Дэн назло застегнулся.
— Ну, кто как, а я тем более на сегодня все! – Жан присел рядом. – Вижу, здесь вам не понравилось, пойдем на спуск.
— На спуск, а где же сани? – Виен просунула руку под его локоть и заглянула в глаза.
— Шутница! В домике, обещаю, вечером заделаюсь лошадкой.
— Ты, отец, осторожно со словами. Одни не так поймут, другие размечтаются! – бросил Дэн.
— Ну, все, ты меня достал! -  Ев поднялась, Дэн оттолкнулся и отъехал. – Я тебя сейчас сама спущу, с ускорением!
Жан посмотрел на жену, поправил ей воротник и запрокинул вокруг горла шарфик. Дети  все еще перебрасывались шутливыми колкостями, а девчата шушукались, стоя в ожидании компании для спуска,  с надеждой на предстоящий вечер. Виен же смотрела на него и не обращала ни на кого внимание. Дэн мелькнул за спиной, взял лыжи и сунул Ев в руки, та уселась к родителями на скамью, не брала их, отмахиваясь:
— Сам поднял сюда, сам и спускай.
— Так я же для тебя старался.
— А я просила?! – Ну и дальше в таком роде.
Жан поднялся, подал Ви руку: 
— Предлагаю пообедать, а затем и подумать, как устроить отдых, чтобы всем было интересно.
— Да как, поставим девочку на лыжи, пустим сосенки считать. – шутил Дэн. – Гляди, к отъезду, она детскую горку и осилит!
— Дэн, не стоит ее заводить.- посоветовала Виен.
— Это почему?  Она же у нас трусиха!
— Ох, сын, не пожалел бы ты потом.
— Боишься, что синяки набьет на мягком месте?
— Боюсь, что ты потом за ней гоняться будешь, да носы бить, всем, кто проедет с ней лыжня в лыжню.
— Ой, да ладно, я не ревнив!
— Так и я не в степи росла. – Ев остановилась, оглянулась на щебечущих и кривящихся от недовольства девиц,  подняла бровь. А у Виен кольнуло сердце.

 


© Copyright: Vilenna Gai, 28 октября 2015

Регистрационный номер № 000169542

Поделиться с друзьями:

Жаневви 2. Оттенки любви. Глава 2.
Предыдущее произведение в разделе:
Жаневви 2. Оттенки любви. Глава 4.
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: +1 Голосов: 1
Комментарии (1)
Добавить комментарий
Анна Магасумова # 28 октября 2015 в 18:52 +1
Ой, я бы ни за что не согласилась на горных лыжах покататься...
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев