Романы

Жаневви 3. Владислава - пепел любви. Глава 1

Добавлено: 17 ноября 2015; Автор произведения:Vilenna Gai 746 просмотров
article172359.jpg

Владислава-пепел любви.
Заключительная часть серии "ВеЛюр", поясняющая неожиданный поступок Воадиславы.

 
              
                   «Дорогая моя Мира, родная, любимая сестренка! Я пишу тебе не получая ответа, предполагая, что ты даже не читаешь мои письма. Милая, милая Мира! Я очень виновата и прежде всего пред тобой. Если бы ты знала, как мне тяжело, как я всех люблю, как скучаю по вам, по моей необычной, неповторимой, самой лучшей семьей и хочу быть рядом. Но я не могу. Не могу! И у меня есть этому причина, которую я осмелилась открыть только тебе.
Мира, Мирослава! Ты и только ты можешь быть мне судьей и адвокатом в одном лице. Вот поэтому я и решилась на это признание, чтобы выслушать твой вердикт и тогда уже  что-то предпринимать.
Ох! Как же это тяжело! Хочу поведать, да все оттягиваю. Вот только что говорила с отцом, он стал так холоден ко мне, но я не в обиде. Могу ли…. Мама сдержана. Агния сердится. Виен… Я знаю, она едва смиряет себя, чтобы не отчитать меня, как малолетнего ребенка. Жану я сама боюсь позвонить. Только Мэй, твой любимый муженёк,  говорит со мной, не забывая подшутить, развлечь.
Сестренка!
Нет, у меня все хорошо – работа, оклад. Я даже ни разу не брала денег из отцовских переводов. Представляешь, я домик купила! Маленький такой, уютненький, всего в один этаж. Одна гостевая. И, я сделала комнатку для вас с Мэем, если ты простишь меня, когда-нибудь, и приедешь погостить. Комната с отдельным входом, верандочкой, виноградной беседкой. Вид из окна прекрасен! Широкий луг, а за ним лесок. Так что Мэю будет, где прогуляться. Прости, глупая шутка.  
Как же я вас всех люблю!»…
 
Глава 1.
           
       Графство Оксфордшир. Университетский городок. Весь внешний вид кричал снобизмом. Но лишь внешний. Внутри, особенно ближе к вечеру, студенты делались обычной молодежью. Снимая свои стандартные костюмы, сбрасывали всю свою сдержанность, размеренность, выпуская на волю собственных «тараканов», живя своей повседневной жизнью, понятной только в молодости.
Сестры Гаев, Мирослава и Владислава, появились в студгородке за три дня до начала занятий, с молодым, красивым мужчиной. И если взоры тех немногочисленных девичьих глаз, обладательницы коих спешили в «родную» обитель, убегая от родительского покровительства, были прикованы к нему, то, буквально все парни, от первокурсников, до выпускников, забыли о подружках, узрев двух новеньких. Высокие, стройные, со струящимися до самого пояса, отливающими медью локонами пышных волос.  Девушки, присели на скамью у главного корпуса, тихо беседуя между собой, никого и ничего не замечая, держась за руки.
— Чего вылупились?! – грубо и довольно громко прозвучал женский голос и парни, восседающие на просторном зеленом газоне, свежескошенной травы, повернулись. – Не видите, они из…
— Прекрати! – оборвал ее один из парней и по-хозяйски, потянув за руку, усадил рядом и прижал к себе. – Кончай клеить ярлыки, дорогая, ты их видишь в первый раз.
Девушка собралась было ответить, как парень, не стесняясь, стал ее тискать, покрывая поцелуями.
Но тут на пороге административного здания появился тот самый молодой мужчина, что прибыл с незнакомками, обменялся дружескими рукопожатиями с деканом гуманитарного колледжа, позвал рыжеволосых незнакомок, обнимая обоих за плечи, представил, и они все вмести скрылись с глаз молодежи.
— Ни фига себе! – воскликнула девица, в тот же момент ее спутники присвистнули.
— А ты говорила! – подскакивая на ноги, сказал ее друг,  схватив ее за талию, увлек за собой в жилые корпуса.
Славки и их отец, тот самый молодой мужчина, что растревожил женское воображение, поселились на территории колледжа,  в одном из жилых корпусов, не принадлежащих ни одному из общежитий и он, знакомя девушек с любимым вузом, преподавателями и местными достопримечательностями, просто купался в женских вздохах и обольстительных взглядах.
Но вот он уехал, так никому не ответив на призыв, и Славки остались вдвоем.
Это были первые дни вдалеке от семьи. Великобритания не была чужой, они бывали здесь довольно часто, но всегда с семьей или родными.  Прошла эйфория радости от полной самостоятельности. Потекли размеренные дни. Вечерами они гуляли по улочкам близлежащих городков, любуясь архитектурой и перенимая у коренных жителей манеры. Не для того, чтобы выискивать отличия, скорее по привычке. Это была некая игра их рода. Некоторые родственники даже делали ставки, кто из семьи первый за короткое время сможет походить на местного и начнет вводить в замешательство суетливых приезжих, бегающих с картами по городу и плутающих по незнакомым улочкам. 
Мирослава и Владислава. Сестры двойняшки. Внешне очень схожи, если не брать в расчет окрас волос и глаз. Мирослава  – голубоглазая,  с копною волос цвета спелой пшеницы, слегка подрумяненой. Характер мягкий, но далеко не покладистый. Уж если что было ей не по нраву, то норов ее превращался в кремень, давая отпор и добиваясь своего. Мира. Само ее имя говорило о том, что долгие тяжбы были ей чужды, что сама не будет конфликтовать. Однако вторая часть имени – Слава, не давало девушке быть под ногтем у кого бы то ни было. Ребенком она слыла «маминой дочкой», не за капризы и частые слезы, у двойняшек их не наблюдалось, просто Мира держась ближе к матери и беспрекословно принимала ее сторону в любых спорах. Нет, она очень любила отца. Только так уж повелось, что сестра, Владка, с пеленок льнула к нему, по любым мелочам, с любыми вопросами, бедами и радостью.
Владислава, Влада – и этим многое сказано. С раннего детства за ней было первое слово, впрочем,  последнее тоже. Светлые волосы, с яркой рыжевинкой, загорались на солнце огнем и струились, как у ее матери, тяжелыми локонами до самого пояса. Светло-голубые глаза, в определенные моменты, наливались зеленью, приобретая лисью хитринку, опять же, как у матери. Находясь большей частью с отцом, она впитывала его ровный, твердый характер. Категоричный, но не к семье. Жена и дочки могли вить из него веревки и ему это нравилось. Возможно, именно эта черта отцовского характера стала основным критерием в подборе спутника жизни, как Владиславы, так и Мирославы.
            И так, они жили в чужой стране, в огромном студенческом городке, похожем на муравейник. Обзаводиться друзьями не спешили, но знакомства поддерживали практически со всеми, исключением были те, кто явно и постоянно был под кайфом.
Вечерами туманный альбинос загонял теплолюбивых девушек домой раньше большинства и они, закончив подготовку к занятиям следующего дня, радуясь человеческому интеллекту, часами общались с родными.
Прошла еще неделя, в привычном ритме, обретенном в этих местах. Но вот в учебном заведении начались волнения, новички выбирали себе сообщества и делали все возможное и даже больше, чтобы попасть в одну из университетских «семей», поселиться в определенном общежитии, принадлежащем религиозным орденам без статуса колледжа, веками соревнующимися между собой. Славки, мило улыбаясь, держались от подобных мероприятий в стороне. И даже когда им посыпались приглашения, что было довольно странно, не спешили принять их и вступить в те или иные ряды.
— Прекрасные феи и всегда вдвоем! – возникнув неожиданно за спиной, заговорил высокий, худощавый парень, с необычно светлой кожей, светло серыми глазами, скрывающимися под узкими, темными очками, и как контраст, черными, как смоль, курчавыми волосами, завязанными в узел. Славки сталкивались с ним лишь на древней истории, и никак не могли запомнить его имени. Сделав небольшую паузу,  расплывшись в лучезарной улыбке, показывая белоснежные зубы, юноша добавил: — Только вдвоем.
Мирослава сомкнула брови, Влада, скривив прекрасное личико в подобии улыбки, потянула сестру вперед. Парень засмеялся и исчез в многочисленных коридорах учебного курса.
— Ну, ты чего? – летя за сестрой полу-боком, так и не выдернув локоть, спросила Мира. – Парнишка просто хотел познакомиться.
— Познакомиться! Парнишка! – восклицала Влада. Резко остановилась, нахмурилась, оглянулась по сторонам и заговорила тихо-тихо: — Ты его хорошо рассмотрела?  Мальчишка!  Да он…
— Влада! Я тебя прошу, ну не выдумывай того, чего нет. Если родители нам и рассказали о существованиях ДРУГИХ, то это не значит, что ОНИ вот так просто бродят среди людей.
— Думаешь?
— Уверена! – серьезно сказала Мира и тут же расхохоталась: — Сестренка, пойдем в кафе. В эти перемены дурно на нас влияют. Нам пора приходить с себя, вспомнить, что мы молодые, красивые и свободные, и отдаваться жизни. С учетом правил РОДА!
— Пора! – наконец засмеялась Влада. – Пора, пора!  Становиться дочками нашей мамочки и вертеть этим миром, как глобусом.
— Ну, сказала! Хотя, я и не против. Завтра же примемся за подбор кандидатов.
Смеясь, подшучивая друг над другом, они сделали кружочек по внутреннему дворику, по аллеям  с причудливыми кустарниками и вековыми деревьями, кроны которых тянулись высоко-высоко, создавая купол, укрывающий, оберегающий небольшой парк от непогод. Воротив себе хорошее настроение, они вернулись домой, поменяли книги и побежали на занятия.
            Вечерело. Студенческое братство переходило к активному отдыху после занятий и лишь не многие, кто двигался к определенной цели, посещали факультативы.
 Несмотря на схожие интересы, у сестер Гаев нашлись такие предметы, которые каждая посещала в одиночку. Как правило, это были дневные лекции, но сегодня профессор Владиславы, преподававший  древние мифы, перенес занятия на вечер и она, дискуссируя с ним, задержалась до ночи. Выйдя на улицу, Владка услышала бой часов на башне главного корпуса.
— Ничего себе я дала, полночь! Мирка там, наверное, с ума сходит. – достав мобильный, не обнаружив связи, Влада поспешила домой. Звезды изредка проглядывали сквозь  плотные переплетения крон античных тисов, и даже луна, проснувшаяся еще перед закатом, пряталась где-то за строениями студенческого городка. Быстро пробежав учебные корпуса, Влада ступила в проход, ведущий к общежитиям. Он был небольшой, но довольно оригинальный – свод колоннад укрывался под одним куполом, у основания которого разместись изваяния скульптур крылатых созданий, символизирующих грехи и пороки человеческой натуры. Еще недавно, обе Славки, восхищались умелой рукой автора, сегодня же Влада вздрогнула, оказавшись здесь одна. Приглушенное освещение едва осветляло тротуарную плиту, по которой она шла, и совершенно не открывало тайных уголков выступов колон. А вот луна, отделившись от остальных небесных светил, мигающих на черном полотне небосвода «дырявыми» точками, пристроилась к последней колонне, бросая свой холодный свет только на творения, застывшие в камне.  Морды скульптур были обращены именно к ней и, не моргая, выпучив бездушные глазницы, те следили за ней, словно живые. Угнетающая тишина опустилась на городок. Ни голосов, ни музыки не доносилось. Даже ветерок не теребил листочки деревьев. Влада вздохнула. Внезапно она услышала тихое шуршание, похожее на шелест крыльев.  Плечи девушки невольно опустились и она, присматриваясь к изваяниям, постоянно оглядывалась, ругая себя за чрезмерную фантазию, поторопилась дальше.
— Вот что такое хрупкое создание делает в этом месте, да еще одна?! – мужской голос, молодой, но уже достаточно твердый прозвучал так неожиданно, что у Влады, поневоле, перехватило дыхание и она застыла на месте. – Где потеряла свою сестренку?
— Блин! – плечи выровнялись, подбородок задиристо взлетел вверх. Владка сделала полуоборот и, нахмурив брови, посмотрела на парня. – Герман! Ты решил сделать меня заикой?
— Даже в мыслях не было! – улыбка открыла его ровные, белоснежные зубы. Парень стоял, прислонившись к колоне, держа руки в карманах брюк и скрестив ноги. Все так же весел, беззаботен и полон некой иронии ко всем, а быть может и ко всему миру. Сейчас, именно в этом месте, индивидуальность его кожи была наиболее контрастна, мраморность тела и сумрачность камня окружающего его, завораживали взгляд и он, имея правильные и довольно привлекательные черты лица, походил на херувима, спустившегося с небес или отделившегося от той самой колоны, которую выбрал для опоры. – Уверен, вас, Гаев, испугать такими пустяками невозможно.
— Ну, во-первых, твое столь неожиданное появление нельзя назвать пустяком. Второе – я обычная девушка и имею право на слабости, боязливость в том числе. Впрочем, как и моя сестра. И третье – откуда ты знаешь мою фамилию, если мы, практически не знакомы?
— Первое, второе, третье… Просто педантизм какой-то. Влада! Мы же учимся на одном курсе!
Влада скривила мину, хмыкнула. Собралась было высказать ему еще пару пунктов, но сдержалась, заметив, как насмешливо блестят его глаза.  Герман махнул рукой, сделал шаг к ней:
— Забей! Я и так приятно удивлен, что ты вспомнила мое имя.
— Ну, допустим, у меня не было времени его забыть!
Парень засмеялся, Влада не сдержалась и тоже залилась смехом.
— Выходит, вы вполне разделимы. – продолжил беседу Герман, слегка склонив голову, предлагая Владе следовать рядом с ним. Девушка пожала плечами, сделала шаг, как он, взяв у нее книги, продолжил: — Значит, ты любишь сказки. – не спросил, не утвердил, просто произнес это как открытие, смотря куда-то в темный угол, идя на пол шага впереди.
— Сказки, легенды, мифы…
— А сестра нет.
— Сестра… Мирка тоже, — Влада сделала небольшую паузу. – относится с уважением.
— Странно.  На факультатив ты ходишь одна.
— Просто она не любит громких споров.
Герман остановился и повернул к ней голову:
— А ты любишь. – и снова усмешка широко расплылась, но на этот раз в ней не было сарказма.
— Как бы тебе объяснить…
— Прямо!
— Гера! Давай не будем.
— Не будем, что? Тебе неприятно мое общество?
— Я этого не говорила. Я о твоей надменности.
— Стоп! – он поднял руку.  –  Хочу сразу пояснить – я мир принимаю таким, каков он есть. А сострадать никому не собираюсь.
— Сострадать. Сказал-то как!
— Как на духу и чистую правду! Не вижу смысла в жалости.
— А как же убогие?
— Убогие, с моей точки зрения, сильнее, чем весь остальной люд. И потом, что значит убогость? Всего лишь физическое отличие.
— Ну не скажи. А как же те, кто головой слаб?
— А эти просто с другой планеты. Ну и тему ты выбрала, ночью. Да еще в первое свидание.
— У нас свидание?! Не знала.
— А на что же еще похожа наша прогулка? Ночь, звезды, луна и тишина…
— На закономерность случайной встречи.
— Нет никакой закономерности. Простое стечение обстоятельств.
— Не стану спорить. Хотя, так ответить должна была я. А вот ты должен был меня уговаривать,  что  встреча наша предопределена свыше! 
Герман снова разразился громким смехом, который разнесся во все стороны, и Влада невольно оглянулась на проход, который остался у них за спиной.
— А отличная из нас получается парочка! – все еще смеясь, заявил парень.
— Прости! – Влада выхватила из его рук книги: — Ничего не нахожу смешного! И уж тем более, не вижу нас парой! – и побежала к входной двери, не дав ему и слова сказать.
 
 


© Copyright: Vilenna Gai, 17 ноября 2015

Регистрационный номер № 000172359

Поделиться с друзьями:

Сплетение миров-1. Линза Истины (Глава 3)
Предыдущее произведение в разделе:
Жаневви 3. Владислава - пепел любви. Глава 2
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: +1 Голосов: 1
Комментарии (3)
Добавить комментарий
Анна Магасумова # 18 ноября 2015 в 09:52 +1
Интересно, что же произошло с Владиславой? Буду следить за дальнейшим развитием событий... 1f9ac87467723ad2be771f67114e39c2c
Vilenna Gai # 18 ноября 2015 в 13:20 0
Последите!!!! Прощальная часть. И на этот раз - ТОЧНО!
Анна Магасумова # 18 ноября 2015 в 13:47 +1
Жаль...но всё хорошее когда-нибудь кончается, увы....
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев