Эротика

В сетях инстинктов. Эпилог.

Добавлено: 21 июня 2020; Автор произведения:Жанна Ларионова 302 просмотра


Эпилог
  
  Из-за окна кабинета Сафонова, доносились ровные мерные звуки. Если прислушаться, то становилось ясно, что это были далекие отголоски морского прибоя.
  Стрелки часов показывали половину двенадцатого. Солнце палило вовсю. подполковник сидел за столом, он расположился по возможности удобнее, закинув голову и вытянув ноги. Пиджак неряшливо висел на вешалке; вентилятор был включен. Судя по каплям пота на лице подполковника, это не особо помогало.
  Когда в кабинет вошел Платов, подполковник вяло поднял руку. Пошевелил пальцами:
  -Привет, Сергей. Садись. — шеф подождал, пока Платов усядется на стул напротив. — Жара, а?
  -Жара. — Сергей сел. — Приятный оазис тут у вас.
  -Приятный. Спасибо за отчет Шарова. Очень подробный.
  -Петр его двое суток писал.
  -Значит, все ясно? С убийцей?
  -Да. Объясняю: неопознанные отпечатки и несколько прядей волос с головы, обнаруженные на месте убийства Одесского, Смирновой и Ширяевой, принадлежали Гладышевой. Слюна на постели в доме Одесского тоже ее. Вот так. Как вам это нравится?
  -Нравится. Что еще?
  -У нас есть новые, дополненные показания Алексея Пескова, что Розенбаум нанял его, чтобы убить свою жену Алину, которая, обнаружив ненормальное поведение мужа, угрожала шантажировать его.
  -Только из-за этого?
  -Скажем так… Она собиралась дать на него информацию чеченцам. О его боевом снайперском прошлом. В обмен на молчание требовала долю акций банка.
  -Понятно. Кстати, Розенбаум арестован. — Бросил подполковник.
  Кивнув и откинувшись на спинку стула, Платов некоторое время рассматривал прыгавших по стене солнечных зайчиков.
  Шеф первым прервал молчание:
  -Ну а Гладышева?
  -Рита… — Сергей помолчал. — Как вы знаете, две жертвы были задушены, две отравлены?
  -Именно.
  -Экспертиза подтвердила, использовалась синильная кислота.
  -Откуда она у нее?
  -От мужа.
  -Как же это?
  -Целая история. — Платов закинул голову, делая вид, что вспоминает. Он однако рассматривал недавно побеленный потолок. Точнее, потолок, на котором повсюду были размазаны белые брызги. Ремонт делался в крайней спешке и полными дилетантами в этом деле. Наконец он продолжал размеренно:
  -Гладышев пристроил свою бывшую жену в фирму, занимавшуюся реализацией контрабандной продукции. В принципе, согласно нынешним нормативным актам, несертифицированные товары должны уничтожаться, но на практике этого как правило, не происходит.
  Сафонов процедил:
  -Но это же сильнодействующий препарат… Неужели через его руки проходило все?
  -Почти все. Правда, он сначала упирался. То есть про сам факт хранения на складе препарата, он, конечно, знал. Списки задержанной и конфискованной продукции в его компьютере были. Вся информация, куда пошло, какого числа. Но он отнекивался, что что-либо пропадало оттуда. В общем, мы на него надавили и он вспомнил, что передавал бывшей жене одну упаковку, по ее словам, 'для реализации'. Гладышева говорила, что она нашла какого-то барыгу из Азербайджана, кому кислота была очень нужна для производства чего-то там. Недостачу препарата списали на бой при транспортировке, даже акт подготовили, липовый, конечно.
  Шеф начал кусать губы. Он не ожидал здесь быстрых результатов.
  Прошло несколько минут, прежде чем Сергей продолжил:
  -Большие результаты дал обыск на квартире Гладышевой.
  -Что обнаружили?
  -Парик. Блондинистый парик со следами ДНК Гладышевой. Оганян со своей лабораторией славно потрудился. Как оказалось, это тот самый парик, волосы из которого был найдены в доме Одесского и у Смирновой. Из коллекции любителя переодеваний Георгия Бонго. Кроме того, один пузырек с кислотой в тайничке в шкафу. Ну и фаллоимитатор.
  -Чего?
  -Искусственный член, которым она трахала Ширяеву в ночь убийства. На этой штуковине оказались следы ДНК убитой.
  -Неужели?
  -Она тщательно вымыла труп, а про игрушку забыла. В лаборатории сравнили — все совпало. Глупая ошибка, конечно. Но, как видите… Гладышева попалась.
  Уставившись на поверхность стола, Сафонов потер кулаком подбородок:
  -Ладно. Так или иначе, очевидно, что она чокнулась: этот доктор Бонго регулярно соблазнял женщин в своем доме, где он очевидно вынуждал их участвовать в своих сексуальных ритуалах, естественно и с Гладышевой тоже. Она искала помощь Бонго в 'исправлении', вместо этого его сексуальное насилие только увеличивало ее проблемы. Это возможно, было такое неудачное совпадение, что у нее были сексуальные отношения с каждой из жертв, прежде чем они были убиты — они были, в конце концов, довольно маленькой и близкой группой связанной одним интересом — но конечно она двинулась, стремясь снова пережить свои воспоминания.
  -Есть один момент. — Сергей посмотрел на шефа. — Лобковые волосы Колчак на постели Ширяевой, рядом с трупом.
  На карниз за окном села чайка. Покосившись на двух людей, неторопливо разговаривавших, не спеша пошла вдоль окна. Понаблюдав за ней, подполковник продолжил:
  -Занялся я этим вопросом вместе с Светланой и нашими экспертами. Ничего такого особенного мы не выяснили. Кроме одного: на новых допросах Газарова и Носенко подтвердили, что Гладышевой нравилось вырывать пинцетом волосы как раз оттуда у своих партнерш во время садомазо игр. Получается, что тайком сохранив образцы Ксении, она решила подставить Колчак под эти убийства, учитывая, что они все там в своем клубе спаривались друг с другом как кролики.
  -Понимаю… Шеф. Но тогда получается, что при всем своем безумстве у Гладышевой был определенный расчет.
  Чайка улетела. Сосредоточившись на колыхавшихся от ветра пальмах, Сафонов скривился:
  -Конечно. Насколько сильно инцест в детстве с отцом сказался на ее психике, это большая тайна. Даже у наших экспертов мнения расходятся, вменяемая Гладышева была или нет. Впрочем, они солидарны во мнении, что все эти психологические эксперименты доктора Бонго только усилили ее проблемы. Из обычной психотравмированной женщины Гладышева превратилась в маньячку.
  -Как Светлана?
  -Через пару недель выйдет на работу. Даже переломов не оказалось.
  -А Кирилл?
  -Ему еще долго лечится. − Сафонов изобразил одну из своих гримас. — Дело в свою очередь со смертью Гладышевой не заканчивается. Розенбаум, Песков, Газарова — это все еще растянется на много месяцев.
  Они посидели молча. Наконец Сергей спросил:
  -Светке не грозит превышение самообороны?
  -Светке? -шеф уставился в пространство. -Не, я научил ее за эти годы писать всевозможные рапорты. Ничего не будет. − подполковник встал из-за стола. — Ладно. Обо всем этом мы еще поговорим. Знаешь, что?
  -Что?
  -У меня есть неплохая идея: дать тебе отгул. Сходишь наконец на пляж. Согласен?
  -Согласен. Хотя я не люблю жару.
  
  В то время как бушевали страсти в ГУВД и прокуратуре по делу, которое могло еще занять много месяцев, Светлана восстанавливалась дома в режиме постепенного увеличения нагрузок. Она все это время безвылазно находилась в своей квартире, игнорируя любых гостей и не отвечая на телефонные звонки.
  
  Душевное спокойствие к ней постепенно возвращалось, несмотря на то, что в ее воображении она время от времени приходила на место событий в доме психотерапевта Бонго. Это было неизбежно в течение долгих выходных в одиночестве, которые она иногда делила с бокалом дешевого столового вина.
  За время вынужденного простоя она изменилась. Ничто не было тем же самым, никакие запахи, виды, звуки или эмоции ее полностью не удовлетворяли. Отсутствие чего-то ее беспокоило, и чувство опустошенности пронизывало каждый момент.
  Все же в начале августа, когда жестокая высокая температура обосновалась по всему Черноморскому побережью, Светлана в один заход убрала весь ненужный хлам с балкона и разлеглась на принесенной из кладовой добротной туристической раскладушке, совершенно голая, только надев пляжные очки от солнца. Наконец все было улажено. Не ожидалось никаких неожиданностей, способных нарушить прошлое или испортить будущее. Верхний этаж позволял ей не беспокоиться об озабоченных зеваках, пялящихся на любительниц загара.
  
  Она потеряла счет времени, и отметила, что она хотела это сделать больше всего. Еще совсем недавно это было недостижимо. Все, что она делала, все, о чем она думала, напоминало ей о Рите Гладышевой и ее жертвах.
  Светлана выпила заранее принесенный стакан минералки и начала по детской привычке сосать лед, когда издалека услышала, что автомобиль остановился внизу перед домом. Стена сада заблокировала улицу за исключением темно-зеленых пологов диких слив, но она слышала, как открывают и закрывают дверь авто. Была краткая тишина, пока шаги не отозвались на тротуаре, и затем она слушала их продвижение к дому, затем человек остановился, прежде чем достиг подъезда. Он сделал паузу, и затем хлопнула дверь.
  Консьержа в доме шестидесятых годов постройки не было и Светлана, войдя в комнату, слышала, как человек не спеша, осторожно, поднимается вверх по лестнице. Светлана ждала, автоматически съедая тающий в руке лед, глядя на декорированную входную дверь, когда человек остановился на ее этаже.
  Она шестым чувством поняла, что неизвестный пришел именно к ней, зная, что она дома.
  Сегодня никакие гости не ожидались: ни шеф, подполковник Сафонов, ни коллеги по отделу — Платов, Девадзе, Шаров, ни козлы из прокуратуры, заставившие ее написать уже с десяток объяснительных по делу Гладышевой. Все они позвонили бы заранее.
  Таким образом, это вполне мог быть тот, чью деятельность ей приходилось расследовать по долгу службы.
  Светлана тихо закрыла балконную дверь и открыв ящик стола, достала из лежавшей там кобуры табельное оружие. Голая женщина с пистолетом — весьма эротично, подумала она мельком. Я жду тебя, незваный гость.
  За дверьми послышался шорох и, наконец, на столе у Светланы задергался, заверещал мобильный.
  Возович посмотрела на номер. Он ей был хорошо знаком.
  − Слушаю. — одновременно она продолжала контролировать вход в квартиру.
  − Это Ксения, раздался деловой голос. — Мне сказали, ты дома, я стою возле твоей двери. У меня для тебя кое-что есть. Впустишь?
  Светлана накинула валявшийся на изголовье кровати халат и, убрав пистолет в карман, повернула ручку двери, на секунду остановившись перед второй, металлической. Посмотрев в глазок — сказывалась профессиональная осторожность, она распахнула последнюю преграду, где ее взору предстала улыбающаяся Ксения с большой, перетянутой лентой коробкой.
  − Ксюха, ну ты даешь, − только сказала она.
  − Привет, − Колчак перехватила рукой коробку. На ней были линялые джинсы и бежевая рубашка с коротким рукавом. − Удивлена?
  − Что ты делаешь здесь?
  − Впустишь? — взглянула ей в глаза Ксения.
  − Заходи. — кивнула, пожав плечами, Светлана.
  Войдя в гостиную, Ксения положила коробку на стол и достала из сумки, висевшей у нее на плече, бутылку "Сангрии".
  Светлана усмехнулась.
  − Это только солнце и вода, − осмотрелась по сторонам Ксения. — у ментов всегда проблемы с деньгами.
  Возович молча принесла стаканы из кухни. Она слушала не умолкавшую ни на мгновение Ксению, разливая вино по стаканам.
  − У нас будет новый сезон в нашем клубе, − загадочно проговорила Ксения, отхлебнув напитка. — начинается фактически в следующем месяце, в сентябре. Я рекомендовала тебя новым учредителям клуба.
  − Какого клуба? — удивилась Светлана.
  − Садомазохистов, − выпила еще Ксения. — Новая тусовка будет приблизительно через три недели. Я заранее принесла тебе костюм. − Она посмотрел на свой стакан и допила остаток. — А это — годовой абонемент. Целый год у тебя свободный вход в наш мир утонченных наслаждений. Все совершенно анонимно.
  −Я не уверена, что смогу принять это, − сказала Светлана после паузы.
  −Я говорила о тебе с Димой и Виталиком, − продолжала Ксения, − они высокого мнения о твоих… способностях. Только немногие избранные входят в наш клуб. Если ты примешь мой подарок, то познакомишься с многими интересными людьми.
  Светлана была озадачена.
  − Я ..., я удивлена, − сказала она. — Ты мне льстишь, я не думаю, что смогу соответствовать вашим критериям. − Она сделала паузу. − Я не уверена, что смогу… обращаться с этим. БДСМ не моя специализация.
  − Ты не сможешь приходить в солидный клуб раз в квартал? — удивилась Ксения. — Ты же видела, что все на полной конфиденциальности.
  Светлана с сомнением покачала головой.
  −Посмотри, − развязала ленту на коробке Ксения. — это тот самый костюм, который был на тебе в ту ночь. Ты должна его носить, чтобы исследовать свои чувства. У тебя есть вкус, эротизм… Ты должна изучить, как жить с этим, чтобы понять себя лучше. Поэтому я пришла. Я знаю. Если ты не хочешь потерять себя, ты должна уметь отрешаться от своей работы. Забудь что ты мент, полностью, и стань женщиной. Ты это умеешь и можешь. Это будет новый виток развития твоей личности.
  Возович держала холодный напиток в своих руках и смотрела на сбрую из кожаных ремешков в коробке. Где-то под ухом стрекотала Ксения, стремясь вырвать Светлану из одиночества. Возович не знала, что сказать, она даже не понимала то, что сейчас чувствовала.
  −Я хотела бы, чтобы ты надела это сейчас, − повторила Ксения. — абонемент на год в элитарный клуб, − увлекала она.
  − Откуда у тебя мой адрес? — невпопад спросила Светлана.
  − У меня обширные связи. − удивленно взглянула на нее Ксения, произнеся это таким тоном, что не приходилось сомневаться в ее возможностях.
  − Так ты приехала, чтобы вручить мне это? — наконец осушила свой стакан и Светлана.
  − Как подарок. − Ксения кивнула.
  − Подожди. − Светлана метнулась в спальню, положив пистолет обратно в ящик стола и вернувшись, подошла к Ксении. Она распахнула халат и посмотрела на Колчак.
  − Что за пластырь? — присмотрелась Ксения.
  − Я только два дня назад бинты сняла, − пояснила Светлана. — у меня трещина двух ребер, после выстрела в упор твоей знакомой Риты Гладышевой. До сих пор нормально двигаться до конца еще не могу. Пришлось под пули лезть, чтобы с тебя подозрение в убийстве снять, Ксюша. Это и есть мой личный садомазохизм — терпеть боль с неизвестными последствиями. понимаешь?
  − Ты считаешь меня безответственной? Я просто не хочу, чтобы… ты… неправильно поняла меня. У нас был бы год. Через год ты могла бы узнать меня лучше. — пожала плечами Ксения.
  Светлана, запахнув халат, смотрела на нее в раздумьях. Да, она могла бы узнать ее за год, но она чувствовала, что уже знает о Ксении все, что ей было необходимо и дополнительное время ей не нужно.
  − Так ты согласна?
  − Спасибо за подарок, − уселась на диван Светлана. — а что касается твоего клуба, то я приду туда, когда захочу. Как кошка, которая гуляет сама по себе.
  
  


© Copyright: Жанна Ларионова, 21 июня 2020

Регистрационный номер № 000285667

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий