Эссе и статьи

Циклы Кондратьева. Человечество Стоит на Пороге Глобальных Конфликтов, Мировых Войн и Революций. Ч.3

Добавлено: 9 августа 2022; Автор произведения:Максим Перфильев 84 просмотра
article298211.jpg

Первая Волна

Европейский Регион. Великая Французская Революция

Французская Империя и Третья Коалиция
 
Пока в Европе на время установился мир, Наполеон внутри Франции занялся упрочением своей диктаторской власти. В августе 1802 г. была издана новая Конституция, в соответствии с которой сам Бонапарт, как первый консул, получал практически неограниченные полномочия до конца жизни. В прежней Конституции срок его правления был определен 10 годами. Теперь же популярный военачальник фактически становился королем. Он полностью контролировал Сенат (назначал его членов), который в свою очередь контролировал все остальные законодательные органы. Наполеон единолично заключал международные договоры. Избирательное право, вроде как, еще сохранялось, но был установлен высокий ценз, и народ почти не участвовал в законодательной деятельности. Впрочем, и этого амбициозному полководцу показалось мало. В ноябре 1804 г. была издана другая Конституция. Франция становилась Империей. А власть императора передавалась по наследству. Это окончательно стирало все различия с монархией. Постепенно все больше возвращалось атрибутов Старого Порядка, и все больше ликвидировалось атрибутов республиканского строя. Под конец произошла отмена и Республиканского Календаря.
 
Но в то же время о полном возвращении прежнего режима речи быть не могло. Феодализм с его сословиями и привилегиями, с имущественными и торговыми ограничениями навсегда ушел в прошлое. Все граждане провозглашались равными перед законом. Церковь не восстановила своей власти, хотя смогла добиться признания католицизма государственной религией. Но из-под ее юрисдикции изымалась (точнее не возвращалась) регистрация гражданского состояния: рождение, заключение брака, свидетельство о смерти. Назначение священников согласовывалось с Папой Римским. В 1804 г. был составлен и опубликован Гражданский Кодекс, в котором прописывались основные законы страны. Он стал своего рода компромиссом между старым (дореволюционным) законодательством и новым (революционным). До этого во Франции не существовало единого свода законов. Существовала абсолютная власть монарха, различные королевские ордонансы, изданные когда-либо, а также множественные обычаи того или иного региона. Особое значение обычное право имело на севере страны, в то время как на юге доминировало римское право. Само законодательство было очень сложным и размытым, во многих случаях королевские ордонансы вступали в противоречия с местными обычаями, а порой противоречили и друг другу. В ходе революции делались попытки разработать единый свод законов. Но на первый план постоянно выходили другие, более актуальные, проблемы. И, в конце концов, этим занялся Наполеон. Именно ему суждено было создать французский Кодекс, который и был впоследствии назван его именем, потому что он принимал непосредственное участие в процессе его создания. Будучи еще в некотором смысле патриархальным и обладающим рядом недостатков, Кодекс Наполеона все-таки стал для своего времени достаточно прогрессивным документом – одним из первых, регламентирующих жизнь в буржуазном обществе. Его действие распространялось и на все зависимые от Парижа территории. Он также оказал влияние на другие государства – в частности, подстегнул соответствующие либерально-буржуазные реформы в Пруссии. А в самой Франции он не был отменен даже в период Реставрации Бурбонов (1814-1830 гг.), церкви удалось ликвидировать только право на развод. В последующие годы он модернизировался и улучшался, но оставался основой французского законодательства. Дополнительно стоит отметить, что в 1810 г. также был введен и Уголовный Кодекс Наполеона. Он тоже разрабатывался под руководством императора. Таким образом, Франция впервые получила единый и актуальный свод законов, который был понятен, отвечал требованиям времени и защищал интересы непривилегированных сословий. Именно в этом и заключается главное достижение великого полководца – как по его собственному мнению, так и по мнению ряда историков.  
 
Наполеон, фактически став единоличным правителем, все-таки установил во Франции порядок и начал более-менее рациональное управление страной. Даже были обеспечены условия для экономического и промышленного развития, а также модернизации сельского хозяйства. Однако новая война была не за горами. Условия Амьенского Мира, судя по всему, никто изначально выполнять не собирался. Британцы не желали уходить с острова Мальта и из Египта. А Наполеон потихоньку прибирал к рукам итальянские земли. К тому же морская блокада, хоть и слегка ослабла в отношении грузовых кораблей, но все равно продолжала действовать. В итоге уже в мае 1803 г. Лондон и Париж объявили о возобновлении боевых действий. Французы, недолго думая, захватили немецкое курфюршество Ганновер, которое принадлежало правящей на тот момент в Великобритании королевской династии. Были перекрыты реки Эльба и Везер, что ударило по торговым интересам англичан. И также было оккупировано Неаполитанское Королевство, которое могло служить плацдармом для нового похода в Египет. Помимо этого начались приготовления по очередному вторжению на Британские Острова. Стоило это, конечно, немалых денег, поэтому средства стали собирать со всех зависимых от Франции территорий.
 
Англичане в свою очередь принялись строить оборонительные Башни Мартелло на своем побережье и стали активнее патрулировать морские пути. Также они всячески подстрекали старых друзей на создание новой Коалиции, обещая значительную финансовую поддержку. В итоге Коалиция – уже третья по счету – была собрана в 1805 г. Вначале в нее вошла Россия, а затем и Австрия. Однако Священная Римская Империя, и до этого не отличающаяся единством, в ходе Наполеоновских Войн стала раскалываться на самостоятельные княжества. Собрать их вместе было уже крайне сложно. Пруссия ни в какую не хотела выступать против Франции. Наполеон своими обещаниями передать ей Ганновер обеспечил для себя ее нейтралитет. Некоторые другие немецкие курфюршества и вовсе выступили на стороне Парижа – например, Бавария, Вюртемберг и Баден.
 
Боевые действия на море между англичанами и французами начались еще летом 1805 г. В марте адмирал Вильнёв с 19 кораблями вышел из Тулона, сумел прорваться через Гибралтарский Пролив, соединился с 6 испанскими кораблями и направился в Америку для отвлечения внимания. Адмирал Нельсон погнался за объединенным франко-испанским флотом, но значительно от него отстал. В июне Вильнёв поплыл обратно в Европу. Британская разведка сообщила, что корабли идут курсом на север и явно не собираются возвращаться в Средиземное Море. И 22 июля франко-испанский флот был перехвачен адмиралом Кальдером у мыса Финистерре на северо-западе Испании. Несмотря на то, что англичане были в меньшинстве (17 судов), они в целом сумели одержать победу, захватив 2 вражеских корабля и нанеся ощутимые потери в личном составе. Однако преследование превосходящего противника организовано не было. И Вильнёв отвел объединенный флот в Кадис на ремонт, что несколько нарушило планы по высадке на Британские Острова.
 
Вильнёв оставался в Кадисе до осени. А 17 сентября получил приказ направляться к Неаполю (через Гибралтарский Пролив). Однако англичане постоянно патрулировали побережье и вели тщательную разведку. Вскоре Адмирал Нельсон с 27 линейными кораблями и 4 фрегатами бросился в погоню. Вильнёв располагал 33 линейными кораблями и 5 фрегатами. Но, узнав о преследовании Нельсоном, решил вернуться обратно. В результате 21 октября оба вражеских флота встретились у мыса Трафальгар. Произошло знаменательное и крупное сражение. Боевой порядок французов и испанцев после разворота нарушился, и корабли шли на запад немного неправильным полумесяцем. Нельсон же разделил свои суда на две колоны, которые полным ходом неслись на врага в самый центр его построения. Еще до сближения испанцы открыли огонь, однако не добились какого-либо эффекта. Англичане, между тем, ждали именно сближения. И, врезавшись во вражеский “полумесяц”, один за другим начали обстрел противника с обоих бортов, нанося довольно серьезные повреждения. Порядок франко-испанского флота был полностью нарушен. И в свалке кораблей завязался ближний бой, который в ряде случаев стал переходить в абордажный. При этом несколько испанских и французских судов умудрились-таки улизнуть в Кадис. К концу дня сражение завершилось полной победой англичан. Один вражеский корабль был потоплен. Еще 20 из-за критических повреждений захвачены. Однако на следующий день шторм разбросал и затопил многие из захваченных судов. А еще через день – 23 октября – испанский адмирал Гравина, получивший серьезные ранения и ушедший в Кадис, вернулся на место сражения и отбил парочку испанских линейных кораблей, которые не могли самостоятельно передвигаться. Впрочем, на общий ход сражения это уже не повлияло. Франко-испанский флот фактически был разгромлен. Потери в живой силе составили 15 тысяч человек (4400 убитых, 2500 раненных и 8000 пленных). Британцы потеряли 500 человек убитыми и 1200 раненными, и ни одного корабля. Правда, был смертельно ранен и позже скончался сам адмирал Нельсон, что стало для Англии невосполнимой утратой.
 
Последствия Трафальгарского Сражения были достаточно серьезны. Наполеону пришлось окончательно отказаться от высадки на Британских Островах и признать очевидное превосходство Царицы Морей. Также на неопределенный срок откладывалось и вторжение в Королевство Неаполь. Лондон теперь практически безраздельно господствовал и на Средиземном Море, и в Атлантике. Последующие битвы в конце 1805 г. и начале 1806 г. лишь еще больше утвердили такой расклад сил. Серьезно переживала поражение Испания. Она оказалась втянута в совершенно бессмысленную для нее и крайне разорительную войну. А, лишившись значительной части своего флота, она вскоре столкнулась с восстаниями в Американских колониях, которые в итоге и потеряла.
 
Между тем, еще в сентябре австрийский фельдмаршал Карл Макк, пользуясь тем, что основные французские силы были сконцентрированы у берегов Ла-Манша – вошел со своей 70-тысячной армией в Баварию. Он должен был дождаться русской армии Кутузова, идущей с востока. Однако не стал этого делать и прошел дальше на запад, заняв город Ульм, имевший стратегическое значение (как он полагал). Наполеон вынужден был отложить высадку на Британские Острова (пока только отложить) и направил 200-тысячное войско на встречу Макку. Учтя тот факт, что его соперники еще не соединились, Наполеон, обошел правый фланг армии Макка и отрезал его как от Кутузова, так и от путей снабжения. В дополнение к этому – пока совершался обходной манёвр – к Макку был подослан шпион, который сообщил австрийскому фельдмаршалу о том, что англичане якобы высадились во Франции и спровоцировали обратную революцию. И Макк поверил. Поэтому остался сидеть под Ульмом. И пока он там сидел, Наполеон окончательно взял его в тиски. В середине октября состоялось несколько сражений, после чего австриец вынужден был капитулировать. Около 20 тысяч его солдат успели разбежаться, а кто не успел – тот опоздал.
 
Буквально через несколько недель – 13 ноября – французская армия без особого сопротивления вошла в Вену. Собственно, после этого можно было заканчивать Войну Третьей Коалиции. Но австрийский и русский императоры решили посопротивляться.
 
В декабре французы удалились от Вены на север к городу Брюнн (Брно), который находится в современной Чехии. Здесь между Брюнном и Аустерлицем состоялось одно из самых известных сражений. Армия Наполеона насчитывала 73 000 человек. Суммарная же численность русских и австрийских войск составляла 85 400 человек, кроме этого, в их распоряжении имелось в два раза больше артиллерийских орудий. Союзники могли бы дождаться подкрепления и еще больше усилить свое численное превосходство. Но, видимо, им не терпелось поскорее проучить зарвавшегося французского выскочку. Они считали важным отрезать Наполеона от Вены. Для этого планировали окружить его своим левым флангом и разбить. Но великий полководец предугадал их действия. Утром 2 декабря, когда левый фланг союзников под командованием Дохтурова, Ланжерона и Пржибышевского ушел вперед, сильно отдалившись от основной армии – Наполеон нанес мощный удар по центру. Этим центром командовал пражский генерал-лейтенант Иоганн Коловрат. Не выдержав натиска, он отступил. После чего французы принялись громить окруженный левый фланг противника. Русско-австрийская армия оказалась разделена. Великий князь Константин Павлович (брат Александра I) попытался исправить положение, для чего бросил в атаку свой резерв. Но он потерпел неудачу. После разгрома центра и левого фланга настала очередь правого фланга союзников под командованием русского князя Петра Багратиона. Ему также ничего не оставалось, как скомандовать общее отступление. К концу дня сражение для коалиционных войск было проиграно. Австрийский и русский императоры бежали с поля боя. Александр I скакал со своим окружением в направлении Аустерлица несколько вёрст. В какой-то момент остановился, слез с лошади, сел под деревом и зарыдал.
 
Последствия сражения были огромны. Осенью 1805 г. бои велись также и на второстепенных театрах военных действий. Эрцгерцог Карл достаточно эффективно сопротивлялся французам в Северной Италии. А в Померании (на севере Германии) высадился англо-русско-шведский десант в 56 тыс. человек. Но все это оказалось бесполезным, как только по Европе распространились новости об аустерлицкой катастрофе. Австрия заключила с Францией перемирие 4 декабря, а 26 декабря подписала Пресбургский Мир. В соответствии с ним Габсбургская монархия лишалась не только итальянских земель – вроде Венеции – но также и собственных коронных владений. Территории к западу от герцогства Каринтия (например, графство Тироль) были отданы союзникам Наполеона: правителям Баварии, Вюртемберга и Бадена. Сами эти курфюршества окончательно выходили из-под власти Священной Римской Империи, объявив себя независимыми королевствами. После этого империя вступила в терминальную стадию своего распада. Откровенно говоря, трещать по швам она начала еще с разгрома Первой Коалиции. Различные мелкие княжества стали тогда поглощаться более крупными, что было спровоцировано, в том числе, условиями Кампо-Формийского, а затем и Люневильского мирного договора – ведь оба они предусматривали различные компенсации за потери немецких земель к западу от Рейна. Особенно активному захвату подвергались епископские владения, являющиеся оплотом католической церкви – они были секуляризированы. Проще говоря, их растащили по кусочкам, воспользовавшись случаем, светские князья. Это был самый что ни на есть передел, в котором духовная элита потерпела поражение. Ну, а в июле 1806 г. Наполеон до кучи создал Рейнский Союз, в который вошли отколовшиеся от Священной Римской Империи немецкие государства. В связи с этим в августе того же года империя прекратила свое существование. Франц II был принужден отречься от престола и остался просто австрийским монархом. Он навсегда возненавидел революционные и либеральные идеи. В дальнейшем он всячески препятствовал в своем родном государстве любым попыткам модернизации, крайне усердно охранял феодальные порядки и не позволял развиваться промышленности, с большим энтузиазмом останавливая любые поползновения научно-технического прогресса.
 
После того, как Третья Коалиция разъехалась по домам, Наполеон приступил к захвату Неаполитанского Королевства. Происходило это уже в первой половине 1806 г. Британцы, русские и местные партизаны, естественно, сопротивлялись. Но, в конце концов, Неаполь был очищен от представителей Бурбонов и им сочувствующих. На престол был посажен старший брат Наполеона – Жозеф Бонапарт. Многие другие захваченные земли тоже, кстати, были распиханы по родственникам и друзьям великого полководца. Любимой сестре Полиночке досталось герцогство Гвасталла. Чуть менее любимой, но больше всех похожей на брата сестре Элизочке – княжество Лукка, а затем и вся Тоскана. Самой младшей сестрёнке Каролине подарили Великое Герцогство Берг (столица Дюссельдорф). А братишка Луиджи стал королем Голландии. Все эти государства часто реорганизовывались и передавались из рук в руки, поэтому не следует удивляться тому, что Батавская Республика вдруг стала королевством.
 
Подводя итоги этой Третьей Коалиции, остается заметить, что потери от военных действий за 4 месяца составили более 80 тыс. человек убитыми и раненными. Франция продолжила захват и подчинение Континентальной Европы. Однако любые попытки посягнуть на британские владения заканчивались полным или частичным уничтожением французского флота. Таким образом, в Европе образовалось два центра силы, которые делили мир между собой, и пока никак не могли остановиться.
 
Четвертая Коалиция
 
Несмотря на то, что Россия при Аустерлице потерпела жестокое поражение, Александр I не захотел подписывать мир с Наполеоном. Он как бы продолжил вести  войну. По крайней мере, на словах. Но для полноценной коалиции одной России и Великобритании было мало. Начались поиски союзников. Впрочем, долго искать не пришлось. Пруссия сильно возмущалась созданием Рейнского Союза и захватом Францией немецких земель, это могло напрямую угрожать ее безопасности. К тому же она так и не получила обещанный Ганновер (обманули!). В итоге при ее активном участии 15 сентября 1806 г. была создана Четвертая Коалиция, в которую также вошла Саксония и опять каким-то образом затесалась Швеция.
 
Боевые действия начала именно Пруссия – 9 октября, войдя на территорию стран Рейнского Союза. Однако в первых же битвах немецкая армия стала терпеть поражения от французов. А 14 числа состоялось крупное сражение, которое происходило одновременно в двух местах: при городках Йена и Ауэрштедт, находящихся недалеко друг от друга (18-20 км). Наполеон хорошо подготовился к этим битвам. В дружественных для себя государствах он обеспечил своим войскам пути снабжения и провел тщательную разведку. Сам он командовал 100-тысячной армией при Йене, принуждая к миру 60-тысячный корпус князя Фридриха Гогенлоэ. Другой французский полководец Луи-Николя Даву с 50 тысячами солдат сражался под Ауэрштедтом против 60-тысячной армии герцога Брауншвейгского – того самого, который обещал Парижу разрушение еще в 1792 г., и все никак не мог закрыть свой гештальт (бедняжка).
 
По каким-то причинам скрупулезные и дисциплинированные обычно немцы в этот раз крайне плохо подготовились к сражениям. Наполеон еще вечером 13 октября занял Йену и господствующие высоты в округе. А на следующий день с самого раннего утра провел стремительную и мощную атаку на позиции противника, благодаря чему полностью его разгромил. Солдаты Гогенлоэ бежали к городу Наумбург, чтобы соединиться со своими товарищами. И по дороге наткнулись на таких же бегущих солдат герцога Брауншвейгского, который к тому времени тоже был разбит. Сам он получил смертельное ранение, и, в общем, гештальт ему свой закрыть было уже не суждено. А его войска, оставшись без полководца, оказались дезорганизованы. Сражения были полностью проиграны. Присутствующий на поле боя король Фридрих Вильгельм III, глядя на все это безобразие, скомандовал общее отступление.
 
Одной из возможных причин поражения пруссаков, по крайней мере, под Йеной, называется то, что они применяли уже устаревшую линейную тактику – при которой солдаты выстраивались в плотную линию и вели не прицельный огонь. В то время как французские революционеры, получившие в многочисленных боях незаменимый опыт, уже давно атаковали в рассыпном строю, хорошо прицеливаясь к мишеням. Как бы там ни было, а Пруссия потеряла более 20 000 убитыми и ранеными, и еще столько же пленными. Потери французов были раза в три меньше. Разгром под Йеной и Аурштедтом шокировал немцев. Буквально через две недели Наполеон торжественно въехал в Берлин. Он занимал город за городом. Некоторые сдавались без сопротивления. Другие ожесточенно оборонялись и были взяты в осаду. Но прусский король не желал идти на позорные условия капитуляции. Поэтому война продолжалась.
 
В скором времени Наполеон вошел в польские земли и 19 декабря занял Варшаву, вплотную приблизившись к границам России. Здесь он призвал местное население на борьбу с Берлином и Санкт-Петербургом, которые в конце 18 века фактически разорвали Речь Посполитую на части. Соответственно, в боевые действия, вспомнив о своих обязательствах перед Коалицией, вступили русские войска. Однако сдержать натиск французов было довольно сложно. И много локальных сражений в декабре русскими было проиграно. Тем временем, на северном побережье Германии в Шральзунде высадились еще 15 тысяч шведов. Но толку от них было немного, наполеоновские генералы довольно быстро разделались с этими горячими скандинавскими миротворцами.
 
В январе 1807 г. главнокомандующим русской армией был назначен барон Беннигсен (кстати, участник убийства императора Павла I). Он заметил некоторую активность французских войск в нескольких десятках километров от Кенигсберга. Это был последний крупный прусский город, еще не захваченный постреволюционерами. В нем находилось множество складов, да и вообще потерять его было бы обидно прям до боли. Беннигсен отправился навстречу французам. И Наполеон, воспользовавшись случаем, решил отрезать его армию от путей снабжения, прижав к реке Висле. Но казаки умудрились перехватить курьера с приказами. Поэтому Беннигсен, узнавший о планах противника, начал выход из окружения. Французы преследовали русское войско, периодически вступая в отдельные бои с арьергардом. Обе армии были истощены этой погоней. И вечером 7 февраля Беннигсен решился дать отпор Наполеону в местечке Прейсиш-Эйлау (ныне находится на южной границе Калининградской Области). Однако великий полководец пока не был готов к генеральному сражению. Он не любил темного времени суток и дожидался подхода своих фланговых командиров. Первые попытки взять город обеими сторонами закончились к ночи неопределенным результатом. И основные боевые действия развернулись уже на следующий день.
 
К утру 8 февраля русские имели явное численное превосходство над французами: 67 тысяч солдат и 450 орудий против 49 тысяч солдат и 300 орудий. Началась мощнейшая артиллерийская стрельба, в которой должны бы были победить русские. Но французы были укрыты строениями города, а их пушки располагались удачнее, нанося большой урон армии Беннигсена, стоящей на открытой местности. К полудню подоспела часть подкреплений Наполеона – 15-тысячный корпус маршала Даву – и численность противоборствующих сторон почти сравнялась. Французы попытались обойти своим правым флангом русские войска. Беннигсен, перебрасывая на это направление дополнительные силы, вынужденно ослабил центр. Именно туда и ударил Наполеон. Однако во время атаки на поле боя разыгралась невероятная метель. Французы потеряли врага из вида, немного отклонились в сторону, и вскоре оказались в 150-200 метрах от русской артиллерии. Несколько мощных залпов смогли нанести наполеоновской армии весьма существенный урон. После чего Беннигсен перешел в контратаку. Поначалу она развивалась достаточно успешно и могла решить исход сражения. Великий французский полководец, наблюдая за приближением противника, был на волосок от смерти. Но он имел туз в рукаве, и уже отдал соответствующий приказ. Русские войска, увлеченно прорываясь к ставке Бонапарта, даже не заметили, как на них налетела тяжелая конница Мюрата, до этого стоящая в резерве. После ожесточенной драки русские вынуждены были вернуться на свои исходные позиции. Вскоре левый фланг Беннигсена сам подвергся нападению и даже начал отступать, но подошедшие прусские войска и артиллерия смогли сдержать натиск неприятеля. В итоге к вечеру обе армии оказались обессилены. И хотя пушки еще продолжали стрелять, но о полноценном наступлении уже никто всерьез не думал.
 
Глубокой ночью русские войска оставили поля боя. Наполеон расценил это как победу своей армии. В то же время о разгроме противника или его преследовании речи быть не могло. Поэтому общий итог остается спорным. Битва при Прейсиш-Эйлау стала самой кровопролитной за всю Четвертую Коалицию – каждая сторона потеряла от 15 до 26-29 тысяч убитыми и раненными. Активные боевые действия до мая были приостановлены.
 
Между тем, еще в конце 1806 г. французским дипломатам удалось поссорить между собой Россию и Турцию, которые до этого, казалось бы, начали сближение на почве противодействия Французской Революции. Сама Турция к тому времени находилась не в самом лучшем состоянии. Ее периодически сотрясали внутренние конфликты. А с 1804 г. освободительную борьбу вели православные сербы. Россия, как всегда пыталась их защищать. И французский посол Себастьяни, пообещав султану помочь в подавлении сербского восстания, сумел внести раскол между Константинополем и Санкт-Петербургом. Осенью 1806 г. началась очередная русско-турецкая война, которая продолжалась вплоть до 1812-го. Россия в ней одержала победу и приобрела новые территории (Бессарабию). Но сербское восстание было подавлено. Англичане, конечно, без дела тоже не сидели. Они потребовали от султана прекратить контакты с Себастьяне. А, получив отказ, даже начали в 1807 году против Порты военную операции: с боем прорвавшись через Дарданеллы, они сожгли парочку турецких кораблей и разбомбили береговые укрепления, но затем ушли обратно в Средиземное Море. Помимо этого были также и сражения в Египте. В общем, как видно, процесс передела активно шел не только в Европе, но и в Азии. Отличительной чертой повышательной фазы Цикла является то, что военная ситуация взрывается практически по всему миру.
 
Однако вернемся к нашим баранам в Восточной Пруссии. С наступлением майской жары боевые действия в 1807 г. между русскими и французами возобновились. Наполеоновские маршалы гоняли туда-сюда армию Беннигсена, пытаясь отрезать ее от базы снабжения Кенигсберга. Некоторые битвы были достаточно кровопролитными. Но генеральное сражение произошло 14 июня под Фридландом (сейчас – город Правдинск Калининградской Области). Когда французы еще только занимали этот населенный пункт 13 июня своими отдельными полками, у Беннигсена был шанс разгромить их превосходящими силами. Но он по несчастью заболел (видимо, накануне призрак Павла I во сне приснился), и в итоге упустил свою возможность. К утру 14 июня русская армия расположилась дугой вокруг Фридланда с его западной стороны. Войска были разделены на две части сравнительно глубоким ручьем и небольшим озером: левым флангом командовал князь Багратион, правым – генерал Горчаков. Сзади находился сам город и протекающая через него река Алле (Лава). Наполеон счел позицию противника очень неудобной. Дождавшись к 17:00 подхода своих основных сил, он обрушился на левый фланг Багратиона и смял его. Правый фланг Горчакова не имел возможности придти на помощь своим товарищам. Сам Багратион пытался оказывать сопротивление наступающим. Упорно стреляли пушки на восточном берегу реки. Но атака французов оказалась довольно мощной. И Беннигсен скомандовал отступление. Для этого русским войскам пришлось преодолевать реку Алле с узкими мостами, которые были не способны пропустить большое количество людей. Стали появляться первые признаки паники, усиленной непрекращающимися обстрелами французской артиллерии. Наполеоновские генералы перемещали пушки вслед за движением армии и, ведя огонь с близкого расстояния, наносили русским огромный урон. Даже штыковая контратака отдельных частей не помогала сдержать натиск постреволюционеров. Примерно к 19:00 основные силы Багратиона отступили через пылающий город, но многие солдаты к тому времени уже были убиты, а мосты сожжены. Фридланд перешел под контроль французов. И Горчаков со своим правым флангом оказывался в окружении. Ему пришлось пробиваться с боем на другой берег реки через единственный уцелевший мост. Несмотря на то, что большая часть артиллерии была спасена, многие русские солдаты переправиться так и не смогли. К ночи сражение было полностью выиграно Наполеоном. Армия Беннигсена понесла тяжелые потери: от 20 до 40 тысяч убитыми, раненными и захваченными в плен – при потерях с французской стороны, не превышающих 10 тысяч.
 
Даже если принять, что русская армия не была разгромлена (вроде как, большая часть ее смогла отступить), в любом случае поражение России было страшным. Буквально через день – 16 июня – пришлось отдать французам Кенигсберг, в котором находились крупные склады с припасами.
 
Поскольку Наполеон уже подошел к реке Неман – тогдашней границе России – то Александр I поспешил начать переговоры. В последних числах июня два императора лично встретились на большом, специально обустроенном, плоту. Их нежные обжимания затем высмеивались карикатуристами. Но, так или иначе, был заключен – Тильзитский Мир. У Бонапарта не имелось особых претензий к России, за исключением того, что она первой начала войну против республиканской Франции. Великий полководец готов был задобрить русского самодержца, отдав ему шведскую Финляндию и земли Балканского Полуострова, кроме города Константинополь (столица Османской Империи) и побережья Адриатического Моря (будущие Иллирийские Провинции). Основные противоречия у Франции все-таки были с Великобританией. Поэтому главным, хоть и секретным, пунктом договора стало то, что Россия присоединялась к Континентальной Блокаде против Англии. В открытую же Санкт-Петербург признавал все завоевания Парижа, и не оспаривал власти наполеоновских наместников над различными территориями (в том числе над Ионическими Островами). В свою очередь Наполеон отказывался от поддержки Турции, с которой Россия вела войну. И отныне обе империи обязывались помогать друг другу в оборонительной и наступательной деятельности. Условия договора можно назвать достаточно мягкими. По большому счету Россия не лишалась никаких земель, хотя лишалась влияния на Ионические Острова. Но зато могла расширить свои границы в других направлениях. Правда, запрет на торговлю с Лондоном больно ударял по экономическим интересам, что впоследствии станет камнем преткновения.
 
Однако для Прусского государства условия мира с Францией оказались намного более тяжелыми. Она потеряла почти все, что приобрела в результате предыдущего передела во второй половине 18 века, и в общей сложности лишилась примерно половины своей территории (!!!). Из части бывших польских земель – тех, которые отошли к Пруссии и Австрии в результате Второго и Третьего разделов – было создано Великое Герцогство Варшавское. Это, конечно, не было полноценным возрождением Речи Посполитой. Но давало полякам надежду хотя бы на частичное восстановление. Город Данциг (Гданьск) в свою очередь приобретал свободный статус. На западе из прусских и ганноверских земель было образовано Королевство Вестфалия, монархом которого назначался младший брат великого полководца – Жером Бонапарт. Он правил с оглядкой на Конституцию и Кодекс Наполеона, который устанавливал равноправие, а вместе с этим отменял крепостное право и упразднял гильдии. Правда, налоги и воинские повинности для населения были настолько тяжелыми, что практически все время существования королевства (до 1813 г.) его сотрясали восстания и бунты.
 
Пруссия также обязана была выплатить Франции большую контрибуцию. Сама же королевская семья вынуждена была на какое-то время покинуть Берлин. В общем, нация пребывала в униженном состоянии. Но зато все это дало толчок для запуска некоторых прогрессивных реформ (показало их необходимость). Например, было отменено крепостное право, крестьяне получили свободу и могли выкупить свою землю. И, вообще, были разрешены сделки с земельными участками, что разрывало связь с устаревшей феодальной системой. Также отменялись гильдии (монополии на отраслевые производства), упразднялись внутренние пошлины (между областями) и провозглашалась свобода предпринимательства, что стимулировало развитие капиталистических отношений. Налогообложение становилось более сбалансированным: дворяне начинали платить хоть какие-то налоги, а с крестьян были сняты отдельные налоговые обязательства. Административная реформа предоставляла городам самоуправление, и в целом система власти децентрализовывалась. Парламент пока еще никто не создавал, и от абсолютизма не отказывались, но был сделан первый шаг на пути преобразования этатистской монархии. Большое значение имела военная реформа, которая отменила унизительные для солдат телесные наказания и позволила представителям низших сословий подниматься по служебной лестнице благодаря личным заслугам. Также была проведена реформа образования, которая сделала нацию более грамотной и способной к рефлексированию. Все это повышало эффективность государства. И в то же время являлось отражением передела, ведь аристократия лишалась части своих прежних привилегий, а крестьяне и горожане приобретали новые права.
 
Собственно говоря, на этом война Четвертой Коалиции была закончена. Ее жертвы составили примерно 150 тысяч человек убитыми. Наполеон разбил всех врагов и еще больше укрепил свою власть. Великобритания опять осталась один на один с пассионарной, стремительно усиливающейся Францией.
 
Континентальная Блокада
 
После заключения Тильзитского Мира торговые ограничения еще больше усилились и, можно сказать, вышли на новый уровень. Если до этого момента в основном Великобритания вводила эмбарго на импорт и экспорт товаров революционной Франции, блокируя ее морское побережье – то после поражения Четвертой Коалиции уже сама Франция объявила Великобритании Континентальную Блокаду. Наполеон теперь практически безраздельно господствовал в материковой Европе. И он требовал от всех государств соблюдать эмбарго в отношении Британских Островов. Английские торговые суда арестовывались, а товары из Англии либо конфисковывались, либо сжигались на месте. Особенно это касалось конечной продукции – т. е. продукции высокого передела. Для сырья же (в частности, продовольственного) иногда делались исключения и просто устанавливались высокие пошлины.
 
Еще 21 ноября 1806 г. после занятия прусской столицы Наполеон подписал Берлинский Декрет, который не только запрещал торговлю с Англией (под угрозой конфискации товаров и судов), но и объявлял военнопленным любого английского подданного, обнаруженного на оккупированных территориях. С подписанием же Тильзитского Мира к эмбарго принуждалась и Россия. Все эти меры весьма болезненно били по британской экономике, которая как создавала множество технических инструментов (благодаря Промышленной Революции), так и привозила из своих колоний новые виды товаров. Реакцией Лондона стала собственная блокада, или контрблокада, которая устанавливала аналогичные правила в отношении территорий, подконтрольных Парижу. Кроме этого активно поощрялась контрабанда. Таким образом, весь мир разрывался между двумя центрами силы – Великобританией и Францией. Впрочем, самой Франции Континентальная Блокада тоже наносила немалый ущерб, но у нее хотя бы появлялась возможность поддержать собственную обрабатывающую промышленность. А вот для зависимых стран эмбарго обернулось настоящим кошмаром. Особенно тяжелая ситуация была в Голландии, которая до сего момента имела с Англией очень тесные торговые связи, а теперь вынуждена была нести потери. Конечно, торговые ограничения пытались обходить. Но соответствующие органы обеих держав тщательно следили за исполнением декретов. Количество арестованных британских судов каждый год измерялось десятками. В итоге английский экспорт на Европейский Континент сократился почти наполовину (от 25% до 55%). И хотя частично он был перенаправлен в Америку, но полностью всех убытков это покрыть не смогло.
 
Нейтральные государства, безусловно, тоже страдали от подобной ожесточенной конкуренции Лондона и Парижа. В частности, корабли США нередко перехватывались и подвергались обыску как со стороны французского, так и со стороны английского флота. Иногда даже конфисковывались. Поэтому Томас Джефферсон в 1808 г. ввел свое собственное эмбарго в отношении этих двух держав. Все это, конечно же, способствовало росту цен и раскручивало инфляционную спираль. Данный тезис является основным во всей моей работе.
 
Непокорная Португалия и Бунтующая Испания
 
В Континентальной Блокаде, установленной Наполеоном, имелось множество брешей. Но самой значительной, пожалуй, было португальское побережье. Лиссабон являлся давним торговым партнером Лондона.  История их экономических и политических отношений уходила вглубь веков.  Наполеон потребовал от португальского двора разорвать союзнические связи с Туманным Альбионом. Однако получил отказ. Тогда император Франции заключил с испанским двором в городе Фонтенбло тайный договор о фактическом разделе Португалии. В самом Мадриде в то время правила замечательная троица из короля Карла IV, его супруги Марии Луизы и ее любовника Мануэля Годоя. Все трое прекрасно ладили между собой и были друзьями. Годой имел огромное влияние на испанские дела. До этого он пытался лавировать между Францией и Великобританией, чем загнал страну в еще больший экономический и военный кризис. Теперь Наполеон пообещал ему почти половину Португалии (южную часть) за проход и размещение французских войск. Великий полководец сказал, что “этот негодяй откроет мне ворота Испании”. И, действительно, открыл. По мнению некоторых историков, Наполеон планировал захапать себе и Португалию, и Испанию. Так что, возможно, что Годою ничего бы и не досталось, кроме, собственно, королевской четы, которую он и так уже во всех отношениях имел.
 
Итак, в октябре 1807 г. французский 25-тысячный корпус вошел в Испанию и через всю страну направился к португальской границе. Переход был тяжелым. Особенно от Саламанки до Лиссабона. Пришлось идти по пустынно-холмистой местности. Половина лошадей погибла, почти вся артиллерия была потеряна, многие солдаты отстали и, забив болт на дисциплину, занялись грабежом. Не сказать, что местные жители были рады оккупантам. Поэтому до пункта назначения дошли не все. Но к декабрю оборванный и голодный авангард все-таки добрался до атлантического побережья. Однако к тому времени португальский король Жуан VI при активной помощи британского флота успел смотаться со всем своим двором в американскую колонию – то есть в Бразилию. Родственнички короля, не будь идиотами, прихватили с собой и королевскую казну, в общей сложности увезя половину всех наличных денег государства. Так что даже содержать французских голодранцев оказалось не на что. Кроме этого был эвакуирован почти весь португальский флот, который теперь фактически встал на службу англичанам. Наполеон был в ярости. Но, почесав репу, решил конфисковать в Португалии вообще все. Ну, то есть в прямом смысле – все, что не увезли с собой бежавшие аристократы. Армия особого сопротивления не оказывала. Она частично была расформирована, частично переведена под начальство французских генералов, а частично отправилась в Германию от греха подальше. Но население было явно недовольно. И начало бунтовать.
 
Первые месяцы бунты удавалось подавлять. Однако вскоре в самой Испании стали происходить события, которые делали невозможной полноценную оккупацию португальской территории. Дело в том, что фаворит и любовник королевы Мануэль Годой, мягко говоря, не пользовался популярностью ни в народе, ни среди дворян. Его откровенно ненавидели. Наследник престола принц Фердинанд в 1807 г. уже пытался сместить его. Но заговор был раскрыт. Теперь же, после вторжения французов и размещения их 100-тысячного контингента в испанских городах, население вовсе пришло в ярость. В марте 1808 г. народ при помощи армии поднял мятеж в городе Аранхуэсе, в котором размещался королевский двор. Годой был схвачен. И Карла IV принудили отправить его в тюрьму. А вскоре и сам Карл IV вынужден был отречься от престола в пользу своего сына Фердинанда. Однако Наполеона, узнавшего о восстании, такой расклад не устраивал. Он заманил королевскую чету с их сыном Фердинандом к себе в Байону (Франция), и там настоятельно посоветовал всем троим отречься от престола в пользу его собственного брата Жозефа Бонапарта. По его же приказу Мюрат, оставшийся в Мадриде, начал требовать от временно правящей хунты отправки в Байону и других детей Карла IV. Про это прознало население. И 2 мая толпа, вооружившись чем попало, подняла восстание уже против самих французов. Испанская армия в основной своей массе участия в этом не принимала, солдатам был отдан приказ оставаться в казармах. Поддержку народу оказало только одно артиллерийское подразделение по инициативе офицеров. На протяжении всего дня на улицах шли кровопролитные бои. Французы сумели восстание подавить, но им пришлось прибегнуть к жестокости, а затем и к репрессиям. Количество погибших горожан исчислялось сотнями (более 400). Однако власти оккупантов это не упрочило. Уже на следующий день по всей Испании стали вспыхивать новые очаги сопротивления, переросшие в полномасштабную освободительную войну.
 
К 7 мая Наполеон в Байоне добился от королевской семьи отречения в пользу его брата Жозефа. Но это уже мало что решало. Вооруженная борьба на Пиренейском Полуострове шла полным ходом. В провинциях Испании создавались так называемые хунты – местные патриотические органы управления, альтернативные официальному правительству. Последнее готово было сотрудничать с Наполеоном. Но хунты брали власть в свои руки и выступали против французской оккупации. Они направляли ополчение для занятия ключевых населенных пунктов и захвата французских кораблей. Также были установлены контакты с Великобританией, которую попросили о помощи. Лондон только рад был поддержать восставших оружием и деньгами. Наполеон в свою очередь занялся обеспечением безопасности главной дороги от Мадрида до Байоны, понимая всю стратегическую значимость этого пути сообщения.
 
Поначалу восставшие терпели поражения от французской армии. В июне генералом Шарлем Лефевр-Денуэттом был взят в осаду город Сарагоса. Несколько раз французы при поддержке польского корпуса предпринимали попытки штурма, и даже смогли проникнуть внутрь за разрушенные стены. Однако узкие извилистые улицы города позволяли строить эффективные баррикады, что сильно затрудняло продвижение. Сарагоса находилась в осаде два месяца. Ополчение стойко отбивало все атаки. А во второй половине июля на юге страны под Байленом 20-тысячный отряд генерала Пьера Дюпона, растянув свои войска на большое расстояние, оказался в окружении и вынужден был сдаться. Это вызвало небывалый энтузиазм у испанцев и шокировало французов. Осада с Сарагосы в середине августа была снята. В начавшейся войне наступил переломный момент. Жозеф Бонапарт настолько испугался, что оставил со своими генералами Мадрид и эвакуировался на северо-восток за реку Эбро, поближе к французской границе. Часть командиров заперлась в городах с войсками.
 
Мощное восстание в Испании стало заразительным примером для португальцев. Здесь также развернулось освободительное движение, к которому примкнула и часть испанских войск, прибывших ранее для оккупации страны. Теперь они повернули ружья против французов. Последние поначалу успешно разбивали их и плохо вооруженных ополченцев. Но в августе на побережье высадился 16-тысячный британский десант под командованием сэра Артура Уэлсли, будущего герцога Веллингтона. Численное преимущество теперь было не на стороне оккупантов. К тому же сообщение с товарищами в Испании было нарушено. После ряда неудачных битв постреволюционеры приняли решение капитулировать и выторговали себе эвакуацию домой (во Францию) на британских кораблях.
 
Итак, Португалия была освобождена. А в Испании собиралась 120-тысячная армия с народным ополчением, которое хоть и было плохо обучено и не слишком хорошо вооружено, но к нему с побережья намеревались присоединиться десятки тысяч англичан и португальцев. Французы уже готовы были оставить Пиренейский Полуостров. Однако для Наполеона это было бы то же самое, что изменить самому себе (причем с самим собой же). Поэтому началась подготовка по организации карательного похода. Обеспечив себе спокойствие на востоке союзным договором с Россией, великий полководец перенаправил из Германии часть войск, собрав новую, более опытную, армию в 250 тысяч человек. Также были увеличены склады в Байонне и решены другие логистические вопросы. После этого осенью было предпринято повторное, еще более масштабное, вторжение в Испанию. Ополченцы стали терпеть поражение и отступать, сдавая город за городом. К 29 октября французы уже захватили Мадрид. Между тем, навстречу надвигающейся туче оккупантов под командованием сэра Джона Мура (заменившего Уэлсли) вышла британо-португальская армия. Сначала Мур занял Саламанку. Но затем, осознав, что может быть разбит превосходящими силами противника, начал отступать на север, периодически ввязываясь в арьергардные бои. Наконец в январе 1809 г. англичане подошли к портовому городу Ла-Корунья, где ожидали прибытия грузовых судов. Но суда прибыли с опозданием. И Муру пришлось выстраивать оборону, пока основная часть войска осуществляла посадку. Сражение шло на размытой дождем земле, мало пригодной для кавалерии. Поэтому английский генерал в целом успешно эвакуировал большую часть своей армии, но при этом сам получил смертельное ранение пушечным ядром.
 
Между тем, еще в середине декабря 1808 г. французы повторно взяли в осаду Сарагосу, теперь уже силами в 44 тысячи человек. Испанцы также неплохо подготовились, организовав строительные работы и рытье траншей. Извилистые улочки города, укрепленные баррикадами, окончательно превратились в сложнопроходимый каменный лабиринт. В декабре и январе  французы смогли прорвать оборону полевых укреплений и разрушить артиллерией главные стены. Но в конце января начался самый тяжелый этап штурма – уличные бои в городских строениях. Испанцы яростно сопротивлялись, несмотря на разразившиеся болезни и проблемы с припасами. К концу февраля Сарагоса была полностью разрушена. Муниципальные власти приняли решение капитулировать. Потери были огромны. У испанцев погибло 54 тысячи человек, вместе с горожанами. У французов – погибло 10 тысяч солдат.
 
На восточном направлении испанские войска также потерпели поражение. В декабре 1808 г. французы разблокировали Барселону, в которой сидели, заперевшись, 15 тысяч их боевых товарищей. Таким образом, основные силы восставших вынуждены были рассеяться и отступить вглубь страны. Наполеон был близок к полной оккупации Пиренейского Полуострова. Но весной 1809 г. стали приходить сообщения о том, что Австрия на другом конце Европы готова снова начать войну. Бонапарт спешно отбыл в Париж, оставив своим генералам завоевание Испании.
 
Новое вторжение в Португалию с трех сторон должны были осуществить: с севера – Николя Сульт с 47-тысячной армией, с северо-восточной границы через Алмейду – генерал Лапис, и долиной реки Тахо (значительно южнее Алмейды) в направлении Лиссабона – маршал Виктор. План был хороший. Но состояние португальских дорог за наполеоновским планом не поспевало. К тому же партизаны доставляли массу неудобств и могли сильно затормозить продвижение войск. Первая попытка Сульта пересечь северную  границу через реку Миньо провалилась. Повстанцы с другого берега обстреляли лодки с десантом. Большинство солдат переправиться не смогли. А те, что смогли – попали в плен. Сульт вынужден был, как тот муравей из анекдота, обходить реку и переправляться через крупный испанский город Оренсе. Тем не менее, к середине марта он уже вошел в португальский город Шавиш (Чавес) и сделал его своей базой. Затем 20 марта он разбил 25-тысячную плохо вооруженную толпу повстанцев и занял Брагу. Через неделю, 28 марта, состоялась Первая Битва при Порту. Британцы неплохо подготовили оборону города, перегородили улицы баррикадами. Но французам все равно удалось его взять, хоть и не без труда. Во время же бегства толпы горожан через мост, произошла трагедия – мост обрушился, и тысячи людей погибли. На этом удача Сульта, похоже, закончилась. А вот разрастание народной злобы португальцев только начиналось. Вскоре повстанцы осадили Шавиш и принудили к сдаче оставшийся там 2000-ый французский гарнизон. Затем они смогли перерезать пути сообщения с Испанией. Была блокирована река Тамега, что нарушило координацию между войсками Сульта и Лаписа. Разнородная армия португальского генерала Сильвейры несколько недель удерживала мост и другие ключевые переправы в городе Амаранти. А потом еще долго угрожала французским силам, которые не могли обеспечить надежную охрану своих логистических путей. Между тем, в конце апреля в Лиссабоне высадился новый британский 25-тысячный десант под командованием сэра Артура Уэлсли. К нему присоединилась португальская армия, переобученная и перевооруженная Уильямом Бересфордом. Уэлсли быстро отправился на север к Порту. Уже в мае его авангард отбросил назад 5-тысячный отряд Сульта, но остановился у реки Дуэро, так как мост был разрушен. Местные жители 12 числа помогли британцам с переправой. Состоялась Вторая Битва при Порту. Армия Сульта, не ожидавшая такого скорого появления англичан на своем берегу, спешно оставила город и принялась отступать. Британцы и португальские ополченцы попытались ее перехватить. Но французам все-таки удалось уйти через  Оренсе. Правда, при этом они потеряли 4,5 тысячи солдат, 60 артиллерийских орудий с порохом и боеприпасами, а также сундук с деньгами. Все это было невозможно перетащить через горные перевалы.
 
Тем временем маршал Виктор все еще находился в районе долины реки Тахо. Он постоянно вступал в различные бои с местным ополчением. Но никак не мог начать наступление на Лиссабон. В мае к ополченцам присоединились части британского десанта. И 14 числа состоялась Битва при Алькантаре за древнеримский каменный мост. Французы одержали победу. Ополчение попыталось мост за собою взорвать. Но римляне строили настолько хорошо, что мост остался практически неповрежденным. Наверное, могла бы помочь атомная бомба, если бы она, конечно, у ополчения имелась. Тем не менее, Виктор, установив контроль над мостом, так и не решился продвинуться дальше, а отошел обратно в Касерес. Таким образом, Португалия вновь осталась непокорённой.
 
Теперь с новой силой стали разворачиваться бои за Испанию. Пока Сульт окружными путями шастал по северным регионам страны, пытаясь хоть с кем-нибудь соединиться – Артур Уэлсли долиной реки Тахо двинул свою армию на Виктора. Жозеф Бонапарт, видимо, захотел проявить инициативу, поэтому вышел из Мадрида и поспешил направиться в самую гущу замеса. Однако столкновение с британцами оказалось для него неудачным. Потеряв около 8 тысяч человек, он отошел обратно к столице и больше инициативу решил пока не проявлять. Между тем, испанские хунты, не способные придти к единству и согласию, начинали сильно раздражать Уэлсли. Поэтому в середине лета он ушел обратно в Португалию, и занялся там сооружением вокруг Лиссабона мощных фортификаций. Испанцы, оставшись без поддержки англичан, стали терпеть поражения, проигрывая в конце лета и осенью битву за битвой. Тем не менее, не прекращающиеся восстания по всей стране сильно изматывали французов. Еще в мае на северо-востоке ими была взята в осаду Герона (Жирона). Повстанцы стойко держали оборону полгода. И капитулировали только в декабре 1809 г, в основном по причине начавшихся болезней. Среди защитников погибло около 10 тыс. человек. Но сами французы потеряли около 14-15 тысяч.
 
Война в Испании все больше приобретала партизанский характер. Причем силы повстанцев были разрознены и, по сути, не имели единого лидера. Местные хунты не редко враждовали между собой, что в целом отражало особенности страны. Попытки Севильской Хунты взять на себя главенствующую роль в военных действиях – провалились. Французы контролировали многие крупные города. Но на дорогах и в сельской местности не могли чувствовать себя спокойно. Повсюду действовали так называемые гверильясы – небольшие отряды народных ополченцев, которые не имели общего плана действий и старались не вступать в крупные бои, но своими многочисленными атаками и диверсиями серьезно затрудняли оккупантам коммуникацию, логистику и разведку. Впервые Наполеон столкнулся с войной совершенно другого рода – с такой войной, которую он вести не привык.
 
Пятая Коалиция
 
Между тем, в Австрии, воспользовавшись новой ситуацией, решили открыть на востоке Франции второй фронт (сюрприз). Жажда реванша не давала покоя австрийскому дому Габсбургов. Вена никак не могла смириться с развалом Священной Римской Империи и утратой своего влияния. Франц II при помощи Великобритании готовился вернуть себе как статус, так и земли. Его младший брат эрцгерцог Карл – личность, безусловно, неординарная – по своей инициативе провел военные преобразования в австрийской армии и довел ее численность до 300 тысяч человек с дополнительным резервом в 200 тысяч. Эти силы должны были начать наступление либо в районе Чехии – чтобы вторгнуться в государства Рейнского Союза и принудить их к отречению от Наполеона, либо южнее в бассейне реки Дуная – дабы прикрыть столицу от нападения. В итоге был выбран первый вариант. Однако предварительные споры привели к потере времени и сделали начало кампании ожидаемым событием.
 
Прознав про амбициозные планы австрийского двора, Наполеон возвратился в марте 1809 г. в Париж и начал готовиться к войне. Собственных войск у него имелось около 190 тысяч. Удалось еще по союзникам наскрести 140 тыс. (немецкие княжества, Герцогство Варшавское и даже Россия – 40 000). Но организация, подготовка снабжения и выстраивание инженерных укреплений у великого полководца были на порядок лучше, чем у противника. Свои главные силы он решил сосредоточить вокруг Регенсбурга, либо, в крайнем случае, где-нибудь между Нюрнбергом и Мюнхеном – чтобы адекватно среагировать на любое движение австрийцев.
 
Вена первой объявила войну Франции и начала наступление 9-10 апреля из областей Чехии. Ко второй половине месяца после нескольких столкновений армии австрийцев смогли продвинуться к Мюнхену и Нюрнбергу. На фоне этого в земле Тироль развернулось восстание. Также начались боевые действия в Италии, Северной Германии и Герцогстве Варшавском. Наполеон решил сосредоточить свои основные силы на главном ТВД по линии Аугсбург-Ингольштадт-Регенсбург. С 19 по 23 апреля произошла череда кровавых сражений, которые часто объединяют в одно событие – Пятидневная Битва. Примечательно, что вечер каждого дня заканчивался победой французов. Локация же боев перемещалась от Регенсбурга к Абенсбергу (второй день), Ландсхуту (третий день), Экмюлю (четвертый день) и снова к Регенсбургу (пятый день) – таким образом, сделав своеобразный круг. Возвращаться к Регенсбургу пришлось потому, что отдельным австрийским корпусам во второй день удалось его захватить – пока французы месили основную венскую армию на другом направлении. Вместе с городом австрийцы взяли под контроль и мосты. Это было очень кстати, ведь эрцгерцогу Карлу все равно пришлось отступать на северный берег Дуная обратно в Чехию. Пока осуществлялась переправа, арьергард оказывал французам достаточно упорное сопротивление. Во время штурма Наполеон, вылезший на позицию, получил ранение в лодыжку. Однако после перевязки снова сел на коня и повел своё войско в бой. Его маршал Жан Ланн тоже показал солдатам пример небывалой храбрости – он лично схватил штурмовую лестницу в руки и направился с ней прямо к стенам крепости. Но быстро передумал, когда увидел, что солдаты, в общем-то, и так уже бегут вслед за ним, будучи полны решимости исполнить свой долг. В конечном счете, Регенсбург был взят. За пять дней боев австрийцы потеряли убитыми и раненными 40 тысяч человек, французы – втрое меньше.
 
Итак, эрцгерцог Карл отошел на север. А Наполеон южным берегом Дуная повел свою огромную армию на Вену. Всем корпусам было предписано позаботиться о понтонных мостах, чтобы не возникало проблем с будущими переправами. Отдельный корпус ушел в Тироль подавлять разгоревшееся там восстание. Основные силы французов до Линца не встречали серьезного сопротивления, ввязываясь лишь в сравнительно небольшие битвы. Под Линцем за рекой Траун австрийцы подготовили укрепленные позиции. Однако решительные наполеоновские маршалы 3 мая прорвали оборону в этом месте, и пошли дальше. Австрийцы принялись разрушать мосты через различные притоки Дуная. Но постреволюционеры, как можно догадаться,  к этому подготовились, так что их продвижение лишь замедлилось, но не остановилось. Эрцгерцог Карл к тому времени уже удалился в Богемию (то есть Чехию) и, видимо, залечивал там раны, как 27 апреля ему сообщили о наступлении Бонапарта на Вену. Пришлось срываться с места и догонять.
 
К 10 мая Наполеон уже подошел к австрийской столице. А Карл еще только приближался к Дунаю. Великий полководец занял Вену 13 числа. Однако войска еще не успели собраться в полном составе, и надвигающаяся армия эрцгерцога его серьезно беспокоила. Бонапарт решил дождаться подхода основных сил, а затем переправиться на северный берег, чтобы нанести противнику неожиданный фланговый удар. Но Карл 20 мая уже заметил французов на переправе, и мог лишь посмеяться над такой неожиданностью. Он сконцентрировал на берегу до 90 тысяч своих бойцов. И когда на следующий день Дунай пересекли 45 тысяч французов, он открыл мощный артиллерийский огонь по мостам, которые стали гореть и разрушаться. Ситуацию усугубило стремительное течение реки, уносящее обломки понтонных переправ с находящимися на них солдатами. Но это было только начало катастрофы. Когда переправившиеся войска Наполеона оказались отрезаны от своих основных сил, эрцгерцог, имея двукратное численное превосходство, пошел в атаку. Французы ожесточенно сопротивлялись. Первоначально заняв населенный пункт Асперн (сейчас район Вены), они в итоге вынуждены были оставить его, и далее удерживать оборону уже в соседнем Эсслинге. Трудно сказать, что же спасло их от полного разгрома. Но к вечеру с наступлением темноты сражение затихло. Ночью Бонапарт сумел снова навести мосты и переправить дополнительные войска, увеличив их численность до 80 тысяч. Карл к тому времени уже располагал около 100 тысячами бойцов. Утром началась новая кровавая битва. Города Асперн и Эсслинг в течение дня переходили из рук в руки несколько раз. Французы были невероятно упорны в своем стремлении овладеть северным берегом реки. Но и австрийцы не желали отступать перед неприятелем. В какой-то момент времени эрцгерцог сам пошел в атаку со знаменем в руках, воодушевляя своих солдат. Его тяжелая артиллерия наносила критический урон французской пехоте. Но исход битвы, возможно, решила непогода и бурное течение разлившегося Дуная. Помогли и горящие брандеры, пущенные австрийцами вниз по реке. В итоге понтонные мосты снова были разрушены. Это сильно затруднило переброску подкреплений. И Наполеон решил скомандовать общее отступление армии на остров Лобау.
 
Таким образом, битва за Асперн и Эсслинг стала для великого полководца первым серьезным поражением на поле боя (если вынести за скобки партизанскую войну в Испании). Двухдневное сражение выдалось крайне ожесточенным. Каждая сторона потеряла по 24 тысячи убитыми и раненными. Большой утратой для французов оказалась гибель маршала Ланна, которому ядром раздробило ноги.
 
Но Наполеон не собирался опускать руки. На острове Лобау он создал укрепленный плацдарм, и принялся стягивать к Вене дополнительные силы. Были построены широкие и мощные понтонные мосты с системами защиты от снарядов. Поэтому сообщение с южным берегом Дуная не прекращалось. Ко всему прочему были совершены обманные манёвры и возведены  переправы на ложных направлениях. Эрцгерцог Карл в свою очередь тоже готовился к бою, ожидая прибытия подкреплений. Но отношения в австрийской семье между родственниками были специфическими. К тому же австрийцы терпели поражения и на других фронтах (Итальянском, Тирольском, Северогерманском). Поэтому Карл не мог рассчитывать на полноценную поддержку своих братьев.
 
В итоге Бонапарт к началу июля сосредоточил у австрийской столицы действительно большие силы – в 178 000 человек и 580 орудий. Теперь он имел численное превосходство над своим соперником, располагавшим лишь 129 тысячами солдат и 450 пушками. У Наполеона была информация о том, что к эрцгерцогу все-таки может подойти подкрепление в лице его брата Иоганна. Поэтому вечером 4 июля он осуществил переправу с юго-восточной стороны о. Лобау (не там, где ожидали австрийцы), и в результате к утру следующего дня смог развернуть свою армию на северном берегу Дуная. Однако последовавшая затем фронтальная атака на сильные оборонительные позиции австрийцев была отбита с большими потерями. На отдельных участках французы, не сумев ничего добиться, даже обратились в бегство, но были вовремя остановлены своими командирами. На следующий день, 6 июля, Карл, окрыленный успехом накануне, сам решил начать наступление. На некотором удалении от столицы в районе Ваграма состоялось масштабное кровопролитное сражение, отличающееся применением большого количества артиллерии. Эрцгерцог попытался отрезать французские войска от переправ на Дунае, для чего ударил своим правым флангом по левому флангу противника. Он рассчитывал на прибытие корпуса своего брата Иоганна, который мог бы оказать существенную поддержку. Однако Иоганн опаздывал. А собственных сил Карла было недостаточно для продолжения атаки. Его войска растянулись на поле боя широким фронтом. Чем и воспользовался Наполеон. Убедившись в безопасности своего правого фланга, он сконцентрировал крупные силы (45 тысяч человек) в центре, и затем осуществил мощный проникающий удар, пробив таким образом брешь в обороне противника. Австрийские войска яростно сопротивлялись, но сдержать натиск огромной колонны французов не смогли. Карл осознал поражение и вынужден был начать организованное отступление на запад. К этому времени как раз прибыл его брат Иоганн. Он сразу решил, что дело проиграно, и поэтому быстренько ускакал обратно, даже не приняв участие в бою.
 
Обе стороны понесли огромные потери. Французы – около 35 тысяч убитыми и раненными, австрийцы – около 39 тысяч. Наполеон восстановил свою репутацию непобедимого военачальника. Однако австрийская армия не была разгромлена. Эрцгерцог Карл сумел ее сохранить, и основную массу войска повел на север в Богемию. Бонапарт начал преследование, стремясь перехватить вражеские колонны и отрезать их от соединения с другими силами. Состоялось несколько боев. Но последним сравнительно крупным стало сражение под чешским городом Цнайм (Зномо). Французские войска прибыли туда утром 10 июля. Огюст Мармон, без пяти минут маршал, с 10-тысячным отрядом попытался прорвать оборону 47 тысяч хорошо укрепившихся австрийцев. Но не смог. На следующий день прибыл настоящий маршал Массена с большим подкреплением. А затем и сам Наполеон. Французы осуществляли атаки на позиции противника несколько раз. Но не могли добиться успеха. Наконец, эрцгерцог предложил перемирие. А Наполеон, видя усталость своих войск, согласился.
 
Бавария, Австрия и Богемия были главным театром Войны Пятой Коалиции. Но боевые действия также шли и в других местах Европы. В Италии, например, действовал как раз тот самый эрцгерцог Иоганн. Одновременно с Карлом 10 апреля он начал наступление на своем направлении во Фриуле. Уже 16 числа он одержал победу в Сачиле. Но на этом его удача, похоже, закончилась. Пасынок Наполеона Евгений Богарне, бывший вице-королем Италии, перехватил инициативу и стал теснить австрияков-забияков обратно. К тому же пришли плохие донесения от эрцгерцога Карла. В итоге Иоганну пришлось потихоньку смещаться на северо-восток. Смещался он туда, смещался, узнавая все более нехорошие новости. И, в конце концов, сместился аж в самую Венгрию. Там под Дьёром (Раабская Битва) он потерпел поражение, потеряв 6000 убитыми, раненными и взятыми в плен. И это, вроде как, его извиняет в том, что он вовремя к братцу на помощь придти не сумел. 
 
В Тироле, как уже было отмечено, при поддержке австрийской монархии развернулось мощное крестьянское восстание. Эта горная страна раньше находилась под властью Вены и обладала некоторыми правами автономии. После разгрома Третьей Коалиции Тироль был отдан Баварскому Королевству, которое стало союзником Наполеона. Однако новый правитель начал отменять старинные тирольские обычаи (праздники, шествия, петиции) и покушаться на религиозные свободы. А последней каплей стала мобилизация крестьян в баварские войска для войны против Австрии. Местные горцы подняли вооруженный мятеж. Появился и предводитель – Андреас Гофер, ставший впоследствии национальным героем. Повстанцы несколько раз разбивали французские войска и добились даже большего, чем австрийская армия, которая им помогала. Ставленники Наполеона никак не могли совладать с этим народным движением. Окончательно его удалось подавить лишь к концу 1809 года. Гофер был схвачен и казнен.
 
Восстания происходили также и в других частях бывшей Священной Римской Империи (в том числе, в Пруссии). Практически везде они были подавлены силой. Но наибольшего успеха, пожалуй, добились мятежники в Саксонии и северной Баварии. Здесь действовал генерал Кинмайер, которому посчастливилось воевать против необученных французских новобранцев. В Битве под Гефресом он полностью разбил их и обратил в бегство. Однако в июле пришло известие о перемирии. Все достижения оказались напрасны.  
 
Между тем, Варшавское Герцогство во время всех этих восстаний оказалось слабо защищенным. И, воспользовавшись случаем, туда решил вторгнуться эрцгерцог Фердинанд Карл Йозеф, видимо, намереваясь вернуть польские земли под контроль Австрии. Его силы были значительны и в два раза превосходили силы местной обороны. Поэтому 19 апреля ему удалось захватить Варшаву. Но потом что-то пошло не так. Будущий национальный герой князь Юзеф Понятовский собрал армию и поднял восстание против австрийцев. Эрцгерцог Фердинанд стал терпеть поражения. И вскоре Варшава снова перешла под контроль польских национальных войск. Таким образом, Понятовский, в общем-то, весьма неплохо справлялся с ситуацией. Однако Наполеон потребовал от русского императора Александра I оказать ему (и, соответственно, себе) поддержку. Это предусматривалось условиями Тильзитского Мира. Александр I с неохотой отправил в Галицию князя Сергея Голицина. И тот с неохотой пошел. Не столько помогая Понятовскому, сколько мешая, он установил контакты с австрийским эрцгерцогом. Для виду пару раз пострелял по австрийским солдатам. Те тоже пару раз постреляли в ответ. Обменялись несколькими пленными. Русские понесли незначительные потери 3 убитыми и 5 раненными. Затем совместно с поляками заняли Краков. А когда пришли новости о перемирии, князь Голицын с радостью из Варшавского Герцогства ускакал. Наполеон эти действия расценил как предательство. И положил их в копилочку своего недовольства Россией. Понятовский между тем реально воевал против австрияков. И реально постарался изгнать их южной дорогой в Богемию. Они, впрочем, узнав о событиях под Веной, и сами стремились поскорее на защиту родной столицы.
 
Пока в центре Европы бушевали военные действия, англичане решили снова попытать счастье в захвате Голландии. Дополнительной целью стал базировавшийся во Флиссингене французский флот (то, что от него осталось). Однако высадка произошла уже после заключения перемирия – 30 июля. И 40-тысячный британский контингент рисковал вступить в бои с довольно крупными французскими силами, которые перебрасывались из Австрии. К тому же маршал Бернадот успел вывести корабли из города и спрятать их в другом месте (в Антверпене). Да еще и малярия начала косить ряды британских солдат. Короче, экспедиция была провалена и никакого результата не принесла.
 
Так или иначе, а война Пятой Коалиции завершилась ее поражением. В октябре перемирие логично перетекло в полноценный мирный договор – Шёнбруннский. Австрия лишилась 100 тыс. кв. км территории (из 700 тыс.) и 3,5 миллионов населении (от 22 млн.). В основном это были земли по берегу Адриатического Моря (современные Хорватия, Словения, Италия) или где-то недалеко от него. Также Вена обязалась выплатить контрибуцию и присоединиться к Континентальной Блокаде против англичан. Кроме прочего, по условиям Договора территория Варшавского Герцогства была расширена со 103 кв. км до 155 кв. км. Южный Тироль передан Италии. Голландское Королевство окончательно поглощено Францией. А Россия на халяву получила Тарнопольскую (Тернопольскую) Область. Честно говоря, не понятно, за что. Скорее, это было сделано просто, чтобы позлить австрийцев. В общем, Наполеон опять всех уделал. От военных действий погибло более 130 тыс. человек.


© Copyright: Максим Перфильев, 9 августа 2022

Регистрационный номер № 000298211

Поделиться с друзьями:

Циклы Кондратьева. Человечество Стоит на Пороге Глобальных Конфликтов, Мировых Войн и Революций. Ч.2
Предыдущее произведение в разделе:
Циклы Кондратьева. Человечество Стоит на Пороге Глобальных Конфликтов, Мировых Войн и Революций. Ч.4
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий