Эссе и статьи

Циклы Кондратьева. Человечество Стоит на Пороге Глобальных Конфликтов, Мировых Войн и Революций. Ч.6

Добавлено: 9 августа 2022; Автор произведения:Максим Перфильев 97 просмотров
article298217.jpg

Первая Волна

Европейский Регион. Великая Французская Революция

Вторжение Союзников во Францию
 
В конце декабря 1813 г. объединенная 200-тысячная австро-прусско-русская армия вошла в пределы Франции. Император Александр I поторапливал своих союзников и не желал делать продолжительных остановок во время наступления. Поговаривают, что он испытывал к Наполеону личную неприязнь, ибо великий полководец в одной из бесед напомнил ему о его вине в убийстве собственного отца Павла I. Прусский военачальник Блюхер, в общем-то, был не против похода на Париж. Но австрийский фельдмаршал Шварценберг занимал осторожную позицию и тормозил продвижение своих войск. Поэтому основная инициатива принадлежала русским и пруссакам. Бонапарт, между тем, испытывал большие трудности с кадрами. Теоретически он мог противопоставить своим противникам до 170 тысяч солдат. Но это именно теоретически. Новобранцы еще только обучались, да и вооружить их полностью было непросто. На практике Наполеон располагал только 70 тысячами бойцами. Союзники, впрочем, тоже вынуждены были часть войск своих оставить для блокирования французских гарнизонов. Да и в провинции Шампань, в которую они вторглись, приходилось размещать свои отряды на большом удалении друг от друга. Поэтому собрать в одном каком-то месте 200 тысяч они никак не могли. Но, пожалуй, главной проблемой являлись действия австрийцев, которые отмораживались где-то неподалеку и не изъявляли большого желания участвовать в сражениях. Так что фельдмаршал Блюхер вокруг Бриенна имел под рукой лишь 30 тысяч солдат. И Наполеон, воспользовавшись ситуацией, решил зайти ему в тыл со своим 40-тысячным войском.
 
Не все получилось так, как планировал великий полководец. Его курьеры с приказами и сотрудники штаба были перехвачены союзниками. Поэтому замыслы в полной мере не реализовались, то есть сюрприз 29 января устроить не удалось. Тем не менее, под конец битвы маршалы Наполеона сумели захватить замок, располагающийся на господствующей высоте. Произошло это уже поздно вечером. До ночи Блюхер пытался замок отбить. Но не преуспел. Разве что казаки сумели напугать самого Бонапарта неожиданной атакой, которая тут же была остановлена его гвардейской свитой. Впрочем, и сам великий полководец, обнаживший шпагу, показал, что он еще способен тряхнуть стариной. В итоге русские и пруссаки вынуждены были отступить. Эта локальная победа сильно подняла боевой дух французских новобранцев и показала, что Наполеон своих навыков не растерял. Австрийский фельдмаршал даже готов был бежать из Франции обратно в Вену. Однако Александр I вовремя схватил его шкирку и, поставив напротив Парижа, указал правильное направление, куда на самом деле нужно бежать.
 
С полноценным включением австрийских войск в боевые действия силы союзников увеличились до 110 тысяч. К 1 февраля они находились примерно там же, что и тремя днями ранее, только чуть южнее города Бриенн. Численное превосходство над наполеоновской армией было в 2,5 раза. Сам Бонапарт не планировал нового сражения, а собирался отступать на запад к Труа. Но союзники навязали ему битву. Французские войска располагались полукругом от деревни Ла-Ротьер до Ла-Жибри и далее поворачивали на север на Морвиллерс (крайний левый фланг). Весь день шел мокрый снег, который удачно скрыл от меткой французской артиллерии русскую пехоту. Наиболее ожесточенные бои развернулись в деревне Ла-Ротьер, в которой солдаты бились в рукопашную (штыками) из-за промокших ружей и пороха. Но первым дрогнул левый фланг Наполеона в районе Ла-Жибри. Маршалу Мармону пришлось отойти, и с этого началось общее отступление французов. Поздно вечером в условиях снегопада баварская кавалерия по ошибке схлестнулась с вюртембергской пехотой. Сражались они ожесточенно – так, что только искры в темноте сверкали и лязг метала за километры был слышен. Под шумок этого дружественного замеса Наполеончик и свалил. Каждая из сторон потеряла по 6 тысяч убитыми, раненными и пленными,
 
После 2 февраля союзники решили разделиться. Главная Армия Шварценберга пошла на Париж долиной реки Сена через Труа (условно юго-восточный путь), в то время как Силезская Армия Блюхера пошла долиной реки Марна (условно северо-восточный путь). Блюхер имел возможность собрать по дороге прибывающие союзные отряды. Австрийцы же, как более крупная армия, должны были атаковать основные войска отступающего Наполеона. Но Шварценберг шел настолько неуверенно, что Бонапарт сумел в Труа восстановить свои силы и подготовить укрепленные линии обороны. Находясь между Труа и Парижем, он разведал обстановку, в результате чего узнал о пассивности австрийского фельдмаршала и необычайной активности Блюхера. Прусский генерал был настолько стремителен, что растянул свои войска по пути следования. Его отдельные корпуса были раскиданы по широкой местности, гоняя туда-сюда французские отряды Макдональда и Мармона. Этим и воспользовался Наполеон, решив разбить противника по частям.
 
Свое наступление великий полководец начал 9 февраля. На следующий день он подошел к местечку Шампобер, где обнаружился недобитый в прямом смысле слова пехотный корпус Олсуфьева. Этот корпус был ослаблен до отряда численностью 3700 человек, и за неимением кавалерии не мог разведать местность. Сам Блюхер в это время находился восточнее в Берже, ожидая подхода с Рейна новых частей, которые задерживались. Корпус генерала Остер-Сакена (14 тысяч) был значительно западнее в Лаферте-су-Жуар. А 18-тысячный корпус прусского генерала Йорка стоял северо-западнее в Шато-Тьерри на реке Марна. Олсуфьев был обречен. Бонапарт располагал 30-тысячным войском. И в течение дня он полностью разгромил малочисленный русский отряд. Сам генерал попал в плен. Ситуацию усугубило то, что Блюхер приказал ему держаться до последнего. На помощь были посланы Йорк и Остен-Сакен. Однако они не успели. На следующий день 11 февраля Наполеон оперативно занял городок Монмираль на западе, перекрыв, таким образом, путь генералам Остер-Сакену и Йорку. Для защиты от Блюхера был оставлен заслон Мармона. Общая численность войск Бонапарта составляла теперь 20 тысяч. Корпус Остен-Сакена имел 14 тысяч, и он вступил в бой в 9 часов утра. На подмогу к нему успел подойти лишь передовой отряд Йорка, и только после 15:00. В итоге русские и пруссаки тоже были разбиты. Все они были вынуждены отступить, после того, как французы начали заходить им в тыл через деревню Эпин. Впрочем, преследование из-за раскисших дорог оказалось весьма затруднительным. Блюхер продолжал сидеть в Берже, пребывая в растерянности. А, между тем, Наполеон 12 февраля громил русских и пруссаков уже на севере-западе. Сначала его кавалерия у Лес-Кокурет разбила выстроившуюся в каре пехоту, заставив солдат бежать в глубину лесистой местности. После этого погнала противника дальше к Шато-Тьерри. Генералы Остер-Сакен и Йорк отошли через город за Марну, взорвав за собой мост. Пока мост восстанавливался, Наполеон решил сделать передышку. То есть 13 февраля его войска собирались с силами. Блюхер, дождавшись подкреплений – в том числе, кавалерии – выдвинулся в район Шампобера. Он думал, что сможет настигнуть Наполеона и ударить ему в тыл, пока тот преследовал Остер-Сакена и Йорка. Он просто не знал, что оба генерала уже отошли за Марну. А сам Бонапарт спешил обратно к Монмиралю на соединение с маршалом Мармоном, который и не собирался воевать с Блюхером в одиночку. В итоге 14 февраля состоялась новая битва. Сначала французы окружили с двух сторон у деревни Вошан передовой отряд пруссаков, заставив их отступить. Затем заставили отступить и Блюхера, который, оценив ситуацию, решил тоже повернуть обратно к Шампоберу. Но французская кавалерия перекрыла ему дорогу в районе Этожа. Поэтому пруссакам и русским пришлось пробиваться с боем, выстраиваясь в каре и отгоняя конницу противника. Преследование продолжалось всю ночь. Русский арьергард после обрушения моста через болото, вынужден был сдаться. Если бы часть французской артиллерии не застряла в грязи – кто знает, может, никто бы из 20-тысячного войска Блюхера спастись бы и не смог. А так он потерял всего лишь 8 тысяч человек убитыми, раненными и пленными. А ведь мог и всех потерять, вообще всех.
 
Итогом 6-дневного наступления Наполеона была потеря Блюхером почти трети своей армии – 16-ти тысяч человек. Сам великий полководец потерял всего лишь 5 тысяч. Как видно, он еще способен был к выстраиванию гениальных боевых комбинаций и представлял серьезную угрозу монархам Континентальной Европы. Вся эта череда сражений так и называется: Шестидневная Война Наполеона. Он мог бы и дальше гонять Блюхера по родным полям и лесам. Однако фельдмаршал Шварценберг наконец-то соизволил выдвинуться в сторону Парижа. Бонапарту пришлось оставить прусского генерала в покое и заняться защитой столицы.
 
Главная Армия Шварценберга насчитывала 150 тысяч человек. Однако австрийский фельдмаршал при движении на Париж допустил ту же ошибку, что и Блюхер. Он растянул свои войска на десятки километров чуть ли не по всему руслу Сены – от Труа до Монтро. А передовые отряды вообще находились в Мормане и Фонтенбло. В Мормане пребывал русский авангард генерала Палена. Наполеон долетел туда на крыльях любви к Отечеству и фактически застал Палена врасплох, тот не успел даже испугаться. Из 4500 солдат убежать смогли лишь 1500. К 18 февраля великий полководец планировал выбить противника из Монтро. Австрийцы прислали ему парламентёра с предложением мира на условиях сохранения границ Франции до начала Революции. Надо было соглашаться. Но Наполеон был не таков. Он ответил что-то неопределенное и продолжил лелеять мечты о захвате Великобритании. Но, прежде, чем захватить Великобританию, требовалось для начала освободить собственную землю. И 18 февраля великий полководец приступил к выполнению этой задачи. Имея под рукой 40 тысяч солдат, он двинулся на 18-тысячный корпус кронпринца Вюртембергского в Монтро. Тот расположил свои позиции на высотах на северном берегу Сены. Первые атаки утром провели наполеоновские генералы, не добившись особых результатов. Но во второй половине дня подъехал Бонапарт и показал, как на самом деле надо атаковать. Кронпринц вынужден был бежать через единственный мост обратно к себе в Вюртемберг. Собственным примером он заразил и своих товарищей. Так что буквально через несколько дней – 23 февраля – Наполеон уже вошел в оставленный союзниками Труа.
 
Битвы Шестой Коалиции велись, конечно, не только на основном фронте, но и на других направлениях. В Дании, например, Северная Армия Бернадота принуждала короля Фредерика VI отдать Норвегию. Фактически бывший наполеоновский маршал, ставший наследником шведского престола, решал свои собственные задачи. Более связанными с судьбой Французской Империи были действия австрийских войск в Швейцарии, где фельдмаршал Бубна сражался с маршалом Ожеро за обладание французского Лиона и удержание Женевы. Интересные события происходили в Италии. Там пасынок Наполеона Евгений Богарне сдерживал отдельную австрийскую 50-тысячную армию (силы были примерно равны). Но на сторону Австрии перешел Мюрат, наполеоновский маршал, сидящий на троне Неаполитанского Королевства. Он занял Флоренцию и даже Тоскану. Однако потом, видимо, понял, что далеко зашел, одумался, и снова начал вести переговоры со своим императором. Также следует отметить, что против Парижа восстали земли по берегу Адриатического Моря, ранее принадлежавшие Австрии. В общем, Европу колбасило по полной программе. Впрочем, и Америку по другую сторону Атлантики тоже. Но об этом не сейчас. А сейчас о войне во Франции.
 
Генерал Блюхер был недоволен медлительностью Шварценберга. У собственного короля и российского императора он вытребовал особых полномочий и взял инициативу в свои руки. Его малочисленная Силезская Армия была усилена, и он пошел в наступление. К 27 февраля он уже находился у города Лаферте-су-Жуар, в 75 километрах от Парижа. Наполеон оставил против австрийцев 30 тысяч человек, а сам с 40 тысячами решил зайти Блюхеру в тыл. Союзники, чтобы не допустить очередного разгрома прусского генерала, принудили Шварценберга поддержать Блюхера собственной атакой на Сене. Тот с неохотой согласился. У Вены были свои причины, чтобы не доводить Кампанию до полного разгрома Франции. Вероятно, австрийский двор не желал возрождения Пруссии в былом величии. Тем не менее, Шварценберг начал вялое наступление, в результате которого союзники отбросили 18-тысячный корпус маршала Удино на запад, и 5 марта снова заняли город Труа. Между тем, Блюхер, осведомленный о манёврах Наполеона, и уже столкнувшийся с его авангардом, решил отойти на север. Уговорами он заставил гарнизон Суассона сдать крепость. А затем встретил дополнительные союзные отряды, прибывающие во Францию. В итоге его армия увеличилась до 109 тысяч человек. Теперь Наполеон оказался в довольно сложном положении. Каким бы гениальным полководцем он ни являлся, а противостоять противнику, имеющему 2-3-кратное численное превосходство, было сложно. Он решил пробиваться в Голландию, чтобы там деблокировать некоторые гарнизоны и таким образом довести свою армию до 100 тысяч.
 
Наполеон столкнулся с войсками Блюхера 7 марта у деревни Краон. Две русские дивизии общей численностью в 16 тыс. человек заняли с орудиями плато неподалеку. Великий полководец намеревался это плато захватить. А Блюхер, предугадывая планы противника, послал 10-тысячный отряд кавалерии, чтобы она зашла французам в тыл. Всего в сражении участвовало 30 тысяч наполеоновских солдат. И, в общем-то, плато они под конец дня все-таки заняли. Хитрый замысел Блюхера не удался, т. к. его кавалерия заблудилась по дороге. Резервная конница Остен-Сакена прикрывала отступление русских дивизий. То есть Наполеон как бы победил. Но победа эта досталась такой ценой, что больше была похожа на пиррову. Русские потеряли 5 тысяч солдат. В то время как французы – до 8 тысяч, и при этом было ранено много генералов. Войско Бонапарта, и без того, малочисленное, состоящее из новобранцев, с каждой битвой становилось все слабее и слабее.
 
Блюхер после сражения отошел на северо-запад к городу Лаон (Лан), в котором начал укрепляться. Туда были стянуты даже отряды из гарнизона Суассона. Позиции на Краонском Плато особой стратегической ценности не представляли. Однако Наполеон перекрыл союзникам пути снабжения вдоль реки Эна. Но великому полководцу нужна была значимая победа, и он решился со своим 50-тысячным войском атаковать 100-тысячную армию Блюхера. На Лаон французы наступали с двух сторон: со стороны Суассона и со стороны Краона. Днем 9 марта в предместьях города развернулась битва за деревни Семильи и Ардон. Большого успеха ни та, ни другая сторона не добилась. А вечером, когда уже стало темнеть, маршал Мармон зачем-то захватил на востоке деревню Атьес (Атис). Может, город хотел окружить, а, может, просто, чтобы хоть что-нибудь захватить. Но от города деревню отделяли болота. И Блюхер, видимо, научившись у Наполеона, решился на необычный ход. Ночью под прикрытием темноты и в тишине он напал на маршала Мармона и разгромил его 11-тысячный корпус. Французы разбежались кто куда, оставив союзникам 45 стволов артиллерии. Но Бонапарта это не остановило. Утром 10 марта он продолжил попытки захватить Лаон. Попытки были упорными. И, тем не менее, его атаки были отбиты. Стало ясно, что сил недостаточно. К утру 11 марта под прикрытием артиллерии Наполеон отступил. Он потерял от 5 до 8 тысяч, в то время как потери союзников составили около 4000.
 
Французская армия таяла на глазах. Но великий полководец не собирался сдаваться. Еще после Битвы при Краоне он написал: “Я вижу, что эта война –  бездна, но я буду последним, кого она поглотит”. И, действительно, 13 марта Наполеон, собрав свои силы в кулак, осуществил стремительную атаку на Реймс, что юго-восточнее Краона. Блюхер в это время бездействовал. Его подкосила болезнь, да и к тому же линии снабжения оставались перекрыты. В итоге французы ворвались в город и разбили русско-прусский 14-тысячный корпус генерала Сен-При. Сразу после молебна. Союзники были вынуждены бежать. А сам Сен-При получил смертельное ранение ядром. Такая дерзкая атака обескуражила как Шварценберга, так и Блюхера. Ведь Реймс был важным логистическим пунктом в системе сообщения двух армий.
 
Пока союзники пребывали в растерянности, Наполеон решил атаковать с фланга Главную Армию Шварценберга. Она медленно продвигалась к Парижу. Ее войска опять растянулись по дороге. И Наполеон захотел этим воспользоваться. Но в этот раз его тактика не сработала. Из-за болезни Шварценберга командование Главной Армией принял Александр I. Он успел стянуть войска обратно в огромный мощный кулак. И Бонапарт, не дойдя до города Труа, остановился. Его войска были вдвое меньше, чем войска противника. Он решил зайти Главной Армии в тыл, и при этом не оставлял надежды освободить на северо-востоке французские гарнизоны, чтобы получить подкрепление. Когда 20 марта он занял городок Арси-сюр-Об, то столкнулся с крупными силами врага. Весь день за город шло ожесточенное сражение. Союзники имели в распоряжении 300 артиллерийских стволов, и вели просто адскую бомбардировку. Но великий полководец собственным примером подбадривал солдат, махая на городском мосту обнаженной шпагой. Одно из ядер даже убило под ним лошадь, а он только вытирал рукавами грязь с лица и продолжал командовать своей гвардией. В итоге французская армия выстояла. Но возникал вопрос: что делать на следующий день? К Арси-сюр-Об стягивалась вся Главная Армия. И к вечеру она уже втрое превосходила французскую. Ночью Наполеон, примирившись с потерями в 4000 человек, отошел к Витри на северо-восток, разрушив за собой мосты. Союзники не сразу поняли, что происходит, а когда зашли в Арси-сюр-Об, то было уже поздно.
 
Наполеон опять удрал на северо-восток, и 23 марта оказался в Сен-Дизье. Тут-то союзники смекнули, что неплохая возможность появилась наконец-то подойти к Парижу. По сообщениям разведки жители устали от войны и готовы были отказаться от всех завоеваний Империи, лишь бы только приблизить мир. Даже Шварценберг, похоже, утомился гоняться за непотопляемым сухопутным полководцем и согласился на более решительные действия. Против Наполеона для отвлечения внимания был выслан 10-тысячный кавалерийский корпус русского генерала Винцингероде. А основная армия двинулась на французскую столицу. Но так случилось, что как раз в это время из Парижа на соединение с Бонапартом шло 20-тысячное войско под водительством маршалов Мармона и Мортье. Утром 25 марта у деревни Фер-Шампенуаз они столкнулись с немецкими частями. Адекватно оценив обстановку, французские маршалы приняли решение отступать, выстроив пехоту в каре. Прикрывала их конница. А союзная кавалерия в свою очередь совершала набеги и пыталась нанести максимальный урон отходящему противнику. Положение усугубил сильный ветер с ливнем, который сделал невозможным вести ружейный огонь. Пехотные каре французов под саблями кавалеристов стали рассыпаться. Только конница, подоспевшая из Парижа, не допускала их полного разгрома. А под вечер с прибытием Александра I стало известно, что чуть севернее движется еще большая колонна обоза под конвоем 4300 национальных гвардейцев. Союзники переключили свое внимание на нее. Гвардейцев ждал расстрел русскими пушками в упор и практически полное уничтожение. Спастись удалось не более чем 500 солдатам. А всего французы потеряли около 11 тысяч (8 тысяч пленными). У союзников из строя выбыло всего 2000 человек. После такой славной победы сам бог велел топать дальше на Париж. Наполеон вскоре разбил посланный к нему кавалерийский корпус Винцингероде. Но это уже не имело значения.
 
К 29 марта союзная армия общей численностью 100 тысяч солдат подошла к французской столице. Город обороняло около 40 тысяч человек, из которых только 26 тысяч относились к регулярным войскам (остальные – ополченцы). Была надежда на скорое прибытие Наполеона. Великий полководец и впрямь спешил. Но вовремя придти на выручку он не сумел. Париж располагался в русле реки Сена, излучина которой прикрывала предместья с западной стороны. С юго-востока в Сену впадала Марна. А на севере-востоке, пересекая возвышенности, через город протекал канал Урк. Именно с этой стороны и подошли союзники, выстроившись полукольцом. Маршалы Мортье и Монсей обороняли северо-западный участок от Урка до Сены (в частности, Монмартр). А маршал Мармон оборонял северо-восточный участок (от Урка до Марны). Соответственно северо-западный участок Мортье и Монсея атаковала Силезская Армия Блюхера. Центральный участок с востока от Урка – корпус Барклая-де-Толи. А с востока и юго-востока у Марны наступал кронпринц Вюртембергский.
 
Битва за город началась рано утром 30 марта с нападения частей Барклая-де-Толи на деревню Пантен и высоты Роменвиль. Сильная контратака французов привела к большим потерям среди русских. Барклай вынужден был даже выделить дополнительные гренадерские дивизии, чтобы закрепиться на захваченных позициях. Блюхер запаздывал с атакой, потому что форсировал канал Урк, о котором союзники почему-то заранее не узнали. Он приступил к активным действиям только после 11 часов. Но зато когда его части стали штурмовать Монмартр, брат Наполеона Жозеф Бонапарт, поглядев на все это, решил сбежать с поля боя, хотя именно он оставался губернатором столицы и формальным главнокомандующим. После полудня подъехал кронпринц Вюртембергский и начал атаку на юго-востоке у Марны. Его войска, пройдя Венсенский Лес, захватили деревню Шарантон. Вскоре Барклай занял Бельвиль. А Блюхер на своем участке Лавилет. На холмах стали устанавливать орудийные батареи, которые приготовились бомбить непосредственно городские кварталы. К 17:00 маршал Мармон послал к союзникам парламентёров, чтобы уберечь столицу от разрушений. Александр I потребовал капитуляции. Пока шли переговоры – был захвачен Монмартр. После этого на капитуляцию согласился и маршал Мортье. По ее условиям французская регулярная армия получила возможность утром 31 марта выйти из города в северо-западном направлении. Днем во французскую столицу триумфально вошла русская кавалерия во главе с Александром I.
 
Союзники потеряли при штурме Парижа более 9 тысяч человек. Потери французов были раза в два меньше. Наполеон во время капитуляции  находился в Фонтенбло. Он собрал под своим началом до 60 тысяч солдат и все равно намеревался продолжать войну. Однако собственные маршалы уговорили его остановиться. Сенат уже издал указ о его низложении. А часть французской армии перешла на сторону союзников. Роялисты ликовали и всячески приветствовали оккупацию Парижа европейскими монархами. Народ и впрямь устал. Пора уже было заканчивать это бесконечное кровопролитие.
 
Количество убитых и раненных в Войне Шестой Коалиции составило примерно 750-800 тысяч человек. Это без учета пленных и пропавших без вести. Цифра внушительная. Но в итоге Наполеона удалось ослабить и усмирить. В последних числах мая был подписан Парижский Мирный Договор. Он предусматривал возвращение Франции к довоенным границам 1792 г. Ей оставили только небольшие участки земли на границе с Австрийскими Нидерландами и германскими государствами, дали кусочек Герцогства Савойского, подарили Авиньон и Венессен. Также ей вернули почти все колонии, кроме островов Тобаго, Люсия и Маврикий. И, что примечательно, освободили от уплаты контрибуции. К договору присоединились прочие государства. Нидерланды возвращались под власть Оранского дома, и к ним присоединялись Австрийские земли (Бельгия). Австрия взамен получила Венецию с Ломбардией. Также Вене возвращались все прежние итальянские владения. Швейцария объявлялась независимой. Судоходство по Рейну и Шельде становилось свободным. Провозглашалась борьба с рабством общими усилиями Лондона и Парижа. Франция возвращалась к монархии, на престол садился Людовик XVIII брат казненного короля. Остальные вопросы предполагалось решить на Венском Конгрессе. А Наполеон отправлялся в почетную ссылку на остров Эльба в Средиземном Море. Период его грандиозных войн закончился… Ну, почти… 
 
 
100 Дней
 
Самое забавное во всей этой истории с Наполеоном – то, что неугомонный полководец через 9 месяцев умудрился сбежать с острова Эльба и снова поднял французскую нацию на борьбу. Забеременев идеей реставрации своей власти, он родил к 1 марта 1815 года свое возвращение на континент, высадившись в городке Антиб практически рядом с Каннами.
 
Если кому-то показалось, что я слишком углубился в описание боевых действий, и вы, читая все это, слегка утомились, то представьте на минуту, как утомительно было союзникам вести войну с пассионарной Францией на протяжении 22 лет, а потом еще узнать, что Наполеон сбежал из ссылки, а, значит, сейчас все начнется по новой. Это просто кошмар. Ужас. Легче застрелиться. Монархи Европы были в шоке. Александр I даже подумал, не попросить ли ему своих гвардейцев завинтить у себя на шее ружейный ремень вместе с ружьем. Фридрих Вильгельм III впал в ступор и три дня с выпученными глазами стоял на одном месте словно столб. Франц II просто начал тихо долбиться головой о стену. А Георг IV побледнел настолько, что стал почти незаметным в густом лондонском тумане. Что же происходило с Людовиком XVIII – об этом лучше даже не упоминать. А ведь англичане предупреждали: остров Эльба слишком близко расположен к Италии и Франции. Это опасно. Но кто же этих англосаксов слушает?
 
Дело в том, что великого полководца сослали на Эльбу не в одиночку. За ним последовала гвардия и просто верные ему солдаты общей численностью 1649 человек. У него даже имелся небольшой слабо вооруженный флот якобы для защиты от пиратов. К нему периодически приезжали гости, и в целом он был осведомлен о том, что происходит в стране и мире. Во Франции после возвращения Бурбонов к власти настроения в обществе были смешанные. Роялисты, конечно, ликовали. Но их было меньшинство. А многие скучали по Республике и даже по Империи. Людовик XVIII, отвергнув предложенный ему вариант Конституции, выпустил свою собственную. Октроированную, что называется. Она сохраняла некоторые достижения Революции, в частности: равенство граждан перед законом, свободу вероисповедания, двухпалатный парламент и даже частичную свободу слова. Но король снова провозглашался главой государства, его личность была священна, палата пэров могла формироваться по его усмотрению, а члены королевской семьи были пэрами по праву рождения. Избирательное право было ограниченно имущественным цензом, а право избираться самому в палату депутатов – ограничено еще сильнее. Судьи назначались монархом.
 
И хотя все титулы, подаренные Наполеоном, были сохранены наравне со старыми дворянскими титулами, но многие не желали возвращения  королевской власти. Мало кто верил, что свободы, обозначенные в Конституции, будут соблюдаться аристократией. И на фоне таких настроений Бонапарт решил, что у него имеются хорошие шансы снова все перевернуть. Ступив на юго-восточное побережье Франции, великий полководец выпустил свой пропагандистский манифест и решительно направился к Парижу. Не везде его встречали с цветами. После того, как прошел первоначальный шок, гарнизоны некоторых крепостей стали закрывать двери. А недалеко от Гренобля против Наполеона и вовсе вышли правительственные войска. Но когда он распахнул перед солдатами шинель и призвал либо убить его, либо присягнуть на верность, то в ответ на приказ командира открыть огонь правительственные солдаты прокричали: “Да здравствует император!”. Дальше Бонапарт продвигался, собирая по пути настоящую армию. И в Лионе под его началом было уже 15 тысяч бойцов. Замотивированные сторонники великого полководца шли впереди него, и, проникая в города, агитировали в его поддержку. В Лон-ле-Сонье против него выступил с армией маршал Ней, который теперь находился на службе у Бурбонов. Он ожидал подкрепления. Но вскоре узнал, что подкрепление уже перешло на сторону Наполеона. Через некоторое время прибыли старые друзья и убедили Нея тоже присягнуть возродившемуся императору-фениксу. После этого Людовик XVIII сбежал в Бельгию, откуда принялся рассылать инопланетянам телепатические сообщения, чтобы они его спасли. 20 марта Наполеон, встреченный ликованием, торжественно въехал в Париж.
 
Первым делом великий полководец составил Дополнительный Акт, который как бы корректировал уже принятую Бурбонами Конституцию. Новый документ несколько расширял права и свободы граждан, закреплял их юридическую защиту, позволял избирать мэров городов, а депутатам вносить в Конституцию изменения. Министры несли ответственность за свою деятельность. Но, пожалуй, главным было то, что запрещалось восстановление на троне власти Бурбонов и господства католической церкви, гарантировались права на частную собственность, что защищало от передела земли в пользу священства. То есть реставрация Старых Порядков полностью исключалась. Наполеон желал заручиться поддержкой либеральных и наиболее прогрессивных слоев общества. Его Дополнительный Акт был принят на референдуме, но с очень низкой явкой – менее 23%. Не все желали возвращения великого полководца. Крупная буржуазия видела в нем угрозу и сторонилась его. А в Вандее снова началось восстание.   
 
Внутренние проблемы, наверное, можно было как-то решить. Однако что было делать с внешними врагами? Наполеон объявил, что не собирается расширять границы Франции, а хочет иметь с европейскими державами мирные отношения. Но разве кто-то мог ему поверить после такого бурного прошлого? Допустить усиления Франции при Наполеоне было никак нельзя. И союзники сформировали новую коалицию, уже седьмую по счету. В нее вошли все старые друзья: Великобритания, Пруссия, Австрия, Россия, Нидерланды, Испания, различные немецкие государства, и даже Швеция (опять). Великий полководец, отчаявшись уладить разногласия с европейскими монархами, собрал 125-тысячное войско и решил нанести упреждающий удар в Бельгии. Его план заключался в том, чтобы разбить британскую армию Веллингтона и прусскую армию Блюхера до того, как им на помощь подойдут подкрепления из других государств.
 
Первым крупным сражением стала Битва при Линьи 16 июня. Наполеон с 70-80 тысячами солдат выступил против прусского генерала, располагающего примерно 90 тысячами. Бои были упорными и ожесточенными. Вплоть до вечера ни одной из сторон не удавалось заполучить преимущества. Наконец, французы после 18:00 стали теснить врага на его правом фланге. Блюхер принялся перебрасывать в этом направлении дополнительные войска. Воспользовавшись ситуацией, Наполеон ударил по центру и смог пробить прусскую оборону. Сам Блюхер упал с лошади и получил ранение, а его войска начали отступать. Потери составили 20 тысяч против 10 тысяч у французов. Бонапарт решил, что с Блюхером покончено, и вечером активных действий не предпринимал. Только утром следующего дня он выделил два корпуса Груши на преследование пруссаков, а сам отправился на запад для помощи маршалу Нею, который в этот же день – то есть 16 июня – сражался с Веллингтоном.
 
Ней рубился с англо-голландскими войсками Артура Уэлсли, в общем-то, неподалеку – у Катр-Бра. С ним находился брат императора Жером Бонапарт. В первой половине дня французы силами 20 тысяч солдат успешно давили малочисленные нидерландские войска. Но затем к последним стали приходить подкрепления, в том числе ганноверцы и брауншвейгцы. Уэлсли смог нивелировать численное превосходство противника. И в итоге к вечеру инициатива уже была на стороне голландцев и англичан. Маршал Ней израсходовал свои резервы. И хотя его кавалерия еще успешно разбивала британские пехотные каре. Но ближе к 19:00 огонь вражеской артиллерии стал убийственным для французов. А вскоре подошла и британская гвардия, заставив солдат Нея отступить. Под конец дня Веллингтон удерживал поле боя. Но, узнав о поражении Блюхера, отошел на северо-запад к Ватерлоо, где начал готовиться к генеральному сражению. Исход же Битвы при Катр-Бра считается неопределенным, и разные источники приписывают победу либо той, либо другой стороне.
 
Примечательно, что весь день без дела простоял французский корпус Д’Эрлона. Он получал противоречивые приказы как от Наполеона, так и от Нея. И в итоге не принял участия в боевых действиях ни здесь, ни там. А ведь если бы пришел к Наполеону, то мог бы помочь с разгромом прусской армии Блюхера. А если бы пришел к Нею, то мог бы помочь разбить Веллингтона и не позволить ему отойти на Ватерлоо. Однако, в конечном счете, он ничего не смог.
 
Пока англо-голландская армия выстраивала укрепления на Ватерлоо, а Наполеон думал, как бы к ним подкатить – маршал Груши с 33 тысячами и при 80 орудиях гонялся за прусским арьергардом Иоганна вон Тильмана численностью 17 000 человек. В итоге он его догнал у Вавра, и разбил. Но так увлекся, что пропустил все самое интересное. Только к 19 июня он смог настичь пруссаков. К тому времени Битва при Ватерлоо была уже закончена.
 
Ватерлоо
 
Итак, 18 июня на огромном поле у деревни Ватерлоо, в 15 километрах от Брюсселя, собралось две армии. Их численность была сопоставима: 68-70 тысяч у Веллингтона и 69-73 тысячи у Наполеона. Но французы имели больше артиллерии: 250 орудий против 156. Решалась без преувеличения судьба Европы, а, может, и всего мира. Хоть Наполеон и говорил, что не собирается завоевывать новые страны, однако, кто знает, что бы ему взбрело в голову, если бы он одержал победу.
 
Сражение началось где-то между 10:00 и 12:00. Первой последовала атака французов на ферму Угумон (Hougoumont). Она была занята британскими солдатами, и, находясь на правом фланге союзников, являлась передовой позицией. Оба полководца придавали ей большое значение из-за каменного замка и церкви, в которых засели англичане, голландцы и ганноверцы. Также эту ферму окружал лес, и от нее шла дорога, благодаря которой, под прикрытием растительности можно было выйти в тыл союзникам. Ожесточенная схватка за нее продолжалась до конца Битвы. Французы несколько раз пытались ее захватить. Пару раз у них это даже почти получилось. Но британцы всякий раз выбивали их оттуда. Изначально Наполеон планировал провести в этом направлении отвлекающую атаку. Но в итоге и та, и другая сторона вынуждены были постоянно посылать к этой ферме подкрепления.
 
После 12:00 последовала атака французов на союзный центр, перед которым находилась ферма Ла-Э-Сэнт. К тому времени Наполеон узнал о приближении с севера прусских войск генерала Бюлова, и отправил против них 10-тысячный корпус Лобау. Поэтому его собственные силы на поле боя сократились. Тем не менее, великий полководец еще рассчитывал на победу. Он провел сильную бомбардировку вражеских позиций, которая, впрочем, не имела большого результата по причине того, что ядра, начиненные картечью, утопая в сырой земле, теряли при взрыве убойную силу. Затем в наступление пошла французская пехота. Солдаты Веллингтона, занявшие Ла-Э-Сэнт, укрепились за каменными оградами, и наносили противнику ружейным огнем большой урон.
 
Около двух часов дня началась атака на левый фланг союзной армии. Французы смогли отбросить противника за ферму Папелотт. Британский генерал Томас Пиктон, командовавший на этом направлении, был убит. Однако Веллингтон послал в бой тяжелую кавалерию, которая смогла обратить в бегство французов. Правда, часть кавалеристов настолько  увлеклась преследованием, что достигла основных позиций противника, на которых понесла большие потери. Наполеон бросил на британскую конницу собственных кирасиров. И после мощного рубилова всадники обеих сторон вернулись назад к своим войскам.
 
Около 16:00 последовала странная и кровопролитная, но достаточно сильная атака французской кавалерии. Странность заключалась в том, что позиции англичан были хорошо укреплены и во многом оставались убийственными для конницы. Тем не менее, маршал Ней направил 9000 всадников в самый центр союзной армии. По одной из версий он подумал, что противник отступает. Как бы там ни было, но Веллингтон приказал пехоте перестроиться в каре, а внутри укрылись артиллеристы, оставив орудия на поле. Французские кирасиры врубились в британское каре, однако не смогли его проломить. Они лишь захватили орудия, но не имели даже инструментов для того, чтобы их заклепать (временно вывести из строя, забив гвоздь в запальное отверстие). Между тем, генерал Аксбридж провел контратаку и заставил французов отступить. Но кирасиры, перестроившись, решили пойти на новый штурм британских укреплений. На этот раз некоторые генералы не стали прятать кавалеристов за пехотным каре, а вместо этого открыли по приблизившейся вражеской коннице огонь картечью. Потери французских кирасиров были огромны. Однако Ней осуществил третью атаку с похожим результатом. Наконец, во время четвертой такой атаки стала очевидна ее бесперспективность, так как всадникам уже приходилось преодолевать препятствие, состоящее из тел собственных товарищей и лошадей. В конечном итоге Наполеон лишился трети всей своей кавалерии. Впрочем, и потери англичан были существенными. К тому же часть нидерландских кавалеристов и ганноверцев дезертировали с поля боя.
 
Возможно, Ней бросал кавалерию в отчаянные атаки потому, что с востока уже приближались прусские войска Бюлова. Был уже вечер – около 18:00 – и британцы смогли выиграть время для подхода подкреплений. Но Наполеон не хотел отступать. Он провел новую атаку на ферму Ла-Э-Сэнт, которая осталась несколько изолированной, и сумел ее захватить. Однако Бюлов приближался к правому флангу французов и мог зайти им в тыл со стороны деревни Планшенуа. Вскоре он столкнулся с корпусом Лобау, но, имея численное превосходство, оттеснил его. Наполеон отправил к Планшенуа дополнительные войска, и в деревне развернулось отдельное сражение. Продвижение Бюлова затормозилось. Однако за ним уже шла более мощная сила – тот самый Блюхер, которого Наполеон похоронил у Линьи. Прусский генерал, оправившись после ранения 16 июня, сумел снова собрать разрозненную армию и договорился с Веллингтоном, что присоединится к нему у Ватерлоо. Войско пруссаков составляло около 50 тысяч, и оно обеспечило численный перевес.
 
Пока Блюхер не успел подойди, Наполеон провел последнюю отчаянную атаку на союзный центр. В этой атаке он задействовал свою гвардию – элитные войска. Великий полководец сам повел людей вперед, позже передав  эстафету маршалу Нею. Наступление гвардии было мощным. Британцы расстреливали ее ряды картечью. Но солдаты все равно шли на штурм союзных позиций. Кое-где началась рукопашная. И в этот момент Веллингтон подвел свои резервы. Только они в упорных боях смогли сдержать натиск французов. Гвардия стала отступать. Во время этого отступления, с востока показались прусские войска, занявшие деревню Планшенуа. Когда Веллингтон также повел своих людей в атаку – французы обратились в бегство. Элитные императорские части – Старая Гвардия – построились в каре для удержания занятой деревни Ла-Э-Сэнт. По слухам, Наполеон пытался пробиться к ним в самую гущу замеса, но был увезен своими офицерами с поля боя. Пруссаки, прибывшие непосредственно к Ватерлоо, занялись преследованием, они гнали французов 150 километров до города Лаон.
 
Наполеоновская армия потеряла до 27 тысяч убитыми, раненными и пленными. Еще 15 тысяч дезертировало. Союзники потеряли около 24 тысяч (17 тысяч Веллингтон и 7000 пруссаки). Дезертировавших было 3-4 тысяч человек. Для великого полководца генеральное сражение было проиграно. Это, впрочем, еще не означало завершение войны. Когда союзники вторглись во Францию – то продолжалось сопротивление. Некоторые гарнизоны держались до последнего. Но ресурсы страны были на исходе. Многие это понимали. Речь уже не шла о новых завоеваниях. Скорее, приходилось думать о том, как бы не допустить потери государственного суверенитета.
 
Последняя Точка в Истории Наполеоновской Эпохи
 
Наполеон прибыл в Париж 21 июня, собрал министров на совещание и потребовал предоставления ему чрезвычайных полномочий. То есть захотел вернуться к военной диктатуре. По его мнению, полная концентрация власти в его руках позволила бы ему лучше обеспечить оборону страны и не дать союзникам навязать свои условия мира. Однако эта идея не всем понравилась. Министры сомневались, что Парламент одобрит ее. И, действительно, даже в Палате Представителей усиливались антибонапартистские настроения. А кое-кто и вовсе готовил заговор. Наполеон стоял перед выбором: распустить Парламент или же попытаться с ним договориться. Городские низы готовы были поучаствовать в разгоне депутатов. Но великий полководец, похоже, не очень им доверял. Его обычно поддерживала крупная буржуазия. И сейчас он снова возлагал на нее надежды. Хотя и подозревал, что ситуация изменилась. Поэтому колебался – между откровенной узурпацией власти и более мягким вариантом ее получения. Свою роль сыграл глава полиции Жозеф Фуше. Прекрасно зная о настроениях среди депутатов, готовых свергнуть Наполеона – он, тем не менее, уговорил Бонапарта попытаться снискать у них доверия, чтобы они сами предоставили ему особые полномочия ради единства нации. Наполеон согласился. И в итоге потерял время.
 
А, между тем, в Палате Представителей уже шло бурное обсуждение – что делать с Наполеоном, и с той бедой, которую он опять навлек на Францию. Партия бонапартистов была в меньшинстве. А большинство склонялось к тому, чтобы обвинить во всем амбициозного полководца и потребовать его отречения. Упреждающий шаг против него сделал маркиз де Лафайет, который тоже каким-то образом избежал мясорубки Революции. Он вынес на голосование следующее предложение: объявить о том, что любая попытка роспуска Палаты будет считаться государственной изменой. Таким образом, депутаты защитили себя от возможного переворота, о котором думал Наполеон. К тому времени великий полководец, хоть и пользовался еще большой популярностью в народе, но уже имел множество врагов, и не все готовы были бы простить ему новый путч.
 
Далее весь день 21 июня в Парламенте продолжались дебаты о том, как лучше принудить Наполеона к отречению. Также началось создание комиссии для переговоров с союзниками. Некоторые именитые маршалы говорили, что собрать армию для полноценной защиты Парижа будет крайне сложно.
 
В полдень 22 июня к Наполеону пришли представители Палаты и попросили его по-хорошему подписать отречение. О том, что это будет лучшим вариантом для страны – сказали даже братья великого полководца Люсьен и Жозеф Бонапарт. Наполеон сначала пришел в бешенство. Но затем вынужден был согласиться.
 
Депутаты сформировали Временное Правительство, которое должно было вступить в переговоры с союзниками и решить другие насущные вопросы. Маркиз де Лафайет в него не вошел. И в итоге во Франции снова был запущен процесс восстановления власти Бурбонов. Кстати, большинство депутатов ранее были против этого. Однако вот вышло все не совсем так, как они хотели. Ликвидировав угрозу бонапартизма, они упустили из виду угрозу новой реставрации монархии.
 
Наполеон отрекся от престола в пользу своего сына. Однако это мало кого интересовало. Все равно никто не собирался оставлять Наполеона II у власти. Сам великий полководец удалился в усадьбу Мальмезон, расположенную рядом с Парижем. Он планировал отплыть на корабле в Соединенные Штаты Америки. Тем временем, союзники уже готовились войти во французскую столицу. Сначала великого полководца хотели захапать себе в качестве трофея наступающие пруссаки. Но маршал Даву взорвал мост прямо перед их носом. Наполеон погрузился на корабль 8 июля. В этот же день Людовик XVIII торжественно въехал в Париж (и по слухам поверил в существование инопланетян). Через два дня Наполеон уже готовился выйти в море. Но британские корабли преградили ему путь. Чтобы избежать кровопролития, Бонапарт сдался на милость англичанам. Они, конечно же, не стали повторять ошибок беспечных континентальных монархов, и упрятали великого полководца подальше от Европы. А именно – на остров Святой Елены, который находится посреди Атлантического Океана в 1800 километрах от южного побережья Африки. С середины 17 века он являлся колонией Лондона. Там Наполеон Бонапарт и закончил свою жизнь.
 
В ноябре был заключен новый Парижский Мирный Договор. Его условия оказались тяжелее предыдущего. Территориальные границы Франции практически не изменились, они вернулись к моменту 1790 г. Пруссия просила отдать ей Эльзас, который Франция заполучила по результатам Тридцатилетней Войны в 17 веке. Но союзники на это не согласились. Эльзас и Лотарингия перейдут к Германии на пике следующего Цикла. А потом на пике Третьего Цикла по итогам Первой Мировой Войны снова будут возвращены Франции. Они останутся яблоком раздора вплоть до окончания Второй Мировой Войны. Как уже было отмечено, каждая повышательная фаза нового Цикла характеризуется обострением старых противоречий. Однако в 1815 г. Пруссия не смогла переделить французские земли в свою пользу. Тем не менее, на Париж была наложена контрибуция в 700 миллионов франков. Срок ее уплаты растягивался на пять лет. В течение трех лет северо-восточная Франция находилась под оккупацией союзнических войск, обеспечение которых ложилось на саму Францию. Это, пожалуй, было главным отличием нового договора от старого.
 
Завершение Наполеоновских Войн положило начало новой системе международных отношений. Она была сформирована на Венском Конгрессе. Отныне великие державы предпочитали решать европейские конфликты сообща. Под великими державами подразумевались: Великобритания, Россия и Австрия. Они закрепляли за собой результаты осуществленного передела. И устанавливали некий баланс сил, стремясь совместными усилиями сохранить мир на Континенте. Система дала трещину во время Крымской Войны. А после Первой Мировой окончательно превратилась в труху. Возможно потому, что Пруссия с ее амбициями не была приглашена к столу великих держав.


© Copyright: Максим Перфильев, 9 августа 2022

Регистрационный номер № 000298217

Поделиться с друзьями:

Циклы Кондратьева. Человечество Стоит на Пороге Глобальных Конфликтов, Мировых Войн и Революций. Ч.5
Предыдущее произведение в разделе:
Циклы Кондратьева. Человечество Стоит на Пороге Глобальных Конфликтов, Мировых Войн и Революций. Ч.7
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий