Эссе и статьи

Еще раз о пороках человека

Добавлено: 20 апреля 2017; Автор произведения:Жарасбек Коргамбаев 52 просмотра



Еще раз о пороках человека.

Для частно-собственнической психологии, вдруг лишившейся реальной социальной почвы, социалистическая революция была полной катастофой. Индивидуалист впервые подвергся ограничению и осуждался морально и идеологически. Но сегодня, когда отношения собственности освобождены и индивидуализированы и капиталистического производства как такового уже н ет, бессмысленно говорить об этом в том смысле, как их понимали прошлые поколения. Здесь мы имеем дело с совершенно новыми явлениями, с которыми названные поколения не сталкивались. И, какие-бы последствия они не имели в прошлом, они нас уже не интересуют, так как сегодня истина содержится не в них. Каждое поколение людей живет своей жизнью и вырабатывает свои правила и принципы как развитие прошлого и преемственное продолжение жизни на земле, идущее от поколения к поколению. И прогресс состоит в том, что мы уже живем в другой эпохе, полностю подвергшей отрицанию представления предыдущих поколений. В этом смысле не только социализм, но и капитализм — прошлое, и как таковое, и со всеми своими порядками, он уже никогда не вернется. История не поворачивает назад. А люди субъективно могут думать, мечтать о чем-угодно и стремиться к чему угодно. И все это остаеся субъективным. 

Что с собой представляет собственническое отношение сегодня! Ведь нельзя же путать отношения частной  собственности, на которых основан капитализм, с собственническими отношениями людей друг другу. Это две разные и несовместимые вещи и две разные и несовместимые эпохи. Нельзя путать индивидуальные отношения с общественными. И надо себе четко представлять, что произошло с разложением исторически сложившихся отношений частной собственности. И что происходит сегодня, когда эти отношения индивидуализированы и из общественных связей людей превратились в чисто индивидуальные отношения, в отношения между людьми. И когда каждый в силу такого изменения обстоятельств создает свой мир, не совпадающий с миром других и когда в силу этого возникло великое противостояние между всеми людьми (родителями и детьми, старшими и младшими, мужчинами и женщинами и т. д.) Следовательно, не надо путать индивидов с обществом, государства с людьми. Все это есть реальные процессы разложения старого и вместе с тем и становления нового. И в реальной жизни нужно уметь их видеть и понимать. Вот вам пример.

В Казахстане —  900 тыс предпринимателей, и люди, занимающиеся коммерцией, называют себя бизнесменами. Все они собственники. В их руках — все богатства Казахстана. Кто они и те, кто на них работает? Капиталисты? Казахстан таким путем вернулся к капитализму и теперь хочет поднятся по этой лестнице вверх с этими собственниками? И создать "рыночную экономику" на лад запада? 

Сегодня любой знает, что все это миф. А я это называю "разложением". Значит, так и надо смотреть на действительность. И выдумывать какие-то пороки, качества, присущие людям, здесь не нужно. И людей сделает другими только их новое объединение. Вглядитесь и изучите жизнь тех племен, которые до сих пор сохранились на земле и которые существовали в прошлом. Откройте интернет и внимательно изучите жизнь племени, например, Хунза в Гимолаях, Маори в Новой Зеландии. И задайте себе вопрос, почему люди в них не имеют пороков и почему они не желают "цивилизоваться".

Речь с самого начала шла о роковой ошибке истории, о непреодолимости стремления человека к обладанию и потреблению — этого самого глубокого порока, воспитанного капитализмом на протяжении веков. Даже до сих пор говорят о неискоренимости пороков человека, присущих якобы его природе. И вы представляете, сколько таких теоретиков появились в мире, которые пороков человека видят в их мозгах, а в обществе ничего не видят. Ошибаться могут только люди, даже самые великие, ошибаться могли и классики марксизма, а история, простите, как раз не ошибается, а протекает объективно, независимо ни от Ленина и ни от кого бы то ни было, и наша задача состоит в том, чтобы осмысливать весь общественный процесс развития как закономерное движение, а не сваливать все на великих личностей, злых и добрых правителей и на неискоренимые пороки людей. Если социалистическая теория со временем разошлась с реальным развитием общества, то это доказывает ошибочность и ложность этой теории, а не бессмысленность реального социалистического развития. Социалистическое развитие не изобреталось. И человечество может вернуться к нему только под новым углом зрения, устранив собственнические отношения между людьми,  которые сейчас как раз и разлагаются, вызывая крики и рыдания, а следовательно, и потребительского отношения, являющегося продуктом стомости и потребительной стомости — этих капиталистических экономических отношений. 

Сегодня стоимости практически нет, а потребительское отношение (потребительская стоимость), воспитанное веками капитализмом, сохраняется  только в сознании людей и убивает их медленно (какие масштабы приняло в России и других странах ожирение, диабет, инсульты и инфаркты как следсвие неправильного питания, стресса, одиночества и т. д. Борьба за выживание характерно только капитализму. Хищники, истребляющие природу и людей, существуют только здесь). Что не эта экономическая категория характеризует людей и их отношения друг к другу, это уже обнажилось в денежных отношениях, приняв бессмысленный характер во всех проявлениях жизни. B историю социализм вошел первой фазой коммунизма и таковой и останется и, отбросив ошибочные мнения, люди новую организацию начнуть снова не с него, а с нового объединения, и тем от первой фазы реально будут переходить, на этот раз сознателно, с точки зрения человека, ко второй фазе как к человеческому обществу, обществу всесоронне развитых индивидов. Может быть, таких людей нет в современных сохранившихся племена? Их нет в капиталистических обществах, которые погрязли в вещах и деньгах

При социализме даже представления не имели, что с собой представляли потребители и производители и каким человек формиовался в этих общественных отношениях. Люди, которые трудились, чтобы потреблять, и потребляли, чтобы трудиться, — это уже само по себе было замкнутым кругом, в котором люди не могли находить своего счастья, отождествленные с вещами и чисто вещными отношениями. И такой потребительски или производственный коллекивизм коммунизм вовсе не характеризует. Эти племена сохранили зачатки человеческого общества, сосредоточенные на каждом человеке, а не вещах. И если теперь общество вернется к социализму, то только для того, чтобы создавать человеческое общество на основе соцалистических коллективов. Другого пути история еще не придумала и не придумает никогда. И в жизнь воплощаются не фантазии собственников, разрушивших собственное общество и людей ради своих амбиций, а стремления миллионов людей просто жить по-человечески. И сознания это они обретут только в новом объединении. Осуществляется именно историческая необходимость, а люди смотрят на амбиции и стремления отдельных людей. Этого социализм сделать не мог с людьми, выходившими из классового общества, с людьми с собственническим сознанием. И надо было разложить эти отношения и этого сознания, чтобы люди остались самим собой, чтобы они потом решили свои человеческие проблемы сами, самостоятельно разъединившись и оставшись одинокими. А потом и самостоятельно объединившись. И история все свела к этому.

Дело в том, что в социалистической теории реальное развитие социализма попросту отождествлялось с коммунистическим движением, которое будто бы и должно было уничтожить капитализм и в дальнейшем перерасти в полный коммунизм, а реальное развитие общества опровергло это чисто внешнее понимание, тем самым, перевернув и наши представления о социализме. И этот чисто внешний взгляд и исчез, но чтобы породить внутреннй, человеческий взгяд на нашу жизнь. Стало быть, мы разочаровались не в коммунизме, которого никогда не было и быть не могло, а в социализме, отождествленного с коммунизмом и который должен был разрушиться, чтобы освободить людей и предоставить их себе. Денежное рабство есть, например, не настоящее рабсво, из которого люди могут выходить, совершив переворот, а самый настоящий обман, подлежащий раскрытию. И не более. В действительности же, социализм не мог быть коммунизмом ни в каком отношении, а был, как на это указывал К. Маркс, «политическим переходным периодом, лежащим между капиталистическим и коммунистическим обществами, в котором первое превращается во второе». И этого преврашения история не отменяет, а только отбрасывает ошибочные мнения и амбициий, опустив людей на дно. И государство здесь подавляло и разлагало собственнические отношения как продукта капиталистического развития. Причем это отношение должно было разложиться на уровне индивидуального отношения, обнажившись после устранения товарных отношений. А разложения этого отношения естественно отражается как деградация человека, который уже становится разрушителем и все меньше приспосабливается к современной форме жизни.

Тем самым человек уже сам бессознательно бежит от этого мира, разрушив его, и пытается скрыться в деньгах, которые как раз его уводят от действительности, все более отчуждая людей друг от друга и общества. Практика показывает, что деньгами можно превращать людей в рабов и тем свернуть всю жизнь, и рассматривать это законным. Но этими же деньгами можно превращать людей и в людей и дать им человеческого сознания, которого не могло дать советское общество, обремененое своими противоречиями. Но если этот политический переходный период, лежащий между капитализмом и коммунизмом, в теории социализма был приписан самому социализму, то в этом нет вины К. Маркса. А социализм при более точном определении ничего другого и не означает, а потому он является именно социализмом, а не коммунизмом. Для рождения коммунизма нужно рождение нового человека, а не сказочное богатство. Это значит, что социализм мы должны понимать как историческую силу, призванную разложить капитализм и создавать условия для перехода человечества к высшей фазе коммунизма, только освободив человека и сложив его дух в самом настоящем выживании. И он должен был разрушиться как умирающий капитализм, и возродиться как становящееся будущее человеческое общество.

Именно таким образом в истории социализм выступает стыком между настоящим и будущим. А то, что социализм является первой фазой коммунизма, означает, что социализм как специфическая политическая организация деформирует капитализм и разлагает его и в итоге с необходимостью порождает элементы будущего и с их развитием сам отрицается как умирающий капитализм, с чем, в сущности, и связано болезненность его развития. И само собой разумеется, умирающее капиталистическое общество и люди как продукты этого общества не могли любить социализм как государственную империю, возникшую как неодолимая преграда на пути развития капиталистической системы. Ведь «муки родов» нового общества не бывают блаженными, и социализм не мог быть таким, поскольку именно здесь, а не в капиталистическом обществе, общество «беременно» коммунизмом и, породив его, само отрицается. Но тот факт, что социализм «беременно» коммунизмом и порождает его, отнюдь не означает, что социализм есть коммунизм. Вся ошибка состояла именно в этом. В действительности же он тем самым создает необходимые объективные и субъективные предпосылки будущего, разложив капитал и капиталистические общественные отношения.

Но ведь люди – не птенцы, вылупившиеся из скорлупы, а продукты общественного развития. А по сей причине они так же должны были изменяться в соответствии с изменениями общества и освобождаться от капиталистического содержания. Тем более никто даже и представить не мог, какое сознание породит распад социализма и его дальнейшее развитие «по Запалу». И мы сейчас переживаем именно такое неопределенное состояние. Разве мы знаем, кто мы такие и что нам надо и зачем вместо нас в великолепных дворцах и зданиях живут товары и зачем наши элементарные потребности нам обходятся столь дорого, а духовным в этом мире даже не остается места?

 Значит, если теперь социализм распался, то это говорит о том, что уже возникли и действуют силы, являющиеся результатом развития самого социализма и которые отнюдь не тождественны со структурами капитализма. И естественно, «капиталистические формы», понимаемые нами, так же должны быть оценены с этой позиции. Значит, социалистическое движение создало за семдесят лет своего существования мощные разрушительные силы и тем разрушил капитализм не только в постсоветском пространстве, но и подрубил корни капитализма во всем мире. И только этим он заслужил презрения собственников.

В этом смысле ориентация на Запад, который не содержит названных элементов, мистифицирует наше сознание и тем вводит в заблуждение, порождая иллюзию о бессмысленности социалистического развития. Эти элементы там складываются только вслед за социализмом и выражаются в становлении человеческого содержания общества, освобождающегося от капитала и принимающего  денежную форму личности – то, что мы рассматривали выше как владельца денег — разрушителя. Мы должны помнить, что советское общество, повернув экономику и культуру к обществу, создавало благосостояние каждого. Тем оно каждого сложило просто потребителем. А на Западе «потребительство» и тем более  «голое потребительство» от капитала еще не отделилось, как советское общество отделило людей от средств производства (основной капитал) и богатства как такового противопоставило людям, чтобы они его разграбили и уничтожили. А теперь средства производства просто расщеплены и попали в руки людей, и люди в силу этого разъединились.  Там капитал, еще объединяющий людей в общество, просто индивидуализируется, а у нас индивидуализируется человек, оказавшийся в полном одиночестве в силу названного разъединения общества. 

Это значит, что в капиталистическом мире человек отделяется от капитала. А у нас от капитала люди освободились через государство социалистическим движением и теперь  отделяются от общества, стоят вне общества и над обществом. Это не государство стоит над обществом, а люди друг над другом, захватившие общественное богатство, включая и государства. И это состояние хаоса будет упорядочено только новым объединением людей, в котором впервые сознательно обуздывается и устраняется власть денег над людьми как общественные силы. И теперь объективным движением люди, при помощи того же государства, отделяются от денег и тем остаются нищими в богатстве, привязанные к этим деньгам. И точно так же, как именно государство отделило людей от средств производства, теперь оно отделяет их от денег, превращаясь в единственного владельца денег. Сейчас мы видим государстваименно в этой роли. И другим оно быть не может. В чем здесь скрыты пороки человека, если мир разрушается? Ведь до сих пор подавляются амбиций людей, их стремления к их собственному благу, а к объединению, любви и дружбе, братству и солидарности им никто дорогу не закрывает, все наоборот. Деньги сами говорят, я вас обман, я ваша смерть и отбросьте меня и подумайте друг о друге. Я призвана вас уничтожать, сталкивая друг с другом, и я ваше проклятие.

На Западе общество еще имеет избыток и в состоянии сохранить себя. У нас, напротив, все разрушается, свернув производство. Так, посмотрите на наше общество, каким оно стало сегодня после распада социализма и разъединения людей и разложения общества. У нас сложилась целая армия чиновников, стоящая над обществом, появились целые массы людей, занимающиеся просто «своим делом» и так красиво называемые малым и средним предпринимательством; образовались и беспрерывно растут армия безработных и контингенты людей, называемых бомжами. Распад общества беспрерывно растет, и система безудержно разлагается.  И мы это называем переходом к западной рыночной экономике?  Дожили. 
Следует иметь в виду, что капитал образует основу общества. Но парадокс состоит в том, что только освободившись от капитала, человек освобождается от старого общества и тем выходит из него и противостоит ему как индивид. А то, что я имею свой индивидуальный капитал и занимаюсь своим делом, это просто сказки людей, иллюзия, о которых я рассказал. Многие из тех людей, кого я знаю лично, сегодня ворочают миллионами. Но не они определяют прогресс. В советском обществе людей отделили от средств производства и тем, в конце концов, отделили и от общества, тем самым предоставив каждого себе. Человеку стоит, например, остаться безработным, и он тут же теряет все связи с обществом. Ведь не каждый же способен выживать путем «самозанятости» и жить собственными усилиями. В этом нет никакого смысла, если общество достигло высего развития. Если в одном только Казахстане число «самозанятых» уже превысило трех миллионов, то это говорит о масштабах того зыбкого положения, в котором люди оказались, сами того не желая. И никто из этих людей даже понятия не имеет, почему так с ними играет судьба, в то время как общество именно как общество этих людей могло бы организовать и заботиться о них. В конце концов, для чего же общество достигло такого высокого уровня развития? И почему оно именно в этот момент бросило большинство людей на произвол судьбы? И эти вопросы будут возникать в людях, пока они живы. И если в обществе все идет вниз, то вниз пойдет все и в человеке. 


© Copyright: Жарасбек Коргамбаев, 20 апреля 2017

Регистрационный номер № 000232753

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий