Эссе и статьи

Избавь меня от темноты Глава 4

Добавлено: 10 августа 2014; Автор произведения:Юлия Пуляк 371 просмотр


Кензи поморщилась от протяжного гудка. Этот отвратительный визг, чуть ли не вывернул ее уши. Она вскочила с дивана, бросив взгляд на часы, что висели над телевизором.
Черт, два часа дня. Это я так мило прилегла поваляться, а в итоге продрыхла полдня? Подойдя к окну, Кензи увидела ярко-малиновую хонду Фэнни. Эта гадюка так и не собиралась убирать руку с гудка, продолжая выкуривать Кензи из дома. Окей-окей. Пригладив волосы рукой, и подправив одежду, она накинула кожаную куртку и вышла за дверь.
Опля. Кроме Фэнни, в машине еще сидело двое парней. Футболисты из «Молнии» – Глен и Фьюз. Оба симпатичные и высокие, как Рэнди. Черт, теперь я всех буду сравнивать с ним.
Кензи подошла к машине.
— Где ты ходишь? – Тут же накинулась на нее Фэнни. – Я тебе пять раз звонила на сотовый. – На тот, который погиб храброй смертью воина? – Решила, что до тебя не дозвонишься и приехала так. – А разве, мы так и не договаривались? И вообще, мы не договаривались, что она притащит с собой друзей Рэнди. – Господи, что на тебе надето? А что с лицом? – Ну, помялась немного, подумаешь.
— И тебе привет. – Сморщилась Кензи.
— Ладно, забирайся.
Впереди, рядом с Фэнни сидел Фьюз. Так что придется сидеть на одной стороне с Гленом. Я не то, чтобы ему не нравилась. Скорее, он относился ко мне равнодушно. Не холодно, не жарко.
— Поехали в кафе, поедим. – Фэнни медленно тронулась с места.
— Я думала, ты уже поела.
Подружка оглянулась через плечо и улыбнулась.
— Решила, что сделаем это всей дружной компанией.
Пока они неспешно двигались по улицам Дримворда, Фэнни болтала с Фьюзом о ерунде, касаясь своего амплуа в качестве модели на подиуме, где-нибудь в Нью-Йорке или Лос-Анджелесе. М-да, Рэнди тоже мечтал туда поехать. И почему я не удивлена, что он выбрал именно эти города? Может, он хотел крутить со мной здесь, а наслаждаться там с Фэнни? Очень удобно и никому не обидно. Я же не узнала бы об этом. А спрашивать с подруги, это равносильно тому, вытянуть из нее тайну.
— Так кто был этот мужик? – Спросил Кензи, Глен, не смотря на нее. Он и Рэнди были лучшими друзьями и игроками «Молнии».
Кензи бросила на парня взгляд.
— Я не знаю.
— Но ты видела, что произошло с Рэнди. – Согласно сказал он, переведя взгляд на девушку. Карие глаза прищурились, точно он подозревал ее в чем-то. Ох, пора бы уже привыкнуть, что все считают меня виноватой. Будь я мертвой, все бы сочувствовали. А так как я осталась жива… чудо, али нет, но виновника надо найти. И пока что, им остаюсь я.   
— Я видела, как его увозят и попыталась предотвратить похищение Рэнди. Но, я не такая сильная, чтобы противостоять маньяку.
— Так он маньяк? – Спросил Фьюз, видимо уставший слушать треп Фэнни.
— А мы не можем поговорить о чем-нибудь хорошем? – Встряла Фэнни. – Глен, лучше поговори с ЛитКен о футболе.
— Она все равно не поймет. – Отмахнулся Глен, хмыкнув. 211
Конечно. У меня нет способностей к спорту. Я вообще, полный ноль в каком-либо спорте, кроме канатолазанья, разве что ли. Но природа все же постаралась сделать мою фигуру, точно я отдала пол жизни за него.
— Ну, не мусолить же смерть Рэнди. Пожалей ЛитКен. Ей и так досталось.
— Что-то не заметно. – Буркнул Глен. Черт. Хреновый поворот. Парень считает не только меня виноватой… он думает, как будто я заодно с убийцей. Вот подарочек, черт подери.
Кензи деликатно кашлянула, отвернувшись. Теперь, я думаю, было бы лучшей идеей, остаться дома.
Добравшись до кафе, Фэнни первым делом, потащила Кензи в туалет, наказав парням, занять столик и заказать попить. Пока подруга облегчалась, Кензи стояла у зеркала, методично намыливая руки.
— Как тебе Глен? – Отозвался голос Фэнни из кабинки.
— Я ему не нравлюсь. То есть, не то, чтобы я была в его вкусе…
— … ты в его вкусе. В его вкусе все девушки, у которых есть грудь и попа. – Фэнни вышла из кабинки. – А у тебя есть и то, и другое. Только малость надо придать соблазна.
— Я не собираюсь соблазнять Глена. У него сейчас, другое на уме.
— Ты. – Фэнни пожала плечами, тщательно намыливая руки. – Улыбнись ему. Сострой милую мордашку и все будет окей. Ты, не веришь мне? Не веришь специалисту в делах любовных?
— Конечно, я тебе верю. Только я… не думаю, что сейчас это уместно.
— Уместно.
Парни заняли столик у окна, у входа. В это время, в кафе обычно нет народа. Но к вечеру, хоть на потолке сиди, не продохнуть.
Я пыталась понять, почему Фэнни так отчаянно желает, чтобы я закрутила роман с Гленом? Для того, чтобы расслабиться или облегчить трагедию самого Глена? И если следовать ее плану, то это выглядело бы не справедливо по отношению к Рэнди. Только вчера я потеряла его, а сегодня будут встречаться с другим. Это было нормой, если бы встречались и просто расстались. Но сейчас…
— Ты считаешь Глена симпатичным? – Шепнула Фэнни, направляясь к столику.
— Ну, да. Он симпатичный. – Вот тут ее план и пошел полным ходом. Не предупреждая, она толкнула Кензи, прямо в объятия Глена. Хорошо, что она приземлилась не на стол или не носом парню на колени. Но критичность ситуации все же присутствовала. Их лица были всего в дюйме друг от друга. Так близко, что Кензи чувствовала запах его фруктовой жвачки.
Фэнни и Фьюз захохотали.
— Не ушиблась? – Проговорил он, вглядываясь в глаза Кензи. Румянец смущения залил ее прежде, бледные щеки.
— Нет. Спасибо.
— Очень умно, Фэнни. – Буркнул Глен, помогая усесться девушке.
— Я старалась. – Улыбнулась подружка.
Черт, вот теперь я чувствую себя очень неловко. У Глена было вполне достаточно времени и близости, чтобы сосчитать все веснушки на моем носу.
— Фу, молочный коктейль? – Скривилась Фэнни, отодвигая стакан. – Я думала выпить джин-тоник.
— С утра пораньше? – Заметил Глен.
— Ты же за рулем. – Сказала Кензи, стараясь не натыкаться на парня взглядом. Щеки, чертовски горят. Кажется, у меня обострилась аллергия.
— Ханжи вы. Что будем есть? ЛитКен?
Кензи только открыла рот, как Фэнни остановила ее жестом и потянула за собой Фьюза.
— Мы сами закажем. – Парочка быстренько ретировалась из-за стола.
Так. Неловкости стало еще больше. Теперь он подумает, что я подговорила Фэнни сделать так. Или сам решит, что я на нем висну. Футболисты, нередко страдают заносчивостью. Того и глядишь, каждая девушка, которая посмотрит в их сторону, считается убежденной, восхищенной фанаткой красавцев-футболистов.
— О тебе много говорят. – Произнес Глен, медленно крутя стакан с молочным коктейлем.
Да, уж, удивил. В школе обо мне и то меньше говорили. Ну, за исключением – как ей удалось навязаться в подружки к Фэнни? Она же такая не модная, такая некрасивая! А у Фэнни и подружки должны быть первоклассными, как и она!
— Они думают… что ты заодно с ним. – Неуверенность так и сквозила в его тоне. Может, Глен не такой придурок, как другие?
— И поэтому я осталась жива, да? – Кензи повернула к нему лицо. – Я действительно пыталась остановить того мужчину.
— Но как тебе удалось от него сбежать? Он же был на машине? У него было оружие. Как?
— О, мистер детектив, может для начала зачитаете мне мои права? – Она поднялась из-за стола. – Скажи Фэнни, что я ушла домой. Спасибо, за коктейль.
Не то, чтобы она разозлилась на него… скорее, ее малость достало, что все считают ее соучастницей, а не просто пострадавшей от нападения убийцы. С другой стороны… Глена можно понять. Да и вообще, Дримворд настолько маленький и темный, что любой косяк, могут так разжевать, что в итоге, виноватым окажется тот, кто сутки проспал и ничего не знал. Тут принцип сарафанного радио. Миссис Визпун, надо первой на виселицу отправить, за ее длинный и неправильный язык.
— Эй! – Кензи невольно подпрыгнула и подняла глаза на семифутового шкафа в спортивной куртке с логотипом «Молния». Ах, и еще четверка подобных ему, окружили ее, пренебрежительно оглядывая Кензи с ног до головы, словно она была мусором, который заслуживал места на свалке. – Значит, это ты.
Кензи попятилась, натолкнувшись спиной на участника одного из команды. Тот пихнул ее от себя и засмеялся.
— Отвалите от меня. – Ощерилась она.
— А то – что? – Ухмыльнулся шкаф. – Позовешь своего дружка, чтобы он с нами разобрался, как с Рэнди? – Остальные заржали. – Только такой ублюдок как он, мог посмотреть на такую недалекую, как ты.
— Не смей ставить меня наравне с ним! – Зашипела Кензи и со всей силы, что у нее была, пнула шкафа в колено. Тот только ойкнул и рассмеялся.
— Силенок мало, сучка. – Глаза шкафа опасливо сверкнули и он двинулся на нее, сжимая и разжимая пальцы в кулаки. – Сейчас, я покажу тебе, что надо делать.
— Что за дела, Стив? – Рявкнул Глен. Все расступились, услышав его голос. Он шагнул вперед, встав с шкафом нос к носу. – Ну?
— Ничего особенного, Глен. – Улыбнулся Стив. – Мы мило разговариваем с девчонкой. Желаешь присоединится?
— Я желаю, чтобы ты и твои дружки, убрались отсюда. – Процедил Глен, сплюнув на землю.
— Не понял? – Подбоченился Стив, скрестив руки на груди.
— Кензи со мной.
Парни долго сверлили друг друга взглядом. А после Стив заржал во все горло.
— Понял. – Закивал он. – Ну, развлекайтесь. – Стив хлопнул Глена по плечу и вразвалочку, двинулся прочь. Остальные, смерили Кензи осуждающим взглядом и последовали за ним.
— Ты, как? – Глен проследил за парнями, что зашли в кафе.
— В норме.
— Идем. Я провожу тебя до дома. – Он коротко посмотрел на Кензи.
Черт. Теперь, у меня не будет спокойной жизни. Хорошо, что я успела закончить школу, до того, как это случилось. Но, все-таки придется уехать из города… а то меня тут сожрут с потрохами. Дьявол, а мне так нравился Дримворд.
— Чувствую себя рок-звездой с телохранителем. – Буркнула она, искоса поглядывая по сторонам. Люди, что торчали на улице, поглядывали на нее, что-то бормоча себе под нос. Хотя, Кензи была уверена – они обсуждают ее, смешивая с грязью. Жаль, не хотелось бы втягивать в это Глена. Ему еще играть в команде.
— Я не против. – Глен пожал плечами. – А ты смелая. Не испугалась врезать Стиву.
— Он…
— … я слышал. Не обращай на них внимания. Они придурки. Часто получали от тренера по голове, оттого и мозгов не хватает, чтобы полностью конкретизировать ситуацию.
Ого. Какие Глен знает слова. А то, я думала, что кроме как, пасуй и мяч в игре – он ничего не знает.
— Не стоит из-за меня терять своих друзей.
— Друзья не ведут себя, как скоты. Они всего лишь напарники по футболу.
Ладно. Пусть и напарники. Но если случится игра, они могут припомнить выходку и подставить Глена. Мало мне обвинений за смерть Рэнди. Еще к этому прибавиться и проигрыш команды.
Хм, интересно, что подразумевал Стив, когда Глен сказал ему, что я с ним? Он ведь не подумал, что я…
Кензи посмотрела на парня. Он шел, засунув руки в карманы спортивной куртки. Его сосредоточенный профиль был обращен прямо. Губы сжаты в одну нитку. На шее, чуть подрагивали вены.
Неразговорчивый Глен… тот, который ни разу не посмотрел на меня за весь учебный период… тот, кому я была равнодушна, да и вообще, мне иногда казалось, что он не долюбливает девушек, вдруг вступился за меня. Ну, да. Он просто посчитал правильным – отстоять мою честь. Только потому что я меньше и слабее его напарников по футболу. И только.
Кензи поднялась по лестнице, достав ключи.
— Спасибо, что проводил.
— Без проблем. Кстати, — Глен взъерошил шапку волос. – Раз уж нам не удалось перекусить в кафе… может, ты угостишь меня кофе?
Оу. Парень напрашивается ко мне в гости? Парень и я, одни дома? Это… черт, не об этом ли я всегда мечтала? О, да – нет. Это только кофе. О чем я думаю! Ничего особенного. Всего лишь небольшая плата за спасение моей задницы.
— Если, конечно, твои родители не против.
— Эм. Их нет дома.
— А сестра?
— Она в мастерской.
— Ну…
— … проходи. – Кензи толкнула дверь, пропуская Глена вперед.
Первое, что услышала она от парня это – вот это да!
— Обалдеть! – Глен стянул с себя куртку и повесил на напольную вешалку в форме елки. – Здесь все так, необычно.
Да, с этим не поспоришь. Мама умудрилась из обычных стен, сделать истинный шедевр. Кстати, говоря, творческая сущность моей матери проявляется не только на холстах, она отражается и в интерьере нашего дома. Она смогла собрать все бессвязное и не подходящее друг другу, в одно целое. Яркие краски перемешивались с более спокойными тонами. Грубая текстура стен и полов, выгодно подчеркивала остроту линий и в тоже время, оттеняя их природную мягкость. Короче говоря, в доме царит полный антипод обычной обстановке. К тому же на стенах висят картины матери, в деревянных и стеклянных рамках. На потолках, замысловатые люстры, в форме шаров, тюльпанов и сосулек. Господи, это не дом, это бред абстракциониста.
Кухне, немного повезло остаться в первоначальном виде. Правда, мама не удержалась, и разбавила скучность белых цветов, яркими пятнами. Издалека, кажется, что стены забрызгали вишневым сиропом и им дали высохнуть. Деревянный стол, с резными африканскими символами, в центре комнаты, напоминал гроб фараона. На углах, свисают кисточки с обилием разноцветных камушков. Стулья, из металлокерамики. Только, временами у меня подмерзает задница от холодного материала. Приходится, подкладывать себе подушку.
Кензи заправила кофеварку, пока Глен поражался творением Хелены. Она привалилась к холодильнику, на котором цеплялась куча магнитов и зарисовок, как ее матери, так и ее. Дар Хелены не оставил в стороне свою дочь.
— Ты ведь тоже рисуешь?
— Я? – Кензи отмахнулась. – Не так усиленно, как мама.
— У тебя классно получается.
— Откуда ты знаешь?
— Я как-то заходил в художественный класс. Видел там твои рисунки. Но они… не похожи на картины твоей матери.
Да, мама не особо любит придерживаться какого-то одного стиля. Ее можно смело назвать – альтернативным художником. Она рисует, когда душа требует выброса. А после, этот выброс, нам приходится расхваливать и вешать на стены. Бедный папа.  
— Как-то заходил? – Улыбнулась Кензи. – И зачем?
— А, — Глен ухмыльнулся. – Думаешь, если я футболист, то кроме этого, меня ничего не интересует? Глупышка. – Он направился в гостиную, разглядывая холсты Хелены. – Я знаю, ты участвовала в конкурсах и получила награды за первые места.
— Всего лишь пару раз. – Она прищурилась, последовав за ним. – Ты – что, следишь за мной?
— Я не следил, а интересовался. – Глен уставился на автопортрет Кензи. – Ты здесь… такая взрослая.
Кензи не рассказывала матери, что иногда торчит на крыше, иначе, та бы грохнулась в обморок. Но, в этот день, ее поймали с поличным. А вместо того, чтобы прочитать нотацию об опасности и прочих вытекающих, Хелена велела Кензи замереть. Она притащила из дома бумагу и грифели. Вот так, она и оказалась на стене, среди прочих картин – сидящая на краю крыши, с направленным взором в пустоту.
— Просто задумалась. – Она пожала плечами.
— А где твои работы?
— В моей комнате. – Ляпнула Кензи, правда после поняла, что сказала. Упс. Сейчас Глен захочет их посмотреть и поднимется к ней в комнату… увидит бардак, еще подумает, что я неряха. Хотя, перед тем, как вырубиться, я все же немного прибралась.
— Я должен их увидеть. Это же те, за которые ты получила награды, да?
— Может, для начала кофе? – Слабо запротестовала Кензи. Поздно. Глен уже бежал по лестнице на второй этаж.
Черт.
— Черт. – Выдохнул он, открыв рот. Картину, которую он сейчас рассматривал… только не испорченному взгляду возможно понять вложенный в нее смысл. Вообще, концепция картины заключалась в том, чтобы выразить «Созданный Мною Мир». Такова была тема конкурса. И Кензи на славу постаралась, чтобы показать людям, какой мир, она видит своими глазами. – Это… уф, вау.
Кензи улыбнулась. Пожалуй, это была самая человеческая похвала. Остальные… ну, слишком уж завуалировали свои ответы, половину из которых она так и не поняла.
— У этой картины забавная история. – Она откашлялась. – Моя сестра, как только на нее посмотрит, начинает меня ненавидеть.
— Почему?
— Ну, я использовала всю ее косметичку, чтобы создать картину.
Глен подошел ближе, и коснулся пальцем воздушных облаков, с россыпью блесток.
— Это… эм…
— … тени. Ну, — Кензи скрестила руки на груди. – Все оттенки цветной туши. Румяна. Тени для век. Губная помада. Блески. Даже лак для ногтей.
— В этом ты похожа на свою мать. Не любишь быть обычной. – Глен подмигнул ей, а Кензи вспыхнула румянцем. – А это твоя вторая работа. – Он прошелся пальцами по изгибам замысловатой конструкции, созданной из всяких канцелярских кнопок, скрепок и камушков. – Клево. А сейчас что-нибудь творишь?
Уже натворила, что весь Дримворд шепчется.
— Пока нет.
— А то, может, для меня что-нибудь этакое создашь? – Глен подошел к Кензи. Их тела отделяло всего несколько дюймов. Она задрала голову вверх, чтобы встретиться с ним взглядом.
— А вдруг тебе не понравится то, что я сделаю?
— Мне все понравится. – Пророкотал он.
Ой. Так отвечают либо сумасшедшие, либо совратители.
— Ты нравилась Рэнди. – Когда Глен коснулся ее щеки пальцем, мягко поглаживая ее, Кензи сглотнула. Мне кажется, или температура в комнате резко подскочила? – Мне ты тоже нравишься.
— Кажется, кофе сварилось. – Пролепетала она, понимая, что сказала глупость, когда надо приготовится к тому, что задумал этот красавец-футболист.
Глен сделал еще шаг, и теперь их тела тесно прижимались друг к другу. Он медленно наклонялся к ней, а Кензи облизала губы, прикрыв глаза.
Неужели, это случится? Наконец-то. Господи, наконец-то меня поцелует красивый парень. Пусть не Рэнди, а Глен. Но от этого ничуть не хуже…
— Кенз! – Крикнула Рэйчел, ввалившись в комнату. Она ойкнула, переводя взгляд с Глена, который улыбнулся ей, на зажмурившуюся младшую сестренку. Кензи выдохнула, опустившись на пятки. Она открыла рот, чтобы ополчиться на Рэйчел. Такой момент, и все запороть, ее внезапным появлением. Черт, в следующий раз, запру дверь на замок, чтобы не мешали. – Извини. Привет, Глен.
— Привет, Рэйчел. Как дела?
— Нормально. Кенз, ты не знаешь, где моя записная книжка?
Кензи смерила сестру уничтожающим взглядом.
— Наверное, в твоей комнате, раз это твоя записная книжка. – Процедила она. Рэйчел вопросительно посмотрела на нее.
— Ладно. – Она скрылась за дверью, на последок хихикнув.
— Ммм… мне тоже пора. Надо к отцу в мастерскую. Проводишь?  
О, нет. Ты же не собираешься оставить меня без поцелуя? Так нечестно.
Кензи вздохнула. И почему, стоит одному спугнуть парня, так он не решается повторить попытку?
Уже у двери, Глен обернулся к ней.
— Я позвоню тебе. Можно? – Он провел большим пальцем по контуру ее губ.
Оооо… боже, смилуйся надо мной!
— Мой сотовый сломался.
— Тогда, я позвоню на домашний. – Глен улыбнулся так порочно, что у Кензи запрыгало сердце в груди, а органы застонали.
Она закусила губу. Черт, ну, как ему показать, что я хочу свой поцелуй? Ну, не буду же я на него прыгать и целовать. Еще решит, что я рехнулась или оголодала от нехватки мужского внимания. Лишний раз давать повод парню, что я нуждаюсь в нем, может только усугубить дальнейшие отношения. М-да, я уже думаю о наших отношениях? Да, когда-то я думала об отношениях с Рэнди, и он умер. Может, не стоит думать о том же с Гленом? По крайней мере, он будет в безопасности.
— Увидимся.


© Copyright: Юлия Пуляк, 10 августа 2014

Регистрационный номер № 000097054

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий