Эссе и статьи

КОЛЕЧКО Часть 1-я

Добавлено: 3 октября 2019; Автор произведения:Игорь Носков 202 просмотра


«Истинно несчастен человек лишь тогда, когда
он чувствует за собой вину и упрекает себя в ней»
Ж. Лабрюйер, французский писатель (1645 – 1696)
 
     Только, когда за окном наступил вечер, и в кабинете стало темно, следователь по особо важным делам Исидор Кириллович оторвался от изучения уголовного дела, поступившего из органа дознания. Дело возбуждено по факту убийства молодой женщины, труп которой был обнаружен на знаменитой горе Митридат, возвышающейся над приморским тихим городком, протянувшимся на многие километры вдоль пролива, соединяющего Чёрное и Азовское моря. По делу был установлен подозреваемый в совершении особо тяжкого преступления, муж убитой. Дознаватели с санкции прокурора избрали ему меру пресечения в виде содержания под стражей, хотя он при допросе вины своей не признал. Основанием для его ареста послужили обнаруженные на его брюках, на глаз неразличимые, следы крови. Подозреваемый Еремей утверждал, что ночь, когда была убита его жена Марта, он провёл в частном доме его родителей, уехавших на отдых в санаторий. Ему приходилось каждый вечер относить в их дом еду сторожевой собаке и двум котам, оставшимся без присмотра. Так как дом находился на окраине города, то ему не всегда хотелось поздно ночью возвращаться к себе домой. Предупредив жену по телефону, Еремей оставался ночевать в доме родителей и оттуда утром ехать на работу.
     То, что во время убийства жены он находился далеко от места совершения преступления, в доме родителей, никто не мог подтвердить, так как их соседи не видели, как он входил в дом и уходил.  При допросе Еремей заявил, что жена в тот вечер ему напомнила о кормёжке голодных животных, и убедила, что из-за позднего времени домой нет смыслв возвращаться, чтобы не тратить время на дорогу в оба конца, а лучше больше поспать перед работой. Как могли на брюках оказаться следы крови жены, Еремей не смог не только объяснить, но даже предположить.
     Судебно-медицинская экспертиза дала заключение, что смерть Марты наступила от сильного сдавливания горла руками, отчего наступило удушье.  Но перед этим ей был нанесен удар в живот предметом, похожим на заточку, которой обычно пользуются бывалые зэки. Рана была проникающей, но не смертельной.
     С Марты были сняты золотые серёжки и колечко, украшенных листочками с феонитом, искусственным камнем, по блеску похожим на бриллиант.  Несколько лет назад Еремей их подарил Марте на день рождения. Перед сном она снимала серёжки, чтобы не мешали спать. Колечко для неё служило обручальным кольцом. Оперативники, задержавшие Еремея, утверждали, что он снял с убитой жены золотые изделия и где-то спрятал или выбросил, чтобы имитировать её ограбление, направив следствие по ложному следу.
     При вскрытии трупа Марты были сделаны срезы ногтей пальцев рук для обнаружения частиц эпителия и крови. Исследованные частицы кожи и крови показали, что они принадлежат мужчине, но не совпадают с группой крови Еремея. Это обстоятельство особенно насторожило Исидора Кирилловича, имевшему за плечами большой опыт работы по расследованию сложных уголовных дел. Можно было быть уверенным, что Марта перед смертью защищалась, потому под ногтями оказались следы от борьбы. Скорее всего, как бывает в подобных случаях, она царапала напавшего на него человека. Но почему обнаруженные следы крови не совпадают с кровью Еремея?  В то же время, перед помещением в КПЗ (камера предварительного заключения) он был осмотрен медсестрой, которая никаких повреждений на его теле не обнаружила.
     Исидор Кириллович включил настольную лампу и при её свете заварил крепкий кофе.  Осторожно попивая горячий кофе, он стал анализировать прочитанные процессуальные документы, находящиеся в деле. Невольно возникала мысль, того ли человека арестовали за подозрение в убийстве жены. Он ещё раз прочел протокол осмотра места преступления и акт вскрытия трупа Марты.  При повторном чтении акта судебного медика обратил внимание на пару строчек, в которых экспертом было указано на порез безымянного пальца левой руки с едва заметным на нём следа йода. Надо будет по этому поводу допросить Еремея, сделал пометку в плане следственных действий Исидор Кириллович. Может быть он расскажет о причинах появления короткой, но глубокой ранки на пальце жены. В протокол осмотра места преступления было указано обнаружение в метре от трупа скомканного железнодорожного билета, а в трёх метрах — носовой платок. На билете и носовом платке были хорошо видны пятна крови. Оперативники постарались срочно провести исследование важных вещественных доказательств. Группа крови, обнаруженной на изъятых предметах совпадала с группой крови Еремея, свидетельствовало против него.
     Исидор Кириллович вынул из целлофанового пакетика железнодорожный билет, осторожно разгладил и стал изучать все его реквизиты. Билет в купейный вагон был выдан железнодорожной кассой в Курске на поезд, шедший в Крым из Москвы. В город поезд пришёл утром того дня, когда ночью была убита Марта. Появилась ещё одна загадка: кому мог принадлежать запачканный кровью билет. Неужели на горе, кроме Марты и Еремея, был ещё один человек? «Это нужно, как можно быстрее проверить,» -решил Исидор Кириллович, направившись к начальнику уголовного розыска Лукьяну Максимовичу, предварительно узнав по телефону, что тот находится в своём кабинете. Они были одногодками. После окончания юридического факультета одновременно пришли работать в милицию. Лукьян вырос до начальника отдела уголовного розыска, а Исидор много лет работает старшим следователем, и на все предложения о продвижении по службе отвечает категорическим отказом. Он не представляет себя, оторванным от расследования уголовных дел.
     Войдя в кабинет Лукьяна, Исидор пожал ему руку, хотя они днём виделись несколько раз, и сев с ним рядом, положил на стол железнодорожный билет. «Лука, — жёстко проговорил Исидор,- кровь из носа, а мне нужен человек, который приехал в наш город, место которого указано в билете. Не найдёте этого пассажира, я выпущу из-под стражи Еремея, которого вы считаете убийцей своей жены, и прекращу в отношении его уголовное преследование. Преступление окажется нераскрытым. Вам придётся землю рыть, продолжая искать убийцу. Я интуитивно чувствую, что житель Курска, дай Бог, чтобы он им оказался, а не другого города, прольёт свет на убийство. Уверен почти на сто процентов, что он каким-то боком связан с этим преступлением. Мне нужно срочно его допросить до предъявления обвинения Еремею. Ты, как юрист, знаешь, что я обязан в течение десяти дней с момента избрания подозреваемому меры пресечения, предъявить обвинение. У меня до окончания этого срока осталось семь дней. Ты понимаешь, что напрасно, по мелочам, я не стал бы тебя просить о помощи.» Пока Исидор излагал свою просьбу, Лука спешно собирал в «дипломат» необходимые документы. «Я мчусь домой, а утром сам выеду поездом, идущим на Москву, чтобы добраться до Курска, где у меня в милиции работают друзья, бывшие однокашники, которые мне во всём помогут.  Если тот пассажир проживает в Курске, я тебе его привезу целым и невредимым,»- заверил старого друга Лука. «Как же опера легки на подъём, подумал Исидор Кириллович, возвращаясь в свой кабинет. Меня надо бить палкой, чтобы погнать в командировку, оторвав от удобного кресла.» Открывая кабинет, слышал, как беспрерывно звонит телефон. Жена, Марфа Корнеевна, интересовалась, будет ли безумный трудоголик ночевать дома. Она давно привыкла к позднему возвращению мужа домой и к отлучкам на пару суток, когда он оставался спать в кабинете на столе, разложив на нём милицейскую шинель, а вместо подушки — толстенный словарь русских слов. До окончания юрфака университета Исидор учился в оперативной школе милиции Одессы, где познакомился со своей будущей женой. Марфа Корнеевна  с молодости, не по наслышке, знала о тяжёлых буднях милицейской жизни, и потому делала всё возможное, чтобы её облегчить любимому мужу. Всегда интересовалась, успешно ли продвигается расследование по сложным делам и о причинах его задумчивости, когда он отказывался от вечерней еды, не ложился спать, а о чёт-то думая, долго находился на балконе, нещадно дымя сигаретами. За годы совместного проживания она многое узнала из юриспруденции и о том, как бывает трудно раскрыть запутанное преступление.
     Исидор Кириллович и сегодня, выйдя на балкон, чтобы покурить перед сном, мысленно набрасывал план допроса Еремея, которого собирался подробно допросить утром.
Продолжение следует
 
 
 
                                
 
 


© Copyright: Игорь Носков, 3 октября 2019

Регистрационный номер № 000278949

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий