Юмористическая проза

Почти как у Руслана и Людмилы №38

Добавлено: 17 мая 2018; Автор произведения:Арон Аронович 966 просмотров
Скачать песню



 
 
глава №  38
 
 
 
 
— Отец!
Перед Акбая матерю, "стяжает" на коленях сама  Людмила, — Я не хочу к нему больше возвращаться.  Я ушла из дома!
                  Молила Людмила к матери  Акбая. Глаза слёзой переливаются.
А слёзы капают Людмилы, на " ламинат — пласт — супер — пол", желтого окраса,  — Можно у вас я  поживу?
 
                                             Акбая мать прижала Людмилу, как дочь свою к себе, — Конечно Людочка. Поглаживая Люду  по лысой голове,  и от лопаты свежий шрам. В порезах и крови.
                                                  В уме Акбая мать ликовала, — Исполнились мои "мечты"!  Задуманный ещё, как перспектива сыну.
                              Когда " сыну" во втором классе. В Людмилы в класс я перевела, с другого класса! — Сообща  мы сына моего Акбая. Кивнула на привязное "тело",  — Таблетки будем мы ему давать. Чтоб на ноги скорее "встал". И поженю я вас  тогда. Ему, тебе. Давно свою судьбу нужно связать!
                              Людмила посмотрела на привязанное тело, — Мне все ровно.
Акбай, видя это и слышав  их диалог, стал сильно  кричать и вырываться, из " три — ноги — оков",
        —  Отвяжите меня! Вы кто такие???
 Мать Акбая подняла упавший веник, и отдала Людмиле.
— Ты дометай мой дом.  И в том углу сними паутину.  Стала удаляться мать Акбая, — А я сделаю сыне, успокаивающий укол. Что врач в больнице ему "прописав" и отдал!
 
— По какому праву вы забираете больного? Спросил дежурный врач у матери Акбая. Когда мать забирала утром  "сыну" из больнице.
— Ты что? Оттолкнула "от — качалке" дежурного врача, — Мой сын должен быть сейчас дома.  К нам его невеста прейдет! На громком баритоне прокричала ему" мать", —  Что хочу, то — делаю он мой. Взяла за (грудки — белый халат)" "мамаша", — Ты мне всё хочешь испортить? Ты мою кровь пьёшь! что ли?
Ребята! Обратилась мать Акбая, к двум санитарам, что привела на помощь, с приёмного — покоя, первого этажа, — Плачу тройной таксу! Хватайте " сыну" моего.
— Тройной тариф? Отталкивали санитары, " упёртого" врача,  — Это хорошо!
 
 А ты? Ближе к себе подтянула щуплого дежурного врача, — Давай для сына моего успокоительное, таблетки и уколы там! Рукою как бы воздух порубала мать, —  Он домой переезжает лечиться! Принюхалась к дежурному врачу, мать Акбая, — Ты, что пил на рабочем месте?
— Да нет! Стал оправдываться дежурный врач, — Просто у меня день рождения сегодня. А тут сегодня, поставили на  дежурство.
— Ну ладно отпустила "мать". Положив руку" на — белый халат ", — Пошли " ошибка", и мне нальёшь. Прижала мать Акбая  дежурного врача.
 Сыну "укатили ", домой...
 
                                                     Владимир выбрит и женой ухожен, в форме. 
Узнав всё у жены своей.  Потом звонил к "своему" куратору " по — выше",   (НА) град столицу.  
И вспомнив исповедь Руслана, в "псих — городке".
                                          Ратмир с Варламов, помогли пробраться в палату Руслана. Где  был привязан к кровати сам Руслан.
               Молились оба по — дороге, что их подставил Абрикоскин, наняв кого-то из " своих", — Собачку вашу мы не — привязывали к моему " комарику". Взывал Владимира Варлам.
— Да скорее Абрикоскин. Добавил Ратмир, — Ему нужнее. Он такой! Тут мы его историю болезни случайно разыскали. Он тут лечился много лет " острейший синдром, мерзота — abomination ", диагноз у него.
— Да! Добавил Варлам, — Он без яиц.
Владимир, с удивлением посмотрел Варламу в глаза, — Как?
— Их удалили в детстве. Продолжал Варлам, — Он отморозил их.
— Чтобы "такое" больше не размножалось. Добавил Ратмир, — Его привезли из детского дома сюда. Помолчал, добавил, -  Когда он здесь подрос,  бежал, от сюда.
— Хорошо! Спокойно перевёл дыхание Владимир, — Верю, "скоротайте" сейчас меня к Руслану.
— Пойдёмте. Воззрел  Варлам, — Пока   все больные и санитары,  на обеде.
                                                        — Я сыном, тебя своим считал! Говорил Владимир, возле кровати не отвязывая Руслана, — А ты?
   Варлам и Ратмир " стрекозили" рядом за дверью. Чтобы некто не увидел Владимира.
  — Отец, Великий мой кормилиц! Руслан через снотворное,  во — сне исповедовался, — Тебя предал я, деньги у Людмилы. Она мне с кем-то изменила! Нашел презерватив в её квартире. Неоткрытая глаз исповедовался  Руслан, — Она послала меня "на". А я люблю её ещё так безумно.
                                              — Лечись пока, здесь сам Руслан. Даже похлопал  спящего Руслана Владимир по голове, — Мне нужно отсюда сегодня бежать. А вещи твои. Что лежат на табуретке, пижама в "гадкую" незабудку, и не понятные штаны, — Я у тебя "замету", мне они сейчас нужнее, чем тебе. Взял с табурета вещи, и переоделся Владимир,- Вылечат, вернешься, разберёмся.
                       Оглядел Владимир пустую палату, — Здесь видеокамеры везде натыканы! В твоем, не узнают меня.  На моей. Облачался в одежды Руслана Владимир, и говорил, — Мне надпись  накатали на спине" ОСОБО НЕ БЕСПЕЧНый"... 


© Copyright: Арон Аронович, 17 мая 2018

Регистрационный номер № 000263263

Поделиться с друзьями:

Заветное «Дахусим»!
Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий